sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня воскресенье
22 октября 2017 года


  Главная страница

Русский марш и моська из подворотни

По мостовой бежит собака,
За ней – Буренин, тих и мил.
Городовой, смотри, однако,
Чтоб он ее не укусил!

Эпиграмма XIX в.

Наше время предъявляет русским лидерам требование: отбросить все личное, все амбиции, прекратить все раздоры ради нашего национального единства. Часто бывая в регионах, я постоянно слышу от простых русских людей: когда у вас там в Москве все перестанут свариться и объединятся?

Сам я всячески стараюсь следовать этому императиву: агитирую за общий Русский Марш и вообще сижу тихо, «не шалю, никого не трогаю, починяю примус». Пишу книжки, выступаю. Но ежели на меня нападают, тут уж не обессудьте…

Недавно гласности были преданы воспоминания и размышления «Русский марш 2005 – 2013 гг.» Андрея Савельева (http://www.velikoross.ru/article/show/?id=397; http://www.velikoross.ru/article/show/?id=398), из которых мы с любопытством узнали, какие все ветераны Русского движения дураки и сволочи и какой сам Савельев ум, честь и совесть нашей эпохи. Автору этих строк досталось больше всех, я даже стал героем целой главки «Образец подлости». Читая, я посмеивался, уж больно вся ситуация напомнила мне любимую с детства басню дедушки Крылова «Слон и Моська».

Поначалу я, как Слону и положено, хотел пройти молча мимо заносчивой и брехливой особы. Но потом подумал, что, не обращая внимания на личные оценки (каждый имеет право судить в меру своего тупоумия), стоит показать читателю яркие примеры простого савельевского вранья и наветов. Поскольку они в полной мере дают представление о творческой лаборатории Андрея Николаевича, а это полезно знать всем, кто еще относится к нему с каким-то доверием и пиететом. Господь смиряет гордых, и я тут лишь скромное орудие, реализующее эту высокую и благую цель Провидения.

Продолжение...
 

Великолепный проект «Русские встречи» в Перми

Коллеги! Друзья!

Считаю важным и необходимым поделиться со всеми замечательным проектом, который осуществлен нашими единомышленниками в Перми. Я сам принимал в нем посильное участие и могу свидетельствовать: проект очень успешный, работающий на нашу конечную Победу.

Считаю, что аналогичные проекты можно и нужно развивать везде, где только позволят возможности.

Желаю успехов!

С уважением, Севастьянов А. Н.

Продолжение...
 

«Входящие, оставьте упованья!..» Итоговое письмо о русских мусульманах Вадиму Сидорову

Итоговое письмо о русских мусульманах Вадиму Сидорову (Харуну ар-Руси)
 

Боюсь, наша переписка уже утомила читателей, которым вряд ли так уж интересно препирательство по вероисповедным основаниям.

Но трудно остановиться. Мне давно хотелось поговорить о серьезном (пора, ведь через полгода мне уже шестьдесят), да все как-то повода не было. Да и не с кем, особо, поговорить-то.

Вот, понадеялся на Вас, да вижу, что напрасно, не готовы Вы пока что. Ведь своего интереса в таком разговоре у Вас, как я понял, нет, мотивы переписки иные. Однако, так или иначе, а итог разговору пора подводить.

 

1. Вы пишете: «Дискуссию я продолжаю исключительно потому, что вижу в этом пользу для религии, и прекращу со своей стороны тогда, когда перестану ее видеть, как бы это ни смотрелось со стороны».

Такой мотив – «польза для религии» – указывает как минимум на два обстоятельства:

1) Вы полагаете, что у религии может быть своя польза и что Вы знаете, в чем она заключена. Но разве это может быть так? Ведь Бог, как метко замечено не нами, поругаем не бывает. А религия не обладает, в отличие от Него, субъектностью и никакой «своей пользы» (как и «своего вреда») иметь, конечно, не может – ведь не считать же за таковую механический прирост числа верующих. Это во-первых. А во-вторых, я не думаю, что человеку ведомы пути Бога и что он может точно знать, что пойдет на пользу религии, а что нет. Вот, христиане когда-то считали, что эта польза – в крестовых походах, в  инквизиции, в иезуитском ордене и т. д., а что вышло?

2) Вы открыто и ясно признаетесь в своей ангажированности религией, конкретно –исламом. Вы руководствуетесь в своем поведении не личными побуждениями, к примеру, поиском истины, и не интересами нации (то и другое было бы естественно). Но нет, Вы выступаете как олицетворение стандартной социальной роли – воин ислама, ведущий свой персональный джихад. Персонаж известен до тривиальности, сценарий тоже.

Опасная, кстати, позиция: «Сильный воин падет от меча», – как заметил Лао Цзы.

 
Продолжение...
 

Полюбил либерал националиста…

…И в мерзостной игре
Жида с лягушкою венчают.
А. С. Пушкин

Историческая передышка, переживаемая сегодня Россией после бурных и трагических перемен в нашей стране и перед роковыми и катастрофическими событиями, надвигающимися на весь мир, обозначает не что иное как переходный период от одного вполне определенного общественного проекта (устройства) – к другому.

Причем вполне понятно, с чем мы расстались: советский строй, коммунистическая парадигма и перспектива, развитой социализм (в иной трактовке – социал-феодализм). Это все разрушено, развенчано и не имеет шанса на восстановление.

Гораздо менее понятно, что – какое общество – нас ожидает. Разрушительным для прежнего строя тараном послужила либерально-демократическая идея, легшая в основу преобразований («реформ») и обусловившая важнейшие опоры нового строя в экономике. Однако судьба данной идеи настолько очевидно под вопросом, что многие ее адепты открыто говорят о крахе либерального проекта и о том, что он не имеет будущего в России.

 
Продолжение...
 

Без ширм и шор мусульманских и иных: Ответ Вадиму Сидорову

Дорогой Вадим!

Я, наверное, должен принести Вам извинения за то, что воспользовался личным знакомством и привел Вас в качестве примера в статье, посвященной давно волнующей меня проблеме. Согласитесь однако, что если бы Вы были серенькой мышкой, тихонько исповедующей ислам в своей норке, Вы не стали бы героем моего текста. Но вы фигура яркая, харизматичная, с активной жизненной позицией и к тому же не чуждая поползновений прозелитических, так что я подумал, что не обижу Вас, использовав Вашу биографию как аргумент. Простите, если ошибся в этом.

Я, конечно, предполагал, что Вы ответите, но не ожидал, что при этом в ход пойдут аргументы вероисповедные, в принципе не подлежащие верификации (в мире живых, во всяком случае). Ну, ведь нас, теоретиков, хлебом не корми – дай порассуждать на отвлеченные темы, так что я попробую поддержать дискуссию в меру своих силенок.

1. Я выразил предположение, что к выбору ислама Вас склонило, в частности, воспоминание о той силе, которая, в обличье его приверженцев, проявилась в 1990 г. в Баку. Молодым свойственно тянуться к силе, вот Вы и потянулись. И не только Вы. Это моя гипотеза.

Продолжение...
 

О русских мусульманах

Александр Севастьянов

В последние пятнадцать лет в России распространяется такое явление, как русские мусульмане. Я знаком с ним не по наслышке. Один из моих бывших учеников-соратников, Вадим Сидоров, захотевший в свое время «отвязаться» и жить своим умом (для этого у него, признаю, были все данные), остался без моего присмотра, попал затем под влияние Гейдара Джемаля и стал одним из руководителей НОРМа (Национальной организации русских мусульман) Харуном Ар-Руси. Я скорблю об этом, но хорошо, как мне кажется, понимаю мотивы, приведшие его к такому противоестественному и вместе с тем закономерному выбору. Моя личная оценка происходящего такова.

Эти мотивы кроются, конечно же, не в мнимых вероисповедных преимуществах ислама, а в противоестественном же положении, когда православное большинство русских впервые в истории оказалось несостоятельным в столкновении с мусульманским меньшинством в России, потерпело поражение. Что выразилось как в итогах чеченской войны и бегстве русских из мусульманских республик бывшего СССР, так и в массированной экспансии этнических мусульман в русские области. Это во-первых.

Во-вторых, совершенно аналогичным образом дело обстоит повсеместно во всем мире, где белые христианские народы пасуют перед экспансией исламистов.

Продолжение...
 

Расскажу тебе теперь кое-что секретное…

Мысли по поводу вновь найденного оригинального письма из Рима русского художника А. А. Иванова

1 (Вначале следуют фотографии письма с обеих сторон. На каждом снимке знак копирайта: М. А. Кастальская, А. Н. Севастьянов)

* * *

Друг мой Петр!

Князь Трубецкой2 едет курьером в Петербург с известием о выборе папы3. Радуюсь случаю послать к тебе письмо безденежно. Расскажу тебе теперь кое-что секретное на пр[имер] внутреннее состояние художников русских здесь, что для тебя должно быть интересно и ежели не теперь то в последствии. Между тем как вместе с сим узнаешь и мое настоящее положение, чего в почтовых письмах отсюда усумнился бы сказать4. Деньги и самолюбие неограниченное есть как бы общие их идолы однакож не всех. Карл Брюлло5 сыскал величайшие милости посланника6 подлостью, дарованиями и проницательным расчетливым умом, готов убить родителей своих еслиб они ему возпрепятствовали в честолюбивых его намерениях. Это масонское правило7 меня устрашает. Князь заступается за его во всех случаях, не разбирая, не входя в справедливость дела. Его мнение есть закон (в художеств. смысле) и если я что либо зделаю, то он же будет судить. Можешь себе представить, какого я приговора жду от раздраженного моим приездом соперника. Между тем рекомендация князя в Петербурге много значит, хотя это вовсе не справедливо в строгом смысле; разсуди сам; должен ли или может ли министр быть судьей художника? Карл Брюлло является нам всем русским пенсионерам как бы каким-то властелином, и судит и рядит обо всем решительно самым резким образом. Ефимов8, обруганный в глаза им по приезде своем, держит усердно его сторону, оправдывает его злодейские поступки (Знаешь ли, он недавно при мне зделался причиной смерти одной молодой вдовы. Она бросилась в отчаянии, огорченная его поступками, в Тибр9. Но довольно. Еслиб ты послушал разговор Брюло, ты подумал бы, что он не основателен. Напротив, у него все относится к его цели, т. е. быть над всеми властелином. И отбить охоту у всех работать. Это мне кажется горче его жизни безпорядочной, ибо портит участь многих. Мне рассказывал г-н Гофман10, пенсионер Императора нашего, вот что: в мастерской Брюло назначена была выставка всех русских пенсионеров, к сему времени он (Гофман) кончил свою картину, сюжет любовный из Данта, которую ты, я думаю, видел, ибо она в Петербурге. Что ж ты думаешь Карл делает? Он // говорит посланнику, что она сделает срам русским, тот верит, и Гофману отказано; срезанный этим случаем отчаянный Гофман в сей день хотел убить Брюло. Уже все было готово, но Карла всю ночь не было дома. Гофман не может вспомнить без глубочайшего прискорбия сего случая: он мне рассказывал его со слезами. Разсмотрим дело Маркова11. Брюло как товарищ знал его слабую сторону. И вот что говорит ему раз за столом спустя несколько времени по приезде. Послушай, Марков, я тебе скажу откровенно, ведь ты совсем способностей не имеешь, а без способностей что можно сделать в нашем искусстве, брось живопись и займись другим чем. Речь его имела успех. Оскорбленный в крайней степени Марков, лишь только вышел на улицу, как, разбежавшись, что было в нем силы ударился головою об угол дома и расшибся в кровь. Вскоре Гофман и Брюни не дали ему лишить себя жизни. Дали знать посланнику, и Маркова посадили в дом сумасшедших, все сие вместе в самом деле расстроило умственную систему Маркова, и все сие прикрыто доселе, что он из любовных дел помешался12.

Продолжение...
 

Десять бесед о русском национализме

БЕСЕДА ПЕРВАЯ. ЧТО ТАКОЕ РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ. ПРОГРАММА-МАКСИМУМ И ПРОГРАММА-МИНИМУМ

Человеческая психика так устроена интересно, что если она сталкивается с чем-то, чего она не понимает, то реакции бывает обычно две: либо смех, либо страх. Вот русский национализм – это как раз то, чего еще пока не очень понимает наше общество. Это достаточно новое явление.

При советской власти за семьдесят лет никакого русского национализма не было – он был в подполье и вообще не звучал. Он был под запретом так же, как и любой другой национализм. Когда мы читаем мемуары Волкова, Солженицына или Шаламова, там все время встречается упоминание о разного рода националистах, сидевших в тюрьмах и лагерях. Ну, а русским националистам повезло меньше, чем украинским или прибалтийским, потому что они, как правило, были все убиты после революции, когда по спискам отыскивали всех черносотенцев, всех членов Союза русского народа, всех тех, кто принимал участие в других каких-то националистических организациях. Отыскивали в первую очередь, конечно, идеологов, таких, как Михаил Осипович Меньшиков, за которым специально приехала выездная бригада ЧК на Валдай, и там расстреляли его на берегу Валдайского озера на глазах у собственных детей. Ну, и остальных тоже вылавливали по спискам, бросали в тюрьмы и, как только устанавливали принадлежность к той или иной националистической русской организации, сразу расстреливали.

И вот, в течение семидесяти лет мы, как говорится, такого зверя в глаза не видали и не знали, что такое русский национализм. Заново он начал проявлять себя как политическая сила уже после 1991 года. До этого он маскировал себя под русский патриотизм, что совсем не одно и то же, потому что для патриотов первично государство, а нация вторична, а для националистов первична нация, а вторично государство, но тем не менее, в таком вот превратном виде, конечно, он существовал, но как политическая сила русский национализм появился после 1991 года.

Продолжение...
 
Еще...
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 Следующая > В конец >>

Всего 42 - 82 из 89


Свежие новости
Популярное
Голосование
Вы член НДПР?
 
Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 2
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования