24
Вс, март

Творчество всегда было для меня в числе важнейших приоритетов. Поэзия, журналистика, критика, публицистика, проза (в том числе документальная, научно-популярная и научная) – я пробовал свои силы во многих жанрах.

С восьми лет пишу стихи. В четырнадцать уже состоял членом двух литобъединений – Калининградского областного и университетского. Стихи, если освоены профессионально, – отличная школа мышления. Найти в богатейшем русском лексиконе нужное, точное, единственное слово, соблюсти внутренний ритм, пропорцию мысли и чувства, отжать и выкинуть все лишнее, мешающее – это умение, отличающее мастера стихосложения, важно для всех, кто работает со словом: писателя, ученого, оратора. Публиковался в СМИ, в сборниках. В 1992-1995 гг. состоял в поэтическом объединении наиболее одаренных поэтов современности – Ордене куртуазных маньеристов (1988-2004); однако, избрав судьбу политика, вполне официально вышел из Ордена.

В семнадцать лет первая журналистская командировка от газеты «Калининградский комсомолец» в рыболовецкий совхоз на путину (очерк не был опубликован ввиду недостатка в нем «поэзии труда»). Тогда же первая опубликованная рецензия на кинофильм. В дальнейшем печатался в журналах «В мире книг», «Полиграфия», «Декоративное искусство», «Наука и жизнь», «Вопросы литературы», «Вестник МГУ», «Радуга», «Наш Современник», «Национальная демократия», «Политический класс» и др., газетах «Литературная газета», «Независимая газета», «Правда», «Советская Россия», «День», «Завтра», «Стрингер», «Дуэль», «День литературы» и мн.др. Был координатором проекта «Русский вопрос» в «Литературной газете». Член редсовета журнала «Вопросы национализма». Всего свыше шестисот публикаций в журналах и газетах.

Подробнее: Творческая биография

В молодости я сформулировал область своих интересов так: любовь, творчество и политическая борьба. На том стою и сейчас. Все это на  самом деле очень тесно связанные между собой вещи. Уникальность моего положения в том, что в политику я пришел из науки, пройдя школу историка, социолога и культуролога.
Жадный интерес к политике проснулся у меня с началом изучения истории в школе. Мы жили в насквозь политизированном, идеологизированном мире, где человека брали в обработку октябренком и далее вели по жизни с помощью пионерии, комсомола, профсоюза, партии, а если что – так и КГБ.

Я обладал критическим умом, остро чувствовал ложь официальной пропаганды, тяготился тотальным контролем, особенно со стороны общественных организаций. Мне хотелось переделать этот ложный мир. Но уже классе в восьмом я понял, что профессиональному политику можно состояться в СССР только через партийную карьеру, да и профессиональному историку, вообще гуманитарию как «работнику идеологического фронта» – тоже.

Вступление в брежневскую КПСС я считал неприемлемым для порядочного и умного человека, а инстинкта карьериста я лишен, видимо, от рождения. Поэтому свой интерес к политике я решил удовлетворить за счет углубленного занятия историей, чтобы через ретроспективу найти ответы на остросовременные вопросы. Найти ключи к политическому переустройству несовершенного советского общества.

Подробнее: Политическая биография

Родился я 11 апреля 1954 года в Москве, на площади Белорусского вокзала, в доме, где жили известные летчики и самолетостроители. Приемный отец моей мамы, С.А. Кочеригин, в квартире которого мы с родителями тогда оказались, был одним из первых русских летчиков-испытателей, а впоследствии известным авиаконструктором, близким сотрудником Ильюшина.

Отец мой, Никита Борисович Севастьянов, демобилизовавшийся осенью 1945 года (его последний фронт – взятие Будапешта) полным сиротой. Его отец, белогвардейский офицер, вернувшийся в 1922 г. из Константинополя в Россию, был расстрелян по ложному доносу в 1931 г. (реабилитирован уже на моей памяти), а мать, капитан медицинской службы, погибла на фронте в 1943 г. Все имущество отца составляла прожженная у фронтового костерка шинель; первые годы совместной жизни они с мамой снимали углы по всей Москве. Круглый отличник (Сталинский стипендиат), отец сразу поступил в аспирантуру Мосрыбвтуза и незадолго до моего рождения стал кандидатом наук.

Моя мама, Анна Александровна, урожденная Куликова, педагог божьей милостью, преподавала английский язык в МГИМО. Но своего жилья не было, поэтому, когда в 1959 году отцу предложили переехать с институтом в Калининград и возглавить там кафедру, он согласился. В апреле 1945 года он брал штурмом Кенигсберг и охотно поехал в этот, с его участием отвоеванный, край – Восточную Пруссию. Там он, ученый с мировым именем, и работал до конца жизни; сегодня в Калининграде есть улица Профессора Севастьянова.

Подробнее: Личная биография

Яндекс.Метрика