sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня четверг
27 апреля 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Идеология Русского Национализма arrow Есть такая партия

Есть такая партия

Версия для печати Отправить на e-mail

КРО плюс-минус Юрий Скоков

(Опубликовано в значительном сокращении в газете «Завтра» № 47, ноябрь 1995 г.)

Накануне выборов, прогнозируя наше политическое будущее, историософу полезно окинуть взглядом прошлое, чтобы, осмыслив гигантские перемены последних десяти лет, точнее определиться в своих политических симпатиях и антипатиях.

Распад советской империи нельзя рассматривать в отрыве от истории империи Российской и вне сравнения с ней. Что связывало воедино огромные территории дореволюционной России? Конечно, армия, полиция, экономические и политические взаимоотношения народов. Но был и другой, главный цемент, не дававший отпасть ни единому кусочку от родной земли, позволявший любое властное решение провести в жизнь в любом регионе страны. Это – русская нация, ее труд, ее административный, воинский и культурный подвиг. Русский крестьянин и русский солдат, офицер, русский купец и русский работник, русский учитель и русский священник – все они были главными творцами единой России, ее уникальной цивилизации. Все они были – не за страх, а за совесть! – проводниками единого государственного интереса русской нации. Как при этом соблюдались интересы других народов и наций, живших на присоединенных территориях? Разумеется, по-разному. Например, эстонцев и латышей мы вызволили из крепостного рабства (оно, «по совместительству», было и немецким игом), армян, грузин и казахов спасли от геноцида, украинцев – от польско-католического закабаления. Некоторых других просто завоевали, покорили, хотя, в отличие от завоевателей древности, не истребили и не поработили. Но так или иначе, именно мы, русские, наши деды и прадеды, опираясь на свою национальную солидарность, строили, защищали и сохраняли огромное Государство Российское.

Гражданская война и установление Советской власти коренным образом изменили принципы построения империи и управления страной. Во-первых, на место национальной солидарности русских встала классовая солидарность всех «трудящихся» разных наций. Во-вторых, на место царской бюрократии пришла РСДРП (б).

Партия – новый, гораздо более совершенный, чем просто обычная администрация, инструмент власти и управления, гибкий, тонкий, проникающий во все поры общественного организма, способный мгновенно мобилизовать все силы народа на всем пространстве 1/6 части суши. Именно в этом был залог жизнеспособности нового государства, именно в этом – секрет успехов СССР в науке, образовании, индустриальном строительстве, в Великой Отечественной войне. Партия создала и такие мощные, цементирующие страну механизмы, как Госплан, а также советская армия и КГБ, существенно отличающиеся от царской армии и жандармерии. Нравится это кому-то или нет, но именно эти компоненты обеспечивали стабильность, без которой не могло существовать величие сверхдержавы. А оно – было. Каждому народу, входившему в СССР, есть сегодня за что добром помянуть ушедший строй, сравнивая успехи и достижения советского периода как с дореволюционной эпохой, так и с нынешними нестроением, разрухой и войной.

Но многие народы вспоминают партийно-советскую власть не только добром. И тоже не без оснований. Ибо, поставив во главу угла нового государственного дома принцип международной солидарности трудящихся, советская власть решительно отвергла и заклеймила принцип солидарности национальной. В соответствии с этим она с Октября 1917 г. взяла курс на классовый раскол всех наций и на беспощадное уничтожение национальных элит, формировавшихся веками. Пострадали все нации, располагавшие подобными элитами. Но тяжелей всего каток уравнительной политики прошелся именно по русской нации: кто выше всех стоит, тому больнее всех падать. С какими бы то ни было признаками русской ведущей роли стремились, кажется, покончить навсегда, невзирая на все былые заслуги. Лишившись в несколько лет большей части своей интеллигенции, администрации, своего офицерства, купечества, предпринимателей, а затем и лучшей части крестьянства, мы, русские, оказались под властью сил, во многом чуждых нашим национальным приоритетам. В Советском Союзе русские (формально – «первые среди равных») не имели, в отличие от других народов, ни своего партийного руководства, ни своей Академии Наук, ни каких-либо других инстанций, способных защитить наши интересы. До 70% выработанных в РСФСР средств уходило в союзный бюджет и не возвращалось в Россию. В итоге многолетней дискриминации русские превратились в донора, за счет которого расцветали и приобретали экономические и культурные преимущества другие, «братские» народы. «Пролетарский интернационализм» оказался на деле национальным эгоизмом сотни народов и народиков, населявших бывшую Российскую империю. Короткий период послевоенного возвращения к идее русской доминанты сменился новым господством интернационала, еще более последовательным и закоснелым в своей антирусской сути. Главная связующая сила страны неуклонно ослабевала.

До самых последних дней своей власти «кремлевские старцы», включая Горбачева, упорно не хотели замечать национальных и социальных противоречий, выросших в стране, пытались загнать эти противоречия внутрь раздираемого ими организма. Нам упорно твердили об «обществе социальной однородности», о «советском народе – новой исторической общности людей», в которой национальный признак, якобы, вообще теряет свое значение. Слепота правителей, мечтавших дожить свой век в блаженном неведении и благоденствии, дорого обошлась всем нам. Именно в «голове» КПСС, возомнившей себя общенародной партией, не сумевшей оценить значение русского национального фактора, не обеспечившей плавный переход, по образцу Китая, к новым, более эффективным экономическим отношениям, именно там началось гниение и распад, охватившие затем всю советскую империю. Добив КПСС, Горбачев, Ельцин и К° не только обусловили необратимый процесс развала СССР, но и, что хуже, – кризис государственности и системы управления в России. Созданные партией цементирующие и организующие структуры – Госплан, армия, КГБ и др. – также либо разрушены, либо переживают глубокий кризис, не позволяющий функционировать полноценно. Уникальный механизм, соединяющий миллионы частиц в одно целое, сломался, что породило хаос и анархию в стране.

Последствия, экономические и политические, произошедших событий – у всех на виду. Каждому русскому, хранящему в душе историческую память своего народа, видно, что нынешнее положение вещей – надругательство над судьбой и делом предков и угроза для детей, внуков и правнуков. Ситуация в России сегодня заставляет искать сравнения с пораженной в глобальной войне страной. Утрата территорий, в том числе балтийских и черноморских портов, экономический развал, разгром вооруженных сил, стремительная колонизация (по официальной статистике 85% нашего экспорта – это сырье). В довершение несчастий сами русские оказались в положении разделенной нации.

Однако есть среди произошедших перемен и такие, которые позволяют думать о будущем с некоторым – осторожным – оптимизмом. В первую очередь, следует отметить изменение национального состава страны, в которой мы живем. Что из этого следует?



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования