sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
29 мая 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Идеология Русского Национализма arrow Проблемы глобализации и интересы России

Проблемы глобализации и интересы России

Версия для печати Отправить на e-mail

В предложенном выше заглавии есть два совершенно никому не понятных слова. Первое – «глобализация». Второе – «Россия». Начну со второго, как наиболее общевсуеупотребительного.

Что есть Россия?

Наиболее расхожее понимание Родины-России, запечатленное в классических шедеврах поэзии и прозы, а также в популярных песнях («То березка, то рябина, Куст ракиты над рекой: Край родной, навек любимый, Где найдешь еще такой?»), приравнивает это понятие к типичному ландшафту Среднерусской возвышенности. Но я как человек, объездивший всю нашу необъятную страну, видевший ее океанические и морские побережья, тайгу, тундру, степи, горы и пустыни, категорически возражу против такой увязки. Ландшафт России настолько разительно разнообразен, даже контрастен, что нет никакой возможности отождествить нашу страну с какой-либо ее частью, это будет несправедливо по отношению к другим частям.

Если мы от географической карты обратимся к политической, то станет ясно также, что кусок суши, очерченный нынешней пограничной линией, тоже невозможно отождествить с Россией. Не буду вдаваться в этот вопрос, но выражу уверенность, что у нас в стране лишь немногие единицы в душе считают нынешние границы России справедливыми и незыблемыми. Не говоря уж об их исторической изменчивости: Россия была гораздо меньше, чем сейчас, она была гораздо больше, чем сейчас, сегодня она (в смысле мерцающей, неустойчивой границы) вообще фантомна и может измениться в любой миг, но так или иначе, сказать, что Россия в ее нынешних границах – это и есть настоящая Россия, ни у кого не повернется язык.

Тем более никто не захочет олицетворить Россию с ее нынешним строем и режимом. Да это и неосторожно с точки зрения исторической идентичности. Россия была феодальной, была капиталистической, была социалистической, снова стала капиталистической, будет еще бог знает какой… Она была феодально-раздробленной, была монархической, в ней была диктатура партии большевиков, диктатура Сталина, олигархия, автократия (все четыре последние – в упаковке республики). Она была национальным государством, Российской империей, Советской империей, сегодня имеет шанс вновь стать национальным государством… Словом, решительно никакой возможности поставить знак равенства между страной и образом правления у нас нет.

С метафизической точки зрения однозначно охарактеризовать Россию тоже затруднительно. Если христиане выдвигают концепцию «Россия – домен Богородицы» (знать бы еще, что это такое), то для мусульманина, как нам внятно объяснил Г. Джемаль, «Россия – территория войны» (ислама с шайтаном). Ну, а для западного политолога Россия, прежде всего, есть полуничейная кладовая, которую надо как можно быстрее прибрать к надежным рукам: вот и вся метафизика. С каковой мы тоже вряд ли согласимся…

Итак, есть ряд апофатических (идущих от отрицания) определений России: Россия – это не ландшафт, не территория, не строй, не режим, не метафизическая сущность, не …, не … не … Такие определения можно умножать. Но теория дефиниций не допускает оперирования апофатическими определениями. Определение должно быть позитивным: Россия – это вот то-то и то-то. Каково же оно, это позитивное определение? Что именно делает Россию – Россией, без чего она превращается в абсолютно пустое, бессодержательное, как мы убедились, слово?

Мне легко ответить на этот вопрос именно потому, что я объездил всю великую страну, жил и в Калининграде (крайний Запад) и на Камчатке и острове Беринга (крайний Восток, дальше – уже Америка), был в Мурманске (Север), Ташкенте, Баку и Тбилиси (Юг), жил полгода в выскогорной Балкарии, хорошо повидал Прибалтику и Крым, Новосибирск, Омск и Пермь, Поволжье, Ростов-на-Дону, отлично знаю всю среднюю, «историческую» Россию… И везде, где бы я ни бывал, я чувствовал себя дома, на Родине. А почему? А потому, что вокруг меня всегда были русские люди, звучала русская речь, я повсюду попадал в русскую культурную среду, где я понимал других и меня понимали с полуслова, ибо у нас, русских, глубоко общая ментальность, общая культурно-историческая матрица, платформа. И для меня существует совершенно незыблемая, проверенная всем опытом жизни аксиома: Россия – это государственно-политическая ипостась русского народа. Россия есть не что иное как русский народ (содержание) в его исторической государственной упаковке (форма). Форма, упаковка может меняться от века к веку, но Россия остается сама собой до тех пор, пока самим собой остается ее содержание – русский народ. И только.

Мой чисто эмпирический вывод полностью подтвержден наукой. Передо мной – богатейшим образом документированный труд кельнского профессора истории Андреаса Каппелера «Россия – многонациональная империя. Возникновение. Развитие. Распад» (М., 1997). Если не считать неудачного названия (Россия, по меркам мирового юридического сообщества, например, по нормативам «Фридом Хаус», есть не много-, но мононациональная страна), в этой книге содержатся совершенно неоспоримые наблюдения и выводы. Среди которых наипервейший состоит в том, что Россия – вовсе не плод равного труда многих народов. Нет! Только один, и именно русский народ, умножаясь и продвигаясь на Север (XI-XIV), на Восток и Юг (XVI-XIX), на Запад (XVI-XX), раздвигал границы своего государства и присоединял к России другие народы – кого добром (многие сами просились, как грузины или казахи, а многие просто не возражали, как финны или молдаване), а кого и силой. Претензии татаро-монголов (XIII-XIV) и евреев (ХХ) на роль государствообразующего народа были, как это уже можно утверждать, краткосрочны и несостоятельны. Государствообразующим народом России был и остается в веках один лишь русский народ.

Легко проделать мысленный эксперимент: представить, что вдруг не стало одного из народов, населяющих Россию (любого, на выбор, даже самого крупного после русских). И что? Изменится ли что-то в составе российских земель и границ? В ее строе? В ее всемирном духовном облике? В ее общем, «усредненном» менталитете? Ничего ровным счетом.

А теперь на минутку представьте, что не стало русских. Ясно, как божий день, что в тот же миг не станет и России, она перестанет быть сама собой – и материально, и духовно. И дело не только в общеупотребительном русском языке-медиуме (он-то как раз останется), но прежде всего в физическом присутствии русских во всех уголках страны, и в покрывающей всю ее русской доминантной ментальности. Можно спорить о том, что составляет суть русской идентичности. Но невозможно оспорить, что основу идентичности России как страны составляет имено русскость.

Таким образом, говоря об интересах России в целом (в данном случае в аспекте глобализации), я имею в виду в первую очередь интересы русского народа.



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования