Ковать стратегию победы

Книги А. Дугина и современный русский национализм

Выход в свет книги А. Дугина (идеолога т. н. “национал-большевизма”) “Основы геополитики. Геополитическое будущее России” сразу же привлек к себе пристальное внимание как специалистов, так и широкого круга общественности.

Основное содержание книги – системный анализ причин и перспектив современного положения России, данный с точки зрения геополитики как самостоятельной науки. Работа Дугина вносит немалую лепту как в изживание советского рассмотрения геополитики в качестве “идеологии агрессии, реваншизма и гегемонии”, так и в развенчание либерального рассмотрения геополитики в качестве лженауки или сведения ее к “внутренней геополитике” (школа Лакоста, подход которой деглобализирует геополитику и рассматривает ее лишь как инструмент анализа конкретной ситуации, а не как схему глобальных противостояний). Между тем, геополитика является одной из наиболее абстрактных междисциплинарных наук с собственными предметом, методологией, принципами и развитым категорийно-понятийным аппаратом. Для отечественного читателя знакомство с геополитической материей долгое время было практически невозможно из-за официального табу, следствием чего явилось почти полное отсутствие серьезной отечественной литературы по предмету, а также отсутствие переводов на русский язык работ иностранных классиков геополитики – Макиндера, Мэхэна, Хаусхофера, Спикмена, Шмитта и др. Указанные пробелы с успехом восполняются в книге, где дан также краткий обзор современных течений в геополитике – мондиализма, атлантизма, неоевразийства и идеологии европейских “новых правых”. (Что, естественно, не может заменить обращения заинтересованного читателя к первоисточникам.)

ОСНОВНАЯ часть книги Дугина посвящена рассмотрению широкого круга вопросов, связанных с геополитическим будущим России. Автор анализирует ее геополитическое настоящее, ее роль в евразийском пространстве и формулирует геополитическую альтернативу “новому мировому порядку” так: строительство “империи империй” для противодействия атлантизму на основе нового передела мира и создания соответствующих геополитических моделей. Несущей конструкцией нового геополитического порядка должно стать, по Дугину, воплощение трех стратегических осей: Западной (Москва-Берлин), Восточной (Москва-Токио) и Южной (в виде “геополитического циркуля” Москва-Багдад и Москва-Тегеран). Целью этих трех глобальных союзов является взламывание современной модели мирового порядка, обезвреживание “стратегии анаконды” за счет выхода Срединной Земли (Heartland) к теплым морям и превращения береговой “полосы”, контролируемой сегодня атлантизмом, в береговую “линию”, а затем – конечное решительное поражение “демократической талоссократии”. При всей кажущейся отдаленности данных проектов, они имеют право на успех. Уже сегодня особая роль объединенной Германии в Европе не вызывает ни у кого сомнений. Но аппетит приходит во время еды, и несомненным кажется также, что в ближайшей перспективе Германия не станет более играть роль “младшего партнера” европейского бастиона талоссократии (к вопросу о Западной оси). Создание Восточной оси представляется более проблематичной задачей, в частности, выбор партнера (Токио вместо Пхеньяна и Пекина) не кажется однозначно детерминированным. В то же время, если эти два проекта являются делом будущего, то “геополитический циркуль” Юга (Багдад-Москва-Тегеран) уже сейчас практически готов к действию. С Ираном, несомненно антиатлантистски настроенным государством, союз России во всех отношениях обещает быть плодотворным и полезным. Ирак также является старым и испытанным союзником, хотя уход Саддама в перспективе с политической сцены неизбежно породит определенные проблемы.

Насколько продуманными и перспективными являются проекты Дугина во внешней политике – покажет будущее. Но принципиальные возражения вызывают полностью утопичные планы автора в отношении государственного строительства России: апологетика новой имперскости и, параллельно, отрицание необходимости построения на современном этапе российской истории – русского национального государства. В этом ключевом вопросе ярко проявляется неразрешимое противоречие эклектической идеологии “национал-большевизма”: “Дугин-националист” вступает в антагонистические отношения с “Дугиным-большевиком” (т. е. онтологическим интернационалистом). Попытка разрешения неразрешимого привела к созданию автором утопической модели т. н. “Новой Российской Империи”. Несмотря на то, что неординарность мышления и пионерство Дугина в разработке системных геополитических проектов делает ему честь, в то же время, некоторые кардинальные моменты его теории не могут быть оставлены без критики.

ОСНОВНЫМ тезисом Дугина является постулат: Россия-де немыслима без империи. “Отказ от империостроительной функции означает конец существования русского народа как исторической реальности, как цивилизационного явления. Такой отказ есть национальное самоубийство”. Дугин прав тут с точностью до наоборот: национальным самоубийством русских будет в современных условиях именно строительство государства имперского типа. Разве не показателем амнезии национального сознания является знаменитый социологический опрос 1986 г., когда 78% среди русских жителей “Советской Империи” определили себя как “советские”, и только 15% – как “русские”, а 7% вообще не смогли идентифицировать себя? Разве не показателен тот факт, что построение коммунистической империи стоило именно русскому народу более 100 млн.. жизней? Разве не показательно, что прямым следствием построения такой империи стал жесточайший системный кризис? Разве не является очевидным иссушающий эффект донорской роли для “имперской нации”, то есть – для русских? Разве не следствием всего перечисленного явилась утрата русской нацией элементарных инстинктов самосохранения, когда ее сознание оказалось распахнуто для кошмаров больной мысли? Нет. В империостроительстве у России нет сегодня ни необходимости, ни возможности.

Нет необходимости, ибо задачи сохранения и развития русской нации могут быть решены лишь в национальном государстве, которое позволит ей залечить страшные раны, полученные в ХХ веке, и накопить необходимые людские и материальные ресурсы для будущей достойной жизни. Нет возможности, ибо для строительства империи характерна огромная затратность сил, средств и ресурсов, которые должны сейчас расходоваться архиосторожно, поскольку в противном случае и без того тонкая амальгама русского резерва может быть бездарно растрачена, что приведет к фатальным последствиям. Еще нерастраченный резерв нации должен быть в ближайшей перспективе брошен не на химерические планы строительства империи, а на восстановление демографического потенциала, структурную перестройку экономики и тотальную научно-техническую модернизацию, на освоение огромных пространств “Lenaland” – сибирских земель, контуры ожесточенной международной борьбы за которые просматриваются уже сейчас.

Наконец, нет и желания создать империю: нет того мощного пассионарного толчка, детонирующего народы и превращающего мещанское государство – в героическую империю, региональную страну – в мировую державу.

В переломные эпохи нельзя жить отрешенными чувствами и миржами прошлого. Необходимо четко понять, что имперский путь строительства Новой России на современном этапе не только невозможен, но и вреден.

СТРАННО, что Дугин, правильно определяя объект национальных интересов России – русский народ (который, соответственно, должен быть поставлен в центр российских геополитических интересов), – делает абсолютно не вытекающий из этого вывод о невозможности построения в России иной, кроме империи, формы государства, в том числе национального государства. Автор “Основ геополитики” – это поразительно! – не делает (не умеет делать?!) различия между “государством-нацией” и “национальным государством”. А между тем, различие это далеко выходит за рамки простой “перемены мест слагаемых”:

1. Государство-нация – есть административно-территориальным образом организованная политическая общность, где нация понимается как количественная совокупность граждан. Государство в этом случае, как отмечает и Дугин, понимается как “административно-территориальная инстанция, поставленная над всеми социально-экономическими, культурными, религиозными и национальными различиями”;

2. Иное дело – национальное государство, где под нацией понимается государствообразующий народ, где интересы нации стоят над интересами государства, где за другими народами закреплен особый правовой статус, обеспечивающий их вовлеченность в общегосударственные дела и учет их национальной идентичности, но в то же время обеспечивающий верховенство государствообразующей нации. (Проект русского национального государства был разработан Лигой защиты национального достояния.)

Практически только модель национального русского государства способна обеспечить русским поступательное национальное развитие, в то время как строительство империи приведет лишь к размыванию и конечному исчезновению русских, которые, при этом, мыслятся Дугиным как “осевой этнос империи”. И как бы ни желал Дугин поддержать русских посредством того, что “в рамках самой наднациональной геополитической империи должны существовать особые нормы, которые обеспечили бы русским сохранение этнической идентичности”, он явно закрывает глаза на очевидное. Кризисное состояние и процесс распада национального самосознания русских зашли так далеко, что если этническая реальность будет лишь консолидироваться в пределах народа, а сам народ этот будет растворен в имперской полиэтнической и полинациональной государственности, то этот процесс станет необратимым, а русской цивилизации будет нанесен смертельный удар.

Дугин же считает, что русский национализм “должен использовать не государственную, а культурно-этническую терминологию”, т. е. тем самым нам предлагается осуществить собственное оскопление, отказавшись от создания своей государственности. Но ведь всякий национализм действительно чего-то стоит, только если он может защищаться. Нам же автор рекомендует отказаться от главного гаранта прав и интересов нации – национального государства, что фактически означает одностороннее разоружение. Как ни странно, по Дугину, русское национальное государство все-таки должно в конце концов быть создано, но… “русской нации надо быть готовой к созданию собственной государственности” лишь после полной победы над атлантизмом. Не стоит и говорить о том, что подобная позиция является глубоко превратной, ибо без создания национального государства русская идентичность окажется под угрозой, следовательно под сомнением окажется сама возможность победы над атлантизмом. Или – среди победителей может просто не оказаться русских по причине их исчезновения с лица земли. Греки – не эллины, итальянцы – не римляне, копты – не египтяне. Гипотетические “россияне” XXI века – не русские.

ВОПРОС создания национального русского государства стоит на повестке дня. Оно – единственная альтернатива убогому квазигосударству “Российская Федерация”. Оно – необходимый и закономерный шаг в русской истории. Объективные законы истории не отменить своим хотением, не остановить мистическими заклинаниями. Возможно, со временем, развившись и выполнив свою историческую миссию по защите русской нации, русское национальное государство породит собственное отрицание – новую евразийскую империю, о которой мечтает Дугин, империю прорыва в Европу и к теплым морям, ударную силу решающего штурма атлантизма в грядущих веках. Но сейчас – время строить национальное государство и ковать стратегию национальной борьбы и победы.

Алексей Дудко

«Национальная газета» № 6(10) 1997 г.