sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
27 марта 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Коммунизм - болезнь России XX века arrow Ленина – в могилу!

Ленина – в могилу!

Версия для печати Отправить на e-mail

Семьдесят пять лет тому назад из жизни ушел величайший палач русского народа, творец Октябрьского переворота и братоубийственной гражданской войны, наймит генштаба Германии, содержанец международных еврейских банкирских домов, последовательно финансировавших врагов России в русско-японской, германской и гражданской войнах, демиург еврейской советской империи – ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН).

Многое можно было бы сказать об этой наиболее зловещей фигуре отечественной истории. Ненависть к русским вообще – к русской культуре, истории, религии, к цвету русской нации, к русской государственности – была основным движущим мотивом всей его деятельности. С облегчением узнали мы о том, что в этом человеке не было русской крови. “Не мог щадить он нашей славы, не мог понять в сей миг кровавый, на что он руку поднимал”, – эти слова, сказанные Лермонтовым о французе – убийце Пушкина, прекрасно подходят к калмыкоеврею – убийце России. Невыносимо тяжело было бы думать, что наш народ сам породил такого монстра русофобии.

Впрочем, действительно ли он ушел из нашей жизни?

Его мумия по-прежнему лежит на главной площади страны, прививая тем, кто приходит к ней на поклонение, вкус к труположеству и ощущение (порой неосознанное) того, что в сакральной основе российской государственности ХХ века заложена мертвечина.

Имя и дело Ленина объявляют бессмертными. И те, кто настойчиво это делают, имеют реальные шансы на власть. Именем Ленина они, получив эту власть, будут вновь вершить нашу судьбу, по обыкновению конвертируя свой программный интернационализм – в русофобию. Нам только что напомнили, на примере ратификации коммунистами Договора о дружбе с Украиной, как это делается.

“Может ли негодяй делать что-либо, кроме негодного?” – задавал риторический вопрос Марк Аврелий. Для того, чтобы освежить в памяти читателей установки коммунистов-ленинцев в национальном вопросе, мы помещаем отрывок из уже ставшей знаменитой книги профессора, доктора исторических наук, лауреата Государственной премии В. И. КОЗЛОВА “ИСТОРИЯ ТРАГЕДИИ ВЕЛИКОГО НАРОДА” (М., 1996, глава “Ленинско-сталинская национальная политика. Основы русофобии”).

* * *

РУСОФОБИЯ большевиков во многом определялась менталитетом их лидера В. Ленина, а у него она, как ни странно, появилась еще в детстве. В одном из разговоров с В. Плехановым еще в 1895 году Ленин признался, что очень любил играть со своими сверстниками в солдатики, но, в отличие от них, никогда не имел желания быть русским генералом, а находил более приятным изображать из себя командира английского войска и с ожесточением, без жалости бить русских – “своих противников” (В. Валентинов [псевдоним Плеханова.]. Недорисованный портрет. – М., 1993. – С. 391. Здесь и далее выделено нами. – Ред.). Как возникла эта детская установка – непонятно, возможно, она передалась от матери, в которой не было, как говорится, ни капли русской крови и влияние которой на Ленина было сильнее, чем влияние рано умершего отца, впрочем, также лишь наполовину русского [по новым данным “русская” половина была чувашской. Ред. ]. В зрелые годы Ленин, несомненно, подвергался влиянию окружавших его революционеров – преимущественно евреев по национальности, о чем уже говорилось выше.

В работах Ленина по национальному вопросу русофобия проступала слабо, да и высказываний о собственно великорусах было немного. Значительная часть их относится к показу большей значимости русского (великорусского) языка в жизни многонациональной России как основного языка межнационального общения, а потому заслуживающего изучения всеми иноязыковыми группами страны. Непосредственно относится к великорусам по существу лишь небольшая статья “О национальной гордости великороссов”. Эта статья была написана Лениным в конце 1914 г., т. е. спустя полгода после начала первой мировой войны, разрушившей первый интернациональный союз социалистических партий и показавшей Ленину и его единомышленникам общественно-политическую важность недооцениваемых ими патриотических и национальных чувств. Расставаться с прежними концепциями было, очевидно, нелегко, и статья получилась противоречивой. Основной смысл ее состоял в том, что великорусским социал-демократам, к числу которых необоснованно отнес себя и Ленин, не чуждо чувство национальной гордости, однако оно ограничивается участием части великорусов в революционной борьбе; в целях такой борьбы Ленин выступает за поражение царского правительства в войне против Германии и ее союзников, т. е. за поражение русской армии и тем самым против основной массы поддерживающего ее великорусского этноса. По парадоксальному умозаключению получалось, что призывы к поражению российской армии являются лучшим выражением любви к России и к великорусам, составлявшим основу этой армии.

ПРОСТУПИВШАЯ уже в этой статье русофобия Ленина получила свое концептуальное оформление в ряде высказываний, в которых он, отступив от марксистского классового подхода по отношению ко всем общественным явлениям, перешел по отношению к великорусам на этническую (национальную) парадигму и стал рассматривать их как нечто классово-единое: вместо тезиса об эксплуатации трудящихся капиталистами и об интернациональном единстве рабочего класса всех наций он выдвинул тезис о великорусах как “угнетающей нации” и стал говорить о праве на самоопределение “всех угнетенных великороссами наций” (ПСС, т. 31, с. 432–437; т. 32, с. 341-342). За этим последовали и другие высказывания того же рода: “Никто так не угнетал поляков, как русский народ”, “царизм превратил великороссов в палачей украинского народа”, “великороссы, угнетающие большее число наций, чем какой-либо другой народ” и т. п. (т. 30, с. 109-112). Пытаясь оправдать такие русофобские тезисы, Ленин заявил: “Рабочие угнетающей нации до известной степени участники своей буржуазии в деле ограбления ею рабочих (и массы населения) угнетенной нации… Рабочие угнетающих наций всегда воспитывались и школой, и жизнью в духе презрения или пренебрежения к рабочим угнетенных наций. Например, всякий невеликоросс, воспитывавшийся или живший среди великороссов, испытал это” (т. 32, с. 151).

Явным диссонансом к утверждениям Ленина о том, будто бы великорусы “угнетали” другие российские нации, звучит его высказывание о “естественности” создания “республики русского народа”, которая “должна привлекать к себе другие народы и народности не насилием, а исключительно добровольным согласием на создание общего государства” (т. 33, с. 101). Возможно, что он преследовал при этом какую-то кратковременную конъюнктурную цель, так как в дальнейшем он выступил решительным противником создания русской государственности и оставался таковым до конца своей активной деятельности.



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования