sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
26 июля 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Круглый стол о национализме 7 марта 2007 года arrow Евгений Морозов (Национальный Союз)

Евгений Морозов (Национальный Союз)

Версия для печати Отправить на e-mail

О национализме этническом и интегральном

Уважаемые соратники, для начала хотел бы порадовать вас определением национализма из энциклопедического словаря «Политология», выпущенного издательством «Publishers» в 1993 году: «идеология, психология, социальная практика, мировоззрение и политика подчинения одних наций другим, проповедь национальной исключительности и превосходства, разжигания национальной вражды, недоверия и конфликтов». К сожалению, в Русском национальном движении понимание национализма слишком часто укладывается в это враждебное воинствующе-либеральное определение.

Однако Национальный Союз в определении национализма никогда не испытывал проблем, изначально руководствуясь в этом вопросе концепцией отца евразийства Николая Трубецкого, наиболее полно изложенной в его работе «Об истинном и ложном национализме». Исходя из этой концепции, мы, Национальный Союз, считаем национализм политическим учением и практической политической деятельностью в защиту национальной самобытной культуры, как непосредственного выражения национального характера. Эту политическую деятельность мы считаем высшей и единственной задачей народа и расцениваем любое явление в области внутренней и внешней политики, каждый исторический момент в жизни народа с точки зрения этой главной задачи.

Национальный Союз никогда не принимал упрощённо-примитивного понимания национализма, прямо выстраиваемого по образцу и подобию национализма романо-германского. Прежде всего нас останавливало несовпадение понятий «этноса» и «нации». В России эти понятия не совпадают, и германское совмещение этих понятий для России невозможно. Согласно толкованию энциклопедических словарей нация – историческая общность людей, складывающаяся в процессе формирования общности территории, экономических связей, литературного языка, особенностей культуры и характера. Нация в российских реалиях – политический союз народов, термин не этнический, но политико-социальный. Поэтому понятие «русская нация» для нас, Национального Союза, так же нежизненно, как и употребляемое истеблишментом дурацкое выражение «многонациональная Россия».

По этой причине «национальное движение» мы понимаем как движение всех коренных народов России к социальному объединению вокруг русского народа на базе русской культуры, становящейся таким образом культурой национальной. Таким образом, термин «русская национальная культура» для нас является вполне правомерным, как и вытекающий из него термин «русская национальная идея» и, двигаясь далее, термин «русская национальная борьба». Русской нации нет, но в процессе борьбы мы рассчитываем создать то, что подойдет к этому определению возможно близко.

Как видите, термин «русский национализм» обретает в концепциях Национального союза довольно сложную структуру. Мы не отвергаем строго этнического национализма, напротив, мы считаем его главным двигателем национальной революции, ради которой мы ведём нашу работу, но мы считаем, что он не исчерпывает всей полноты русского национализма. Русский этнический национализм занимает сердцевинное положение в структуре русского национального движения, но он может существовать только в системе общероссийского национализма, который мы в Национальном Союзе обычно определяем как интегральный национализм.

Разумеется, всё изложенное не означает того, что Национальный Союз отрицает или пренебрегает работой в рамках русского этнического поля. Напротив, Национальный Союз в настоящее время действует практически в рамках этнического национального движения, но, тем не менее, не выстраивает китайскую стену между этническим национальным движением и национальными движениями других российских этносов – разумеется, при условии отсутствия в них русофобии. Национальный Союз готов сотрудничать с любой национальной или диаспорной группой, искренне стремящейся к политическому союзу с русским народом – разумеется, со всеми необходимыми оговорками.

При всём этом Национальный Союз стоит на позициях не только национализма, но и расизма, понимаемого как отказ от расового смешения, не только генетического, но и культурно-социального. Кажущееся противоречие в наших позициях снимается принятой в Союзе концепцией национальных советов. В первом приближении организация русского народа в рамках национальных советов, разумеется, является планом политической организации народа для достижения общенациональных целей. Но во втором плане она становится планом построения апартеида в российском социуме. Организация культурной жизни в рамках национальных общин, управляемых национальными советами, и организация власти как системы равновесия национальных советов, позаимствованы Национальным Союзом из разработок Русского Общинного Союза – последней из русских национальных организаций советского периода, которая уже организационно не существует, но её наработки для нас вполне годятся.

Таким образом, строя свою работу на концепциях интегрального национализма и расизма, мы естественным образом приходим к империализму, понимая его как союз коренных народов России при главенствующей роли русского народа, или, если хотите, вокруг русского народа, что в наибольшей степени соответствует его исторической роли и его изначальному менталитету. Конечно, очередное издание этого союза народов должно быть в максимальной степени свободно от паразитизма малых этносов, что, как мы полагаем, снимается нашей концепцией власти, советской по форме и национальной по содержанию.

В конечном итоге, сейчас в нашей борьбе мы вступаем, если воспользоваться терминологией одного из наших великих учителей, Константина Леонтьева, в период цветущей сложности от первичного упрощения, выходим на подступы к цивилизационизму, постепенно перерастая национализм в его европейском понимании. Кое-кто, повторюсь, до сих пор делает ставку на национализм чисто европейского образца, как на рецепт возрождения России, игнорируя многочисленные предупреждения наших великих людей о том, что существование России в парадигме западного этнократического национализма немыслимо и невозможно – об этом говорили Данилевский, Фадеев, Успенский, Аксаков и многие другие. Полагаю, несложно убедиться в том, что «истинный национализм» Н. Трубецкого – и есть тот самый цивилизационизм, который встаёт на повестку дня через семьдесят пять лет после гениальных прозрений великого человека.

Таким образом, национализм для нас, адептов Национального Союза, является исходным пунктом и сердцевиной концепции национальной революции, последовательными этапами развития которой становятся интегральный национализм, расистская концепция апартеида, и культурно-социальный империализм, а вершиной –русский цивилизационизм как парадигма политической организации Евразии.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования