sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня вторник
30 мая 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Круглый стол о национализме 7 марта 2007 года arrow Владимир Новиков (Московская региональная общественная организация Союза Русского Народа)

Владимир Новиков (Московская региональная общественная организация Союза Русского Народа)

Версия для печати Отправить на e-mail

Что есть русский национализм?

Русский национализм – это естественный, инстинктивный процесс самосохранения и осознания национальных интересов и приоритетов русского народа, последовательное их выражение и защита.

Само понятие «русский национализм» мы предлагаем рассматривать как неразрывную взаимосвязь приоритетов: научно-биологического, теологического и политического.

Первым и главным приоритетом русского национализма должна быть не просто семья – первичка нации, образующей национальное государство, а идея качественного потомства и чистоты крови. Эта национальная идея совершенно естественна и воплощением ее является раса. Нация же – это главный участник исторического совместного проживания семей, родов и племен, составляющих единство крови, духа и почвы.

Русский национализм определяет великорусов, малорусов и белорусов как живой организм, исторически складывающийся в единую географическую, стратегическую, религиозную, языковую, культурную, правовую и государственную, хозяйственную и антропологическую систему.

Правильно выраженное понятие нации ведет к правильному мышлению, а далее к национальному сознанию. Этнос, как и демос, по-гречески означает «народ» или более определенно «нацию». Этногенез – это развитие наций в расу, а метизация – это смешение рас и наций, неизбежно теряющих свои исторические территории проживания.

Именно сегодня, как никогда, русский национализм призван решить проблему расового сохранения русского народа. В противном случае мы погибнем вослед всем народам, пренебрегшим чистотой своей расы, отказавшись тем самым от единства душевной жизни во всех ее проявлениях.

Все нынешние изменения в сфере духовных и творческих сил русской нации являются только производной от изменения недостаточной однородности крови при коммунистах, которые рушили все препоны к межрасовой метизации, создавая советский народ или мифических россиян.

Русская нация, русское государство и русская православная церковь – это также единый мистический организм, который начинается «в руце Бога». Но, к сожалению, после вкушения запретного райского плода человечество стало слушать не только Бога. Тем не менее, ощущение благости и неблагости окружающих нас рас приходит к нам из неведомых далей, где рождаются понятия о Добре и Зле. Так что, Отче Наш, избави нас от лукавого и в национальном вопросе. Поэтому все эти последние 20 лет были не зря потрачены на то, чтобы православные стали русскими националистами, а русские националисты стали православными.

Бог в Библии четко организует национальное ядро, управляющее мистическим организмом единства нации, государства и церкви: «Избранные мужи общества – это начальники колен отцев своих; объявляющие родословия свои, по родам их, по семействам их, по числу имен от двадцати лет и выше поголовно» (Числа 1:16-18). Сам Бог и Человек-Христос, рожденный от пресвятой Девы Марии, был из еврейского царского колена праотцев Иуды и царя Давида – белокурого юноши, пастуха овец (1 Царств 16:12). К разочарованию многих, Бог не был, не есть и никогда не будет черным во всех отношениях. Он дает нам всем свои светлые небесные законы благодатного процветания, предупреждая, что за грехи против нации, т. е. за отступление от Него, неизбежно последует наказание: «Пришелец, который среди тебя, будет возвышаться над тобой выше и выше, а ты опускаться будешь ниже и ниже… он будет главою, а ты будешь хвостом» (Второзак. 28:43-44).

Дореволюционное Православие в русских душах четко закрепляло закон расовой гигиены. Требник 1884 года биологическое смешение с инородцами определял как тягчайший грех. Так, чин исповедания перед таинством причащения включал вопрошание священника к кающемуся: «Не вступал (а) ли в плотские отношения с иноплеменным телом?» с добавлением фразы: «Оно бо запрещается тягчайше блуда».

Национальная теология понимала, что браки в очень далеких степенях родства (то есть, смешивание далеких друг от друга рас) по какой-то причине дают отрицательные результаты, как и очень близкородственные.

Для наших набожных предков такое библейское основание жестокого биологического закона было совершенно понятно. Бог не только рассеивает по всей земле «один народ», у которого был «один язык и одно наречие», Всевышний творит «языки», т. е. нации, ставит пределы народам по числу Ангелов Своих (Второзак.32:8 в греческом переводе). Бог разделяет единую землю на материки, омываемые морями и океанами, а людей разделяет между собой цветом волос и кожи, разрезом глаз и интеллектом. Простите, но даже Ч. Дарвин не рискнул утверждать, что у обезьян были разные национальности.

Русский национализм – самая реалистическая идеология, исходящая из того, что республика, в которой процент титульной нации более 83%, федерацией быть не может. Русская нация экономически и политически должна составлять доминирующий субъект международных отношений. Поэтому руководящая элита – лучшие умы и сердца русской нации призваны выражать и материализовывать императив русского духа, как-то: высшую степень нематериальности и воинственность самопожертвования, когда личное приносится в жертву сверхличному, т. е. национальному, расовому и, в последнюю очередь, общечеловеческому. Иван Ильин, размышляя о своеобразном интернационализме русского национализма, который единообразен в различии, писал: «Русская нация – это органическое единство, принужденное к самообороне, где русский организм творил и дарил, но не искоренял, не отсекал и не насиловал…».

Размышляя об имперскости, а уж тем более о СССР, русский националист как никто другой понимает, что воля национального ядра государствообразующей нации легко и незаметно парализовывалась понятием государственного патриотизма. Стоит еще раз напомнить, что мы, первично, русские националисты, а затем государственники, ибо нация образует первичное территориально-политическое образование, а никакое не аморфное понятие «государство» создает нацию. При этом русский националист – всегда патриот государства, защищающего живой организм основного русского расового ядра, которое одно только способно создавать и обеспечивать возможность более высокого развития всех заложенных в русской культуре способностей до степени самой высшей свободы.

Русский национализм – это инстинктивное чувство неумолимого отпора перед наваливающимся на нас политическим глобализмом с его гипнотической волей, разрушающей наше бытие почище любого оружия. Из самой глубины русского надсознания растут силы противодействия и сопротивления. Из этого и рождается сила оборонительной агрессии русского национализма, которую обзывают «экстремизмом», «терроризмом», «фашизмом».

Однако мы уверены, что все это новейшее хазарское иго станет для нас еще одной исторической школой национального воспитания русских. И если нам вновь предстоит выйти на новое «поле Куликово» разрозненными сектами, партиями и дружинами, мы обязательно вернемся с него единой русской нацией. И речь мы ведем не о каком-то искусственном возвращении к прошлому, а о преодолении всех искусственных психологических запретов, не позволяющих пользоваться реально существующими духовными силами, наработанными вековой русской национальной волей к единению, к выживанию, к победе, к спасению души черед страдания и подвиг.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования