sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня вторник
21 ноября 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Кукловоды нынешней России arrow Заплутавший в русском поле

Заплутавший в русском поле

Версия для печати Отправить на e-mail
ЧЕЧНЯ: ТРИУМФ И ПРОВАЛ

ЧЕЧЕНСКАЯ война, без преувеличения, сделала Путина президентом. Сегодня она же выбивает из-под него трон. Это самое дорогостоящее разочарование.

Прошлой осенью мы жадно ждали снега в Чечне, чтобы увидеть, как полностью завершится разгром неприятеля. И вот – минул год, а война не выиграна. На свободе, «недомоченные», гуляют все наши главные враги, кроме полубезумного Радуева и нарвавшегося на пулю Бараева: Басаев, Хаттаб, Закаев, Гелаев, Масхадов, Удугов – в их лице продолжает гулять сама война. По признанию военных, в Чечне сегодня до 5 тыс. боевиков, из них 1,5-2 тыс. «непримиримых»; в Грозном – до 500 потаенных бандитов, в Гудермесе – до 300. Теракты почти ежедневно уносят жизни русских солдат и сотрудничающих с Путиным чеченцев. Армия и спецвойска ропщут. Народ снова спрашивает: «Где обещанная победа?»; «За что умирают русские ребята?»; «Долго ли им еще суждено умирать?»

Этнополитические приоритеты в данном случае резко противоречат геополитическим. Ибо чеченская война есть, во-первых, справедливое возмездие за геноцид, учиненный чеченским народом — русскому в 1990–1991 и последующие годы. А во-вторых национал-патриотический тренинг русской армии. Достижение этих результатов – это и есть победа. Таков реальный этнополитический смысл русско-чеченской войны — и никакого другого нет. Но как только данный смысл окажется исчерпанным, война должна быть прекращена, ибо иначе она обретет обратный смысл.

Между тем, все происходящее говорит о том, насколько далек президент от понимания этого смысла, насколько обессмысливается чеченская война именно в виду выстраиваемых властью послевоенных перспектив — заведомо бесперспективных. Раздавить (а тем более – недодавить!) смертоносную змею, чтобы потом прижать ее к груди, лечить, отпаивать молоком… Что может быть глупее, недальновиднее и преступнее этого?

Пугает затягивание войны, но еще больше – ее глупое и преступное окончание, которое может увековечить тот факт, что кровью своих солдат мы покупаем себе раковую опухоль, вечную головную боль, черную дыру (в т. ч. в своем кармане).

Под программу по восстановлению экономики и социальной сферы Чечни выделяются огромные, чудовищные деньги – 14 млрд. рублей! Эти деньги будут вынуты в основном из русского кармана, ибо русские составляют 85% налогоплательщиков страны. Эти деньги исчезнут, как и все предыдущие, разойдутся по нерусским, а быть может, даже и нечеченским счетам. Их недополучат наши, русские, дети, учителя, врачи, офицеры и солдаты, пенсионеры…

За что же мы, русские, платим (и не только деньгами)? За то, чтобы в составе нашей страны остался миллион ненавидящих нас чеченцев? За то, чтобы сохранить земли, которые сейчас пустуют (казаки и вообще русские туда вряд ли вернутся), но будут-таки заселены новыми поколениями ненавидящих нас чеченцев? За то, чтобы из разоренной Чечни растекались по России, расселялись промеж нас новые потоки ненавидящих нас чеченцев (сегодня их проживает в нашей стране за пределами Чечни уже более 500 тыс. человек!)? Этнополитическая угроза оставления чечни как народа в составе России, на мой взгляд, гораздо опаснее геополитической угрозы утраты Чечни как территории.

На эти вопросы отвечать президенту, не сумевшему за зиму 2000/2001 года покончить с войной. Но ответить ему, похоже, нечего. А есть к нему вопросы и похуже.

Почему он убрал с поля боя Шаманова, чье имя звучало как символ победы? (Так некогда был убран не знавший поражений Суворов — именно за то, что умел побеждать.) Почему, не добившись победы, уводит армию из Чечни? Почему солдат разбивают на малые группы и рассредоточивают по чеченским селам, обрекая их на судьбу легких мишеней для бандитов? Все это можно объяснить только одним: авторы «Хасавюрта-1996» готовят нам «Хасавюрт-2001». С ведома и при помощи Путина.

Во всем этом есть повод для не только общероссийского, но и специфически русского разочарования. В интервью французскому еженедельнику «Пари-матч» Путин, объясняя начало второй чеченской войны, сказал вдруг неслыханное, долгожданное: «Россия переживала годы позора, потому что она бросила там своих людей на произвол судьбы. А по сути, в последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения. К сожалению, на это никто не реагировал» («Независимая газета» 08.07.2000, выделено мной. – К.П.).

Однако для России этот замечательный пассаж, похоже, президентом не предназначался. Никаких логических последствий он не имел – и вообще здесь никогда не звучал. На думских слушаниях по чеченской проблеме (21.09.00) сложилось впечатление, что кроме чеченцев в Чечне никогда и никого не угнетали. А когда ряд русских общественных организаций обратился прошлым летом в Администрацию президента с предложением создать (в свете путинского заявления) Государственную комиссию по расследованию геноцида русских в Чечне, замначальника отдела по взаимодействию с общественными организациями Сергей Леонов вначале отбивался как мог, а потом просто положил под сукно подготовленный русскими экспертами проект указа президента и пояснительную записку к нему.

Спрашивается, искренне ли говорил Путин французам о русском геноциде в Чечне? Почему его слова разошлись с делами?



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования