sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня суббота
27 мая 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Кукловоды нынешней России arrow Заплутавший в русском поле
приятно провести время можно за игрой в бесплатные автоматы в вулкан казино;

Заплутавший в русском поле

Версия для печати Отправить на e-mail

Навстречу какой судьбе стремится президент Путин?

Путник, сбившийся с пути, – такой образ возникает лично у меня, когда я думаю о Путине. Противоречивость, неожиданные повороты – основные зримые свойства второго президента России. Чем их объяснить?

Одна из главных причин состоит в отсутствии у президента базовых этнополитических представлений – важнейшего компаса для общественного деятеля. Показательный пример – та политическая структура, в которую Путин надеется встроить наше общество с помощью закона «О политических партиях». Этот закон учитывает и закрепляет социальное расслоение общества, начисто игнорируя расслоение национальное. Можно подумать, что такового нет в природе, либо оно не имеет серьезного значения. Закон специально запрещает создание партий по национальному признаку, как будто людям можно запретить сознавать свою национальность и действовать в интересах своей нации!

Как ни нелепо это может показаться, но все говорит именно о том, что власть хочет вычеркнуть национальный фактор из политики вообще, как вычеркнула она графу «национальность» из наших паспортов. Путин последовательно упразднил: Министерство по делам СНГ (единственная инстанция, занимавшаяся, хоть и плохо, проблемой русского зарубержья), Федеральную миграционную службу, а теперь еще и Министерство по делам федерации, национальной и миграционной политике. Ну, не нужна России национальная политика – и все тут!

Подобная позиция в стране, которая так переполнена национальными проблемами, как Россия, не может увенчаться политическим успехом. Собственно, она уже привела президента к крупному стратегическому неуспеху: разминовению (пока еще не всем заметному) с основной частью населения, с государствообразующей нацией.

Попробую объяснить, почему это так и что из этого выйдет.

DEUS EX MACHINA

ПУТИН проявился в российской политике как «бог из машины» (избирательной). Он был и остается порождением ЦИКа; и сегодня, может быть, еще в большей мере, чем год назад. Ибо именно из недр этого учреждения вышел законопроект, благодаря которому божественные прерогативы Путина-президента возведены в закон.

Дело в том, что у законопроекта о партиях есть одна пикантная особенность. Если партийный деятель становится президентом, – гласит он,— то такой президент вправе приостановить свое членство в партии. Что за притча? Опять мы бежим впереди прогресса, обгоняя «цивилизованные демократические страны» в своих понятиях цивилизации и демократии? Разве Гельмут Коль, или Билл Клинтон, или Маргарет Тэтчер выходили из своих партий на время правления? Приостанавливали свое членство в них? Никак нет. Зачем же понадобилась эта новация? А вот зачем.

Закон о партиях закрепит трехчленную политическую структуру: левые (КПРФ со товарищи), правые (СПС со товарищи) и центр («Единство» — партия власти без товарищей). Учитывая очевидную слабость обоих флангов и их неспособность взять власть, подобный «трехчлен» попросту устанавливает полновластие нынешней партии власти на все обозримое будущее. Понятно, что и очередным президентом будет кандидат, утвержденный «Единством» (то есть – Путин).

Так вот, если партия центра является своего рода балансиром, уравновешивающим право-левые крайности, то «отвязанный» от партийной программы, от партийной дисциплины и ответственности президент – встает над всеми основными политическими игроками вообще, становится «балансиром балансиров», верховным арбитром. То есть – абсолютом.

Путин недаром так и не дает пока заманить себя в партийную команду. С одной стороны – он никому не отчитывается, никому не подчиняется. С другой стороны, он сохраняет полный контроль над таким важнейшим политическим инструментом, как партия власти. А значит, держит в своих руках не только исполнительную, но и законодательную власть. А поскольку Федеральное Собрание окончательно примет закон об априорной амнистии президента, чего бы он ни натворил за отпущенный ему срок, то власть президента перерастет рамки автократии и превратится в абсолютную власть.

Primo: Безграничную. Secundo: Бесконтрольную. Tertio: Безответственную.

Этакого властного супермонстра мы еще не видали. Такой власти не было даже у Сталина, даже у Ельцина, не говоря уж о российских монархах.

Вот вам и диктатура закона… ловко придуманного властью!

В таком положении заложена политическая противоестественность. Огромной Россией никто не может управлять самовластно и вместе с тем эффективно, без опоры на аппарат, объединенный не только шкурным интересом, но и общей идеей, и партийной дисциплиной. Восстановление монархии или единоличной диктатуры в современных условиях (а власть встала именно на этот путь) – не в силах решить ничего и лишь породит новые проблемы. Этого не смог понять Ельцин. Не хочет понимать и Путин. Тупик, в который Ельцин в погоне за всей полнотой власти загнал Россию, станет при Путине, похоже, еще тупиковее.

На что употребит президент свою супервласть? Чего нам ждать от нее? Может быть, и впрямь «народ и Путин – едины», и от такого путинского всевластия проистечет лишь всеобщее благо?

Посмотрим на проблему сквозь призму интересов основного населения — русского народа.



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования