sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
28 июня 2017 года


  Главная страница arrow События arrow Дело Тихонова-Хасис: двойной стандарт «Новой газеты»
Производство мебели для икеа татарстан. Спб икеа мебель для кухни.;

Дело Тихонова-Хасис: двойной стандарт «Новой газеты»

Версия для печати Отправить на e-mail

«Новая газета» — известна более всего как правозащитное издание, которое берется защищать личность от произвола государственных служб. Так и пышет негодованием, чуть только мелькнет что-либо подозрительное, обнаружится беззаконность, превышение полномочий или предвзятость обвинения.

Однако чем отличается либеральная журналистика от общечеловеческой? Прежде всего, избирательным отношением к тем, о ком пишет, кого защищает.

На первом месте – свои, например – Бахмина, Магнитский, Ходорковский. Тут не остается без внимания никакая самая малая мелочь, даже нарекание, заработанное клиентом на зоне от излишне придирчивого начальства. Своих для либералов в местах лишения свободы не так уж много, но на лестнице приоритетов «Новой газеты» они стоят на верхней ступеньке, и возможностью как-то им помочь газета очень дорожит и использует для этого все средства. Тот же процесс Ходорковского освещался ею максимально подробно, каждая деталь рассматривалась под лупой, никакая зацепочка не прошла мимо внимания целого коллектива слаженно работавших юристов и журналистов. (Благо средства на их содержание при такой клиентуре имеются.) Разобрали по косточкам прокуроров и судью, все промахи противника, все мельчайшие нарушения прав и свобод.

И продолжают, неотступно, вести и дальше уже проигранное дело в ином, внесудебном пространстве, дожимая общественное мнение, мировое сообщество, президента, мастерски выкручивая всем виртуальные руки… Браво! Так и надо.

На втором месте – рядовые граждане, «просто люди». Именно защищая их права, активно и добросовестно, газета нарабатывает тот авторитет, доверие и политический капитал, который поможет ей в нужную минуту эффективно защитить своего. И это правильно и мудро. Когда своего защищает свой – что ж тут такого? А когда общепризнанный народный заступник – это совсем другой коленкор, другой вес.

На третьем месте чужие. Здесь весь газетный механизм действует строго наборот. Напрасно ждать сострадания, сочувствия, внимания к нарушению прав и свобод и даже простой объективности. Даже если эти нарушения носят вопиющий характер, они будут в лучшем случае проигнорированы, в худшем – ещё и высмеяны.

Налицо двойной стандарт: по отношению к своим или обычным гражданам – газета стоит на страже гуманизма, но когда речь заходит о чужих – гуманизм сразу идет по боку.

Не буду голословным, приведу примеры обоих видов.


На страже гуманизма

В 2009-м году «НГ» опубликовала целую статью «Российская милиция. Орудия пыток», подробно повествующую, «с помощью чего добывают доказательства в современных ОВД».

Во время допросов, пишется в статье, трескаются кости, лопаются барабанные перепонки и рождаются «чистосердечные признания». Подчеркивается, что перечислены только доказанные случаи, и каждый вид пытки проиллюстрирован примером из правозащитной практики. Перечислю упоминаемое в статье — так будет понятнее, что журналисты «НГ» в теме разбираются досконально.

Начинается расследование с упоминания «собственных рук и ног» милиционеров. Это, понятно, примитив, к тому же оставляющий следы на теле. Зато всегда с собой.

Усовершенствованным вариантом является применение специального средства, которое официально называется «палка резиновая ПР-73», а также и наручников БР-С и БРС-2. «Пережатие кистей рук наручниками выдержит не каждый», — со знанием дела пишет журналист.

Дыба заявлена распространенным видом пытки, перечислено несколько вариантов —подвешивание жертвы со связанными сзади руками, привязывание тяжелой гири к наручникам. Традиционной названа «ласточка», связывание рук с ногами за спиной.

Лишение воздуха путем надевания на голову противогаза или просто пакета журналист описал как «неоригинальное». В приведенном примере описывается, как задыхающемуся задержанному под противогаз или пакет вдували дым, когда он судорожно пытался вдохнуть.

Электричество, как же без этого. Засовывание между пальцами карандашей или ручек с дальнейшим сжиманием. Избиение толстой мягкой книгой, мешочками с песком и т. п.: «сильнейший болевой эффект при отсутствии синяков». Упомянуты даже удары по ушам с их последующим выкручиванием.

Средневековая пытка, когда давали есть соленое, усовершенствована: сначала не дают пить после соленого, а потом дают много минералки или даже арбуза, а затем не пускают в туалет.

Газета не просто теоретизирует: она часто информирует читателей о вполне конкретной противоправной практике, позволяя сделать однозначный вывод: да, в современной России эта практика стала повсеместной и общеупотребительной.

Вот, к примеру, статья в «Новой», озаглавленная «Ты должен сказать собаке: “Здравствуйте, разрешите пройти?”» с подзаголовком «Учреждение ИЗ-55/3 — проект федеральных силовиков, готовый к распространению по территории всей страны». Этот проект, по словам «НГ», называют также «лагерем смерти». В нем творятся беззакония, и дело доходит даже до такого ужаса, как «разложение воровских авторитетов». Цитирую: «Только за последние годы в местных исправительных учреждениях сложили свои короны такие известные воры в законе, как Юра Кореец, Гоча Сухумский, Кривуля. За ними последовал 32-летний Александр Хлынов, известный в криминальных кругах по кличке Белый или Фигура».

Газета возмущена: «по всем жалобам и заявлениям прокуратура вынесла постановления об отказе в возбуждении уголовных дел». Но нельзя же так поступать с ворами в законе, они тоже граждане страны, и обладают теми же правами, что и другие!

Не берусь утверждать, что тут мы имеем дело с защитой своих, но позиция ясна.

Протестует «НГ» и против произвола по отношению к совсем рядовым гражданам, случайно попавшим в жернова Фемиды. Скажем, в 2009-м году «НГ» опубликовала статью с говорящим названием «Встретить мента и остаться в живых», где приводит характерные эпизоды пыток и издевательств:

«Надевали мне на голову черные полиэтиленовые пакеты, затягивали на шее. Я начинал задыхаться. Несколько раз удавалось, вдохнув воздух в себя, прокусить пакет и начать дышать. …

Ближе к утру, когда я уже лежал и уже не знал, что им говорить, чтобы меня отпустили, я сказал, что буду жаловаться. Это было ошибкой. Они страшно возбудились, и мне реально стало страшно. Один из них предложил: “Давай ему шею свернем, ногу прострелим и в окно выкинем. Вроде как попытался бежать, и мы, его задерживая, в ногу стреляли”.

Потом они сказали, что лучше меня утопить. Пока мы ехали, они дорогу не обсуждали. Они точно знали, куда ехать. И еще они лениво переговаривались. Абсолютно спокойно. Меня это больше всего поразило…

Меня столкнули в воду, и один заметил, что я цепляюсь за край бетонной плиты. Он стал ногой меня отталкивать от берега со словами: “Всплывешь в Чебоксарах, передавай привет чувашам”».

Герою это истории повезло: будучи физически хорошо развитым, он сумел проплыть в ледяной воде к берегу, где его подобрали друзья, все это время дежурившие у отделения милиции, а затем поехавшие за милицейской машиной. Десять дней в больнице с тупой травмой живота, сотрясением мозга, сломанной рукой и порванными связками. Могло быть и хуже.

Несомненно, чисто садистские мотивы частенько являются для милиции-полиции самодовлеющими. Но не менее часто все перечисленные приемы используются лишь как средство добывания «чистосердечных признаний», то есть самооговора.

Публикация «НГ», август 2010 года: белорусский студент-антифа Александр Пахотин дважды избит сотрудниками МВД — сначала в жуковском УВД, затем в химкинском. Но не только ради удовольствия: «Нанося удары, мне говорили, какие показания я должен давать. В протоколе моего допроса как организаторы погрома должны были фигурировать известные участники движения “Антифа”, в том числе обвиняемый Максим Солопов. Один избивавший — вероятно, решив, что я не до конца все понял, — прижал мою голову к столу, а к уху поднес ножницы. Он сказал, что отрежет его, если я не повторю то, что мне продиктуют. Угрожали, что отвезут в лес и я оттуда не вернусь, а искать меня никто здесь не будет, потому что я гражданин Беларуси».

Летом прошлого года Краснодарский край за пытки и подлоги на скамье подсудимых оказались 8 кубанских милиционеров, которые добывали признательные показания в трогательном сотрудничестве с прокуратурой. «Они делали мне растяжку наручниками, одевали на голову резиновый мешок и подключали электрический ток, от чего я терял сознание, — рассказал потерпевший. — Некий прокурор «заходил в период моей пытки и видел, что я висел на растяжке обмоченный, находясь в сознании. Он объяснил, что он прокурор, который осуществляет надзор за милицией, и спросил: “Жалоб нет?”. И сам себе ответил: “Вижу, что нет”, и вышел».

Потерпевшему «Новая Газета» верит на слово, даже без какого-либо медицинского освидетельствования.

Верит она и другим свидетельствам о пытках, о физическом и моральном воздействии, давлении, применяемом к задержанным, подследственным и обвиняемым.

А вместе с ней верим и мы, читатели. А главное – верим самой «Новой газете» в том, что она в принципе против пыток и других незаконных практик наших «органов».
А зря верим.

Гуманизм по боку

Все резко меняется до неузнаваемости, как только речь заходит, к примеру, о столь обсуждаемом сейчас деле «Тихонова/Хасис».

Русские националисты для ультралиберальной «Новой газеты» не просто чужие – враги. Непримиримые, принципиальные. С ними объективность и гуманизм, конечно же, неуместны – такова логика редакционной позиции.

Поэтому, что бы ни творили следствие и гособвинение, подход к этому один: все, что очерняет националистов, бросает на них тень – все справедливо, гуманно и законно.

Установка именно на такое освещение дана в статье «Как убивали Стаса и Настю». Она предельно откровенна:

«Это будет не просто громкий процесс. Это будет процесс политический — открытый суд над русским фашизмом…

Ни о каком давлении (шантаже или побоях), о котором сейчас так любит говорить защита, на суде, когда избиралась мера пресечения, ни Тихоновым, ни Хасис, ни их адвокатами заявлено не было. Как никто и не пытался оспорить в суде законность проведенного обыска и задержания. Пиар на этот счет появился много позже, когда стало очевидно: доказательства есть — и неопровержимые. Да и маску-“мешок”, вокруг которой был в свое время поднят грандиозный скандал, Тихонов попросил надеть на себя сам…».
Поздравляем, господа, соврамши!

Сегодня в интернете нетрудно найти подробный рассказ Тихонова, данный под протокол, о том, как его били и пытали в первый день задержания, и на каких условиях сговорившийся со следствием адвокат Скрипилев, некогда возглавлявший белгородское отделение «Либеральной России», убедил его дать признательные показания. А равно о том, как тот же адвокат вбросил в СМИ байку о просьбе Тихонова насчет мешков на голову. Хотя ларчик открывается просто: Евгении Хасис при задержании был нанесен удар прикладом в лоб, она получила сотрясение мозга, что было зафиксировано медицинским освидетельствованием в тюрьме. А Тихонову повредили позвоночник и отбили почки, так что он три дня потом мочился кровью. Да и с лица, как мне показалось, он сильно изменился, судя по видеозаписи, сделанной на другой день после задержания: очень осунувшийся, под глазами синяки, на лбу шишка, цвет лица неестественный (местами, видимо, наложен грим).

Из протокола допроса Тихонова 16.12.09:

«Неизвестные люди в штатском налетели на меня сзади, повалили на асфальт и принялись избивать. Их было несколько человек, они выкрикивали: «Ты что думаешь, мы менты?! Мы – не менты!» На мой вопрос, кто они такие и чего хотят, мне не ответили, нанесли удар по половым органам (в паховую область). В следующие три дня я испытывал боли при мочеиспускании…

Заломив мне руки за спину, неизвестные в гражданской одежде надели мне на руки наручники и подняли на ноги. Я успел оглянуться и заметил, что нападавших было не менее 10 человек. Меня затащили в микроавтобус иномарку темного цвета. Там они продолжали бить меня по шее и печени…

Меня стали бить ладонями по лицу и по шее, требуя сказать, есть ли в квартире оружие и спит или бодрствует моя гражданская супруга Хасис Е.Д…

Вместо ответа меня стали душить руками за шею. На какое-то время я потерял сознание…

На кухне моей съемной квартиры по указанному выше адресу допрашивал меня человек, позднее представившийся «Владимиром Владимировичем». Он убеждал меня взять на себя убийство Маркелова С. Ю. и Бабуровой А. Э. Когда я отказывался, он выходил из кухни, и меня начинали пытать. На голову надевали целофановый пакет и били по животу, пока я не начинал задыхаться, теряя сознание. «Владимир Владимирович» возвращался на кухню и вновь задавал мне разные вопросы; и когда я отказывался отвечать или мои ответы его не устраивали, Владимир Владимирович вновь уходил из кухни, чтобы меня продолжали пытать. Так продолжалось до вечера…».

Сотрудники «Новой» не только знакомились с делом в подробностях (подозреваю, что еще на стадии следствия, поскольку параллельно вели свое журналистское расследование), но и постоянно используют в публикации стоп-кадры (скриншоты) и другие материалы из дела. Они не могли не читать этот кричащий текст.

И уж кому как не им знать, как в действительности добываются чистосердечные признания задержанных и обвиняемых (см. выше)!

И что? А ничего. В любом другом случае, я уверен, «Новая» в ярких красках расписала бы «применение пыток силовыми структурами» и «вымучивание показаний и самооговора». Но тут предпочла воздержаться. Права человека на русских националистов не распространяются?

Напротив, «НГ» пишет, неожиданно елейно-лояльно, что, оказывается, у Тихонова и Хасис была возможность 3 ноября во время обыска, сразу после задержания, заявить, что некие вещи им не принадлежат. Интересно, какими глазами журналисты читали написанные собственной рукой Тихонова строки:

«…все время в квартире, где я жил, проводился обыск. Мне не показывали ничего из изъятого. В протоколе обыска сказано, что мне было показано постановление о проведении обыска. Однако, этого не было сделано».

Отдельно хочется сказать о позорном для следствия и суда факте «мешкования» обвиняемых – и о реакции «Новой газеты» на этот наш, российский позор.

В статье шеф-редактора Сергей Соколова «Как их брали» заявлено, что «закрывать лица арестованным — общепринятая мировая практика». Подумаешь, ничего особенного!

Что тут скажешь? Перед нами лишь необщепринятая в мире практика журналистского вранья.

Даю справку. Восемнадцатого января 1978 года Европейский суд по правам человека по жалобе № 5310/71, дело «Ирландия против Великобритании», вынес решение, в соответствии с которым использование ряда техник, в том числе покрывание головы задержанного мешком (hooding – мешкование) было признано бесчеловечной и унижающей человеческое достоинство практикой, нарушающей статью 3 Европейской конвенции о защите прав человека.

Не может у нас этого быть, — уверяет нас «Новая Газета», теряя лицо. Сами-де, сами попросили! Никакого нарушения конвенции — все добровольно. Ведь если бы не добровольно, то ведь сняли бы в суде их с себя сами, не так ли?

Позорно для СМИ, считающего себя демократическим, а тем более – либеральным, не только не разоблачать подобный произвол силовых структур и не протестовать против него. Вдвойне позорно – солидаризоваться в таких условиях со следствием и обвинением. Увы, и сия чаша не миновала «Новую газету».

К примеру, обвинение перечисляет материалы, найденные на компьютерах обвиняемых, привязывая их то к мифическому «БОРНу», то к делу «Черных ястребов», в котором Тихонов и Хасис не замешаны. И «Новая» с удовлетворением передает санкцию судьи Замашнюка: хотя в других убийствах Тихонова и Хасис не обвиняют, но прокуроры имеют право читать протоколы содержания жестких дисков с компьютера и флеш-карт. Неважно, что при этом наводится тень на плетень, лепится для присяжных образ «ужасных террористов». По мнению прокуратуры и суда присяжным очень полезно ознакомиться с такой заботливо составленной подборкой. Понятно, что найденную в компьютере классическую литературу или фотографии котят в подборку не включили — ибо отрезанная голова азиата или ориентировки на «черных ястребов» гораздо «правильнее», с точки зрения обвинения, характеризуют подсудимых. Статья в «Новой» насчет этого прокурорского передергивания не только не ставит под сомнение этот приемчик, но и носит харатерное название: «Только и делал, что ходил бы и убивал» — оцените!

Таких примеров немало и еще.

Одной рукой ратуя за гуманизм и подлинно справедливую юстицию, другой рукой «Новая газета» откровенно демонстрирует нам свой двойной стандарт.

Комментарии излишни, кроме одного. Читая репортажи из зала суда, срежиссированные Сергеем Соколовым, я начинаю сомневаться в искренности и честности других материалов газеты, тех, в которых она так искусно и рьяно защищает своих.

Двойной стандарт – обоюдоострое оружие.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования