sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
18 октября 2017 года


  Главная страница arrow События arrow Архив новостей arrow Дело Тихонова-Хасис: как их брали

Дело Тихонова-Хасис: как их брали

Версия для печати Отправить на e-mail

Некогда «Новая газета» опубликовала материал Сергея Соколова «Как их брали», где была дана версия задержания Никиты Тихонова и Евгении Хасис, полученная от следователей.
Мы располагаем документально подтвержденной версией совсем иного содержания.
Она проливает свет на многое в данном деле. Рекомендуем ознакомиться без гнева и пристрастия:

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО

Г. Москва 16 декабря 2009 г.

Допрос начат в 11 ч. 30 мин.
Допрос окончен в 13 ч. 15 мин.

Следователь ГСУ СКП РФ юрист 1 класса Петров М. В.

В помещении ФБУ СИЗО-2 ФСИН России

В соответствии со ст. 173, 174 и 189 УПК РФ допросил по уголовному делу № 201/36007–09 в качестве обвиняемого:

1. Фамилия, имя, отчество: Тихонов Никита Александрович

<…>

Иные участвующие лица защитник Жучков А. Г.

<…>

Желаю изложить свои показания собственноручно. 1 декабря 2009 г. я наконец-то получил копию протокола обыска, которая, к сожалению, не была вручена мне в день обыска 3 ноября 2009 г. Внимательно ознакомившись с данным документом, заявляю следующее.

1) В протоколе указано, что я был задержан на квартире по адресу г. Москва, ул. Свободы, д. 93 корп. 1. кв. 161. На самом деле я был задержан 3.11.2009 около 7.10 утра на улице Планерной, в 70 метрах от станции метро «Планерная». Неизвестные люди в штатском налетели на меня сзади, повалили на асфальт и принялись избивать. Их было несколько человек, они выкрикивали: «Ты что думаешь, мы менты?! Мы – не менты!» На мой вопрос, кто они такие и чего хотят, мне не ответили, нанесли удар по половым органам (в паховую область). В следующие три дня я испытывал боли при мочеиспускании. При помещении меня в СИЗО-2 Лефортово, я сообщил врачу о болях при мочеиспускании. Врач меня осмотрел и сказал, что гематом не обнаружил. А боли продолжались до 06.11 включительно.

Заломив мне руки за спину, неизвестные в гражданской одежде надели мне на руки наручники и подняли на ноги. Я успел оглянуться и заметил, что нападавших было не менее 10 человек. Меня затащили в микроавтобус иномарку темного цвета. Там они продолжали бить меня по шее и печени. Не снимая наручников, они срезали лямки моего рюкзака, который все время находился у меня за спиной. Судя по отрывочным репликам, неизвестные нападавшие снимали меня на видео или фотоаппарат. После этого меня положили на пол микроавтобуса между сидениями лицом вниз. Когда я лежал на полу салона микроавтобуса, сверху на сидениях всегда кто-то сидел. Напавшие переговаривались между собой, время от времени наклонялись ко мне и трогали наручники у меня за спиной. Кожей я чувствовал прикосновение металла. Наручники с меня не снимали. Когда меня подняли с пола на сидение, микроавтобус уже подъехал к дому 93, корп. 1 по улице Свободы. Меня стали бить ладонями по лицу и по шее, требуя сказать, есть ли в квартире оружие и спит или бодрствует моя гражданская супруга Хасис Е. Д. (они называли ее не по имени, а просто «девчонка»). Я ничего не ответил, и тогда с меня сняли поясную сумку, там обнаружили ключи от квартиры. Спустя 15–20 минут меня втащили в квартиру. Когда меня проводили мимо маленькой комнаты, я увидел полуодетую Хасис Е. Д., лежащую на диване с руками, скованными за спиной. Из одежды на Хасис была только ночнушка. Больше я Хасис Е. Д., мою гражданскую жену, не видел.

Войдя в квартиру, я увидел не менее 5 человек незнакомых мне вооруженных мужчин в гражданской одежде. Судя по их поведению, они были с напавшими и захватившими меня заодно. Меня затащили на кухню, положили на пол и стали требовать выдать оружие и деньги. Я снова попросил их сказать, кто они такие – бандиты или милиция. Вместо ответа меня стали душить руками за шею. На какое-то время я потерял сознание. А когда очнулся, сообщил захватчикам, что деньги лежат в моей поясной сумке, а еще на шкафу в маленькой комнате. На вопрос: много ли у меня денег, я ответил утвердительно.

В кухню, где меня держали под присмотром вооруженные люди, все время, весь день заглядывали новые лица, которых я ранее не видел. Я затрудняюсь указать их точное число, но в разговоре со мной вечером того же дня (3.11.09 г.) участники захвата признались, что только бойцов спецназа ФСБ было около 20 человек. Это не считая других членов оперативно-следственной группы. Из общавшихся со мною могу уверенно опознать одного. Он тогда представился мне старшим над сотрудниками ФСБ, осуществлявшими захват, и сказал, что будет меня допрашивать. Своего звания, фамилии и имени этот человек 3.11.2009 г. не называл, несмотря на мою просьбу об этом. Когда я уже содержался в изоляторе Лефортово, этот человек допрашивал меня уже в стенах СИЗО-2. Он требовал отвечать на его вопросы, угрожая обвинить меня в нескольких убийствах неизвестных мне лиц и перевести меня в изолятор на ул. Петровка, где меня будут пытать в пресс-хатах. На допросе в Лефортово защитник не присутствовал, а протокол не велся. Допрашивавший меня сотрудник ФСБ тогда назвался «Владимиром Владимировичем» и сообщил мне, что имеет звание полковника. Для ясности изложения я ниже буду называть данное лицо «Владимиром Владимировичем», хотя речь будет идти уже о событиях 3.11.2009 г., когда он еще отказывался представляться.

Итак, на кухне моей съемной квартиры по указанному выше адресу допрашивал меня человек, позднее представившийся «Владимиром Владимировичем». Он убеждал меня взять на себя убийство Маркелова С. Ю. и Бабуровой А. Э. Когда я отказывался, он выходил из кухни, и меня начинали пытать. На голову надевали целофановый пакет и били по животу, пока я не начинал задыхаться, теряя сознание. «Владимир Владимирович» возвращался на кухню и вновь задавал мне разные вопросы; и когда я отказывался отвечать или мои ответы его не устраивали, Владимир Владимирович вновь уходил из кухни, чтобы меня продолжали пытать. Так продолжалось до вечера.

Что в это время происходило с Хасис Е. Д., я не знаю, но Владимир Владимирович и его подручные убеждали меня «прекратить упрямиться, чтобы девчонка не мучалась» (цитата). Они угрожали поместить мою гражданскую жену в камеру к мужчинам-уголовникам, лицам кавказской национальности, спровоцировав тем самым ее изнасилование. Владимир Владимирович сказал мне, что Хасис Е. Д. этапируют в Ингушетию. Мне тоже угрожали разными пытками, если я не буду говорить то, что от меня хотят услышать. Но все ограничивалось ударами по шее, животу и печени, а также удушениями.

Вечером, когда стемнело, меня перевели в ванную комнату, пояснив, что на кухне будет производиться обыск. Так я узнал, что все время в квартире, где я жил, проводился обыск. Мне не показывали ничего из изъятого. В протоколе обыска сказано, что мне было показано постановление о проведении обыска. Однако, этого не было сделано.

Пока я находился на кухне, допрос несколько раз прерывали. Меня фотографировали на фотоаппарат и мобильные телефоны. Велась и видеосъемка.

По завершении обыска, мне был вручен протокол обыска, но увидев, что там записаны многие факты и обстоятельства, не соответствующие действительности, я отказался подписывать протокол. Копия протокола обыска мне в тот день вручена не была.

2) В протоколе обыска указано, что в квартире по указанному выше адресу было изъято 60.000 рублей. На самом деле 3.11.2009 помимо этой суммы там находилось не менее 15.000 евро. Они принадлежали моей гражданской жене Хасис Е. Д. Деньги лежали на шкафу цвета в маленькой комнате.

Кроме того в протоколе сказано, что в моей черной поясной сумке с надписью RВК были обнаружены 2 тысячи рублей (2000 руб.). На самом деле помимо рублей там находились примерно 1.700 евро. Это мои сбережения за время работы журналистом. Деньги Хасис Е. Д. – это часть суммы, вырученной ею от продажи принадлежавшей ей квартиры.

О том, что в протоколе обыска не упомянуты крупные суммы в валюте евро, я устно сообщил старшему следователю ГСУ СКП Краснову И. В.

3) Есть и другие существенные моменты в протоколе обыска, которые не соответствуют действительности, и по которым я могу дать свои пояснения. Но об этом я сообщу только ознакомившись с результатами и материалами служебной проверки, которую я прошу начать по обстоятельствам, указанным мною в протоколе допроса 16.12.2009 г. Материалы служебной проверки я прошу приобщить к материалам моего уголовного дела.
Записано собственноручно (подпись)
<…>

Обвиняемый (подпись)

Иные участвующие лица: Защитник (подпись)

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования