sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня четверг
25 мая 2017 года


  Главная страница arrow События arrow Архив новостей arrow Дело Тихонова-Хасис: скандал в суде

Дело Тихонова-Хасис: скандал в суде

Версия для печати Отправить на e-mail

Что скрывает обвинение и не хочет открыть суд?

Сегодня, 29 марта, судебное заседание началось с того, что судья Замашнюк, напомнив всем присутствующим, что он пишется через «а» (что существенно), вновь проявил железобетонную стойкость, отбивая одно за другим ходатайства защиты. Собственно, ничего другого никто и не ожидал; напомню, что в ходе всего судоговорения с самого первого дня ни одно такое ходатайство не было удовлетворено. Своего рода рекорд судебной «стойкости» не стоило бы обсуждать, если бы не характер сегодняшних ходатайств. Ибо у меня возникло впечатление, что отбив их (по привычке? из принципа? из нежелания разобраться в деле досконально и всерьез?), судья воспрепятствовал поиску истины в суде.

На мой взгляд, ситуация – на грани настоящего, большого скандала. В чем суть дела? Вот три основных эпизода сегодняшнего разбирательства.

Эпизод первый. Адвокат обвиняемых А. Г. Жучков напомнил суду, что 9 марта 2009 года была проведена экспертиза всех окурков, собранных на том пятачке на Пречистенке, где, как помнят читатели, «фигура, похожая на женщину» простояла 51 минуту, иногда поднося руку к лицу характерным жестом курильщика.

Следствие – надо отдать ему должное – отнеслось к этому ясно зримому обстоятельству серьезно. Понимая, что окурок несет на себе следы слюны курильщика, по которым легко установить биологическое тождество, оно собрало на том месте без малого 150 (!) окурков. По которым, как положено, заказало судебно-биологическую экспертизу. И поступило при этом, опять-таки, правильно и мудро, поскольку Евгения Хасис, которую нам пытаются выдать за ту самую «фигуру», до помещения в СИЗО постоянно курила. Всякий курильщик знает, что невозможно простоять на зимнем холоде целый час, не покуривши. Знал это и следователь Краснов… Естественно было предположить, что окурки прямо укажут на подозреваемую.

Но затем у следствия случился полнейший облом: ни на одном из полутора сотен окурков слюны Хасис не оказалось! То есть, результат экспертизы начисто опроверг предположение следствия о том, какой именно персонаж покуривал на Пречистенке, ожидая Маркелова с Бабуровой.

Разумеется, такой результат категорически не устраивал ни следствие, ни обвинение. Они ведь не заинтересованы в оправдании Жени и Никиты. И тогда следователь быстренько передумал: окурки, оказывается, не имеют отношения к делу. (А уж как бы имели, кабы хоть на одном оказалась женина слюна!)

По этой простой причине тщетно искать в многочисленных томах дела экспертное заключение. Нет там этого важнейшего документа! Понятно, что обвинение о нем даже не заикнулось, и в итоге господам присяжным заседателям ничего не известно ни об экспертизе, ни об ее результатах. Но и защита лишена возможности предъявить взглядам присяжных весомое документальное свидетельство в пользу подсудимой.

Вот по этой причине адвокат Жучков и попросил истребовать у следственной инстанции пресловутые документы проведенной по окуркам экспертизы.

Логично, разумно? В интересах дела? По-моему, да.

Почему судья Замашнюк отклонил ходатайство (я не о формальной причине, опытному судье ничего не стоит найти таковую)? Он не заинтересован в выяснении истины? Или он уже все для себя решил, все выводы сделал? Боится разрушить и без того шаткую версию обвинения, будучи в сговоре с прокуратурой? Не решаюсь ничего утверждать, но впечатление осталось скверное.

Эпизод второй.Адвокат обвиняемых Г. Г. Небритов открыл присутствующим глаза на очень и очень пикантное обстоятельство. Процитирую сказанное им в суде:

«Согласно имеющемуся в деле постановлению судьи (т. З л. д. 216), оперативным службам ФСБ было дано разрешение на проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении гр-на Тихонова Н. А.: «обследование жилого помещения» и «наблюдение с использованием аудио и видеозаписи»…

В то же время, сотрудники ФСБ были прекрасно осведомлены о том, что истинным владельцем данного помещения является гражданин Великанов… Почему сотрудники ФСБ отказались пойти законным путем или хотя бы получить от Великанова согласие на проникновение в квартиру, остается только гадать. Возможно это связано с тем, что помимо установки в квартире микрофонов, они планировали и какие-то мероприятия, на которые невозможно получить санкцию суда или согласие собственника квартиры».

Такова преамбула ходатайства. Из нее всякому понятно, что эфэсбешники, конечно же, заходили в квартиру, которую Тихонов снимал у Великанова. Но не только ради установки прослушки. Заходили именно ради того самого «обследования жилого помещения», на которое выпросили разрешение у суда. Только вот Великанову об этом не доложили.

Почему? Это вполне понятно. Им не нужен был свидетель всего того, чем занимались они в пустой квартире, где проживали Никита и Женя, в их отсутствие.

Что же они могли сделать там? Об этом можно догадаться из ходатайства:

«Согласно протоколу обыска от 03.11.2009 года (т. 5 л. д. 123-140) в квартире, помимо прочего, были обнаружены мужская коричневая шапка и женское куртка-пальто с капюшоном. Согласно показаниям Тихонова, ни один из указанных предметов ни ему, ни Хасис не принадлежит, а значит появление их в квартире остается невыясненным. Владелец квартиры – Великанов – отрицает тот факт, что данные вещи принадлежат ему.

Таким образом, исключив вышеуказанные варианты, защита приходит к выводу о том, что указанные предметы могли появиться в квартире в результате действий третьих лиц.

Нежелание следствия провести по изъятым предметам биологическую экспертизу и экспертизу по микрочастицам (которые бы могли дать однозначный вывод о том, надевали ли данные предметы одежды Тихонов и Хасис или нет) может свидетельствовать лишь о том, что следствию заранее стало известно, что указанные экспертизы не дадут желаемого результата и не подтвердят версию следствия».

Еще бы! Обжегшись разочек на биологической экспертизе с окурками, следствие побоялось еще раз столь же позорно обломиться на экспертизе носильных вещей, хотя Никита Тихонов неоднократно просил, настаивал на такой экспертизе!

Кстати, читатель должен знать, что судья Замашнюк имеет полное право назначить такую экспертизу прямо сейчас, в ходе судебного разбирательства. Но я готов спорить на деньги, что он этого не сделает. Почему? Додумайтесь сами.

А между тем (я продолжаю цитировать ходатайство Небритова):

«Материалами прослушки установлено, что в квартиру никто, кроме Тихонова и Хасис, не входил (иначе это бы нашло свое подтверждение в соответствующих диалогах). Единственными лицами, которые проникали в квартиру Великанова, остаются сотрудники ФСБ… Таким образом, если указанные предметы в квартиру не были принесены Тихоновым, Хасис, Великановым или гостями подсудимых, единственными лицами, которые имели возможность принести в квартиру шапку и куртку, остаются сами сотрудники ФСБ.

С целью устранения возникших по делу противоречий, считаю необходимым вызвать в суд для дачи показаний сотрудников ФСБ 2-й службы Управления по защите Конституционного строя, осуществлявших установку микрофонов прослушки для выяснения обстоятельств появления в квартире мужской коричневой шапки и женской куртки-пальто».

Заявление адвоката, как понимает читатель, носит по меньшей мере скандальный, а по меркам наших судов, просто кощунственный характер! Как так! Заподозрить российских рыцарей плаща и кинжала в подбросе вещественных доказательств! Ай-ай-ай! Нельзя трогать «священных коров»!

Однако кто может сказать, что такое подозрение не обосновано? Обосновано, увы!

Казалось бы, чтобы отвести всякие сомнения, суд был бы заинтересован пригласить для дачи показаний тех, кто осуществлял «обследование жилого помещения» и устанавливал там прослушку. Как говорили римляне, жена Цезаря должна быть выше подозрений. Но как бы не так: и обвинение и суд пошли на все, чтобы не допустить таких свидетелей в зал суда.

Адвокат потерпевших Владимир Жеребенков (о нем много интересного можно узнать на сайте «Компромат.ру»), неуклюже «отмазывая» ФСБ, заявил, что «нет данных, что было осуществлено проникновение» и что прослушку можно установить и не входя в квартиру. Про специально истребованное оперативниками разрешение на обследование жилья он «забыл». А между тем, постановлением Мосгорсуда от 17 октября 2009 г. проводить это обследование разрешалось «сроком на семь суток». Да за такой срок Господь Бог всю вселенную сотворил, не то что вещдоки какие-то!

Прокуроры, понятное дело, услышав подобное ходатайство, буквально взвились на дыбы! И тут же обвинили Небритова, что он пытается оказать воздействие на СМИ. Однако по существу не смогли возразить ничего.

Точнее, их аргумент (как это с ними частенько бывает) работает против них: почему-де Тихонов и Хасис не избавились от подброшенных вещей? Ну, во-первых, они могли думать, что вещи в их отсутствие принес Великанов, хозяин. Но во-вторыхв-главных!), они не избавились даже от двух пистолетов, из одного из которых, по версии следствия, был застрелен Маркелов, а из другого – «черный ястреб» Халилов. Что просто обязаны были сделать немедленно, будь они действительно киллерами. Секрет их неизбавления от «улик» слишком прост и очевиден: они их не считали за улики, даже предположить такое не могли.

Поэтому и требует Тихонов экспертизы приписываемых им вещей!

Поэтому не проводит следствие такой экспертизы и не хочет ее обвинение.

Поэтому не собирается ее проводить и суд?

Впрочем, что до суда, тут дело хуже.

Судья Замашнюк стал добиваться от адвоката Небритова указания на конкретных лиц, кого тот считает нужным вызвать в суд. Требование, граничащее с издевательством, ведь акция была секретной и имена исполнителей тоже засекречены, адвокату они не могут быть известны.

А вот для суда выяснить эти имена не составило бы труда, было бы желание. Но желания такого у Замашнюка явно нет. Нет до такой степени, что он сделал вид, что не замечает фамилии руководителя той самой группы сотрудников ФСБ, которая фигурирует в деле: В. В. Шаменков. Нельзя пригласить в суд рядовых исполнителей – пригласи хотя бы руководителя, он и исполнителей приведет, если надо будет.

Тем более, что по показаниям Тихонова, этот же Шаменков Владимир Владимирович руководил и группой захвата, целый день выбивавшей из Никиты нужные показания. Его в любом случае не мешало бы допросить.

Почему суд этого не делает? Боится узнать лишнее? Но лишней правды в таком деле быть не может!

Эпизод третий.Адвокат обвиняемых А. В. Васильев обратил внимание суда на то, что свидетели Мурашкин и Ермакова, якобы, опознали Тихонова. При этом никаких сведений о том, что с их слов был составлен фоторобот подозреваемого, в деле не имеется. Однако существует опубликованное в «Российской газете» интервью начальника ГУВД г. Москвы В. Пронина, в котором он утверждает не только, что такой фоторобот был составлен, но и рассказывает, как он выглядел. Васильев эту публикацию продемонстрировал.

Согласитесь, читатель, что начальник всей московской милиции, курировавший столь резонансное дело, наверняка знал о всех его подробностях, ему ведь обо всем должны были докладывать срочно и в деталях. Он не мог просто так, «от фонаря», ляпнуть про фоторобот, если бы не знал о нем точно из докладов подчиненных, если бы сам его не видел своими глазами. Конечно, можно предположить, что те его осознанно обманывали, гнали туфту для отчета… Но это вряд ли, Пронин был человек серьезный.

Не правда ли, было бы вполне естественно пригласить его в суд для дачи показаний и уточнить насчет фоторобота. Ведь если он и вправду существует, то чем объяснить его отсутствие в деле? Только тем, это вполне очевидно, что фоторобот ничего общего не имеет с обликом обвиняемого. И что это попросту очередная улика, работающая против следствия и обвинения, а потому тщательно скрываемая от суда.

Вот Васильев и ходатайствовал о вызове в суд отставного генерала.

Поначалу противная сторона растерялась. Явно испытывая шок от прикосновения к очередной «священной корове», прокурор Локтионов заявил: «Я не представляю, как вести в суд такого генерала. Пусть адвокат сам отвезет повестку Пронину, мы окажем ему помощь в отыскании адреса».

Но судья Замашнюк не допустил даже столь неудобного для защиты варианта.

Он определил: «Что известно бывшему начальнику Пронину – мы не располагаем». По мнению судьи, ссылка на газету не может приниматься во внимание, ибо это лишь личное мнение частного лица (ничего себе частное лицо: начальник всей городской милиции Москвы!), которое «какого-либо доказательственного значения не имеет».

То есть, свидетельство генерала милиции о том, что со слов свидетелей в ходе следствия был изготовлен фоторобот подозреваемого, для Замашнюка – неважно, несущественно. Зачем, в самом деле, усложнять судебный процесс? Нет фоторобота – нет проблемы.

А был бы фоторобот? А вдруг бы присяжные убедились воочию, что на нем вовсе не Никита Тихонов, а совсем другой человек?

Мне кажется, судье очень не хотелось допустить такой поворот событий.

И он отказал адвокату Васильеву.

Почему?!

Александр Севастьянов

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования