sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня вторник
28 марта 2017 года


  Главная страница arrow События arrow Интервью А.Н.Севастьянова, сопредседателя Национал-Державной партии России, РИА «В десятку»

Интервью А. Н. Севастьянова, сопредседателя Национал-Державной партии России, РИА «В десятку»

Версия для печати Отправить на e-mail

Здравствуйте, дорогие друзья! Я – Мстислав Засека, главный редактор русского информационного агенства «В десятку».
Сегодня у нас в гостях Александр Никитич Севастьянов, сопредседатель Национал-Державной партии России. По некоторым позициям наши взгляды расходятся. В частности, для нас в оценке положения дел в России и в мире руководством является программа НОРНА. Александр Никитич придерживается несколько иной точки зрения. Тем не менее, на мой взгляд, интервью получилось очень интересным и содержательным, потому что Александр Севастьянов сам по себе человек неординарный. Набор вопросов был традиционен: о религии, Русском Марше, Кавказе, об агентах и провокаторах, о земле, евреях, некоторых личностях и о другом.

1. Александр Никитич! Благодарю вас за то, что вы нашли время ответить на вопросы. Я знаю, что на одном из ваших сайтов, sevastianov.ru, изложены подробности вашей биографии, но мало рассказано о том, как вы пришли в политику. Расскажите, пожалуйста, кратко о политических этапах вашей жизни. Когда вы почувствовали, что политика – ваше призвание?

Ответ: На школьной скамье, в ходе изучения литературы, истории и обществоведения. Вместе с тем, тогда же было совершенно ясно, что впрямую заняться политикой в СССР мне никогда не удастся (крушения режима в 1960-1970-е гг. никто не предполагал), поскольку комсомольско-партийной карьерой я брезговал, считал ее морально недопустимой для себя, да и в коммунизм не верил. Поэтому свой интерес к политике я сублимировал в изучение социальных наук: литературо- и искусствоведения, истории, социологии, политологии, религиеведения (я окончил филфак и аспирантуру журфака МГУ, вхожу в Ассоциацию искусствоведов). Много занимался историей общественного движения в России, лет двадцать отдал изучению истории и теории интеллигенции как класса. Иногда мне казалось, что все это – лишь исполнение моих вольных интеллектуальных прихотей, однако, когда пришло время для реального участия в политике, все эти знания, обретавшиеся со страстью и упорством, но как бы «впрок», оказались резко востребованы, обеспечили мне многие преимущества. Как пальцы, сжатые в кулак, сведения, почерпнутые из всех важнейших отраслей гуманитарного знания, собрались вместе в тугое ядро, позволили мне прорваться к стратегическому видению ситуации. Как теоретик русского движения выступаю с 1991 года. Мои прогнозы, мало кого устраивающие и отвергаемые в силу их бескомпромиссности, сбываются, как редко у кого из коллег. Пятнадцать лет назад я предсказал и приход национал-капитализма (госпарткапитализма), и возвращение однопартийной системы, и взрывной рост русского национализма. И даже по срокам угадал. Но быть Кассандрой нелегко. Тогда мне никто не хотел верить… Ну, а в практическую политику я втянулся, организовав (вместе с немногими энтузиастами) в начале 1990-х успешную шестилетнюю кампанию по противодействию Ельцину и Швыдкому, затеявшим отдать немцам наши военные трофеи, оплаченные русской кровью и полученные в порядке компенсаторной реституции. Надо было раскрыть обществу глаза на безнравственный характер этой закулисной сделки, я опубликовал десятки статей, соприкоснулся с большой политикой, узнал многих ее действующих лиц, занял свое место в окопе. Дальше – больше…

2. Известно, что в вашей партии действует табу на религиозные споры. Тем не менее, могли бы вы сделать исключение для читателей сайта «В десятку» и поведать о своём мировозрении? Есть ли в нём место для религии? И если есть, то какова ваша религия, ваши отношения с Богами?

Ответ: Мои отношения с потусторонним миром строятся во многом на почве богатой личной практики, данной мне как дар с ранней юности, с 13 лет. Этот дар наследственный, от мамы, а у ней – от далекого предка, известного костромского юродивого-ясновидящего, ходившего зимой босым, в рубище и веригах. Нам с ней обоим не раз открывалось будущее в снах, иногда аллегорических, иногда до ужаса детальных и конкретных. Свою связь с миром умерших ощущаю постоянно, это общение есть часть моей повседневной жизни. Я не верю, а твердо знаю, что есть душа у живых существ, что есть потусторонний мир, где эти души обретаются, что души умерших периодически вновь переселяются в живых, что они общаются с нами оттуда, что тот мир пристально следит за нашим, переживает за него, стремится к взаимодействию. Все это для меня – ясные и непреложные, «медицинские» факты, многократно подтвержденные опытом, в том числе личным. Но, коли это так, то надо искать пути оптимального взаимодействия с тем миром… Эту тему я пока оставляю для своего финального исследования, когда «разделаюсь» с текущей, земной политикой, закрою свои долги по этой части. Кое-что мне твердо ясно и сейчас (так, я абсолютно уверен в действенности таких обрядов, которые в христианстве известны как крещение, венчание, отпевание), а кое-что предстает пока как гипотеза. Моим читателям могу твердо рекомендовать одно: культ семейных предков. Тут не ошибетесь. Что же касается концептуальной стороны вероисповедания, я пока не встречал религии, которая полностью меня бы удовлетворила. В чем-то симпатизирую индуизму, в чем-то конфуцианству, в чем-то иным воззрениям, в зависимости от красоты и убедительности учения. Меня ведь можно убедить, но нельзя заставить слепо верить ни во что. Думаю, чем древней религия, тем больше у нее здравых оснований, оставшихся от непосредственного незамутненного религиозного знания древнейших людей. Сожалею, что нет верной, убедительной реконструкции древней славянской конфессии. Поздние религии – христианство, буддизм, отчасти и мусульманство не любят жизнь, отрицают ее, не любят столь совершенный Божий Мир, противопоставляют ему кто нирвану, кто совершенно невразумительный и неубедительный (христиане) или до смешного материалистический (мусульмане) рай, пропагандируют уход от мира, практикуют такую противоестественную вещь как монашество (правда, у буддистов оно не так уж оторвано от жизни, но все равно они трактуют жизнь как зло). А я вот очень люблю Божий дар – жизнь и Божий Мир, о котором сам Творец сказал, что он «хорош весьма»… Далее: религия, отрицающая переселение душ, неистинна по определению, это ясно. Но и в ней могут быть истинными отдельные положения, а главное – ритуалы. Поэтому я без смущения хожу выполнять эти ритуалы в православную церковь, я уверен, что это можно и нужно делать, хотя не разделяю христианскую доктрину и не поклоняюсь Христу. Ведь истинный ритуал – он в любой конфессии истинен, поскольку дает гарантированный результат. Берем, что поближе, ошибки не будет. Обращаюсь я с молитвой и к русским святым (их количество огромно), ведь это были отличные, прекрасные русские люди, им не может быть безразлична наша русская судьба, наша борьба… Есть и такая особая сущность, как ангел-хранитель. Но о своем понимании Бога мне пока публично говорить рано. А вот в существование какого-либо «сатаны» не верю совершенно, хотя наличие злых сил в обоих мирах несомненно. Вот вам кое-какие фрагменты моего мировоззрения. А в целом этот плачевно поверхностный разговор я надеюсь всерьез продолжить лет через десять, если доживу.

3. Вы состоите в оргкомитете Русского Марша, из которого, как известно, был исключён Николай Бондарик в декабре 2007 года. Расскажите, пожалуйста, об этой общественно-политической организации. Кто стоял у истоков Русского Марша? Поменялся ли на сегодняшний день состав учредителей? Планируете ли вы в будущем использовать Русский Марш? Не устарела ли такая форма протеста?

Ответ: Вы назвали РМ формой протеста, но это лишь малый краешек его истинного значения. Которое прежде всего состоит в демонстрации национальной солидарности, национального единства. (Разумеется, не хаотического и безвкусного единства всего со всем, «селедки с вареньем», а единства всего лучшего, здорового в нашем движении.) Думаю, эта форма – самая главная, самая нужная, необходимая для нас. Хотя бы раз в год можно напомнить всему миру, что русский народ жив, что он существует, что у него есть свои права и интересы, свои требования, – это архиважно! Куда важнее протестной злобы дня! У истоков этой блестящей инициативы ненароком встал Евразийский союз молодежи (ЕСМ), который пробил в Кремле разрешение на марш как на «антиоранжевое» мероприятие в день национального единства 4 ноября 2005 года. Однако, будучи в русском движении явлением абсолютно маргинальным, а сейчас уже и вовсе забытым, ЕСМ был вынужден обратиться за поддержкой к авторитетному Движению против нелегальной иммиграции (ДПНИ), а те кликнули клич, на который отозвались все русские организации. В итоге на этом первом Русском Марше сама собой произошла естественная революция, легко смахнувшая первоначально заявленную цель и вылившаяся в мощную русскую национал-патриотическую демонстрацию, потрясшую своей импровизированной силой не только обалдевшую кремлядь, не только наших врагов (газета «Известия» вышла с анонсом «Националисты приватизировали праздник»), но и нас самих. Правда, тогда ЕСМ-овцы и православные евреи, к ним примазавшиеся, захватили трибуну и насилу дали выступить даже руководителю ДПНИ Александру Белову, а меня так и вовсе не пустили. Но уже в 2006 году все начало вставать на свое место. От лица НДПР я вошел в Оргкомитет Русского Марша, а случайные попутчики, бывшие на марше 2005 года, напротив, отвалились (их попытка создать свой, «Правый», марш вместо «Русского» вышла бледной). На этот раз власть, еще не пришедшая в себя от прошлогоднего потрясения, попыталась запретить нам выход, но, столкнувшись с нашей твердой решимостью выводить людей на улицу, дала слабинку и позволила принять участие в дозволенном митинге Бабурина. И на этот раз мы также перевернули вверх дном официальную концепцию мероприятия: Белов сумел захватить трибуну, куда его не пускал Бабурин, получивший по телефону указание от Суркова, а мы с развернутыми знаменами и транспарантами прошли-таки маршем да самого метро «Парк Культуры», где многих из нас похватали и побросали в воронки (меня вскоре выпустили как помощника депутата Павлова, после чего мы с депутатом Курьяновичем до поздней ночи ездили по лягавкам, вызволяя своих). Настоящей победой стал Русский Марш 2007-го. Мы готовили его год в тесном сотрудничестве основных организаций-участников (ДПНИ, НДПР, РОНС, Славянский Союз, РОД, НБФ, МО СРН, МО НС, «Память»), достигнув высокго уровня мобилизации. В преддверии выборов власть не рискнула вступать с нами в конфронтацию, но выделила для марша 4 ноября набережную Шевченко – промзону. Одновременно была попытка провести параллельный Русский Марш со стороны Бабурина и его партии Народный Союз. Бабурин даже летал в Сочи, чтобы на личной встрече убедить Путина в том, что именно он и его партия представляют и контролируют русское движение. К нам на Оргкомитет он заслал своего верного вассала Виктора Алксниса, который открыто дал понять, что мы-де маргиналы, которым шествие запретят, а посему давайте-ка все под Бабурина! Единодушный отказ был ему ответом, мы предложили бабуринцам, со своей стороны, не ломать строй и присоединиться к нашему маршу. Итог известен: на наш марш вышло примерно 5–7 тысяч человек, а к Бабурину вечером того же дня – всего 380. Стало ясно всем, в том числе в Кремле, у кого же на самом деле контрольный пакет в русском движении (жалкий результат Бабурина на выборах только подтвердил это). Конечно, с этого момента резко усилились как политические репрессии и провокации (Бондарик – один из примеров), так и пропагандистские атаки против основных участников РМ, в первую очередь, против ДПНИ и лично Александра Белова. Но это не раскололо Оргкомитет, который стал постоянно действующим координационным центром. Стоит упомянуть, что помимо основного марша 4 ноября мы в течение года провели немало иных мероприятий под своей эгидой: митинг в поддержку политзаключенных, митинг и факельное шествие Памяти псковского десанта, митинг и акции прямого действия за переименование ул. Кадырова в улицу Псковского десанта, митинг против абортов, 1 мая – Русский марш и митинг у Останкино, 3 сентября митинг в годовщину Кондопоги, благотворительный концерт в поддержку политзаключенных и персонально Ивана Миронова и т. д. Не будет преувеличением сказать, что наш Оргкомитет стал верным политическим камертоном русского движения, единственным вполне живым и действенным инструментом русской политики.

4. Могли бы вы назвать наиболее влиятельные русские национальные интернет-ресурсы? Есть ли среди них такие, которые контролируются агентами спецслужб? Каково ваше отношение к ресурсу АРИ.РУ Карабанова и Водолеева? За что они вас не взлюбили? Ведь не секрет, что они никогда не упускают возможности, мягко говоря, кольнуть вас лично и НДПР. Это конкуренция или есть причины более глубокие?

Ответ: О том, за что меня невзлюбило АРИ, надо бы спросить у них, а о том, котого контролируют спецслужбы, – у самих спецслужб, ведь они письменных свидетельств не выдают, а на свои устные агентурные сведения ссылаться я не имею морального права. Но свое личное мнение я высказать могу. АРИ – не эксперты и не политологи, это лишь сборище борзописцев, то есть более-менее опытных и способных журналистов, самонадеянно полагающих, что могут свободно судить обо всем и обо всех. Китайский мудрец Лао Цзы говорил в таких случаях: «Знающий, делающий вид, что не знает, стоит высоко. Незнающий, делающий вид, что знает, болен». С огромным апломбом и напором больное на всю голову АРИ стало с 2002 года учить русский народ уму-разуму, единолично претендуя на место народных духовных вождей. Оснований под этими претензиями я не вижу никаких, их теоретические установки плоски, глупы и необоснованны, их оценки нелепы и несостоятельны, а прогнозы дуты и высосаны из пальца, но характерно, что под их суровые, с плеча, разносы немедленно попадают все мало-мальски заметные фигуранты русского движения, имевшие несчастье привлечь массовое внимание и притом не расписавшиеся в своем глубочайшем почтении к АРИ… Словом, что тут много говорить, ведь басню Крылова «Слон и Моська» все читали, и все знают, каким способом «почти без драки» можно попасть «в большие забияки». Выводы о том, для чего и для кого существует в русском движении эта «маленькая, но очень гордая (и злобная) птичка», чья раскольническая сущность очевидна, а практическая польза под вопросом, делайте сами. Я, по правде говоря, очень давно к ним на сайт не заглядываю. Если мне нужно узнать что-то достоверное из текущей политики, если мне нужно сверить свое мнение с мнением других профессионалов, я обращусь к АРИ в последнюю очередь, ведь эта братия соврет – недорого возьмет. А даже маленькая ложь рождает большое недоверие. Зато я постоянно читаю сайты «Русское дело», ДПНИ, НДПР (считаю их наиболее адекватными и информативными), с большим уважением отношусь к «Кольцу патриотических ресурсов» (где есть выбор на любой вкус), непременно изучаю (но через двойные фильтры!!) сайты «Стрингера» и АПН, где можно найти и первоклассную информацию и столь же первоклассную дезу. Наверное, есть и другие хорошие источники, но за всем интернетом не уследишь, я больше работаю с книгами, объем работы очень велик, так что от дальнейших оценок воздержусь.

5. Поддерживаете ли вы отношения с Борисом Мироновым, исключённым из вашей партии несколько лет назад?

Ответ: Нет, не поддерживаю. Все, что я хотел, я давно ему высказал в открытом письме 11 апреля 2004 года. С тех пор он еще упал в моих глазах, оказавшись неспособным к подпольной работе в той же мере, что и к легальной. Мне не о чем с ним говорить.



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования