sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
13 декабря 2017 года


  Главная страница arrow События arrow Наш ответ Медведеву

Наш ответ Медведеву

Версия для печати Отправить на e-mail

Александр Севастьянов

К 2-месячному юбилею президентского Послания

Общественному договору – быть!

Первое послание стране президента Медведева содержало в себе не только очевидные новации, давно и детально разобранные комментаторами, но и ряд не столь явных рефлексов по очень важным, стратегическим поводам, которые самое время не спеша проанализировать, пользуясь новогодним досугом. С одной стороны, в нем прочитываются надличностные мотивы, озвученные Медведевым по должности. Об этом писать неинтересно. С другой стороны, мы можем обнаружить многозначительные умолчания, фрейдовские оговорки и тезисы невпопад, которые говорят о многом, в том числе о самом президенте. Вот тут полезно и интересно задержать внимание, чтобы точнее представить, чего можно ждать от кремлевского Олимпа и как на это реагировать. Уточню: как именно нам, русским националистам, оценить позицию Медведева и сформировать свой ответ на его выступление.

Последние лет двадцать, с того момента, как советская элита, в лице Горбачева, его приспешников и преемников, капитулировала духовно, а затем и политически перед элитой Запада, вся внутренняя политика в России всецело определяется ее внешней политикой. (В подлинно суверенных странах все строго наоборот.) Исходя из этого факта, мы легко можем вычислить тот политический императив, который стоит сегодня перед Кремлем, независимо от того, кто персонифицирует названную властную инстанцию.

Отношения с западным миром заданы тремя принципиальными положениями, которые нельзя ни отменить, ни заменить, ни изменить:

1. Кремлю (никакому и никогда) не видать полновластия в самой России, если он будет править с оглядкой на Запад. Тут одно из двух;

2. Запад никогда не смирится с попыткой Кремля править даже в самой России (не говоря о каком-то СНГ или тому подобном) без оглядки на Запад;

3. Запад никогда не пойдет на компромисс в виде включения Кремля в состав мировой элиты в обмен на частичную переуступку Кремлем правления внутри России этой самой элите. В этом Кремль наглядно и болезненно убедился за последние десять лет. Никаких иллюзий не осталось. Миром правили и будут править без русских: это константа западной политики. А попытки Кремля вмешиваться будут вызывать враждебную реакцию и блокироваться любыми способами – вплоть до военных.

Причина проста, но заложена глубоко, на уровне подсознания: европейцы не считали, не считают и не будут считать нас, русских, за своих. Скорее турок или японцев признают, чем нас. По этой простой причине они не станут делить с нами власть, даже самую иллюзорную. Чем более схожими с ними мы будем становиться внешне, тем больше западный менталитет будет отталкиваться от русских как от внутренне «чужих», да еще и мимикрирующих под «своих»!

Эти три положения с неизбежностью ведут Кремль к единственному простому и верному решению. Ради полновластия в самой России и внешней независимости надо максимально консолидировать вокруг себя свою страну и свой народ. Этот проверенный путь Кремль вынужден повторять в разные исторические эпохи без особых отличий.

Для этого надо всего-то навсего: договориться со своим народом.

Тогда – и только тогда – можно будет вести самостоятельную внутреннюю политику (а там и внешнюю, начиная с зоны естественных интересов России в ближнем зарубежье), не опасаясь ни экспансии, ни иных форм грубого давления и вмешательства со стороны Запада. В противном случае неизбежно получишь в лучшем варианте население, отчужденное от Кремля настолько, что оно и пальцем не пошевелит ради его защиты в случае иностранного вторжения, а в худшем – просто безразмерную пятую колонну, своих будущих палачей и могильщиков (как в ходе падения советской власти).

Материальными подачками, тем более в условиях кризиса, тут дела не решить. Это должны понимать наши правители, несмотря на весь свой новомодный материализм (прагматизм, цинизм – как кому по вкусу). Понимают ли они это? Судя по всему, нет. Мечта превратить 70 процентов населения России в «средний класс», озабоченный лишь своей кормушкой и стандартным набором удовольствий, мечта, которой с нами поделились Путин и Медведев, остро выдает критическую недостаточность этого самого новомодного материализма. А попытка прикрыть мировым кризисом крах собственной ложной экономической и социальной политики катастрофически усугубляет отчуждение Кремля от народа.

В этом смысле президентское обращение от 5 ноября с.г. оставило двойственное впечатление. С одной стороны, оно ярко продемонстрировало стремление Кремля к тому, чтобы найти общий язык с народом ради создания массовой внутренней опоры, нейтрализующей давление Запада («то, что нам сегодня больше всего необходимо, – это доверие и сотрудничество»). С другой стороны, оно так же ярко показало, что президент Медведев ищет ключик от проблемы не там, где его потеряли еще коммунистические правители, а там, где фонарным столбом стоит Владислав Сурков, своеобразно освещая данный участок идеологии.

Завладев, как при коммунистах, монополией на идеологию, Кремль отнюдь не облегчил, а неимоверно усложнил себе задачу. Ибо есть судьбоносные вопросы, от которых президенту России не уйти, даже если всем нам заткнут рты, а наиболее ретивых посадят за решетку. Ибо эти вопросы ставит сама жизнь и отвечать на них рано или поздно придется. И самые главные из них лежат в том самом ларце с надписью «Национальные отношения», который Кремль со всех сторон опечатал, как сундук Пандоры. Питая, очевидно, наивную надежду, что от этого они сами собой разрешатся в нужном ему направлении. Как бы не так! Не разрешатся, а лишь усугубятся.

Для продвинутых обществоведов сегодня стало банальностью, что только этнополитика позволяет правильно оценивать настоящее и прогнозировать будущее, ибо то и другое определяется именно национальными отношениями. Новейший Лев Толстой, в радикально изменившихся условиях, писал бы свою эпопею о «скрытой теплоте» уже не патриотизма, а национализма. Чему-то роковое ХХ столетие все же нас да научило!

Поэтому есть прямой смысл взглянуть на президентское послание Медведева с русской националистической платформы, чтобы прикинуть: велика ли дистанция от этой платформы до Кремля. Ведь преодолевать ее, хочешь не хочешь, а придется.

Подчеркну: политическая практика последних трех-пяти лет (неотправка российских войск в Ирак и Афганистан, дипломатическая защита Ирана и Сирии, показательный разгром Грузии – незадачливого американского сателлита, некоторые сдвиги в перевооружении армии и т. д. вплоть до совместных с Венесуэлой военно-морских маневров и восстановления дружбы с Кубой и Никарагуа), а также ряд политических высказываний нашего «демотандема» (в том числе и в последнем президентском послании) доказывают одно: вышеописанные три императива Кремлем не только поняты и усвоены, но и приняты как руководство к действию. Движение, заданное ими, выполняется осмысленно и последовательно. Значит, неизбежно придется понять и усвоить и все остальное, описанное ниже. И чем раньше, тем лучше. Помогу, чем могу.

Итак, что можно прочесть и как оценить глазами русского националиста в президентском послании Дмитрия Медведева? (Подчеркну, что вопросов экономики и социального быта я принципиально не касаюсь, на то есть «тьма искусников». Я же рассуждаю лишь о предмете своих постоянных экспертиз.)

Выбирай – не хочу!

Медведев: Уважаемые граждане России!.. В полную силу заработали в новой Государственной Думе парламентские партии.

Севастьянов: Оптимизм явно наигран. Радоваться тут нечему: партийная жизнь России есть зрелище сколь же превратное, столь и отвратное. Ибо не только не отражает действительного расклада политических сил в обществе, но и злостно искажает этот расклад. Причем сразу в нескольких измерениях.

Во-первых, всякое общество существует в системе координат, которую задает вовсе не только одна-единственная ось социального размежевания, как нам пытаются это преподать, но еще и вторая, не менее важная ось: размежевания национального. Такова жизнь. Соответственно, само размежевание в обществе происходит не только по принципу «правый – левый» (творцы кремлевского внутриполитического курса усиленно делают вид, что этот принцип – единственный достойный внимания), но и по принципу «свой – чужой». Роковое значение этнического фактора проявилось после крушения СССР многократно, неотвратимо и, казалось бы, ярко и однозначно. В наше время закрывать на это глаза – глупо, опасно, едва ли не преступно.

Однако российский закон «О политических партиях» (ст. 9 п. 3) прямо запрещает создание партий «по признакам национальной принадлежности». И этим лишает всех без исключения граждан всех национальностей возможности на государственном уровне определять, выражать и защищать свои национальные интересы и права.

Но ведь этнические права и интересы существуют объективно, они специфичны, они вовсе не покрываются, не исчерпываются общегражданскими правами! Это значит, что участие в партиях, организованных по российским законам, оставляет всю национальную проблематику на глубокой периферии, что противоречит ее действительному значению. Следовательно, стратегия общественного развития России с самого начала закладывается на ложных основаниях, без учета важнейших факторов, которые волюнтаристски попросту сняты с повестки дня, как будто их и нет. Но в реальности-то они есть, только обречены проявляться у нас исключительно в уродливой, искаженной форме. От этого плохо всем, и Кремлю в том числе.

Особенно важно, что игнорируются среди прочих – права и интересы государствообразующего, русского народа. Никакого политического субъекта, который бы законным образом их выражал и защищал, сегодня, увы, нет в природе. И законодательством российским такой субъект показательно не предусмотрен. Значимое большинство страны в политике не представлено, зато непропорционально мощно представлено и всем в стране заправляет значимое меньшинство в лице «Единой России». Это противоречие носит характер антагонизма.

Во-вторых, «парламентские партии», что тут лукавить, на российском политическом жаргоне есть лишь заранее охолощеные партии, допущенные Кремлем в парламент. Говорить, что они «заработали в полную силу», – значит издевательски высмеивать этих политических кастратов. Ибо им отведена лишь одна на всех малопочтенная роль немого и послушного штемпеля для кремлевских законопроектов. Никакого самостоятельного или, боже упаси, оппозиционного значения у Госдумы сегодня нет; такова финальная стадия ее эволюции, таков трагикомический итог истории легальной оппозиции и вообще парламентаризма в России.

Партии создаются для выражения политической позиции значительных групп людей, для легальной защиты их прав и интересов. Введя ограничения на создание партий, Кремль оставил многие подобные группы за пределами законной публичной политики. В том числе самую значительную группу российского населения (значительную количественно и качественно) – русский народ. Партия русского народа была бы, несомненно, партией абсолютного большинства России. Именно она определяла бы всю судьбу страны. Но пока что такая партия, будь она создана, – вне закона.

В отличие от Путина, Медведев сумел почувствовать: что-то не так в сложившейся политической системе. И, во-первых, решил чуть-чуть расширить в парламенте присутствие «допущенных» партий и соответствующего электората. А во-вторых, вообще произвел – ни много ни мало! – конституционный переворот, неожиданно изменив характер нашего строя и поставив правительство под контроль парламента (соответствующая поправка в Конституцию уже принята). Это очень важный шаг на пути от президентской к парламентской республике. Я давно настаиваю на необходимости подобного шага, но… имея в виду, конечно же, руководящую и направляющую роль партии русского большинства. Только в таком варианте парламентская республика для нас желанна и необходима. Однако сегодня эта роль принадлежит партии «Единая Россия», вообще никакого отношения к русскому народу не имеющей, его проблем не знающей, их не обсуждающей и не учитывающей. Таким образом, заведомо верное средство учреждено под заведомо неверную цель. А это значит, что нас ждет не разрешение проблем, а их закоснение, не улучшение, а ухудшение общественного климата.

Произошедшее говорит о том, что застылое догматическое марксистско-ленинское политическое мышление по-прежнему доминирует в Кремле, у президентских советников. Там продолжают рассуждать о политике лишь в застарелых социально-экономических категориях, деля общество на правых, левых и центр, как сто лет тому назад. Несусветная глупость! Нам предлагаются различные вроде бы правильные изменения в закон о партиях, но только не то главное, основное, которое нужней всех прочих. И кто-то надеется при этом консолидировать население?! Поистине, бывает же такая слепота!

Что мы скажем на это?

Мы требуем: снимите запрет на создание партий по национальному признаку. В нем – главный тормоз общественного развития. Он должен быть убран. И тогда постепенно все встанет на свои места, и в стране восстановится нормальная управляемость, дисциплина исполнителей и ответственность властей. Ибо тогда уже не партия капиталистов-космополитов, как сегодня, а партия абсолютного большинства – русского народа – возьмет под контроль парламент и правительство, консолидирует страну и мобилизует ее на достижения и победы. Другого пути к нормальной жизни в России нет. Ибо если 80% населения страны консолидировано воедино – то кто устоит против нас вовне или внутри России?!

Смелее договаривай, президент!

Медведев: …Речь идёт о народе с тысячелетней историей, освоившем и цивилизовавшем огромную территорию. Создавшем неповторимую культуру. Мощный экономический и военный потенциал. Действующем на прочной основе выработанных, выстраданных, выверенных за века ценностей и идеалов.

Севастьянов: – Интересно, что же это за народ такой? Назови-ка! Нет, не называет, хотя еще не раз близенько подходит к самому краю «скользкой» темы, говоря о судьбе «великого народа». Какого? Да все того же, по умолчанию. Назвать этот народ «российским», а-ля покойный Ельцин, уже неудобно: долго и упорно навязывавшаяся нам фальшивая концепция «российского народа» столь же долго и упорно отвергалась обществом, и сегодня она звучит уже просто неприлично, режет слух, и Медведев, слава богу, это понимает. Но назвать «великий народ» (русский) по его настоящему природному имени, видимо, еще неудобно перед кем-то влиятельным, вот и приходится обходиться экивоками и эвфемизмами.

Что мы скажем на это?

Всем уже давно и предельно ясны две простые и научно установленные вещи: 1) только русский и никакой другой народ создал великое государство (Российскую империю, СССР, Россию); 2) только на русском народе оно держалось и держится ровно в той мере, в какой это еще по силам русским. Не будет этих сил – не будет и России. Другие народы могли (могут) помогать или противодействовать русским. Это лишь замедлит или ускорит ход державного движения, но не изменит его характер и направление.

Дело за малым: признать все сказанное с самой верхней трибуны страны. Признать прямо, без экивоков и эвфемизмов. И изменить строй и законодательство в соответствии со сказанным.

Пока что до этого, как кажется на первый взгляд, еще далеко. Но есть логика хода истории, есть логика развития идей. Сказал «Господи», скажешь и «верую»! Только надо смелее мыслить и договаривать мысль до конца.

О наших ценностях, общественных идеалах и нравственных принципах

Медведев: Есть вещи, которыми нельзя поступиться, есть вещи, ради которых нужно бороться и побеждать. Это то, что дорого вам, дорого мне, дорого нам всем. То, без чего мы не можем себе представить нашу страну…

Теперь собственно о ценностях. Они хорошо известны.

Справедливость, понимаемая как политическое равноправие, как честность судов, ответственность руководителей. Реализуемая как социальные гарантии, требующая преодоления бедности и коррупции. Добивающаяся достойного места для каждого человека в обществе и для всей российской нации в системе международных отношений.

Это свобода – личная, индивидуальная свобода.

Свобода предпринимательства, слова, вероисповедания, выбора места жительства и рода занятий. И свобода общая, национальная. Самостоятельность и независимость Российского государства.

Жизнь человека, его благосостояние и достоинство. Межнациональный мир. Единство разнообразных культур. Защита малых народов…

Семейные традиции. Любовь и верность. Забота о младших и старших.

Патриотизм. При самом трезвом, критическом взгляде на отечественную историю и на наше далеко не идеальное настоящее. В любых обстоятельствах, всегда – вера в Россию, глубокая привязанность к родному краю, к нашей великой культуре.

Таковы наши ценности, таковы устои нашего общества, наши нравственные ориентиры…

Севастьянов: Все вроде бы неплохо на первый взгляд, но ко всему сказанному, кроме наиболее тривиально-неоспоримого, есть очень важные поправочки.

О справедливости. Да будет известно тем, кто этого еще не знает, что справедливость есть категория классовая и национальная. То, что кажется справедливым рабочему и крестьянину, не всегда покажется таковым предпринимателю и землевладельцу, да и профессору, как правило, тоже. «Все люди равны, всем – поровну», – скажут люди физического труда (вспомним знаменитый принцип Парижской Коммуны: равная оплата за равный по времени труд). «Все люди разные; каждому – свое», – будут настаивать на своем понимании справедливости предприниматели и интеллигенты. А справедливость с точки зрения, допустим, чеченца (дела Буданова, Аракчеева, Худякова и Ульмана тому примером) или еврея (дело Копцева и многие иные дела по ст. 282 УК РФ или по закону «О противодействии экстремистской деятельности») может сильно отличаться от русского представления о ней.

Но главное даже не в этом. Суд по любви в принципе несовместим с судом по справедливости, ибо любовь есть высшая несправедливость: это бесконечное и немотивированное предпочтение любимого – всем остальным. Незабываем блестящий афоризм правителя Испании генерала Франко: «Для своих – всё; для остальных – закон».

Кто же свой, а кто чужой в нашем обществе для высокопоставленного оратора? Или все подряд свои? Неправда, так не бывает. Да и на дух не нужен нам еще один отчим, для которого все детишки в доме одинаково не свои и не чужие. Нам нужен отец; русские устали от сиротства, от горькой безотцовщины. Настолько устали, что уже и грузина Сталина, передушившего русско-советскую элиту, готовы в отцы к себе записать.

Что мы скажем на это?

Определись, кто, в конце концов, тебе свой, президент! Ведь если мы, русские, для тебя – не свои, значит и ты нам – чужой, но тогда ни о какой консолидации не может быть и речи. И крепко знай и помни следующее.

Нам не нужна антирусская «национальная справедливость» а-ля немецкая династия российских императоров Романовых, тем более нам не нужна антирусская «справедливость» а-ля еврейские большевики-интернационалисты, и даже а-ля «отец всех советских народов» грузин Сталин или а-ля заложник и марионетка космополитов Ельцин.

Нам нужна справедливость Русского национального государства, где все будет для русских и ничего против русских. Любишь русских – докажи делом. Не любишь – так и будем знать. Но не жди и от нас тогда опоры и поддержки.

О честных судах. В последние годы мы, русские националисты, часто сталкиваемся с возмутительным судебным произволом, направляемым с самых больших высот российской власти: из ФСБ, Генпрокуратуры и Администрации президента. Произвол столь же беззаконный, сколь и непробиваемый: заказные политические процессы с предрешенным исходом идут один за другим, поражая своим цинизмом и жестокостью. Настоящий беспредел: Кремль развязал форменную войну с русским движением. Методика самая подлая и провокационная: одной рукой русских изгоняют из легального политического пространства и загоняют в подполье, а другой рукой беспощадно уничтожется всякого рода партизанщина. Каков итог? В стране, как в 1920-е годы, множится число самых настоящих политзаключенных, узников совести, единственное преступление которых в том, что они жили и действовали в силу своих политических, моральных, а порой и религиозных убеждений. По суду закрываются, караются СМИ и издательства, слишком поверившие в свободу мысли, слова и печати. Все это делается через прокуратуру и судей, которых, вопреки Конституции, не избирал народ, а назначала власть. Ей, а не закону служат судьи России в своем абсолютном большинстве. Демонстрируя при этом, как я сам не раз убеждался, удивительную беспринципность и некомпетентность.

Наряду с превращением в орудие политического беспредела, суды, как метко заметил один журналист, превратились в бизнес-корпорации, ловко, непрерывно и в максимальном размере выкачивающие деньги из тяжущихся. Взяточничество в судах достигло гомерических размеров. Дошло до того, что появилась новая профессия: судебный брокер, то есть человек, который берет на себя переговоры с судьями о вознаграждении за то или иное решение, избавляя от этой щепетильной задачи клиентов и адвокатов, выводя их (небесплатно) из зоны риска.

На этом фоне заклинания о том, какими правосудными, компетентными и порядочными должны быть суды, звучат довольно лицемерно.

Что мы скажем на это?

Что делать? Как заставить судей быть независимыми и неподкупными одновременно? Как исправить обвинительный уклон? Вот в чем вопрос. Снять госконтроль – будут еще пуще брать взятки, неправедно решать дела. Усугубить госконтроль – восторжествует телефонное право, административный произвол, а заказные процессы, от которых уже и так тошнит, станут повсеместной нормой.

Есть, на мой взгляд, три ключика к проблеме. Прежде всего, надо вернуться к исполнению своей Конституции и провести весь судейский корпус через народные выборы и регулярные перевыборы в дальнейшем. Назначенным властями судьям не место в судах. Судья, чьи приговоры высшая инстанция отменяла более двух раз, автоматически должен исключаться из судейского сословия за профнепригодностью, с запрещением возвращаться в него. Политические процессы (по ст. 282, 282’ УК РФ, по закону «О противодействии экстремизму», буде таковые не отменят вовсе) должны перейти под контроль суда присяжных.

О свободе. Говорить всерьез о свободе предпринимательства и слова в современной России – значит профанировать тему.

О свободе слова я уже все высказал в не утратившей актуальности статье «Новая инквизиция» («Наш современник» № 3 за 2008). На ТВ жесточайшая цензура, печатные СМИ трепещут и переходят на старый добрый эзопов язык, издательства избегают острых книг, типографии, под прямым нажимом ФСБ, отказываются печатать «сомнительные» книги (дожили, ё-моё: цензура типографий!) и т. д. МВД, ФСБ и Госдума пытаются замахнуться на свободу мысли даже в Интернете, даже на личных блогах (тем временем ряд лиц уже получили свои срока за неосторожность в этой лично-публичной переписке!). Короче говоря, интеллигенцию вновь возвращают в безвоздушное пространство советского периода, приводят в состояние безгласности, когда самая возможность возразить утрачивается.

О «свободе» предпринимательства ярче всего сказала нам свежая (ноябрь с. г.) история с запретительной пошлиной на вывоз круглого леса, которую правительство заблаговременно объявило (в расчете на заблаговременное же создание древообрабатывающей промышленности, лесопилок и заводиков), затем бестрепетно ввело, а потом… вынужденно отменило, ибо железнодорожные составы и морские суда, груженые лесом-кругляком, парализовали все движение на Дальнем Востоке. (Данный товар составляет 60% нашего экспорта в Китай.) Никто и не подумал создавать лесопилки и заводики, даже под угрозой полной остановки производства, ибо таковы в нашей стране условия осуществления пресловутой «свободы»: создать честно работающее предприятие, ту же лесопилку, себе дороже выйдет.

Что мы скажем на это?

Свобода – вещь не умозрительная: она либо есть, либо ее нет. Сегодня в России ее уже, можно сказать, нет. Де-факто нет свободы выборов, свободы референдумов, свободы партийной жизни, свободы слова и печати, свободы вероисповедания (репрессии обрушились на ряд родноверческих общин), свободы предпринимательства.

Надо либо признать это официально и честно сказать: граждане, свободы нет и не будет. (Так в свое время «честно» поступили большевики: открыто заявили еще в 1918 году, что они-де не могут позволить клеветать на Советскую власть – и враз закрыли все газеты, кроме большевицких и просоветских. И так до самого конца монополию и держали.) Либо немедленно подтвердить формулу 1990-х: разрешено все, что не запрещено, – и при этом убрать из законодательства все нормы, ограничивающие свободу слова, противоречащие Всеобщей декларации прав человека и гражданина. Прежде всего – статью 282 из УК РФ и соответствующие статьи закона «О противодействии экстремистской деятельности». Ведь по этим статьям сегодня судят даже за критику действий отдельных милиционеров как за разжигание ненависти к социальной категории: милиции в целом, якобы. И прочих абсурдных и жестоких процессов не счесть.

Любой другой путь – лицемерие и подрыв доверия к власти.

Понимает ли это Медведев? Пока, видимо, нет, если судить по его дежурной реплике («Мы не позволим разжигать социальную и межнациональную рознь…») и по тем наставлениям, которые он недавно дал директору ФСБ Александру Бортникову. Но разжигать то, что и без того давным-давно естественно и закономерно пылает ярким пламенем, никому в голову не придет. Беда в том, что у нас обычно судят как за разжигание – всего лишь за констатацию полыхающего пожара и поиск его причин. Видимо, сам Медведев никогда не сталкивался с практикой соответствующих судебных процессов, судит о них с чужих слов, в том числе с подачи антирусской прессы и всевозможных берлазаров. Хорошо бы, кто-нибудь его на сей счет просветил…

О защите малых народов. Ну, сколько же можно?! Что это за неравноправие в законе, что за двойные стандарты, вопиюще противоречащие ст. 19 Конституции РФ? Почему одни народы нужно «защищать», а другие могут и так обойтись, плевать на них? И когда же мы поймем, что на самом деле больше всего в защите нуждается не малый, а самый большой народ, тот народ, на котором все держится, который есть тот сук, на котором сидят все остальные народы России?! А вовсе не те народы, на которых не держится вообще ничего, существенного для других?

Порочный теоретический подход в жизни немедленно оборачивается порочной же практикой. Вот пример. Есть закон, регулирующий права коренных малочисленных народов Севера. В том числе, назначающий им для поддержания традиционного образа жизни и пропитания – определенные квоты на лов рыбы и зверя. А теперь представьте себе, что на берегу Белого моря стоят рядом два села – в одном живут, допустим, коми, а в другом – поморы. Поморы, как и казаки, это субэтнос русского народа, потомки новгородцев (в основном), двинувшихся на освоение Русского Севера еще с IX века. Их не очень много осталось, но это далеко не худшая часть русского народа. Их традиционный промысел от века, как и у коми, – рыбная ловля, бой морского зверя и т. п. И вот сегодня, видя, как сосед-коми спокойненько по положенной квоте ловит лосося и треску, бьет зверя и проч., а им, поморам, за те же деяния грозят страшные наказания как браконьерам, поморы поставили себе задачу: отделиться от русского народа, самоопределиться как отдельный этнос и добиться равных с другими малочисленными народами прав. Как видим, закон, хороший для малых народов, но утверждающий притом неравноправие, обернулся большой подлостью, несправедливостью и бедой для русских.

Что мы скажем на это?

Такой паскудный результат закономерен, ибо гнила сама мысль: наделить по национальному признаку особыми преимуществами народы, от которых никаких особых преимуществ для России не происходит. Обделив при этом преимуществами тот народ, без которого (единственного!) Россия вообще жить не может. Ни логики, ни справедливости, ни расчета тут нет никакого: одна глупость, невежество, недальновидность, торжество демагогии и чужеродных для нашей страны воззрений и подходов!

Итого: красивыми словами о справедливости, честных судах, свободе и тому подобных вещах отделаться от народа не получится. И все славословия по адресу провозгласившей права человека Конституции, которыми была полна речь президента, не убеждают.

Мы должны знать конкретно, какое именно содержание вкладывается в эти прекрасные лозунги, чем они будут наполняться и как реализовываться. Ибо пока они реализуются зачастую с точностью до наоборот.



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования