sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня четверг
14 декабря 2017 года


  Главная страница arrow События arrow О судьбе Никиты Тихонова

О судьбе Никиты Тихонова

Версия для печати Отправить на e-mail

Ещё зимой-весной 2012 года до меня доходила информация о том, что ФСБ не намерена оставить в покое осужденных Никиту и Женю и будет «прессовать» их уже в зонах, пока не выжмет новые показания на «неустановленных» лиц, о которых говорилось в деле, вплоть до кураторов «Русского образа» из Администрации президента. Помимо служебного рвения и политических интриг здесь недвусмысленно прочитывалось и стремление органов к моральному реваншу. Ведь ребята ушли на каторгу несломленными, показав националистически настроенной русской молодежи такой пример, которого стерпеть было нельзя. Вышло так, что своими собственными руками ФСБшники подарили русскому сопротивлению иконы, потерпев тем самым серьезное моральное поражение. Смириться с этим они не могли и были готовы на все, чтобы отыграть этот беспрецедентный моральный проигрыш. Дело понятное.

Отбывать наказание Никите довелось в печально знаменитой колонии «Полярная сова» в поселке Харп за полярным кругом. Условия содержания там – сами по себе бесконечная пытка. Напомню строки из приведенного выше письма его отца: «Камера у него одиночная шириной в 3,5 листа формата А4, длиной 11,5 листов А4. Ширина койки 2 листа формата А4 + 5 см (все измерялось листами бумаги А4). Унитаз расположен практически впритык к койке, не огорожен, вентиляции нет, сыро. Нет ни тумбочки, ни табуретки». Тем, кто усомнился в том, что Никиту избивали и пытали в день задержания именно так, как это описано в его показаниях от 16 декабря 2009, следует узнать из СМИ, что в результате закрытой черепно-мозговой травмы, полученной уже там, «на месте», он потерял способность видеть левым глазом, да и правый теперь видит хуже. А чтобы он не покончил с собой, приставили наблюдателя-дагестанца.

Не знаю, какие еще пытки применялись и применяются к нему – дыба, электроток… Наверняка вновь пошел в ход и главный, испытанный козырь: положение заключенной Жени Хасис, его гражданской жены. Однажды он уже совершил ради нее роковую ошибку, оговорив себя – от безвыходности, понимая, что может сотворить всесильная ФСБ с его гражданской женой. На зоне еще раз убедился: может! Что на этот раз пообещал ему полковник Шаменков?

Так или иначе, в интернете прошла информация, что Никита написал некую «явку с повинной» и его привезли из «Полярной совы» в Москву, в Лефортово. Похоже, немудреный ФСБшный сценарий повторился, только масштаб теперь уже пошире.

Является ли это поводом, подумалось мне, для изменения акцентов в истории дела?

Нет, не является. По трем причинам.

Во-первых, я по-прежнему уверен, что Никита и Женя не убивали Маркелова и Бабурову. Что бы ни говорил, ни писал Никита, беспристрастное изучение объективных материалов привело меня к такому выводу вполне однозначно. Уверен, что новое рассмотрение дела, которое должно будет состояться в связи с новыми показаниями (или, напротив, рассмотрение нового обширного дела, в котором убийство Маркелова и Бабуровой станет эпизодом), подтвердит это и позволит назвать новое имя убийцы. На этот раз – настоящее. Не удивлюсь, если им окажется (как и предполагал прозорливый журналист Евгений Левкович) известный русский боевик Алексей Коршунов, «Коршун», который, возможно, фигурировал в прослушке под именем «Васи».

Во-вторых, за минувшие два года произошло немало событий, коснувшихся лиц, причастных к организованному русскому подполью: подорвался на собственной гранате вышеупомянутый «Коршун», исчезли за границей Илья Горячев («Студент») и Сергей Голубев («Опер), был арестован Юрий Тихомиров (уже получил 10 лет строгого режима). Арестованы также в конце июня с.г. находившиеся в розыске Максим Баклагин и Вячеслав Исаев, которым приписывают не одно политическое убийство. По словам ряда СМИ, Никиту Тихонова (но не Евгению Хасис!) связывало со всеми ними знакомство на почве общих политических взглядов. А если верить изолгавшейся «Новой газете», все они, кроме Горячева, и составляют пресловутый БОРН – «Боевую организацию русских националистов».
Как известно, в ходе следствия и суда по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой никто из них Тихоновым не был даже назван! Кроме удалившегося за рубеж Горячева – и то уже в самом конце процесса. Но на сегодняшний день никакие показания Никиты уже ничего не изменят в судьбе ни Коршунова, ни Горячева с Голубевым, ни, скорее всего, Тихомирова, Исаева и Баклагина. А вот в судьбе самого Тихонова и Хасис – могут изменить, причем в лучшую сторону. Что же касается иных «неустановленных лиц» (допустим, что таковые имеются, в т. ч. в Кремле), то у них есть пока повод и немного времени подумать о своей судьбе: предупрежден – вооружен.

В-третьих. Конечно, сломаться может каждый или почти каждый. Судить со стороны тут нет никакой возможности, тем более – не зная всех внутренних обстоятельств и мотивов Никиты. Мы пока что не ведаем даже самого главного: сломался ли он, как торопятся заявить недруги, или просто нашел оптимальную линию поведения. Однако в любом случае, то, что я видел своими глазами в ходе судебного процесса (и что увидел моими глазами читатель), – этого уже никто и никогда не изменит, не переделает. Мы знаем и помним Никиту и Женю такими, какими они показали себя в течение двух лет – от ареста до приговора. Этого впечатления не забыть и ничем не изгладить.

Мы видели русских новомучеников. И если мучители добавили им новые мучения, превышающие меру человеческого терпения, это уже не изменит сути дела. Даже если в чем-то им придется отступиться от прежней высоты (как и Николе Королеву, и Алексею Воеводину), в данных обстоятельствах это будет достойно сожаления, но не осуждения.
Впрочем, произойдет ли все по одному или по другому сценарию, покажет только новый суд, результатов которого следует ждать не слишком скоро. А до тех пор все прежние выводы и акценты, я считаю, сохраняют свою актуальность.

А теперь давайте подумаем, что и как может измениться в судьбе Никиты и Жени.
Согласно закону, в случае, если осужденный дает согласие на сотрудничество с органами и подписывает показания, существенно меняющие картину дела, решение суда может быть отменено полностью, а дело – направлено на новое расследование и новый суд. Допустим, именно так в нашем случае и произойдет. Что тогда?
Тогда Хасис, скорее всего, придется оправдать и выпустить, как не причастную ни к БОРНу, ни конкретно к убийству Маркелова и Бабуровой. Думаю, именно это соображение и склонило Никиту к «явке с повинной», чтобы спасти от неволи любимую. Любой ценой, даже ценой собственной полной и окончательной гибели, духовной и физической. Один раз, как мы знаем, он уже последовал подобной логике…
Что же касается Тихонова, тут мои надежды далеко не столь радужны. Хотя известный моим читателям адвокат Владимир Жеребенков поделился с прессой таким соображением: «Тихонов очень много знает о самом крайнем крыле националистического движения, готового убивать людей. Он может быть источником чрезвычайно полезной информации. И раньше не скрывалось, что ему будут предлагать сотрудничество. Человек он умный, грамотный, всю жизнь гнить в тюрьме он вряд ли захочет. Частично на сотрудничество он наверняка пойдет. Как адвокат я нормально отнесусь, если за важную информацию, которая поможет выявить участников других преступлений, пожизненное ему заменят на 25 лет», – заявил он РБК-daily.
По моему же мнению, возможно три варианта.

Если предположить, что ФСБ играет с Тихоновым честно, то помимо оправдания Хасис, ему могут дать срок как соучастнику тех или иных деяний, в зависимости от того, что он на себя возьмет в новом раскладе. И этот срок в таком случае должен быть существенно меньше, хотя бы лет 15, иначе игра не стоит свеч.

Но, как мне кажется, честная игра не в стиле тех, с кем мы познакомились в первоначальном деле. И тогда возможны другие два варианта.

Либо ему вновь дадут пожизненный срок, но уже не за убийство Маркелова и Бабуровой, которого он не совершал, а, допустим, за участие в создании экстремистской организации. Получил же пожизненное Алексей Воеводин за деятельность Боевой террористической организации.

Либо, выжав и отработав Никиту «по полной», наши органы потом найдут его тело в камере-одиночке (в петле или с перерезанными венами, благо он уже вскрывался раз в тюрьме), как Максима Базылева. И распустят слух, что он-де не выдержал мук совести «из-за сданных товарищей». Ведь Тихонов, всеж-таки, для своего всемогущего противника – как бельмо на глазу. Да и знает многовато об их свычаях и обычаях…
Итак, не будем поспешно судить, наберемся терпения.

А пока нужно в любом случае добиться одного: чтобы неправосудное дело об убийстве Маркелова и Бабуровой было пересмотрено.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования