sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня вторник
30 мая 2017 года


  Главная страница arrow События arrow Открытое письмо Александру Броду (МБПЧ)

Открытое письмо Александру Броду (МБПЧ)

Версия для печати Отправить на e-mail

Злым и лукавым не следует позволять
высказывать своих лживых обвинений.

Конфуций
Неуважаемый г-н Брод!

В июле 2009 г. вы в «Хронике МБПЧ» выступили с заявлением «Об открытом письме группы писателей в защиту А. Севастьянова», где с замечательной, на мой взгляд, наглостью взялись поучать пятьдесят наиболее выдающихся русских писателей современности, как им следует относиться к моим брошюрам, признанным экстремистскими на основании, в частности, их «ярко выраженного прорусского характера». Дело в том, что писатели, ознакомившись с решением Советского районного суда г. Иваново, посчитали его абсурдным и подписали письмо в мою защиту, опубликованное в «Советской России» 09.07.09. Этот факт вызвал ваше неудовольствие и даже возмущение.

Аттестовав на свой вкус мои скромные труды, вы завершили свой отклик словами: «От подобных брошюр пришли бы в ужас истинные представители русской интеллигенции и настоящие писатели: Лев Толстой, Владимир Короленко, Максим Горький и многие другие. Они не подали бы руки членам т. н. “Союза писателей России”, не имеющих с интеллигенцией ничего общего и отстаивающих ксенофобную идеологию».

Я не очень понял, почему вы закавычили имя собственное известного творческого союза, да еще объявили его «так называемым». Да еще принялись решать за «истинных представителей русской интеллигенции», к которой вы ни с какого боку не имеете никакого отношения, кому они подали бы руку, а кому нет. А заодно и вообще определять (не будучи ни русским, ни интеллигентом), кто к этой самой русской интеллигенции относится. Зарвались, однако…

Видимо, неуважение к русской творческой элите, к лучшим ее мастерам пера, уже так прочно вошло в вашу кровь, что вы и сами этого не замечаете. Что ж, многие давно полагают, что наглости и самомнения вам не занимать, несмотря на отсутствие собственных творческих успехов, если не считать за таковые многочисленные доносы во всевозможные инстанции.

Зато я прекрасно понял другое: ваше невежество равняется вашей наглости, а то и превосходит ее. Если бы вы были мало-мальски образованы в области русской литературы, у вас никогда не поднялась бы рука запечатлеть на бумаге столь беспардонное вранье. Хочу из благотворительных соображений поправить ваше бедственное положение в области культуры, просветить вас насчет истинных обстоятельств и рассеять ваши прискорбные заблуждения насчет освещения русскими классиками национальных вопросов. Ведь все мы, русские националисты, учились у них.

* * *

Кстати, ваш ликбез не входит в мои жизненные планы настолько, чтобы привести здесь всю накопленную историей русской культуры и литературы информацию об искренней нелюбви и/или недоверии к инородцам почти всех наиболее известных русских художников, композиторов и писателей. Могу адресовать вас к недавно вышедшим книгам, таким как «Русские писатели о евреях» (М., Книга, 2004) или «Евреи и жиды в русской классике» (М. – Иерусалим, Мосты культуры – Гешарим, 2005-5766) и т. п. Так что здесь остановлюсь только на некоторых, но довольно ярких примерах.

Прежде всего, должен сказать, что политкорректность и толерантность в добрые времена, когда творили классики, явно не входила в число достоинств русских литераторов, скорее вызвала бы всеобщее исключительное омерзение как высшая форма двуличия и лицемерия. Тогда еще люди свободно выражали то, что думали. И даже считали это своим долгом (то-то вам с вашей манией доносительства было бы раздолье!).

Поэтому любая позиция, достойная внимания общества, находила, как правило, в писательской среде своих апологетов. К примеру, наличие в русском обществе отъявленных юдофилов – тут вы уместно вспомнили Льва Толстого и Максима Горького, признаю, уравновешивалось наличием столь же отъявленных юдофобов – Федора Достоевского или Василия Розанова, к примеру. О чем вы и сами знаете, уверен, но молчите.

Впрочем, тот же Толстой в «Войне и мире» вывел, прямо скажем, без всякой симпатии французов, да и немцев тоже (как презрительно звучит «О, аккуратность немецкая!» в отношении чистенького и благопристойного карьериста Берга). В разное время борьбой с засилием в России инородцев увлекались многие русские мастера пера, от Ломоносова до Фонвизина и Крылова. А уж, скажем, о Грибоедове и говорить нечего, взять бы хоть одну только фразу Чацкого: «А этот, как его, он турок или грек, тот, черномазенький, на ножках журавлиных!» Какое великолепно-презрительное отношение к «черномазенькому», неважно даже – мусульманину или «единоверному инородцу», как именовал греков официоз…

Что бы вам на них доносец в прокуратуру не накатать, а, Александр Семенович?

Антисемитские и ксенофобские, по вашей терминологии (тогда они считались просто патриотическими) взгляды не раз высказывали Пушкин, Гоголь, Белинский, Салтыков-Щедрин, от которых доставалось и евреям, и туркам, и полякам, и немцам и даже далеким итальянцам и англичанам. Их соответствующие высказывания легко найти в интернете, эту работу вы можете проделать и сами, если своевременно нужных книжек не читали. Кстати, не случайно в наши дни под давлением таких, как вы, «Тараса Бульбу» исключили из обязательной школьной программы: ведь именно там мы встречаем весьма «ярко выраженный прорусский характер» и «ксенофобию» по адресу хоть бы тех же евреев, поляков и турок. Не верите мне, а Гоголя читать лень сходите в кино на фильм Бортко.

Это все широко известно.

А вот насчет упомянутого вами Владимира Короленко не все так гладко, как вам представляется. Яркий пример того, как происходила переоценка ценностей у русской интеллигенции, оказавшейся под пятой еврейской власти в результате Октябрьского переворота 1917 года, являет собой как раз этот замечательный писатель. Ибо Короленко в иные годы был записным юдофилом и любимцем всего российского еврейства за поддержку Бейлиса в известном деле и вообще за героическую защиту еврейских прав, попиравшихся, по его мнению, царизмом. Но после революции он столкнулся с евреями, олицетворявшими Советскую власть, – и перековался в отъявленного юдофоба. О чем свидетельствуют его дневники и письма (опубликованы, найдете, если захотите).

Не любил, как известно, евреев Антон Павлович Чехов, который с истерическим надрывом прокричал еще в 1887 году устами своего Ивáнова: «Не женитесь вы на еврейках!». Видимо, эта общественная проблема уже тогда терзала его чуткую русскую душу.

Но все сказанное, в общем-то, хорошо известно мало-мальски культурным людям.

Расскажу о менее известном.

* * *

Возьмем, к примеру, выдающегося русского поэта Георгия Иванова, чей талант расцвел в основном в эмиграции. О характере его убеждений красноречиво говорит эпизод, рассказанный Ниной Берберовой в мемуарах «Курсив мой»: «Помню, однажды за длинным столом у кого-то в квартире я сидела между ним и Ладинским. Иванов, глядя перед собой и моргая, повторял одну и ту же фразу, стуча ложкой по столу: „Ненавижу жидов“.

Иванов не был одинок в своих оценках.

Хорошо известны опубликованные в недавнее время аналогичные взгляды Александра Куприна.

А дневники Александра Блока хранят такие упоминания о евреях, что из-за них до сих пор тормозится изданием полное 21-томное собрание его сочинений; в них он осуждает еврейское засилье в русской культуре, обличает воинствующий характер „жидовства“ в политической жизни. Роман Гуль, известный своими мемуарами эмигрант-филолог, рассказал, как литературовед Илья Груздев, работавший в 1920-е гг. над „Дневниками“ Блока для их издания, характеризовал их: „Нельзя полностью издать, ну никак нельзя, – ты себе не представляешь, какой там густопсовый антисемитизм“ (Гуль Р. Я унес Россию. – Нью-Йорк, 1981. Т.1. С.278).

Неудивительно, что еще во время Первой мировой войны, как пишет в воспоминаниях Зинаида Гиппиус, Блок мечтательно говорил, что-де пришла пора „перевешать всех жидов“. В чем причина такого ожесточения? В глубокой наблюдательности поэта. Лишь немногим ранее, характеризуя в своей главной поэме („Возмездие“, 1910-1911) предреволюционную пору в России, он нашел для этого такие слова:

 
И однозвучны стали в ней

Слова „свобода“ и еврей".

 

Так современная Блоку пугачевщина нашла у поэта свое истинное объяснение. Но что же и делать с зачинщиками бунта в России, как не вешать?!..

Александр Блок, если уж выговаривать тему до конца, именно после революции нашел особенно сильные, жесткие и небеспристрастные слова для своих еврейских соотечественников. Как заметил Андрею Белому философ и общественный деятель Аарон Штейнберг, познакомившийся с Блоком на нарах в ЧК в 1919 г., неприязнь Блока к евреям была скрытой от него самого обратной стороной русского патриотизма. По утверждению Штейнберга, что весьма характерно, это же было свойственно и другим русским интеллигентам, с которыми он тесно общался, – Андрею Белому, Иванову-Разумнику, Петрову-Водкину, Карсавину и др.

А вот, например, Валентин Катаев (известный впоследствии советский поэт, прозаик, драматург, редактор журнала „Юность“) состоял в членах Союза Русского Народа с 1911 по 1917 и в тринадцатилетнем возрасте опубликовал в „Одесском (!) вестнике“ вполне принципиальные строки:

 
И племя иуды не дремлет,
Шатает основы твои,

Народному стону не внемлет

И чтит лишь законы свои.
 

Так что ж! Неужели же силы,

Чтоб снять этот тягостный гнет,

Чтоб сгинули все юдофилы,
Россия в себе не найдет?
 

И подобных примеров более чем достаточно: Михаил Булгаков, Михаил Пришвин, Сергей Есенин, Алексей Толстой (Ахматова: „Алексей Николаевич был лютый антисемит и Эренбурга терпеть не мог“, был „чудовищным антисемитом“), Михаил Шолохов и мн. др.

А уж что началось после революции! Большинство русской интеллигенции обвинило в революции и утверждении русофобской (как обстоятельно доказали доктора наук Валерий и Татьяна Соловей) Советской власти еврейство. И на мой взгляд, совершенно правильно, ведь „горе тому, кто соблазнит единого из малых сих!“

Но в эту необъятную тему мы сегодня не станем погружаться.

* * *

Это лишь краткий – даже не очерк, а только набросок, уместный по объему для открытого письма. Захотите получить от меня полный увлекательнейший цикл лекций на сию тему – оформляйте заказ, сделаю. Заготовок полно.

Но и сказанного достаточно для вполне однозначных выводов.

Итак, что бы сказали и как бы повели себя лучшие из русских писателей, которых, увы, уже нет с нами, прочитай они мои книги, брошюры, статьи? Уверен, они открыли бы мне свои объятия и от души назвали бы братом. А вот что они бы высказали по вашему адресу, даже я транслировать не осмеливаюсь, хоть и не робкого десятка. Ибо знаю вашу милую манеру оппонировать через прокуратуру.

Что сказать в заключение? Как говорил великий еврейский артист Аркадий Райкин, „ученье – свет, а неученых – тьма“. Вы, на мой взгляд, – один из них. Вам надо учиться, учиться и еще раз учиться. Желаю в том успеха и готов даже стать вашим ментором на договорных условиях.

И выражаю надежду, боюсь, беспочвенную, что на сей раз вы изберете в качестве орудия борьбы со мной не донос, а открытую полемику. Хотя предупреждаю честно: шансов у вас нет. Русская классическая литература на моей стороне. И современная тоже.

 
 

Кандидат филологических наук,

Член Союза писателей и Союза журналистов России

А. Н. СЕВАСТЬЯНОВ

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования