sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня суббота
24 июня 2017 года


  Главная страница

Пятая колонна

Версия для печати Отправить на e-mail

Это популярное выражение – пятая колонна – в последнее время звучит часто. Ибо слишком явным, активным, наглым и наглядным данное явление стало в нашей жизни.

Эта пятая колонна не такая уж маленькая: на т. н. «антивоенный марш» в Москве 15 марта вышло, по оценкам «Новой газеты» (далее: НГ) от 50 до 70 тысяч человек. Конечно, при внимательно рассмотрении демонстрантов, вспоминается поговорка о стаде баранов, предводительствуемых львами. Понятно, что в своем абсолютном большинстве перед нами толпа политических несмышленышей, обманутых высококачественной либеральной пропагандой. Но даже досадно, что «львы»-то второсортные, паршивенькие. В закоперщиках шли «властители дум» с устоявшейся репутацией: Немцов, Рыклин, Паперный, Давидис, Яшин, семейство Гудковых, Новодворская, Чудакова, Ганнушкина, Макаревич, Алехина и Толоконникова, Лев Рубинштейн, «Народная воля» (международные социалисты), РОНА (полицаи Брянщины)…

Основной лозунг марша на растяжках и на сцене: «За нашу и вашу свободу!». Он очень памятен нам, этот фальшивый, подлый лозунг польской «Солидарности». Ловкие манипуляторы без конца размахивали им, ратуя за развал Варшавского договора, а затем и Советского Союза, за отделение от СССР Прибалтики, Армении, Грузии, Молдавии и т. д. Доверчивые русские люди, уставшие от власти КПСС и КГБ, охотно велись на эти красивые слова. Чтобы потом оказаться в положении разделенной нации, часть которой попала в плен к жесточайшей этнократии… На эту блесну нас больше не поймать.

Тем временем пятая колонна двинулась дальше, объявив о созыве Конгресса интеллигенции с целью противодействовать, как они выражаются, «аннексии Крыма» и выразить свой протест, подписав соответствующее письмо. Конгресс под названием «Против войны, против самоизоляции России, против реставрации тоталитаризма» состоялся в здании Библиотеки иностранной литературы, под эгидой директрисы Екатерины Гениевой, долгие годы возглавлявшей Российский фонд Сороса. Под письмом оказалось 203 подписи людей, отныне для меня нерукопожатных. Среди них много малоизвестных имен, но хватает и записных русофобов, и национал-предателей, таких, на мой взгляд, как Людмила Алексеева, Лия Ахеджакова, Павел Бардин, Андрей Битов, Дмитрий Быков, Алина Витухновская, Владимир Войнович, Светлана Ганнушкина, Алла Гербер, Леонид Гозман, Виктор Ерофеев, Леонид Жуховицкий, Игорь Иртеньев, Нина Катерли, Сергей Ковалев, Андрей Пионтковский, Лев Пономарёв, Евгений Сидоров, Алексей Симонов, Артемий Троицкий, Людмила Улицкая, Марк Урнов, Мариэтта Чудакова, Виктор Шендерович, Игорь Яковенко, Ирина Ясина и другие. Это те люди, по большей части нерусского происхождения, кто вырабатывает лозунги, слоганы и формулировки, под которые будет создаваться пропагандистская стряпня, направленная на подрыв нашего национального единства, на подрыв политики русского подъема, русской ирриденты.

Если на «Марш мира» вышли десятки тысяч оболваненных обывателей, то в зале ВГБИЛ, собралась лишь головка антирусской и антироссийской либерастии, с привычной наглостью присвоившая себе бренд «интеллигенции» и право говорить от ее лица.

И мне сразу припомнилась не столь уж давняя история, относящаяся к началу Второй Чеченской войны.

В тот год было широко распубликовано два обращения к Президенту России Борису Ельцину. Под одним – сто подписей представителей российской интеллигенции; под вторым – девяносто две. Они были написаны на одну тему, но с диаметрально противоположных позиций. О чем же шла речь?

Первое письмо начиналось со слов: «Очередной виток братоубийственной войны в Чечне лишает россиян последней надежды на скорейшее мирное разрешение конфликта». Оно указывало: «Чеченская война представляется диким анахронизмом в глазах россиян и мирового сообщества», – и призывало: «Остановите чеченскую войну!» («Известия» 06.01.96).

Второе письмо констатировало: «Уголовные мятежники – не братья гражданам России. Их нескрываемые цели – отторжение российских территорий, изгнание и уничтожение русских, превращение их в рабов». Письмо заканчивалось призывом: «Ответственный перед историей глава государства должен… предпринять решительные меры по подавлению криминального мятежа в Чечне, изобличению и наказанию московских сообщников Дудаева, восстановлению полноценного суверенитета России, утверждению законных прав всех граждан страны. Иное станет преступлением против Отечества» («Независимая Газета» 23.02.96.).

Под обоими столь разительно отличными друг от друга письмами – подписи известных деятелей культуры: писателей, ученых, актеров, художников… Постороннему наблюдателю было непонятно: кто же прав? Кому верить?

Надо сказать, что к тому времени уже были опубликованы документальные свидетельства геноцида русского народа в Чечне, начиная с 1992 года, с прихода к власти Джохара Дудаева: книга «Комиссия Говорухина» (М., 1995), «Белая книга. Чечня 1991–1995: факты, документы, свидетельства» Центра общественных связей Федеральной службы контрразведки России, «Чеченский капкан» Андрея Кольева и др. Как выяснилось, к моменту ввода наших войск в Чечню в 1994 году, там уже было физически уничтожено свыше 20 тысяч русских людей. Не считая избитых, покалеченных, изнасилованных, ограбленных, лишенных квартир и машин и т. д.

Как написано в «Комиссии Говорухина»: «Подводя итог можно сказать: то, что происходило в ЧР в период существования режима Дудаева по отношению к некоренному гражданскому населению, нельзя назвать иначе, как геноцид» (выделено в тексте. – А.С.).

В то время эту историческую оценку разделял и президент России Владимир Путин, который 6 июля 2000 года в интервью французскому еженедельнику «Пари-матч» недвусмысленно заявил: «По сути, в последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения».

Детально знакомясь с множественными жутчайшими подробностями этого геноцида (ныне благополучно замолчанного), я содрогался, думая: «У кого же, у какой мрази, у какой антирусской сволочи повернулся язык назвать эту справедливую войну – войну возмездия – братоубийственной?»

Жгла мысль: как, почему могли сложиться две столь различные оценки очевидного? Где проходит водораздел, отделивший одну интеллигенцию от другой?

Чтобы найти ответ, достаточно прочесть подписи под обоими письмами, и все станет ясно. Водораздел проходил по одной линии: национальной. Среди ста человек, подписавших письмо с требованием остановить «братоубийственную» войну, подавляющее большинство – люди нерусской, в основном, еврейской национальности или находящиеся с евреями в родстве. А русских – не более двадцати человек. Этот вывод подтверждает и телеграмма из Санкт-Петербурга в поддержку данного письма: среди подписавших ее – лишь немногие русские (часть которых, подобно Д. С. Лихачеву, связана с евреями семейными узами), а фамилии других говорят за себя: Кушнер, Лурье, Стругацкий, Ургант, Фрейдлих, Рецептер и т. п. («Известия» 11.01.96). На ту же чашу весов легли и «близкие друзья» Дудаева – евреи К. Н. Боровой и В. И. Новодворская, Э. А. Паин и Г. А. Явлинский, Е. Боннэр…

Что же касается второго письма, то оно представляло собой документ Православного политического совещания; среди 92 интеллигентов, чьи подписи стоят под ним, – трудно найти хотя бы одного нерусского.

Ларчик открывался до обидного просто. Русская боль, русская скорбь, вообще русские проблемы настолько внеположны либеральной публике, что просто не принимаются ею во внимание. Никогда и ни по какому поводу. Они исходят из каких угодно побуждений, только не из русских.

Сегодня мы вновь наблюдаем нечто подобное: раскол интеллигенции на две неравные части по поводу Украины, Майдана, Крыма. Часть, что побольше, все-таки не отделяет себя от своего русского народа, его судьбы, его чаяний. Она восторженно приветствует воссоединение с русским Крымом, негодует по поводу торжества разнузданной русофобии и бандеровщины в Киеве. Часть, что поменьше, норовит сунуть ложку антирусского дегтя в нашу бочку меда, работает на раскол общества, мечтает повторить «оранжевую революцию» и Евромайдан в России, клеймит позором успешные действия Кремля, нашу победу в Крыму, агитирует в пользу Запада и США…

На первый взгляд все очень похоже на описанные выше события 1996 года.

Однако есть очень существенная разница.

Во-первых, изменилась расстановка политических сил в России. В либеральном лагере произошел раскол. Если в 1996 году русофобствующая либерастия сама, собственно, и представляла собою власть, говорила от ее лица, а к тому же владела практически всеми СМИ, то в наши дни, благодаря вначале бешеной атаке на Путина, а затем провалу «оранжистов» в 2011–2012 гг., позиции этой публики ослабли.

В 1990-е годы они контролировали практически все основные СМИ – «Известия», «Московский комсомолец», «Сегодня», «Огонек», «Независимую», «Московские новости», «Общую газету», ОРТ, ТВ-6, НТВ, Рен-ТВ, «Эхо Москвы», «Радио России» и многие другие «боевые единицы» информационной войны. Сегодня у них повыдерганы многие ядовитые зубы. Но крепко пока стоят на ногах: телеканалы «Дождь», Рен-ТВ (плюс отдельные ведущие и программы на разных каналах), радио «Эхо Москвы», в интернете «Ежедневный журнал», среди газет «Новая газета».

Это бастионы либерализма, опорные точки пятой колонны. Их не так много, как было, но за счет яростного напора, идейной убежденности и высокого профессионализма им удается оказывать влияние на довольно широкие круги интеллигенции.

Взятие нами Крыма еще больше осложнило жизнь либерастов. Вот характерное признание Леонида Гозмана в «Новой газете»: «Больше всего меня волнует раскол в наших рядах… Линия фронта проходит через наши семьи и наши дома. Оно понятно. Раньше мы были против достаточно узкой и непопулярной группы бюрократов. И если уж народ и не был за нас – иллюзий относительно собственной популярности у нас давно нет, – то, по крайней мере, мы не были против него, и у нас с ним был общий враг – та самая группа бюрократов. Сейчас же власть впервые за много лет сделала то, что одобряет, пусть и сугубо ситуативно, ненадолго, большинство населения. И те, кто против этого, оказываются уже не против Кремля – против народа. А это сложно, да и страшно».

В таких обстоятельствах нашим идеологическим противникам приходится действовать особенно осторожно и тонко, прибегать к изощренной аргументации, изобретать софистические ходы, способные запутать неискушенное сознание публики. Особенно успешно идет в ход своеобразно понятая мораль.

Во-вторых, под воздействием либеральной пропаганды и проникновения западных бытовых и идейно-политических стандартов в толщу отечественной жизни, в русской интеллигентской среде произошли глубокие негативные изменения, возникла коррозия этой среды. Хотя головка нашей либеральной фронды по-прежнему в основном нерусская, но удельный вес русских в этой среде растет. Выразительный пример: вышеуказанные четыре флагмана либеральных СМИ руководимы: половина – евреями (Венедиктов, Рыклин), половина русскими (Синдеева, Муратов).

Но хуже всего другое. Часть руководства Русского движения зашла в 2011–2013 гг. в политический тупик, залезла в политическую «бутылку», в результате своего противоестественного союза с системными либералами (сислибами) ради совместной борьбы с режимом. Сислибы-реваншисты расчетливо втянули их в неудавшуюся «оранжевую революцию» в полном соответствии с доктриной Станислава Белковского о «национал-оранжизме». В результате, не имея средств и способностей для полноценной подпольной работы, эти руководители РД не только отрезали себе путь в нормальную, легальную политику, но потеряли также понимание и опору в массах. Потому что логика власовщины «хоть с чертом лишь бы против Сталина» традиционно отвергается нашим народом, воспринимается как ложная и враждебная. Особенно на фоне теперешней нашей молниеносной и блистательной операции в Крыму (но и не только).

У русского народа всегда врагов хватало. И всегда находилась некоторая доля отщепенцев, по личным соображениям встававшая на сторону врага. Курбский бежал в Литву, псковские бояре предались немцам, а сколько русских под татар пошло! А те же власовцы?! Теперь вот с бандеровцами кое-кто готов обняться…

К сожалению, Артемов, Басманов, Белов, Демушкин, Савин, Борис и Иван Мироновы (возможно, кто-то еще), не находя выхода «из бутылки», сделали ложный, ошибочный политический выбор: «за Майдан против Путина». Это их грех, их будут и молитвы, за свои ошибки каждый рано или поздно платит. Суда истории никто не избежал. И не избежит.

Пока же вольно или невольно названные люди сами затесались в ряды пятой колонны, подставив этим не только лично себя, но и все Русское движение в целом, бросив на него тень и лишив его здоровых перспектив. Вместе с гозманами всех мастей они оказались в тупике: и против Кремля, и против народа. Только гозманы-то поумнее будут: они это поняли и сделали выводы, а эти…

Отрадное исключение – рогозинская «Родина», отчетливо поддержавшая правительство в его отношении к Майдану (украинской национальной революции) и Крыму. Но увы – из русских националистических организаций она пока одна встала на этот путь, верный стратегически и тактически.

Такой сложный, неоднозначный расклад в рядах нынешней российской фронды, как либеральной, так и национал-патриотической, делает затруднительными выводы. Как «раздавить гадину», как уничтожить пятую колонну, при этом оставив своим вчерашним единомышленникам, а с ними Русскому движению в целом, шанс на исправление, на спасение? Вопрос стоит именно так, но ответить на него непросто…

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
Популярное
Голосование
Вы член НДПР?
 
Кто он-лайн
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования