sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
27 марта 2017 года


  Главная страница arrow События arrow Россия нуждается в справедливом суде

Россия нуждается в справедливом суде

Версия для печати Отправить на e-mail

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Фонда поддержки и развития гражданского общества РОД

5 ноября 2009 года все мы стали свидетелями нового, невиданного ранее надругательства над самой сутью справедливого правосудия в России.

В этот день в Басманном суде должно было состояться слушание по вопросу о санкции на арест двоих обвиняемых в громком преступлении — убийстве адвоката Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, произошедшем 19 января 2009 года. Однако вместо обычного суда произошло нечто поразительное. Неизвестные вооруженные люди в штатском втащили в зал двух человек, мужчину и женщину, в надетых на головы черных мешках — даже без прорезей для глаз.
Судье, а также другим участникам процесса, журналистам и всему российскому обществу предложено было просто поверить, что эти неизвестные с закрытыми лицами и есть Никита Тихонов и Евгения Хасис, обвиняемые в двойном убийстве, чья виновность якобы подтверждена чистосердечным признанием Тихонова.

Согласно заявлению «государственного защитника» Тихонова, лица обвиняемых были закрыты якобы по их собственной просьбе.

У всех, кто следит за расследованием этого громкого дела, это вызывает законные вопросы:

Почему прокуратура ходатайствовала о закрытом режиме рассмотрения дела — и почему суд решил это ходатайство удовлетворить?
Государственные обвинители ссылались на ст. 241 (ч. 2 п. 1) УПК РФ, согласно которой судебное разбирательство объявляется закрытым, если рассмотрение уголовного дела может привести к разглашению охраняемой законом тайны.
Вероятно, тайной здесь является сам вид подсудимых?
Почему Евгении Хасис, несмотря на гласно озвученное в суде требование подсудимой, было отказано в законной помощи её личного адвоката, а навязаны услуги «государственного защитника»?
Что скрывали мешки на головах подсудимых? Быть может, следы пыток, или применения препаратов, используемых для допросов?
Увы, всем известно, что в российской правоохранительной системе пытки подследственных с целью выбивания из них чистосердечных признаний — явление, ставшее обыденным. По свидетельству людей, прошедших через российскую судебную систему, если подозреваемого приводят с мешком на голове, значит, у него выбивали признательные показания. Если мешок пришлось развернуть так, что не видно глаз,— значит, били сильно, и глаза заплыли. Если он в казенной одежде — значит, своя вся в крови.
Как судья опознала подсудимых? Как общественность может достоверно убедиться в том, что перед судом действительно предстали Никита Тихонов и Евгения Хасис? Кто на самом деле сидел 5 ноября на скамье подсудимых: Тихонов и Хасис — или какие-то подставные лица, играющие их роль?
И наконец: если это не они — то где сейчас Тихонов и Хасис, что с ними происходит, живы ли они вообще? Не случится ли так, что вскоре после громкого рапорта о раскрытии преступления на основе «чистосердечного признания Тихонова» они умрут в тюрьме «от невыясненных причин» — и на том расследование закончится?
Появление в качестве подсудимых «людей в масках» открывает для российского суда, и без того далекого от беспристрастности и неподкупности, новую эру.
Мы перешли на новый виток беззакония. Если это войдёт в систему, то потенциальной жертвой судебного произвола станет любой гражданин России:
никто из нас не застрахован от того, что какой-то человек в маске явится в суд и под нашей фамилией, от нашего имени «признается» там во всех грехах.
Это издевательство над здравым смыслом и идеей справедливого и гласного суда происходит прилюдно и демонстративно, с трансляцией по центральным каналам Российского телевидения. Создается ощущение, что мы живем не в России, а на Гаити времен «тонтон-макутов».
Это не просто злоупотребления внутри следственно-судебной системы — это открытый вызов обществу.
Отметим, что практика «мешкования» (hooding), т. е. закрывания лиц задержанных, была признана противоречащей Европейской Конвенцией о защите прав человека, которую ратифицировала и Россия.
Основываясь на этой Конвенции, 18.01.1978 года Европейский суд по правам человека по жалобе № 5310/71 дело «Ирландия против Великобритании» вынес решение, в соответствии с которым использование ряда «техник», в том числе покрывание головы задержанного мешком (hooding) было признано бесчеловечной и унижающей человеческое достоинство практикой, нарушающей статью 3 Европейской конвенции о защите прав человека.

Мы не знаем и не можем знать, виновны ли Тихонов и Хасис в преступлении, которое им вменяют. Но мы знаем и твёрдо убеждены, что виновность или невиновность кого бы то ни было может быть установлена только справедливым гласным судом. Наша позиция основывается на справедливости и уважении к закону.
Мы твердо убеждены в том, что суд в России должен быть гласным. У общественности не должно быть никаких сомнений в личности людей, оказавшихся на скамье подсудимых в зале суда. Только открытый для общественности судебный процесс дает гарантии против применения пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения — этой позорной практики российской
судебной системы.
Необходимо остановить позорную практику «мешкования», уже тридцать лет как осужденную Европейским судом по правам человека и порочащую саму идею справедливого правосудия.
Пыткам, ставшим системным явлением в российском следствии,— не место в современном обществе.
Ввиду особой общественной важности дела Тихонова-Хасис и уже известных нам нарушений в ходе следствия и судебных процедур мы требуем:

Проверки законности действий правоохранительных органов и суда;
Немедленного медицинского освидетельствования подсудимых независимыми медиками и проверки условий их содержания;
Обнародования результатов этих проверок;
Обеспечения законного права обвиняемой Евгении Хасис на выбор адвоката.
Обеспечения законного права подсудимых на суд присяжных заседателей.
Открытого и гласного судебного процесса под контролем гражданского общества России.

Мы призываем все здоровые силы российского общества поддержать эти требования.

Константин Крылов, Президент Русского Общественного Движения



Юридический комментарий
от second_sign

«На прошлой неделе средства массовой информации показали невиданное в наших широтах зрелище: в сюжете о задержании и взятии под стражу обвиняемых в убийстве адвоката С. Маркелова и А. Бабуровой Никиты Тихонова и Евгении Хасис обвиняемые были доставлены в здание Басманного суда, а затем участвовали в судебном заседании, имея на головах мешки из масок, повёрнутых задом наперёд.

Увиденное повергло юристов в шок, а обывателей в сомнение — не пропустили ли они новости о государственном перевороте, отмене Конституции, введении чрезвычайных судов и военного положения и переименовании России в Гаити?

Спешу успокоить — о Гаити думать ещё рано, а вот Северная Ирландия как раз подойдет. Но, по порядку.

В самом деле, нормы закона, устанавливающей, что на голову участников судебного заседания нельзя надевать мешки, нет. Тем не менее, Российская Федерация ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека, статья 3 которой гласит:

никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

В соответствии со статьей 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ:

международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.

Аналогичная статье 3 Европейской конвенции о защите прав человека норма содержится в статье 9 УПК РФ:

в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство

Надо отметить, что исчерпывающего перечня пыток и унижающих человеческое достоинство способов обращения ни международное, ни российское законодательство не знают. Ни один законодатель не рискнёт тягаться с (бес)человеческой изобретательностью в пытках и унижениях. Поэтому, определить является ли то или иное действие «пыткой» или «унижающем достоинство обращением», а, следовательно, и нарушением Европейской конвенции о защите прав человека можно через специальный суд — Европейский суд по правам человека.

В 1971 году в интересах группы борцов за свободу ирландского народа (или террористов — зависит от того, смотрите ли вы на это дело из жилого дома рядом с торговым центром «Ольстер», либо из красной башни Букемгенского дворца) в Европейский суд по правам человека была подана жалоба?5310/71, по которой было возбуждено дело «Ирландия против Великобритании».

Со свойственной Европейскому суду оперативностью дело было рассмотрено и 18.01.1978 года было вынесено решение, в соответствии с которым использование британскими спецслужбами специальных «техник» обращения с заключёнными, а именно:

(а) стояние у стены: задержанного принуждают в течение нескольких часов стоять в «стрессовой позе», которая теми, кто прошел через это, описывается так: «Человек стоит, плотно прижавшись к стене, с поднятыми над головой руками и широко расставленными ногами, что вынуждает его стоять на цыпочках, опираясь в основном на пальцы ног»;
(б) «мешкование»: на голову задержанного надевается черный или темно-синий мешок, который (по крайней мере, в первое время после задержания) снимается только во время допроса;
(в) истязание шумом: в ожидании допроса задержанного держат в помещении, где он подвергается воздействию постоянного громкого свистящего шума;
(г) лишение сна: в ожидании допроса задержанному не дают спать;
(д) лишение пищи и питья: во время пребывания в центре и в ожидании допросов задержанного скудно кормят.

было признано нарушением Европейской конвенции о правах человека:

Шестнадцатью голосами против одного использование этих пяти техник в августе и октябре 1971 года признано практикой бесчеловечного, унижающего человеческое достоинство обращения, то есть практикой, нарушающей Статью 3.

Как мы видим на фотографиях из зала суда, отечественные борцы с ирландским терроризмом пошли дальше своих британских коллег и решили мешки с задержанных не снимать вообще, даже на время судебного заседания. Как обвиняемый с мешком на голове собирается реализовывать свои предусмотренные статьей 47 УПК РФ права — знает только судья Басманного суда Н. Мушникова.
Мне же остаётся только процитировать статью 7 УПК РФ:

Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств». ©


Ссылки по теме:
pioneer-lj.livejournal.com/1297322.html
beekjuffer.livejournal.com/608856.html

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования