sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня пятница
21 июля 2017 года


  Главная страница arrow События arrow Русская идея как электоральный ресурс. Первоочередные этнополитические проблемы русского народа

Русская идея как электоральный ресурс. Первоочередные этнополитические проблемы русского народа

Версия для печати Отправить на e-mail

ImageАлександр Никитич Севастьянов в журнале Политический класс:

«Тематическая подборка статей по проблеме русского национализма в ноябрьском 'Политическом классе' за прошлый год заставила меня обратить внимание на некоторое противоречие в развитии данного дискурса. Признавая нежелание властей повернуться лицом к главному представителю собственного электората — именно к русскому народу,— политологи, однако, не делают попыток инвентаризировать собственно те проблемы русских, невнимание к которым чревато общественными потрясениями. Хотя в том, что мы семимильными шагами двигаемся как раз к таким потрясениям, убеждать уже, кажется, никого не нужно. Я попытался на основе пятнадцатилетнего опыта теоретика и практика русского движения ликвидировать это противоречие».

Русское общество и российская власть

Общество и власть — проблема нестареющая. Но ее содержание может меняться очень быстро и радикально в зависимости от обстоятельств.

Современная Россия диаметрально противоположна Советскому Союзу в главном — в общественной структуре. Раньше говорили о 'социально однородном обществе': такова была официальная доктрина. Наряду с ней действовала и другая основополагающая доктрина: 'Советский народ — новая историческая общность людей'. То есть создавалось и насаждалось представление о советском обществе как о некоем сплаве, в котором социальные и национальные различия теряют всякое значение. Фальшивость этого представления обнажилась уже к исходу коммунистической эпохи, когда стало ясно, что разлом страны произойдет именно по социальным и национальным линиям, которые обозначились в 1970-е, а в 1980-е уже приобрели характер настоящих водоразделов.

Оставим в стороне социальные разделения и сосредоточимся исключительно на национальных, наличие которых коммунисты всегда просто отрицали. Неожиданно для многих эти разделения превратились в крепкие границы национальных государств. И даже не просто национальных, а этнократических! Украина — для украинцев, Казахстан — для казахов, Латвия — для латышей, Грузия — для грузин и т. п.: четырнадцать национальных держав по всему периметру российских границ. То есть все-таки в Советском Союзе проживал вовсе не какой-то безнациональный 'советский народ', о котором нам рассказывали небылицы, а в действительности это была многонациональная страна, состоявшая из наций, способных провозгласить и утвердить свой национальный суверенитет, свою национальную государственность.

После перестройки и распада Советского Союза мы оказались в стране, разделенной на социально неоднородные классы и сословия, чьи интересы во многом противоречат друг другу, и говорить сегодня о некоем 'российском обществе' как значимом большинстве невозможно, если ориентироваться на социальные критерии. Значимой группой сегодня является лишь социальное меньшинство, а социальное большинство вовсе не определяет политическую картину современной России.

Зато в отличие от СССР мы оказались не в многонациональной, а в мононациональной стране. Причем если сознания социальной однородности, в котором воспитывалось советское общество, сегодня уже просто нет, то русское национальное самосознание заметно усиливается. Это отмечают не только журналисты и политики, но и ученые-социологи. Если в 1986 году 78% русских определяли себя как 'советские' и только 15% — как 'русские', то сегодня, по данным ВЦИОМа, против лозунга 'Россия — для русских!' выступают лишь 23% опрошенных, а значит, прямо или с оговорками его поддерживают или хотя бы не возражают 77%1.

Итак, мы нисколько не погрешим против истины, если признаем, что в постсоветской России обнаружилось новое значимое большинство населения — русский народ. А значимое большинство — это и есть общество. При таком понимании проблема взаимоотношений общества и власти трансформируется в проблему взаимоотношений русского народа и власти. Эту проблему можно охарактеризовать одним словом — разминовение. Общество и власть разминулись друг с другом.

Очевидно, что русские, как и любой другой народ, имеют свои права и интересы. Хотя в международном праве в отличие от детально проработанных прав национальных меньшинств права национального большинства как таковые не рассматриваются. Но это значит лишь то, что они присутствуют в правосознании по умолчанию как права народов вообще.

Сегодня можно утверждать, что в России грубо нарушены права и интересы русского народа. Начать можно прямо с фундаментального права русского народа на самоопределение, которое до сих пор не реализовано. В отличие от 21 народа России, имеющего свою государственность, у русских такой государственности нет. Об этом явственно свидетельствует преамбула Конституции России, начинающаяся словами: 'Мы, многонациональный народ России…' Факт принятия Конституции и провозглашения государства от лица некоего 'многонационального народа' не дает права утверждать, будто у русских так же, как у татар, башкир, якутов, чеченцев, адыгов, ингушей и т. д., есть своя государственность. Ее нет — ни юридически, ни фактически! Что вряд ли справедливо, если учесть, что Россию создал все-таки именно русский народ, по имени которого ее и назвали.

Помимо этого главного несправедливого (и неконституционного) несоответствия есть и другие.

Имеющий уши не слышит!

Власть не знает и не слышит голос общества, голос русского народа.Возьмем власть законодательную. В Госдуме прошлого созыва был разработан законопроект 'О русском народе'2. Прошли слушания. Где проект ныне? Под сукном. Вместо него нам подсовывают законопроект 'Об основах национальной государственной политики', где есть глава 16, посвященная русским. Подробный и резко отрицательный отзыв на этот законопроект передан в администрацию президента, в Госдуму и в Минрегионразвития3, но не думаю, что законопроект будет исправлен в желательном для нас русле. Я мог бы углубиться в тему несоответствия законодательства русским правам и интересам (фактов много)4. Но скажу лишь о самом главном — русский народ лишен своего легитимного представительства в семье народов мира. Нет такой инстанции, которая имела бы право представлять русских на любом уровне: от Ассамблеи народов России до Организации Объединенных Наций. Создавать свои национально-культурные автономии (НКА) русским в 2003 году запретили соответствующей поправкой к закону 1996 года. К тому же Закон 'О политических партиях' не допускает создания партий по национальному признаку. Вот и получается, что народ, на котором держится вся Россия, лишен какого бы то ни было законного представительства вообще. Нормально ли, справедливо ли, хорошо ли это?

Возьмем власть судебную. Как известно, законодательная власть много побеспокоилась о том, чтобы в судебном порядке пресекать конфликты на почве национальной, религиозной, расовой вражды. Приняты новые соответствующие статьи в УК РФ и даже отдельные законы, например 'О противодействии экстремистской деятельности'. Однако и трактовка этих законов в СМИ, и правоприменительная практика показывают, что они используются исключительно односторонне — когда требуется жупел так называемого русского фашизма. В тех же случаях, когда убийства, избиения, вообще насилие и дискриминация совершаются в отношении русских людей, об этих замечательных статьях и законах все сразу забывают. Я лично не раз бывал свидетелем судебных процессов такого рода, когда, например, Пресненским судом была оправдана газета 'Московский комсомолец', напечатавшая: 'Давайте вспомним: между русским человеком и свиньей много общего'. Судья Тюленев не нашел тут правонарушения. А попробуй кто напечатать такое о мусульманине или еврее?! Подобная несправедливая, односторонняя судебная и милицейская практика, утвердившаяся у нас повсеместно, по сути, является наихудшим видом разжигания межнациональной розни.

Подводя итог отношениям русского общества с судебной и законодательной властями, я готов со всей ответственностью перефразировать Радищева: русский человек в законе мертв.

Возьмем, наконец, власть исполнительную. Когда президент России заявляет, что лозунг 'Россия — для русских!' могут провозглашать только придурки и провокаторы, как прикажете его понимать? Значит, придурки и провокаторы — это 70 с лишним процентов электората, избравшего его на этот пост?! Неоднократные попытки выйти на президента, чтобы просветить его в отношении азбучных истин этнополитики, в отношении основных проблем русского народа, его прав и интересов, всякий раз наталкивались на саботаж чиновников. А администраторы уровнем пониже (министры, губернаторы, мэры и др.) берут пример с президента.

Что же остается сказать в таком случае? Только повторить: между обществом и властью в современной России разминовение.

Понятно, что если власть и общество разминулись между собой, ничего хорошего в этом нет. Так и до большой беды рукой подать.

Ведь если народ вытолкнуть, вытеснить из легального политического пространства, как это сегодня делают с русскими, он, защищаясь, неминуемо, неизбежно перейдет в подполье. И тогда никакие сколь угодно жесткие меры не спасут нас от беспредельного роста экстремизма. Что мы, собственно, с тревогой и наблюдаем сегодня.

Как эту трагедию предотвратить?

Необходимо, чтобы возможность подобной трагедии была осознана властью, прежде чем она произойдет в жизни. Кремлю необходимы регулярные консультации с реальными (а не с самим же Кремлем сделанными) русскими организациями, подобные тем, какие он проводит с национальными организациями других народов России (например, обсуждая с главным раввином России Берлом Лазаром проблемы еврейской общины). Это нужно прежде всего самой власти, чтобы держать руку на пульсе событий.

Следует убрать из Закона 'О политических партиях' пункт 3 статьи 9, запрещающий создавать партии по национальному признаку,— ведь это естественное право, вытекающее из Всеобщей декларации прав человека и гражданина.

Надлежит аннулировать поправки к Закону 'О национально-культурной автономии', дискриминирующие русских, и зарегистрировать наконец федеральную русскую национально-культурную автономию. Тем более что соответствующие судебные решения уже имеются.

Пора принять эти меры, чтобы у русских в семье российских народов было легитимное представительство, чтобы русские не чувствовали себя несправедливо ущемленными и обделенными, чтобы преодолеть разрыв между обществом и властью, чреватый большим взрывом. В конечном счете в этом заинтересованы как общество, так и власть. Но если у общества есть признаки понимания ситуации, то власть этим похвалиться не может.

Не надеясь, что в ближайшее время наши элиты сами собой вдруг прозреют, я решаюсь прокомментировать и разъяснить краткий перечень национальных русских проблем, за решение которых следует браться самым безотлагательным образом.

Международный стандарт: не 'много-', а 'моно-'

Часто приходится слышать и читать, что Россия-де — 'многонациональная страна'. Это утверждение антинаучно, юридически ошибочно и политически вредно. Авторы подобных заявлений в лучшем случае не понимают значения слова 'многонациональная', а в худшем — они повторяют расхожую нелепость, с дальним прицелом запущенную в необразованную толпу. На самом деле для того, чтобы страну можно было признать мононациональной, вовсе не нужно, чтобы все 100% ее жителей принадлежали к одному этносу. Для этого вполне достаточно 67%. Так утверждают международное право и общепризнанные в цивилизованном мире принципы. Если мы заглянем, к примеру, в документы старейшей и авторитетнейшей международной правозащитной организации 'Фридом Хаус' (в ее опекунах состоят такие знаменитые политологии, как Збигнев Бжезинский, Билл Ричардсон, Кеннет Адельман и др.), мы обнаружим там четкую и ясную формулировку: 'Мы определили страны, где более двух третей населения принадлежит к единой этнической группе, как мононациональные, а те, где нет подобного большинства в две трети,— как многонациональные'5.

Русских в России более 80%. Больше, чем евреев в такой этнократической стране, как Израиль. Больше, чем казахов в Казахстане, украинцев на Украине, латышей в Латвии, эстонцев в Эстонии.

То есть Россия — полиэтническая, сложносоставная, но все же мононациональная, а не многонациональная страна. Эта идея должна постулироваться твердо и открыто.

Никто, кроме русских

Тезис о том, что русские — не только главные создатели России, но и единственная нация, без которой Россия не могла бы существовать в виде единого государства в ее настоящих границах, полностью подтвержден исторической наукой6. Не укрепляя всемерно, не оздоравливая, не усиливая, не взращивая в первую очередь именно русский народ — становой хребет Отечества,— мы не сможем укрепить, оздоровить, усилить и само Отечество. Благо русских, таким образом, есть благо всей России, в том числе всех населяющих ее коренных народов и национальных меньшинств. Зло, вред, причиненные русскому народу, оборачиваются злом и вредом для всей России. Первоочередная забота о русском народе, о его правах и интересах полностью оправдана целями и задачами общегосударственного процветания.

Россия — не Америка, в которой, по определению Джона Кеннеди, проживает 'нация иммигрантов'. Россия — страна русского народа. Закон и порядок в России должны быть приведены в соответствие с этим фактом. Проблемы русского народа — проблемы государственные.

Между тем сегодня мы сталкиваемся с вопиющим несоответствием юридического, политического, экономического и бытового положения русского народа его исторической роли и фактическому статусу в нашей стране. Нарушение прав и законных интересов русских людей носит до такой степени массовый и регулярный характер, что позволяет говорить о геноциде, этноциде русских не только в ближнем зарубежье, но и в самой России, а также, как это ни прискорбно, о политике государственной русофобии.

За справедливое представительство

Русский народ, как отмечено выше, не имеет в России своей государственности, своего национально-территориального образования. В отличие от многих народов России он не является субъектом права и потому выпадает из системы федеративных отношений.

Вдобавок к тому он зачастую еще подвергается дискриминации и унижению в различных национально-территориальных образованиях (их по Конституции насчитывается 21), среди которых немного найдется таких, чьи власти и титульные народы прошли бы тест на лояльность к русским.

В 2003 году в стенах Государственной Думы прошло заседание круглого стола, посвященное данной теме. Организаторами выступили думский Комитет по делам национальностей и Российская академия государственной службы при президенте России. На круглом столе была проанализирована опасная тенденция, ярко проявившаяся в постсоветской России: во всех так называемых национальных республиках произошло вытеснение русских из аппарата и структур исполнительной власти, из банковского сектора, из основных СМИ, из наиболее прибыльного бизнеса, а кое-где — и из законодательных собраний. Показательным можно считать пример Адыгеи, где титульный народ — адыги,— составляющий всего около 20% населения, составил абсолютное большинство в местном парламенте и практически полностью владеет всеми структурами власти и экономикой маленькой республики.

И это в Адыгее, где русские составляют почти 80% населения! Что же говорить о Дагестане, в котором русских по переписи 1989 года было 9%, а осталось едва ли 2%. Или о Чечне, где русские еще недавно составляли около 40%, а теперь их меньше, чем в Дагестане. Или об Ингушетии, где русских было 2%, а теперь не осталось и вовсе! В Кабардино-Балкарской Республике имеют место постоянные нападения кабардинцев на русских в Прохладненском (исстари казачьем) районе под лозунгами 'Русские, уходите с нашей земли' и т. п. В Татарстане татары составляют менее 50% населения республики, но занимают при этом от 75 до 85% руководящих постов. Эта республика открыто претендовала на статус 'ассоциированного государства', не подписала Федеративный договор в 1992 году, не проводила референдум по Конституции, не пускала и не пускает к себе российский бизнес из других регионов. Русские оказались там на положении граждан второго сорта. Между тем активисты Татарского общественного центра (ТОЦ) воевали в Чечне против русских, разрушили в 2003 году православную часовню в Набережных Челнах, пропагандируют джихад. В новогодние праздники 2005 года татары учинили безнаказанный погром русских сел Чаадаевка и Архангельское. В школах Татарстана на изучение татарского языка отводится времени в полтора раза больше, чем на изучение языка русского. При этом преподаватели русского в отличие от преподавателей татарского не получают надбавки к жалованью. Татарская элита болезненно реагирует на любые попытки центральной власти указать ей на сопряженность интересов и судеб Татарстана и России. Последним проявлением этой болезненности стала критика со стороны Госсовета Татарстана проекта закона 'Об основах государственной национальной политики РФ' — за якобы содержащееся в нем положение о 'главенствующей роли русского народа'.

Вытеснение русских из всех жизненно важных сфер происходит отнюдь не только на Кавказе или в национальных республиках Поволжья. Вот что пишет в статье 'Крайний Север: русским вход запрещен' бывший вице-мэр Якутска, действительный член Академии космонавтики им. К. Э. Циолковского Александр Азямов, которого местные этнократы сумели выжить из Якутии, предварительно бросив на несколько месяцев в тюрьму.

'В одночасье русские на окраинах стали людьми второго сорта, которых только ленивый или окончательно спившийся нацмен морально или физически не пинает. На Крайнем Севере отмечено резкое сокращение русского населения, особенно там, где у власти оказались местные 'бароны', лелеющие антирусские настроения. На последнем съезде КПСС один известный нацмен недаром в грубой форме отрезал, что впредь-де никогда не будет ни старшего, ни младших братьев. И теперь на окраинах России даже многочисленные полукровки, которые раньше с гордостью говорили, что они русские, вдруг в один миг стали передовым отрядом 'национальной интеллигенции'. Ныне вчерашние 'младшие братья' претендуют на особые отношения своих 'суверенных' государств с 'суверенным' несуществующим Русским государством, от которого эти 'бароны' стали получать все, при этом ничего ему не возвращая обратно. Они отгородились таможнями, ввели различные ограничения для приезжающих русских. А чтобы местные русские не мешали строить вдруг свалившееся с небес 'суверенное' государство ханов и рабов, 'бароны' решили всех их превратить либо в беженцев, вынужденных переселенцев, либо (если кто пожелает остаться) в современных рабов, которые будут много работать, фактически ничего не получая за свой труд <…> Все производства возглавили местные национальные кадры, имеющие весьма смутные представления о деятельности промышленных предприятий. Правоохранительная система на глазах стала приобретать преступный клановый характер при отчетливой тенденции полной 'суверенизации' от центральных федеративных органов власти. Участились случаи произвола против русских, грабежей, разбоев со стороны лиц в милицейской форме. Расследования подобных преступлений ведут, как правило, те же лица. Промышленность, добываемые минеральные ресурсы на корню разворовываются местными 'баронами', их родственниками и приближенными лицами (под стенания и причитания о горькой судьбе своего вымирающего народа). При этом они еще и натравливают 'свой вымирающий народ' на 'русских пришельцев', утверждая, что все беды — от них. 'Русские, убирайтесь отсюда! Вас никто к нам не звал!' — таков лейтмотив местных лидеров 'национальных фронтов'. Откровенно хулиганские антирусские выходки начинаются с наступлением рабочего дня под одобрительные взгляды руководства из нацменов и заканчиваются во второй половине дня на очередном митинге — таковы политические результаты деятельности 'национальных фронтов' и их активистов'7.

Все это писалось Азямовым не с чужих слов, а по собственному горькому опыту. Да и все мы помним еще дни, когда Якутия ввела было собственную таможню и визовый режим посещения для любого жителя России, живущего за пределами республики.

За последние годы центральной властью, президентом было сделано немало для приведения региональных законодательств в соответствие с Конституцией России и общероссийскими законами. Но не везде эта работа проведена последовательно и до конца. А что касается подзаконной практики, то на дискриминационном положении русских законодательная унификация и вовсе никак не отразилась.

Русские по-прежнему являются в национальных республиках своей страны людьми второго сорта.

Особенно ярким проявлением дискриминации русских явилось фактическое ограничение их прав на участие в выборах президента той или иной национальной республики. Хотя де-юре такое ограничение не вводилось, но, требуя по местному республиканскому закону от кандидата в президенты знания языка титульной нации, хитрые законодатели на деле поставили непреодолимый барьер перед жителями нетитульной национальности, поскольку никто никогда этих языков в обязательном порядке не изучал. Именно так, в нарушение статьи 19 Конституции России (где провозглашено равенство прав всех граждан независимо от национальности), было заведено избирать президента, например, в Калмыкии, Чувашии и ряде других республик. Характерно, что с требованием, чтобы на пост главы Республики Горный Алтай (где алтайцев всего 30%) мог выдвигаться только алтаец, выступил Курултай алтайского народа. Это требование не было удовлетворено, после чего 18 августа 2005 года в селе Балыктуюль была сожжена Свято-Пантелеймоновская церковь.

С момента того круглого стола в Думе прошло четыре года, но негативная тенденция не изменилась, а последствия ее только закрепились в республиках, откуда отток русских жителей неуклонно продолжается. Это ведет к образованию в теле России моноэтнических анклавов, каковыми уже практически стали Чечня, Ингушетия, Тува. Дагестан, конечно, моноэтническим не назовешь, но в смысле вытеснения оттуда русских он не отстает от названных выше регионов. В Якутии якуты до перестройки составляли лишь около 30%, сегодня — почти половину населения: русские выехали. Между тем, если русских, всегда выполнявших роль главной скрепы государственной территории, на этих землях не останется, их никем и ничем нельзя будет заменить. И в таком случае новый распад страны станет лишь вопросом времени.

Право русского народа на воссоединение

Впервые за свою историю русский народ оказался в разделенном положении, которое зафиксировано не с помощью оккупационных войск, а международно признанными границами.Необходимо подчеркнуть, что вопрос о разделенном положении русской нации и ее праве на воссоединение — это не проблема русских 'национальных меньшинств' в ближнем зарубежье. Именно такую постановку проблемы пытаются нам навязать, но переводить разговор о разделенной русской нации в плоскость защиты прав национальных меньшинств неактуально. Потому что это в первую очередь именно наша проблема — проблема большого народа, проблема 'материковых' русских, которые всегда были и желают оставаться единым народом. Это нас сегодня разрезали по живому. Это нас сократили, уменьшили, ослабили. Это нам необходимо вернуть, 'пришить обратно' отрезанную часть. Поэтому мы должны сосредоточиться на проблеме разделенной русской нации как единого целого и устремиться к ее воссоединению.

Положение осложнено тем, что все бывшие советские республики, за исключением Белоруссии, преобразовались не просто в национальные государства, но в весьма жесткие этнократические режимы, последовательно проводящие по отношению к русским жителям политику этноцида (то есть бескровного духовного геноцида) и ущемления гражданских и общечеловеческих прав. Так обстоит дело не только в Казахстане, Прибалтике, Молдавии и на Украине, но и в республиках Средней Азии и Закавказья, откуда непрерывно продолжается исход русского населения.

Таким образом, на рубеже третьего тысячелетия перед русскими возник целый ряд никогда прежде не ставившихся задач — от элементарного выживания и сохранения своей национальной идентичности в неблагоприятных условиях нерусских этнократий до задачи воссоединения единой русской нации в границах всей территории компактного проживания русского этноса.

Следует подчеркнуть, что российские власти не имеют внятной политики по отношению к русской диаспоре, плохо ориентируются в ее внутренних отношениях и избегают открытой поддержки каких бы то ни было русских организаций, опасаясь 'дипломатических осложнений'. Хотя любая вменяемая власть в любой другой стране немедленно использовала бы неравноправное положение своей диаспоры в качестве мощнейшего рычага международной политики и сделала бы борьбу за 'права человека' (конкретно — за права русского человека) инструментом гуманитарной интервенции, а саму диаспору — плацдармом экономической и политической экспансии. Но в условиях, когда русские не стали еще субъектом политики и подвергаются дискриминации даже в самой России, это, по-видимому, невозможно. Результатом, в частности, является тотальный стратегический провал всей российской 'ближнезарубежной' политики — начиная с Грузии, Азербайджана и Украины и кончая Белоруссией, Прибалтикой и Приднестровьем.

Проблема справедливого, мирного и законного воссоединения разделенной нации не нова в международном праве. Так, в ХХ веке мы стали свидетелями воссоединения немецкой нации (к чести немцев надо сказать, что они никогда официально не признавали законности раздельного существования своего народа); на наших глазах континентальный Китай воссоединился с Гонконгом и Макао. Можно ответственно утверждать, что никаких опасных для мира во всем мире потрясений от этих воссоединений не произошло. Напротив, уровень международной напряженности снизился. На повестке дня стоит вопрос о воссоединении Китая с Тайванем, о слиянии Южной Кореи с Северной и т. д. Особое значение для России имеет стремление к воссоединению лезгин и осетин.

Напротив, факт разделения единого (в данном случае русского) народа при помощи несправедливых и необоснованных границ представляется незаконным, вопиюще противоречащим всемирно признанному праву наций на самоопределение, а также принципам гуманизма. Он должен быть преодолен.

Россия без русских — не Россия

Этнодемографическая катастрофа русского народа — давно признанный всей научной общественностью факт. (Ряд ученых с тревогой заявляет даже о том, что русские как этнос могут сойти с исторической арены к концу начавшегося столетия.) Проблема в том, чтобы это признание было переведено в политическую плоскость и повлекло бы за собой политические, экономические и иные решения, способные обратить вспять негативные процессы и исправить нанесенный указанной катастрофой урон.

Россия без русских — обречена. Не будет русских — не будет и России. Об этом должно быть внятно и недвусмысленно заявлено с самых высоких трибун, чтобы сознательно мобилизовать все силы страны на исправление ситуации. Вместо этого нам с тех самых трибун говорят о некоем 'дефиците трудовых ресурсов', что и неверно по существу (Россия никогда не была столь обеспечена этими ресурсами, как сегодня), и опасным образом фальсифицирует проблему.

Надо понять и признать на государственном уровне, что трагический итог ХХ века для русского народа состоит в подрыве его сил и генофонда в результате трех основных причин. Прежде всего это раскрестьянивание. Через данный закономерный, но опасный по своим последствиям исторический процесс прошли и другие белые христианские народы Европы и Америки, чье положение также сегодня внушает тревогу8. Но вот другие две причины — специфически российские, усугубляющие общеевропейскую роковую тенденцию к вырождению. Это четырехступенчатый геноцид русских в течение одного столетия и крах собственного глобализационного проекта (он же — всемирная коммунистическая утопия)9. Все или почти все прочие проблемы, стоящие сегодня перед русским народом, а значит, и перед Россией,— производные от вышеуказанного трагического основного итога.

Поэтому необходимо наряду с немедленным восстановлением Комитета по делам семьи, детей и демографии при правительстве немедленно же учредить Чрезвычайную государственную демографическую комиссию для разработки программы по преодолению демографического кризиса, основной задачей которой должно стать увеличение абсолютной и относительной численности русских как государствообразующего народа. Необходимо разработать и внедрить специальную государственную программу 'Русская семья, русские дети'.

Государство и общество должны также всемерно поддержать деятельность общественных организаций, способствующих подъему рождаемости русского народа.

Национальное единство как осознанная необходимость

Среди вызовов и угроз, адресованных русскому народу, не на последнем месте стоит размывание его этнических границ, разрушение его генотипической и культурно-исторической целостности. Речь тут должна идти не только об опасности обвальной иммиграции, которая уже сейчас должна характеризоваться как нашествие, вторжение или оккупация. Эта опасность может быть названа внешней, она направлена на растворение русских среди массы пришельцев. Однако имеется и еще не менее страшная опасность разложения нашего этноса изнутри.

О том, в чем суть такого положения и чем оно чревато, лучше всего говорит современное состояние недавно еще триединого русского этноса, состоявшего, как учила академическая наука, из трех субэтносов: великороссов, малороссов и белорусов. Сто лет целенаправленной пропаганды, 'промывки мозгов' малороссийского субэтноса привели к его полному отрыву на данном этапе от братских русских народов-субэтносов — великороссов и белорусов. Сто лет подряд малороссам внушалось (вначале австрийцами и поляками, а затем уже и своими 'национально-сведомыми' украинскими националистами при поддержке западных спецслужб), что украинцы — не русские, что это отдельный, совершенно особый народ со своей отдельной культурой и историей. В результате мы имеем сегодня страну и нацию, отвергающих всякую идею единства с нами и последовательно занимающих антироссийские позиции во внешней политике, а во внутренней проводящие неуклонный этноцид своих же граждан — этнических русских. Аналогичная 'работа' ведется сегодня в отношении белорусов, и это большая общая беда и тревога для наших народов.

Но что хуже всего, в самой России антирусскими и антироссийскими силами продолжается та же разрушительная деятельность. Только на этот раз от нас, русских, пытаются оторвать такие неотъемлемые части нашего народа, как казачество, поморов, семейских и старожилов, а также другие подгруппы единого русского этноса. Этим подгруппам тоже сегодня внушается: вы-де — не русские, вы отдельные народы со своей историей и культурой. Цель такой пропаганды ясна: поманив различными соблазнами типа тех, которые изложены в ратифицированной Россией международной Конвенции о защите прав национальных меньшинств, выманить из состава русских его значительные и во многом авангардные слои (ведь перечисленные подгруппы формировались из наиболее физически здоровых и сильных, духовно активных людей — воинов, колонистов, землепроходцев), а тем самым — ослабить русский народ как таковой.

К сожалению, невыносимо горький украинский опыт мало учит нас уму-разуму. Значительная часть казачества и поморов уже клюнула на эту дешевую пропаганду, лелея в своей среде сепаратистские тенденции, подогреваемые вполне справедливыми обидами на центральную власть и совершенно необоснованными надеждами на ее особое благоволение. Как великое политическое достижение они рассматривают право, лукаво данное им при последней переписи населения, писаться не 'русскими', как это всегда было (и что в целом соответствует научной истине), а именно 'поморами', 'казаками' и т. п. Ослепленные, обманутые, они не понимают, что ни казаки, ни поморы, ни другие группы никогда ничего не добьются в отрыве от русского народа, от его борьбы за свои права и интересы. А вот если русский народ, и без того ослабленный свалившимися на него в ХХ веке бедами, будет еще более ослаблен отделением от него все новых частей, то конец придет всей матушке-России, а с ней — и высоко возмечтавшим о себе казакам и поморам.

Отсюда вытекает необходимость принятия государственной программы укрепления этнического единства русского народа.

Безумие — рубить сук, на коем все сидят

Русофобия есть публичное выражение неприязни и неуважения к русским, воспрепятствование защите их прав и интересов. Требование запрета русофобии настолько очевидно и обосновано текущей действительностью, что почти не нуждается в особых комментариях. Но некоторые акценты поставить все же надо.

Во-первых. Россия, конечно же, обязана защищать общегражданские и общечеловеческие права наших сограждан независимо от их национальной принадлежности. Однако помимо этого необходимо помнить о том, что защита русских людей имеет особо важное государственное значение в силу государствообразующей роли русского народа.

Во-вторых. Учитывая, что за рубежом все наши сограждане независимо от национальности воспринимаются именно как 'русские', а не 'россияне', активная защита прав и интересов русских людей вовне будет восприниматься как проявление высокой национальной солидарности России. Это благотворно скажется на ее международном имидже. Напротив, отказ от защиты прав и интересов русских за рубежом формирует негативный образ России как слабой страны, не имеющей своего национального достоинства.

В-третьих. Для современных русских необычайно важной задачей является национальная консолидация.

В-четвертых. К сожалению, в наше время приходится констатировать наличие государственной русофобии, что является абсолютно нетерпимым. В качестве примера вопиющего проявления государственной русофобии можно привести законодательный запрет на пользование людьми русской национальности Законом 'О национально-культурной автономии' и многочисленными благами и преференциями, которые этот закон предоставляет. Первоначально национально-культурные автономии по данному закону могли создавать все совершеннолетние граждане, относящие себя к определенной национальности. Однако после трех лет изощренных отказов Минюста — несмотря на судебные решения — регистрировать Федеральную русскую национально-культурную автономию, учрежденную в 1999 году, Госдума приняла поправку к закону, согласно которой теперь данное право относится лишь к национальностям, 'находящимся в ситуации национального меньшинства'. Понятно, что русские — коренной, титульный и государствообразующий народ, самоопределившийся на территории всей России,— национальным меньшинством быть не могут. Налицо, таким образом, грубое попрание русских прав и интересов, а также нарушение статьи 19 Конституции России. Несмотря на то что оба профильных думских комитета (по культуре и по делам национальностей) были против этой поправки, несмотря на то что против нее высказались десятки региональных глав администраций и законодательных собраний, а также известные юристы, данная позорная дискриминационная поправка была все же продавлена через Госдуму. В итоге у нас сегодня зарегистрировано полтора десятка федеральных национально-культурных автономий различных национальностей, которые все существуют на средства бюджета, в то время как более 80% налогоплательщиков России, наполняющих этот бюджет, такого права лишены. Выходит, русские попросту обложены дополнительным специальным налогом на развитие и содержание культур других народов.

Дискриминация русских и откровенная русофобия проявляются не только в отношении русского языка и культуры, но и в сфере образования. Возьмем, например, такую вещь, как школы с 'этнокультурным компонентом', как выражаются чиновники. В Москве, например, есть десяток еврейских школ, где и преподаватели, и дети — только евреи, где углубленно преподается еврейская культура, еврейская история, еврейский язык. Прекрасно! Но почему же тогда русским школам запрещено набирать преподавателей и учеников по национальному признаку, а разрешено лишь по территориальному?

Государственная русофобия провоцируется и культивируется многими СМИ, их информационной политикой. Достаточно сравнить заговор молчания вокруг множества убийств и изнасилований русских людей, творимых нерусскими иммигрантами, с той информационной бурей, которая возникла вокруг убийства малолетней таджикской наркоторговки или хулиганствующего грузинского подростка. Или вокруг избиения негритянской банды, прописавшейся 'на брегах Невы'. Но государство ничего не противопоставляет этим кампаниям лжи и дезинформации, смиряясь с диктатом русофобов от прессы.

Как дискриминационный по отношению ко всем народам, но прежде всего — к русскому народу следует рассматривать пункт 3 статьи 9 Закона 'О политических партиях', в котором говорится: 'Не допускается создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности'. Здесь мы сталкиваемся с прямым нарушением всемирно признанных международно-правовых норм, зафиксированных, в частности, в Международной декларации прав человека и гражданина, в Международном пакте о гражданских правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированных Россией. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, чем вызван данный пункт закона. Конечно, законодатель (тот же самый, который запретил русские национально-культурные автономии) опасался не создания партии алеутов, коих всего-навсего шестьсот человек, или манси, коих около пяти тысяч. Ясно, что своим острием закон направлен против политической самоорганизации русского народа.

А ведь из всех видов общественных организаций лишь две — национально-культурные автономии и партии — обладают хоть какими-то реальными возможностями и преимуществами. Но обе они для русских оказались запрещенными.

Между тем беда вовсе не в том, что другие народы России сильны, сплочены и активны; это неплохо. Беда в том, что русские слабы и неконсолидированны. Легальных возможностей для их консолидации режим не оставил. Значит, он должен быть готов принять на себя ответственность за все последствия такого положения дел.

Вопрос о геноциде русских уже не замолчать

В феврале 2005 года в Институте философии РАН прошла первая научная конференция 'Геноцид русского народа в XX–XXI веках'. Конференция единогласно приняла обращения в официальные инстанции, в том числе к президенту России и генеральному прокурору, а также в ООН. Было отмечено, в частности, что 'в последнее время русская национальная мысль неоднократно обращалась к теме геноцида русского народа', что факт такового геноцида можно считать установленным по множеству эпизодов и что Генеральной прокуратуре следует 'установленным порядком осуществить должную проверку настоящего сообщения о преступлении 'геноцид' в отношении русского народа и возбудить в процессуальном порядке соответствующее уголовное дело'.

Отдельно президенту предлагалось 'признать необходимым исследовать вопрос об осуществлении режимом Дудаева-Масхадова геноцида в отношении русского населения, для чего поручить правительству России создать Чрезвычайную государственную комиссию с соответствующими полномочиями'. Ведь и сам Владимир Путин в свое время в интервью французскому еженедельнику 'Пари матч' отметил: 'Россия переживала годы позора, потому что она бросила там своих людей на произвол судьбы. А по сути, в последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения. К сожалению, на это никто не реагировал'10.

Названная конференция — лишь первое звено в постановке и исследовании данной проблемы. Затем была еще одна конференция, уже в Санкт-Петербурге. Планируются все новые и новые мероприятия, связанные с темой геноцида русского народа. Замалчивать эту проблему далее невозможно и опасно.

Лучшее, что могла бы сделать власть в данном отношении,— создать при помощи организаций, поднявших в обществе данный вопрос, совместную комиссию и приступить к исследованию проблемы и преодолению ее последствий. Однако вместо этого власть, как обычно, отмалчивается.

Александр Севастьянов

Примечания.

  1. Пресс-выпуск ВЦИОМ. #603. 21 декабря 2006.
  2. Я входил в рабочую группу под руководством Вадима Печенева.
  3. См.: Русский фронт. 2006. #3 (27).
  4. Лекцию на тему 'Русский народ в правовом поле России' мне не раз приходилось читать по университетам.
  5. См.: http://www.freedomhouse.org/survey99/essays/
  6. Мне уже приходилось давать развернутую аргументацию данного тезиса. См.: Глобализация и интересы России. Как нам выжить в ситуации транзита глобальных проектов // Политический класс. 2006. #8. С. 56–61.
  7. См.: Национальная газета. 1997. #3.
  8. Эту тревогу один из ведущих политологов мира Патрик Бьюкенен не зря отразил в названии своего бестселлера 'Смерть Запада'.
  9. Подробнее см.: Политический класс. 2006. #8. С. 56–61.
  10. Цит. по: Независимая газета. 8 июля 2000.

http://www.politklass.ru/cgi-bin/issue.pl?id=769

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования