sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
11 декабря 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Основы этнополитики arrow Часть первая. Раса и этнос

Часть первая. Раса и этнос

Версия для печати Отправить на e-mail

Никакой тщательный и глубокий анализ этнических взаимоотношений
невозможен без учета расовой ситуации,
никакое исследование по этногенезу и этнической истории
не может быть по-настоящему комплексным и всеобъемлющим
без привлечения антропологических данных,
то есть в конечном счете данных о биологии человека.

Академик В. П. Алексеев

Основные расовые ветви человечества являются
оригинальными, самостоятельно сформировавшимися
подразделениями человеческого вида.

Г. Л. Хить, Н. А. Долинова

 ГЛАВА ПЕРВАЯ. МОРФОЛОГИЯ РАСЫ

1.1. ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ РАСЫ?

«Расовые признаки есть признаки неадаптивные,
никак не зависящие от среды,
но всецело определяемые наследственностью»

В. Б. Авдеев

Для того, чтобы освоить новый для русского читателя курс науки этнополитики, необходимо прояснить до конца суть таких основополагающих понятий, как раса, этнос и нация. Без этого никакое понимание происходящего в мире этнических отношений – а именно в этом суть этнополитики – невозможно. Более того, осмысление этих главных понятий доступно только в комплеке, поскольку мы никогда не поймем, что такое нация (и все связанные с этим словом понятия и явления), если не разберемся детально, что такое этнос. Но понять, что такое этнос, точно так же невозможно, если мы не разберемся детально, что такое раса.

Повторю эту простую мысль еще раз, чтобы у читателя отложилось с первой же страницы: нация непостижима вне понимания этноса, а этнос непостижим вне понимания расы. В этом мы не раз убедимся по ходу изложения материала.

Итак, изучение этнополитики необходимо начать с основы основ: что такое раса.

Приступая к изложению увлекательной науки о человеческих расах, следует оговорить одно неизбежное нарушение логической методы.

Вопреки правилам науки, в данном случае невозможно сразу начать с определения предмета исследования, с дефиниции. Ведь тогда читателю придется принять эту дефиницию на веру, а я – непримиримый враг всяких верований в науке, ибо они есть не что иное как предрассудки и мифы, а вовсе не наука.

Вообще-то можно просто поставить рядом представителей хотя бы пяти основных современных рас – белой, желтой, черной, серой и красной, чтобы даже трехлетний ребенок убедился в наличии самого феномена расы и основных расовых отличий. Они видны невооруженным глазом и за сто метров.

Казалось бы, уже этого житейского визуального представления довольно, чтобы иметь основание рассуждать о расах во всех мыслимых аспектах. Каждый знает, пусть на данном примитивном уровне, что такое расы.

Но этого недостаточно; я хочу обложить читателя, как волка, таким плотным ограждением с флажками-маркерами, чтобы он и думать забыл о возможности перепрыгнуть за эти флажки и разувериться в существовании рас. Увы, это необходимо, ибо антирасовая пропаганда ведется прямо-таки бешеная, и плачевная участь деграданта постигла уже не одну высокоученую персону, усомнившуюся под этим давлением в очевидном. Чтобы избежать этого, следует, прежде чем доверяться готовым дефинициям, убедиться в том, что они правдиво отражают действительность.

Можно утверждать, что в разных точках Земли в разное время от разных производителей по неизвестным нам причинам образовались разные расы. Вот пока все, что можно утверждать. Зато утверждать уверенно: ведь если род человеческий существует лишь как гипотеза или фикция, то вид человеческий – раса – существует реально.

К счастью, предмет данного изучения конкретен, нагляден, доступен измерениям по множеству показателей и строгой фиксации каждого показателя. Раса – это общность, которая одних людей естественным образом объединяет, а других столь же естественным образом разделяет. Причем признаки, по которым это объединение и разделение происходят, делятся на очевидные, видимые простым глазом, – и незаметные, требующие специальных исследований. Поэтому для того, чтобы как можно глубже убедиться в реальном существовании рас, необходимо узнать как можно больше таких признаков. В науке их называют «расодиагностическими маркерами».

Итак, сосредоточимся на расовых отличиях, ибо все на свете познается в сравнении.

* * *

Специальная наука, имеющая своим предметом расово-этническую диагностику по совокупности биологических параметров человека, называется биометрией. Библиография, посвященная методам биометрии, насчитывает не одну тысячу наименований. В своем труде я вынужден ограничиться наиболее современными и убедительными источниками. Так, например, отечественные светила антропологии Г. Л. Хить и Н. А. Долинова в монографии «Расовая дифференциация человечества» (М., Наука, 1990) дают на многих страницах подробную систему названных маркеров в отношении всего населения Земли, вплоть до самых экзотических андроидных племен. (В. Б. Авдеев точно сравнил эту всеобъемлющую систему с периодической таблицей Менделеева.) Воспроизводить всю систему здесь не имеет смысла, но выделим среди всего множества маркеров – основные, наиболее важные и убедительные.

Описание ряда достижений в области разграничения рас излагается здесь по книге В. Б. Авдеева «Расология» (разделы: Краниологические признаки эволюционой ценности рас; Физические критерии умственного превосходства; Социальная проекция срастания швов черепа; Расовые различия в строении мозга; Эволюционная устойчивость расовых признаков и др.). Желающим получить более подробные знания по теме можно рекомендовать обратиться к первоисточникам, в ней указанным. Цитаты также приведены по названной книге, но все выделения в них сделаны автором.

Дерматоглифика, биохимия, генетика

1. К числу важнейших расодиагностических маркеров относятся данные дерматоглифики – науки о кожных узорах на теле человека (корифеем которой на мировом уровне является Г. Л. Хить). Эти данные включают в себя такие признаки, как дельтовый индекс, индекс Камминса, проксимальный ладонный трирадиус, узорность гипотенара, суммарный процент добавочных трирадиусов, узорность тенара первой межпальцевой подушечки и др.

Мы ставим данный маркер на первое место, ибо, как указывает та же Хить в другой книге2: «Признаки дерматоглифики, будучи неадаптивными, не подверженными воздействию отбора и тем самым более стабильными во времени, более надежно свидетельствуют о сохранении древних особенностей популяций, чем соматические». И далее: «На громадном по объему материале обнаружено совпадение дифференциации групп и расовых комплексов по признакам кожного рельефа и расовой соматологии»3.

Важно понимать: узоры на коже – один из главных расоразграничительных маркеров – не зависят ни от какого климата! А это значит, что все разговоры о наличии у всех рас общего предка, чьи потомки разошлись (якобы из Африки) по всему миру, а лишь затем приобрели под воздействием среды свои расовые признаки, – это антинаучная мифология и ересь.

Дерматоглифика позволяет утверждать принципиальнейшие тезисы, имеющие не только научное, но в первую очередь – философское, мировоззренческое значение.

«Ключевые признаки дерматоглифики обладают большим запасом расоразграничительной мощности: разница между основными расами в 2–40 раз превосходит свою ошибку. Как показали специальные исследования, внутри расы наиболее четкие различия наблюдаются на этническом уровне: этнический барьер явился самым мощным фактором дифференциации населения в процессе его исторического и биологического развития».

Запомним эту важнейшую для всего дальнейшего исследования мысль: нет более определяющих, судьбоносных для человеческой истории различий, чем этнические.

«Каждая из крупных расовых групп человечества обладает неповторимой, только ей присущей комбинацией определенных частот признаков дерматоглифики и их сочетанием. Таким образом, анализ комбинаций признаков убеждает в том, что различия между расовыми стволами имеют сетеобразный характер. Это наблюдение подтверждается также анализом отклонений каждой расовой группы по отдельным признакам и их комплексу…

Взаимоотношения основных расовых групп имеют стойкий характер. Европеоиды занимают более изолированное положение, максимально специализированы негроиды. Судя по системе таксономических расстояний между расами негроиды являются наиболее древней и специализированной расовой ветвью человечества – менее древней, но также специализированной ветвью являются европеоиды».

Из этого наблюдения Хить и Долинова делают главный вывод:

«Основные расовые ветви человечества являются оригинальными, самостоятельно сформировавшимися подразделениями человеческого вида»4.

Значение данного вывода в том, что он подтверждает идею полигенизма -- самостоятельного зарождения рас, отсутствия у них общего биологического корня, общего предка. Миф об Адаме и Еве, «прародителях всего человечества», а заодно и об «едином человечестве» как таковом, отправлен в утиль, на горе легиону демагогов.

Раздельность рас, их обособленность находят у наших авторов все новые подтверждения. В более раннем совместном труде Г. Л. Хить и Б. Кейта «Дерматоглифическая дивергенция основных расовых ветвей человечества» (Расы и народы, 1981, вып. 11) сказано предельно четко:

«Индивидуальные профили кожного рисунка трех расовых групп свидетельствуют о неповторимости каждой из них. Возможность выделения сходных вариантов совершенно исключается. Европеоиды и монголоиды имеют противоположные сочетания признаков, являя собой некое подобие “двойной спирали”. Негроиды же по всем, без исключения, признакам занимают крайнее положение. Монголоиды являются менее стабильной расой, чем европеоиды. Что же касается негроидов и европеоидов, то их объединение в единый западный ствол по данным кожного рельефа невозможно»5.

Этот вывод также является важнейшим и неопровержимым, но притом опровергающим учебники!

И далее Хить и Кейта делают еще один важный и решительный вывод: «Поскольку признаки различных систем организма эволюционировали с различной скоростью, менявшейся к тому же в зависимости от конкретных условий, возраст формирования расовых взаимонезависимых систем заведомо не может быть одинаковым».

Расы сформировались не только независимо друг от друга, но и в разное время в разных ареалах Земли: вот как это следует понимать.

* * *

2. Не менее, чем дерматоглифика, важна биохимия, также предлагающая ряд неопровержимых расодиагностических маркеров, обозначающих расово-этнические различия между людьми на молекулярном уровне6.

В данном случае читателю следует предложить книгу российского корифея В. А. Спицына «Биохимический полиморфизм человека» (М., 1985). Исходным является его наблюдение: «В результате многочисленных исследований было установлено, что альтернативные формы белков, находящиеся под строгим генетическим контролем, очень неравномерно распределены среди народов Земного шара»7. А далее, опираясь как на собственные наработки, так и на обширные исследования за рубежом, Спицын повествует о «наследственных полиморфизмах» у человека (изложено по Авдееву):

«Частота генов системы трансферрина (Tf) увеличивается в ряду “монголоиды-европеоиды-негроиды”. Именно с их помощью производится и более детальная дифференциация этнических групп. В США в городе Сиэттле в Центральном банке крови уже разработаны и применяются этнические стандарты крови. В Москве в ходе исследовательской программы также было установлено, что этнические русские заметно выделяются среди других этнических групп многонациональной Москвы, именно на основе системы трансферринов. Группоспециальный показатель (Ggl) у евреев выше, и различает их и русских. На основе компонентов сыворотки крови также ясно видны этнические различия, причем именно генетически обусловленные.

Распределение генных частот по системе Спицына показывает, что основные человеческие расы на биохимическом уровне отличаются друг от друга на 30-40%. Выражаясь языком Библии, Бог лепил нас из разной глины, потому что между различными породами животных биохимические различия и то меньше. “Человечество с его общечеловеческими ценностями” – это генетически неопределяемый фантом. По этой же схеме установлено, что русские явно и отчетливо отличаются от татар, евреев и даже украинцев.

По ряду биохимических показателей ушной серы различия между основными расами достигают 4–6 крат, что позволяет использовать ее как удобный и ярко выраженный расодиагностический маркер.

Поэтому В. А. Спицын выводит соответствующий обобщенный коэффициент генной дифференциации, позволяющий эмпирически высчитывать степень чужеродности народов. Им также вводится и обосновывается такое понятие, как генетическое расстояние, служащее для определения совокупности расовых различий между народами. На основе этих математических формул выведена генетико-биологическая иерархия рас и подрас. Затем дается понятие времени генетического расхождения народов и рас в мировом историческом процессе. Дальнейшие выводы и обобщения автора вновь поражают сочетанием глобального охвата проблемы с математической точностью ее решения:

“Методы анализа генетических расстояний и построения филогенетических древ позволяют решать задачи генетико-антропологических классификаций, определения степени дивергенции популяций, оценки времени, прошедшего с момента разделения соответствующих ветвей древа. Более важной проблемой, однако, представляется попытка оценки продолжительности пребывания той или иной группы населения на данной территории, а также непосредственного определения динамики формирования этнорасовых общностей. В этой связи исследование характеристик мирового распределения факторов системы иммуноглобулинов (Gm) позволит подойти к решению поставленных выше вопросов. Уникальность генетической системы Gm заключается в том, что каждая из крупнейших рас обладает характерным, свойственным лишь ей генным комплексом Gm, причем такие маркирующие гаплотипы представлены максимальными значениями частот”.

Совершенно очевидно, что на основе подобных методик всяким спекулятивным рассуждениям о “коренных и некоренных народах” и “многонациональных культурах” решительно можно будет положить конец, а конституционное определение “государствообразующего этноса” получит математическое определение, исключающее ошибки. Формулы народов-созидателей и народов-паразитов также возможно будет рассчитать.

Обобщая международный статистико-аналитический опыт, В. А. Спицын дает точные формулы частот генных маркеров в системе иммуноглобулинов для основных человеческих рас, соответствующих их максимальной чистоте:

европеоиды – Gm3; 5, 13, 14

монголоиды – Gm1, 3; 5, 13

негроиды – Gm1, 5; 13, 14, 17

Человек, знакомый с математикой, легко заметит, что это три совершенно различные и никак не связанные между собой системы характеристик.

Далее В. А. Спицын подчеркивает, что “в Европе европеоидный Gm3; 5, 13, 14 с высокой частотой представлен на севере континента”. Таким образом определяется, что наиболее расово чистые европеоиды представлены на севере Европы, что как раз и соответствует ареалу происхождения и распространения нордической расы.

Следовательно, понятие расовой чистоты из области журналистских споров переходит в область точной науки. Из чего явствует, что расовая чистота – явление не мифологическое, а генетическое. Отныне расовая теория должна основывать свои тезисы не на поэтических образах, а на генетическом анализе и математических формулах. Базовый постулат расовой теории о том, что нордическая или ксантохроидная, то есть светловолосая, голубоглазая часть большой европеоидной расы является наиболее генетически чистой и, следовательно, более ценной ее частью, можно считать научно доказанным»8.

«Генетическая основа пигментации кожи, – продолжает изложение Авдеев, – имеет также весьма важную расоразграничительную функцию. В. А. Спицын в этой связи пишет: “Известно, что густой слой меланина у темнокожих рас, препятствуя проникновению в глубокие слои кожи ультрафиолетовых лучей, создает почву для заболевания рахитом. Этим объясняется наличие компенсаторного механизма, выражающегося в том, что у людей, живущих в тропиках, отмечаются обильные выделения сальных желез, значительно более крупных, чем у европейцев”.

У европеоидов частота гена (Gc) не должна превышать 10%, в то время как у негров она превышает 30%. Именно частота этого гена и сопряжена с характерным негритянским запахом».

«Не только запах является биохимическим разграничителем рас, доступным непосредственно нашим органам чувств. Хотя трудно сегодня научным образом удостоверить такой маркер, но авторитетный антрополог Л. Крживицкий в одной из своих книг ссылался на достоверные данные своих опросов людоедов в разных странах: все они в один голос утверждали, что люди разных рас отличаются друг от друга по вкусу. Не верить этому нет оснований. Тем более, что вкусовые предпочтения людоедов удостоверяют их микроаналоги – кровососущие насекомые. Так, известный советский антрополог и гематолог Б. Н. Вишневский в своей брошюре “Человек, как производительная сила” (Ленинград, 1925) писал: “Насекомые различных рас выказывают отличия, обусловленные химизмом крови хозяина. Так, наружные паразиты японцев отличаются от обитающих на европейцах. Изучение насекомых с представителей различных рас поможет разобраться в вопросе о родственных связях племен”. Вши и прочие паразиты, в отличие от некоторых академических ученых, отличаются большим знанием жизни, тонко улавливая различия в качестве крови, которую они сосут. Аизвестный французский антрополог Жан-Жозеф Вирей в начале XIXвека писал: “Известно, что точно так же, как каждый вид млекопитающих, птиц и так далее часто имеет своих насекомых-паразитов, которые обнаруживаются только у него одного, также они имеются и у негров: у них есть своя вошь, совершенно отличная от вши белого человека. “Негритянская вошь” имеет треугольную голову, бугорчатое тело и черный цвет: такой же, как у негров”»9.

Так что же получается: цвет и запах негроидов обусловлен ареалом их проживания? В это до недавнего времени были убеждены (предубеждены) почти все антропологи. Но, как ни парадоксально, генетика опровергла эти предубеждения.

«Самый главный вывод В. А. Спицына заключается в следующем: “Не имеется данных о связи между климато-географическими факторами и распределением факторов Gm”.

Это говорит о том, что расовые признаки носят неадаптивный характер, среда на них вообще не оказывает никакого влияния. Цвет глаз, волос, кожи и т. д. – это не результат приспособления человека к соответствующим условиям окружающей среды, это скорее генетические украшения, которые раздала природа различным расам, исходя из естественного принципа “каждому свое”»10.

Надо отметить, что это понимал еще Дарвин: «Из всех различий между человеческими расами цвет кожи представляет самое очевидное и наиболее резкое выраженное. Прежде полагали, что различия этого рода могут быть объяснены долгим пребыванием в разных климатических условиях; но Паллас впервые показал, что это утверждение не может быть поддерживаемо, и с тех пор ему следовали почти все антропологи»11.

Последний вывод отлично согласуется как с теорией литосферных катастроф, о которой ниже, так и с непосредственными наблюдениями (за 400 с лишним лет истории американских негров до сих пор не известно случаев их побеления, обусловленного сменой климата; не почернели и белые потомки голландских поселенцев – буры ЮАР)12.

Следует отметить также, что среднегодовая температура и количество солнечных дней в году изменяются одинаково по мере удаления от экватора, безразлично к Северному ли или к Южному полюсу, однако чернокожие особи проживают преимущественно в Африке, а вовсе не везде, где солнце светит и греет столь же ярко и сильно. Негроиды не образовались ни в Центральной, ни в Южной Америке, ни в подавляющей части Азии, ни, тем более, в равноудаленных от экватора частях Европы. Если же говорить о южной оконечности Африки, изначально также заселенной неграми, то и подавно ни на одном континенте северного полушария Земли мы не найдем природных негроидов в соответствующих климатических поясах.

Более того, как заметил тот же Дарвин: «Ботокуды, как и другие обитатели тропической Африки, совершенно отличаются от негров, населяющих противоположные берега Атлантического океана, хотя и подверженных действию почти сходного климата и ведущих почти такой же образ жизни»13.

Это позволяет раз и навсегда отбросить гипотезу о «почернении» некогда белой негроидной расы под воздействием солнечных лучей как антинаучную. А равно и гипотезу о «побелении» в северных районах некогда чернокожих европеоидов.

Почему одна раса черная, а другая белая? Потому что такими были всегда, от своего возникновения. Ниже мы еще вернемся подробнее к этой теме.

В. А. Спицын также подчеркивает: «Каждая из крупнейших рас обладает характерным, свойственным лишь ей одной генным комплексом гаммоглобулинов и щелочной фосфатазы плаценты».

Вообще, серология, т. е. наука о группах крови, также представляет нам целый ряд надежных расодиагностических маркеров. Было доказано, например, что полигенные наследственные факторы белков сыворотки специфически распределяются на уровне больших рас. Энциклопедия «Народы России» (М., 1994) подчеркивает: «По системам иммуноглобулинов, обеспечивающих защитную реакцию против различных болезней и трансферинов, обеспечивающих нормальную циркуляцию ионов железа в токе крови, отчетливо выделяются большие человеческие расы»14.

Итак, у людей разных рас и национальностей различаются структуры белка, биохимический состав иммунной системы и электромагнитные свойствакрови. Не менее строгие и достоверные сведения о расовой принадлежности личности дает также биохимический состав ушной серы.

В совместной работе «Учение о человеческой наследственности», изданной еще в далеком 1936 году, Э. Баур, О. Фишер и Ф. Ленц утверждали: «Расовые различия в основном зависят от различий внутренней секреции. Конституция тела, интеллектуальные и психические характеристики и прочие расовые особенности детерминированы ими».

Сегодня, не отрицая значения внутренней секреции для расовой диагностики, ученые предпочитают говорить о корелляции маркеров. Данный тезис можно проиллюстрировать цитатой из статьи М. Г. Абдушелишвили и В. П. Волкова-Дубровина «О соотношении расовых и морфофизиологических признаков» (Вопросы антропологии. Вып. 52, 1976): «Наблюдается известная связь цвета кожи с некоторыми физиологическими признаками. У наиболее светлых наблюдается замедленный кровоток и наибольшая минеральная насыщенность костной ткани, а у наиболее темнокожих значительно ниже минерализация скелета и быстрее кровоток»15.

* * *

3. Развитие биохимической темы уже привело нас страницами выше к данным о неизменном различии рас, представляемым наукой генетикой, трактующей проблему наследственности. Именно на поле данной науки (в рамках т. н. «митохондриальной» теории) была сделана в конце ХХ – начале XXI века попытка опровергнуть очевидное: расовые различия людей. Нас пытались уверить, что белые, желтые, черные – все люди состоят из одного строительного материала, а потому являют собой единое целое. Лес захотели спрятать за деревьями.

За эти домыслы тут же ухватились сторонники теории моногенизма, попытавшиеся навязать общественному сознанию идею о нашей общей праматери – «черной Еве», от которой (в недрах Центральной Африки), якобы, произошло все человечество вообще. После чего одни потомки этой Евы мигрировали на Север, где все поголовно побелели и оголубоглазели, а другие – на Восток, где так же поголовно пожелтели и окосели.

Как будет неопровержимо установлено из дальнейшего, результаты добросовестных генетических исследований ведут совсем к другим выводам.

Весьма важные идеи озвучила 1-я международная конференция «Раса: миф или реальность?». Она прошла в Москве в октябре 1998 года под эгидой Российского отделения Европейской антропологической ассоциации и при поддержке многочисленных всемирных и отечественных профильных научных учреждений. Трибуна была предоставлена в т. ч. генетикам, и вот о чем они поведали миру.

В коллективном исследовании, озаглавленном «Новый ДНК-маркер как расово-диагностический признак», анализируется материал по получению нового генетического маркера CAcf685 по 19-й хромосоме, на основе которого величина генетического расстояния Gst между европеоидами и монголоидами (в данном случае чукчами) оценивается как шестикратная. Данный маркер признан как ценный в расово-диагностическом отношении.

Этой же теме было посвящено программное выступление одного из лучших отечественных генетиков Ю. Г. Рычкова «Генетические основы устойчивости и изменчивости рас». Его доклад явился обобщением многолетних теоретических и практических исследований. В нем он говорил, что несмотря на то, что последние 35 лет генетика человека находится в разладе с антропологией, тем не менее, молекулярная генетика открывает все больше и больше «так называемых ДНК-маркеров, которые могут считаться маркерами расовых различий».

Анализу этих новых расодиагностических маркеров был посвящен доклад известного (см. выше) молекулярного биолога В. А. Спицына «Эффективность разных категорий генетических маркеров в дифференциации крупных антропологических общностей».

С. А. Лимборская, О. П. Балановский, С. Д. Нурбаев в коллективной работе «Молекулярно-генетический полиморфизм в изучении народонаселения: геногеография Восточной Европы» говорят о больших успехах, достигнутых в последнее время в расшифровке ДНК генома человека. «В ходе этой работы было обнаружено большое количество высокополиморфных маркеров ДНК, пригодных для популяционно-генетических исследований. Изучая с помощью этих маркеров ныне живущие популяции, удается получить информацию об их генетической истории и в ряде случаев датировать – с той или иной вероятностью – важные события, связанные с происхождением человека, его рас и расселением человека в глобальном масштабе. Полученные результаты анализа сложного в расовом отношении региона Восточной Европы указывают на высокую разрешающую способность ДНК-маркеров при анализе генофонда».

По результатам названнной конференции был издан программный документ «Проблема расы в российской физической антропологии» (М., 2002), который вполне может быть сочтен за официальную позицию отечественной антропологической науки.

В докладе Е. В. Балановской, включенном в общую редакцию, резюмируется: «Объективная классификация индивидуальных генотипов по ДНК-маркерам практически полностью соответствует расовой классификации». В дальнейшем антрополог д. д. н. Балановская в соавторстве с генетиком к. к. н. О. П. Балановским написала и издала книгу «Русский генофонд на русской равнине» (М., Луч, 2007) где авторы делают ряд важных признаний: «большие расы имеют глубокий генетический фундамент», «критика генетических основ расы вызвана простым невежеством в антропологии», «расы как группы популяций обладают своеобразными генофонодами. Поэтому можно уверенно говорить о прочном генетическом фундаменте рас»16.

Балановскую поддержала Г. Л. Хить, в свою очередь указав, что каждая из крупных расовых групп человечества обладает неповторимой, только ей присущей комбинацией определенных частот ключевых признаков.

Е. З. Година подчеркнула: «Основные расовые различия в значительной степени формируются уже во внутриутробном периоде».

Название книги А. Ф. Назаровой и С. М. Алтухова «Генетический портрет народов мира» (М., 1999) также говорит само за себя, ибо в ней дается подробная характеристика частот генов во всех основных и даже многих реликтовых популяциях человечества. А ведущие отечественные антропологи А. А. Зубов и Н. И. Халдеева в своей совместной статье из сборника с характерным названием «Расы и расизм. История и современность» (М., 1991) дают такое заключение: «Значит “тип”, т. е. характерная сумма генетических и морфофизиологических признаков, маркирующая определенные группы внутри вида, – феномен вполне реальный и, стало быть, заслуживающий исследования».

Не только российские генетики стоят на позициях расового различения: именно знаменитая «Таблица генетико-лингвистических расстояний между народами» американского генетика Л. Кавалли-Сфорца окончательно иллюстрирует объективность различий между биотипами. А его коллега Дж. Нил заявляет, что в настоящее время любого индивидуума можно отнести к той или иной хорошо исследованной большой этнической общности с точностью до 87%.

Словом, под воздействием новых открытий, а также в результате строгой научной критики по адресу т. н. «митохондриальной» генетической теории, полувековое противостояние «популяционных генетиков» с одной стороны и антропологов и расологов с другой сегодня заканчивается17.Существование больших изначальных рас более всерьез не оспаривается. Спустя 130 лет в ходе напряженной исследовательской работы сотен ученых и ожесточенных дискуссий сторонников и противников расологии ученое сообщество дозрело, наконец, во всеоружии аргументов до простого вывода, сделанного И. И. Мечниковым еще в 1878 году: «Отличия между большими человеческими группами, народами и расами настолько крупны и очевидны, что я даже считаю излишним распространяться об этом».

Расы созданы Природой, предназначившей все их признаки в целокупности для наиболее совершенного соответствия жизни. Нет никаких оснований полагать, что эти признаки существенно менялись в ходе истории рас.

Да это и в принципе невозможно. Выдающийся советский биолог И. И. Шмальгаузен еще в своей программной книге «Кибернетические вопросы биологии» (1968) блестяще развил постулаты расовой теории, направленные против вульгарного ламаркизма: «Наследственный код ограждается ядерной оболочкой и регуляторными механизмами клетки и всего организма в целом от непосредственного влияния внешних факторов. Наследование признаков, приобретенных при жизни особи, фактически невозможно, так как это “приобретение” касается только преобразования информации в данной особи и гибнет вместе с нею. Наследственный материал не был затронут этим преобразованием и остался неизменным».

При этом подчеркивается, что мутации, о роли которых так любят рассуждать генетики, на самом деле имеют случайный характер, кроме того, никакой свободы мутаций не существует, ибо они возможны лишь в определенных границах, заданных наследственными расовыми признаками.

Расовые признаки являются как в физическом, так и в психическом плане генетическими «узлами прочности», на которых держится вся структура человека. Без них неминуемы вырождение и распад.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования