sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
11 декабря 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Основы этнополитики arrow О чём и зачем эта книга

О чём и зачем эта книга

Версия для печати Отправить на e-mail

О чем эта книга, зачем и почему она необходима сегодняшней России?

Наука этнополитика ни в СССР, ни в государствах, возникших на его месте, никогда не изучалась и не преподавалась. По этнополитике почти не читается лекций, нет серьезных учебников, методических пособий, хрестоматий.

В результате во внешней и внутренней политике России провал следует за провалом, ошибка за ошибкой – ибо ее проводят люди, не знакомые с азами этнополитики, не учившие ее законов, не пользующиеся ее правилами.

Когда советские дети ходили в школы и вузы, там насаждались политэкономическое мышление, марксизм: считалось, что экономика все определяет, а любая политика – лишь «концентрированное выражение экономики». Все и вся объяснялось с этой точки зрения. Ленин утверждал, что нации есть «буржуазная выдумка», и даже «мудрый Сталин», давая определение нации, ставшее на многие десятилетия хрестоматийным, умудрился опустить в нем самый главный, конструирующий признак нации: общность происхождения. Политбюро ЦК КПСС игнорировало этнополитику как лженауку, сознательно закрывало глаза на этнополитические конфликты в стране, желая видеть вокруг лишь тишь, гладь и божью благодать, и в результате прозевало необратимые тектонические процессы, разрушившие страну.

Распад СССР ярко продемонстрировал всю убогость и фальшивость политэкономической концепции. Огромное государство развалилось вопреки ясно выраженной на референдуме установке большинства населения. Причем развалилось именно по национальным границам.

То есть, умом, рассудком люди понимали, что гораздо лучше, выгодней, удобнее – словом, правильнее (с точки зрения пресловутой политэкономии) жить в едином могучем СССР. Недаром Шахрай и Кº, успокаивая Ельцина, разъясняли ему, что никуда-де республики от России с ее ресурсами не денутся, сами непременно потом обратно на коленях в союзное государство приползут. Только вышло все наоборот: политическая воля созревших национальных элит, а главное – национальные инстинкты и эмоции населения разорвали Союз в мгновение ока. Разорвали необратимо. И все парламенты вновь образовавшихся стран, включая российский, радостно это событие утвердили, легитимировали. И вместо бывших братских республик повсеместно образовались не просто национальные государства – а настоящие этнократии: Казахстан для казахов, Украина для украинцев, Молдавия для молдаван, Эстония для эстонцев, Латвия для латышей, Грузия для грузин, Армения для армян и т. д.

Обратного пути нет и уже не будет. В этом же направлении медленно, но неуклонно двигается и Россия.

Банкротство политэкономической доктрины было полным и наглядным. На смену ей одно время в моду вошла геополитика, с помощью которой пытались объяснять происходящее в стране и мире. Но это немногим более успешная и внятная концепция, чем политэкономия. Ведь горы не воюют друг с другом и моря не предъявляют друг другу претензий. Это все делают люди, и географическое положение народов есть лишь один из факторов, в некоторой степени определяющих их поведение.

Распад Советского Союза, Югославии, Чехословакии и сеть военных конфликтов, покрывших значительную часть мира и носящих отчетливо этнический характер, показали с величайшей убедительностью, что геополитика есть, в сущности, лишь проекция этнополитики на географическую карту, и не более того. Ибо субъектом истории вообще являются этносы. Именно человеческие племена, этносы воюют, конфликтуют и вообще взаимоотносятся с тех пор, как существует человек.

Конечно, войны и конфликты – не единственная форма взаимодействия народов. Но именно они настоятельно требуют особых, этнополитических знаний и умений, ибо цена ошибки тут неприемлемо высока: человеческие жизни. Бессмысленно, бесполезно и даже вредно приступать к разрешению связанных с войнами проблем, не овладев этими знаниями и умениями.

Вообще же, в целом, именно вся сфера взаимоотношений народов и наций – есть основной предмет этнополитики.

Специфические этнополитические знания необходимы на каждом шагу политику, государственному деятелю. После крушения СССР мы стали свидетелями непрекращающейся серии неприятных, опасных и стыдных ошибок в российской внешней и внутренней политике. Можно смело утверждать, что причина этого – в отсутствии даже самых элементарных этнополитических представлений у президентов и их политконсультантов1. Напротив, они, вопреки очевидному, пытаются делать вид и строить политику так, как если бы национальный фактор вообще отсутствовал в жизни или был чем-то несущественным, третьестепенным.

Запрет строить в России партии по национальному признаку – поистине глуповское решение! – один из оглушительных примеров поразительной этнополитической слепоты. Но, увы, далеко не единственный.

Чечня, Украина, Белоруссия, Грузия, Азербайджан, Ближний Восток, Прибалтика, Калининград… Все эти географические названия сегодня болезненно отзываются в русском сознании, ибо каждое из них обозначает крупный провал российской политики последних пятнадцати-двадцати лет. И этими названиями, увы, список провалов далеко не исчерпывается.

Причина одна: в советских вузах, где учились нынешние сильные мира сего, не проходили этнополитику. Они не знают, что такое этногенез и чем отличается этническая нация от политической; не ведают, что такое национальное государство; не подозревают, что главным субъектом истории являются этносы; не понимают природной силы этнических эмоций и определяющего значения этнодемографического баланса для судеб стран; не представляют себе, что бывают народы комплиментарные и некомплиментарные. И т.д. А если что-то и понимают, то превратно.

Самый яркий пример неудачи во внутренней политике – это Чечня, незаживающая наша рана. Сколько было помпы, словесных фейерверков по поводу «побед» в Чечне и замирения региона. Конституционный порядок восстановлен! Но вся эта прелесть однажды взлетела на воздух вместе с Ахматом Кадыровым, а закончилось дело Бесланом. И если бы еще закончилось! Беда именно в том, что никто не знает, когда и как закончится эта «неправильная» война, которая тянется уже второе десятилетие, то затухая, то вспыхивая вновь, проявляясь то широкомасштабными боевыми действиями – то взрывами в московском метро, на железных дорогах, на Баксанской ГЭС, в школе Беслана, то взятием заложников, то пожарами торфяников и т. д. Нас уверяют, что война триумфально завершена, однако, во-первых, садясь в вагон подземки, никто не может быть уверен, что приедет по назначению, а во-вторых, та чудовищная цена, которую Россия платит за умиротворение Чечни, не стоит сотой доли тех благ, что сулит нам ее пребывание в составе России.

В чем причина очевидного провала политики в Чечне? В том, что у властей нет элементарных этнополитических представлений. О том, что бывают народы комплиментарные и некомплиментарные. О национальной психологии вайнахов. О том, как влияет этнодемографический фактор на поведение народов, на их пассионарность. Наконец, нет понимания, что главная проблема отнюдь не в том, как бы оставить Чечню и Ингушетию в составе России или восстановить там конституционный порядок! Проблема исключительно в том, как нашему народу, нашей стране обезопасить себя от компонента, совершенно некомплиментарного по отношению к русским (и многим другим народам)!

А посмотреть на иммиграционную политику?! В то время как все европейские страны, вкусив горького опыта, образумились и начали выстраивать оборону от мигрантов, провозгласили отказ от политики мультикультурализма, Россия торжественно вышла на второе место в мире после США по приему на свои просторы всевозможных инородцев, нелегальных по большей части. И выступила, устами президента Медведева, в поддержку мультикультуральных принципов. Последствия, можно смело предсказать, будут страшными.

Яркое проявление безрассудности и беспомощности властей – страусиная позиция в отношении русского вопроса. Изгнав русских из легальной политики, не желая ни решать, ни даже обсуждать русские национальные проблемы, Кремль своими руками уже создал русское боевое подполье, ожесточил и настроил против себя миллионы бесправных русских людей. Все это, вкупе с озлоблением против нашествия иноплеменных, может кончиться иррегулярной народной войной, по сравнению с которой чеченские вылазки покажутся детскими играми. Манежная площадь в декабре 2010 прозвучала сигналом тревоги, но его, похоже, не услышали в Кремле.

А взять Калининградскую область! Кремль под торжественные фанфары сдал НАТО, ЕС и Литве все позиции по ней, не понимая истинного значения калининградской проблемы. А оно лежит, опять-таки, не в политэкономии, и не в геополитике, и даже не в военной сфере, а в этнополитике. Область на 80% населена русскими людьми. Это не что иное, как русский эксклав в Прибалтике, в Европе. Эту часть нашего народа всеми силами отрывают от Большой России, пытаются переделать в еще одну Балтийскую республику, независимую от Москвы. Уже 70% детей области никогда не бывало в России, в своей «материнской стране», не видело ни Кремля, ни Красной площади, ни Зимнего дворца и Невского проспекта, не бывало в Третьяковской галерее, Русском музее, Историческом музее, Эрмитаже. Юным калининградцам оказывается проще, доступнее посетить Варшаву, Стокгольм, Берлин, Вильнюс, Ригу, Таллин, Хельсинки или Копенгаген, чем Москву или Петербург. При этом власть запретила деятельность единственной организации, пытающейся сохранить единое русское культурное пространство: Русской национально-культурной автономии. Мы теряем часть своего народа, теряем стремительно. Недаром над крышей областного Совета уже развеваются флаги не только России и области, но и Евросоюза.

При всем том Калининград – лишь фрагмент общей проблемы разделенной нации, которую Кремль не хочет видеть в упор. Потеря более 20 млн. наших единокровных русских людей, отданных на милость украинским, казахским, молдавским, прибалтийским и т. п. этнократам, его не волнует нисколько. Но она волнует нас, русских, ведь это от нас отрезали значительную часть, нас ослабили, обескровили! И разве это бросовая часть нашего народа, чтобы так открыто ею пренебрегать?

Так ли поступают со своими диаспорами правительства разумных стран? Вот, у китайцев есть даже особый термин «хуацяо» («мостик») для своих людей за рубежом: это действительно мостик, по которому в эти страны направляется китайская экономическая и политическая экспансия, это рычаг в руках Китая для проведения осмысленной политики в той или иной стране. Но для того, чтобы правильно видеть и понимать эти проблемы, умело их решать, надо быть искушенным этнополитиком.

Внешняя политика Кремля не лучше внутренней.

Украина. В свое время российский президент поддержал Януковича, выдал новые льготы Украине, пошел на односторонние уступки, признал избрание Януковича законным. Но в результате «помаранчевой революции» в президентское кресло сел русофоб Ющенко! Конфуз! Почему, отчего? Оттого, что Путина в Высшей школе КГБ не учили этнополитике, и он не знает, что такое этногенез, что такое строительство политической нации, национального государства. Он проигнорировал русский фактор на Украине. А традиционный подход с позиций политэкономии, единственно доступный его отсталым советникам, в новых условиях уже не срабатывает. Ни нефтью, ни газом, ни электроэнергией, ни таможенными льготами, ни тысячью односторонних уступок нельзя решить украинскую проблему, которая имеет только этнополитическое решение. Разве мыслим был бы такой провал российской политики на Украине, если бы Кремль уделял все эти годы должное внимание русским людям, отрезанным от нас границами?!

Сегодня, когда Янукович победил-таки, это решение отложилось на неопределенный срок, достаточный, впрочем, для окончательной консолидации Украины и ее упрочения в качестве независимого государства – итог, прямо противоположный российским и русским интересам. Выкупив за баснословные средства продление аренды (!) и так принадлежащего нам по праву Севастополя, мы, похоже, можем в недалекой перспективе распрощаться и самим Севастополем, и со всем Крымом навеки. Да и с другими исторически русскими областями там тоже. Окрепшая на наши денежки, расцветшая на наших энергоносителях, консолидированная с нашей помощью Украина и говорить на эту тему не станет.

Грузия. Совершенно та же ситуация. Налицо точно такая же непроходимая политэкономическая ограниченность, согласно которой Грузия, взятая Россией на короткий энергетический поводок, должна-де вести себя, как ручная. К ноге ласкаться. Ничего подобного! Трудно представить себе, как теперь должна повернуться история, чтобы вновь вернуть Грузию в друзья и партнеры.

Белоруссия. Спрашивается: какую цену надлежит платить России за немедленное воссоединение с Белоруссией в едином государстве? Правильный ответ: любую. Потому что это единственный способ увеличить удельный вес русских в стране (белорусы и русские – генетически и исторически один народ). Это жизненно важнейшая для нас этнополитическая проблема. Наши враги отлично это понимают и суют палки в колеса российско-белорусского союза на каждом шагу. А вот Кремль понимать этого не желает.

Аналогичная история с Азербайджаном, который мы своими руками буквально вбросили в объятия Вашингтона и Стамбула, хотя этот важнейший и традиционно дружественный регион значит для нас несравненно больше, чем Армения, которая и не может, и не хочет предложить что-либо существенное России в обмен на односторонние преференции.

Ближний Восток. Здесь, в этом определяющем судьбы мира регионе, у нас провал за провалом, начиная с потери традиционных союзников и кончая утратой 8-миллиардного долларового долга в Ираке и «блистательным отсутствием» в ходе революций в Тунисе, Египте, Йемене, Ливии. Мало кто понимает, что ошибочная позиция, занятая здесь Россией еще при Козыреве, вообще пагубно влияет на всю внешнюю и внутреннюю политику России, вредит ей во взаимоотношениях со всем миром ислама. А в результате мы по всему периметру нашей границы получаем полосу отчуждения и недружелюбия, а в самой нашей стране – ползучую гражданскую войну. Утрата иракского долга – мелочь по сравнению с политическими рисками; а причина – превратные представления о приоритетах этнополитики и полное непонимание конкретно еврейской, арабской и мусульманской проблем.

И так далее.

Таким образом, налицо необходимость привить понимание этнополитики тем, кто правит Россией. Именно это, помимо научного и просветительского интереса, понуждает разобраться и разложить по полочкам все основные понятия и закономерности, вытекающие из факта существования и взаимодействия на Земле разных народов. Нужно раз и навсегда заложить прочные основы этнополитических знаний, чтобы впредь практическая политика строилась на твердой почве извечных и глубинных мотивов поведения человека, не пытаясь игнорировать, а тем более насиловать его природу, как это часто бывает. И начинать надо, конечно же, с наиболее фундаментальных понятий, таких как раса, этнос и нация, без которых в этнополитике нельзя и шагу шагнуть. Надо положить конец той ужасающей неразберихе и разноголосице, которые царят в отечественной этнологии.

В силу сказанного данная книга, закладывающая фундамент надежных представлений о новой и актуальной науке, необходима в первую очередь для руководства России. Ему пора садиться за такого рода учебники, чтобы не уподобляться слепым поводырям слепых, как это имеет место быть сейчас.

Книга также предназначена для студентов, чья будущность так или иначе связана с общественной деятельностью, с политикой. Для поколений новых управленцев, журналистов, историков и политологов, обществоведов.

Книга будет полезна также профессиональным этнологам и антропологам, поскольку содержит как актуальные исторические, так и самые последние сведения в указанной области, за которыми в наши дни непросто уследить. Она объединяет обширнейшие данные многих наук (этнополитики, расологии, этнологии, антропологии, геологии и др.), оставаясь при этом на твердой почве знаний и фактов, а не досужих мнений, как это частенько бывает у обществоведов. Никакие науки о человеке не могут больше игнорировать или предвзято, идеалистически трактовать сферу этнополитики. Это чревато бедой. Книга поможет расстаться со множеством устоявшихся в науке предрассудков и взглянуть свежими глазами на старые и новые истины.

Разумеется, книга нужна и тем, кто вообще хочет понять, что происходит в мире людей, поскольку раскрывает сложную, невидимую простым глазом мотивацию поступков и отношений, происходящих в сфере этнического. Нетрудно заметить, что национальные отношения сегодня повсеместно вышли на передний план событий, определяя историю, в конечном счете, всего мира. В частности, налицо фронтальный, затрагивающий все сферы жизни и политики конфликт между тенденцией глобализма и тенденцией национализма. Далеко не всегда и не везде эта «революция этничности» приводит к спокойствию и добру, однако не считаться с ней – невозможно и опасно.

Чтобы быть готовым к участию в судьбах мира, надо правильно понимать новую реальность, а для этого ее надо в первую очередь изучать.

Пожелаем читателям успехов в этом деле.

В. И. Козлов,

д.и.н., профессор этнографии,
лауреат Государственной премии СССР по науке
(«Этнические процессы в СССР»),
ветеран ВОВ, кавалер «Ордена Славы»

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования