sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня вторник
27 июня 2017 года


  Главная страница

Битва за русских

Версия для печати Отправить на e-mail

Политологи и журналисты

Помимо известных в мире СМИ персон, к обсуждению горячей темы подключилась околонаучная и околополитическая общественность, представив ряд неравнодушных и зачастую остро мыслящих авторов. Интернет вскипел. Сразу можно сказать, что большинство, как бы поверхностно или ложно ни понимало всю совокупность национальной проблематики, плохо восприняло новацию, прозвучавшую из уст президента.

Политический аналитик, а в 1982–2005 гг. карьерный дипломатМихаил Демурин высказался 2 ноября для МИА «Россия сегодня» так:

«Выработка верной формулы общенационального единства, основанного на уважении самобытности всех населяющих нашу страну народов, будет делом непростым…

Общенациональное единство в нашей стране, как мне это видится, уже формируется и будет далее формироваться многоступенчато, то есть не путем объединения отдельных представителей различных населяющих ее народов в некую безнациональную общность (такая общность была бы химерой), а на межэтнической основе…

Русский и россиянин – это просто разные категории, одно другим тут не заменишь, как не заменить русский язык языком „российским“… История многострадального XX века однозначно свидетельствует: чем меньше в россиянине оставалось русского, тем ближе мы стояли к краю культурно-исторической пропасти…

Некоторые прозвучавшие по итогам заседания Совета комментарии настораживают. К ним я отношу, например, мысль о „необходимости замкнуть единство гражданско-политической и этнической наций“ и тем самым „выйти на уровень европейского правового поля“, а также тезис о возможности „управлять межнациональными отношениями“».

Екатеринбургский политик Евгений Артюх, как и многие, верно подметил: «Первая аналогия, которая приходит в голову – это советский народ как некая новая общность. Хрущев в 1961 году на XXII съезде КПСС в своем докладе определил, что в СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты, – советский народ… История показывает, что народы и нации не появляются принятием законов, а формируются в ходе длительной исторической эволюции. Принятие закона и название всех россиянами вряд ли приведет к утрате своей идентичности татар, якутов, евреев, чукчей, как и самих русских. Это не нужно, да и невозможно».

Он предостерег от соблазна консолидировать нацию «юридическими механизмами»: «Не нужно забывать, что обозначение в свое время такой исторической общности как советский народ, тем не менее, не помешало развалить советский союз и разобщить этот народ по разным 15 государствам».

Другой екатеринбуржец Алексей Банников (обоих цитирует ИА Regnum) отрезал прямо: «Разговор о российской нации сегодня неактуален. В каком-то смысле она уже и так существует, но преодолеть глобальные вызовы сможет только наднациональная общность, скрепленная универсальными, в нашем случае прогрессивными и гуманистическими идеями, которые могут поднять на свой флаг любые нации и любые конфессии. Только так Россия сможет сцементировать населяющие нашу страну народы… И у нашего народа есть для этого драйв, потенциал и исторический опыт и только русский народ на данный момент и может решить эту историческую сверхзадачу. И для этого он должен проснуться и осознать свою историческую судьбу и предназначение. А вот создать наднациональную общность законами и указами невозможно».

Глава Центра экономических и политических реформ Николай Миронов считает, что ныне «планируется закрепить в правовом пространстве само понятие российского народа, в данном случае, точнее, российской нации», но тем самым будет закрыта тема «русского народа» и вопроса предоставления ему каких-либо преференций. «Все говорили, что для небольших наций есть свои возможности защищать свою культуру, а у русского народа их нет – кроме русского языка ничего другого в законодательстве не содержится», – подчеркнул он. Миронов напомнил, что понятие «многонационального народа» России было введено в нашу Конституцию в тот момент, когда разгулявшийся сепаратизм, инерция распада государства представляли собою акутальную угрозу. Однако сегодня ситуация в принципе иная: «Отношения внутри федерации уже выстроены, какого-то сепаратизма нигде в регионах не выделяется. Есть договоренности между территориями и народами, которые проживают на территории России, с учетом этого выстроена бюджетная политика, полномочия у всех, которые хотели, есть – поэтому на данный момент какой-либо угрозы территориальной целостности нет». В чем же тогда смысл нового закона? Предположение Миронова: эта инициатива связана, скорее всего, с предстоящей избирательной кампанией. «Сейчас идет подбор идей, поскольку на выборы с чем-то надо идти».

По мнению генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, «нужно говорить о титульном народе, о русских, это более важно».

Блогер Олег Панфилов 15 ноября написал, что попытки Путина создать «российскую нацию» обречены на провал, ибо невозможно создать нацию искусственно. Он задается вопросами: «Так что же происходит на самом деле и почему чиновники опять обеспокоились определением нации? И что в принципе представляет собой „российская нация“?». Но на второй из вопросов дает такой ответ, который только лишний раз подчеркивает полную абсурдность начальственной затеи: «На самом деле, существует политическое определение нации, которое используется в большинстве стран мира – вне зависимости от этнической принадлежности француз, к примеру, может быть африканского, арабского, баскского, корсиканского или еврейского происхождения. Он француз по принадлежности к государству, Франции, как Шарль Азнавур или Энрико Масиас, или ХаледХадж Ибрагим, или Катрин Денёв, при этом оставаясь армянином, арабом или еврейкой».

Понятно, само собой, что в реальности араб, еврей или негр, сколько бы ни прожил во Франции, французом от этого не становится. Но об абсурдности «французской концепции» нации и ее неприменимости в России мы отдельно поговрим в другом месте.

Вполне четкую и осмысленную позицию выразил 15 ноября обозреватель «Русской народной линии» (Санкт-Петербург) Сергей Баранов. Он метко поразил цель, выпукло показав логический абсурд всей затеи: «Попытка совместить несовместимое в законотворчестве ничем хорошим не заканчивается; хорошо, если вообще ничем. Единство нации и этносвоеобразие – вещи противоположные». Обозначившийся подход инициаторов закона «игнорирует необходимую в законотворчестве формальную логику, устанавливающую непротиворечивые объём понятий для российской нации и других наций и народов, смыслы и значения этнического и политического… Предлагаемое название закона – „О российской нации и управлении межнациональными (межэтническими) отношениями“, – то есть предполагается, что внутри этнической нации будут другие этносы, отношения между которыми будут объектом управления». Получается, что «этническая нация одна, народ один, но при этом она многонациональна и включает множество этносов, то есть народов. При этом она же не рассматривается как гражданская, то есть нельзя вынести значение термина нация в другую сферу. Как это прикажете понимать? Как попытка закрепления в Федеральном законе одной российской этнической нации вяжется с таким незыблемым столпом, как многонациональность? Как это вяжется с существованием русской нации, давно признанной в научных и государственных документах Российской империи и СССР? В то время, как о российской нации до 1991 года никто не слышал».

Баранов также верно отметил: «Если говорить по существу, речь идет о замене этнонима “русские”, или, по крайней мере, о внедрении в публичный оборот параллельного этнонима “россияне”». И указал на то, что в случае принятия закона из его действия вылетят «русские за границами современной Российской Федерации… Внедрение этнонима “россияне” в этническом смысле автоматически приведет их и из детей к отрыву от русской нации и России, и от “российской нации” навсегда».

Баранов считает: «Идеальной моделью российской гражданской нации… была бы следующая схема: большая русская нация, включающая всех желающих быть русскими, плюс национальные меньшинства, сохраняющие самостоятельность».

От «Русской народной линии» критически выступил также с весьма глубокой и аргументированной статьей «Российская нация: благо или утопия?» писатель Андрей Антонов. Назвав «скоропалительным и даже сомнительным» предложение насчет пресловутого закона («нам предлагается законом по команде объединяться в единую нацию»), автор заметил, что «всемирная история не знает таких прецедентов, когда в стране с многотысячелетней историей по закону создавалась общегосударственная нация. Тем более, есть государствообразующий народ – русский народ. Именно так русских обоснованно называет Владимир Путин. Ведь русские объединили другие народы России… Нации, народы создаются, выковываются столетиями. А тут – издали закон, и все мы вдруг стали представителями российской нации. Несерьезно, тем более для мировой державы».

Антонов весьма наблюдательно заметил опасность уподобления нашей страны – Соединенным Штатам: «Существует и американская модель создания государства. Когда уничтожается основная часть коренного населения и страна заселяется мигрантами. Думается, нас пытаются загнать в “американские”рамки. Но у нас совсем разные пути развития. Россия, Русь с её государствообразущим народом существует несколько тысяч лет, США, как государству с современным американским народом, менее 250 лет. Складывается парадоксальная ситуация. В последние года у нас чиновники, политологи, СМИ постоянно критикуют, а то и хают, действия властей США на международной и внутренней арене. Усиливается противостояние Россия – США. И в тоже время те же российские чиновники пытаются строить национальную политику по американскому образцу. Где логика? Зачем президенту вкладывают в голову заведомо провальную идею?».

С похвальной прямотой Антонов отвечает на свой вопрос: «И вот теперь руководимая Западом “пятая колонна” решила зайти с другой стороны. Попытаться растворить, затушевать русскую идентичность в общенациональном котле с названием “российская нация”. И выдвинула под благими намерениями эту идею».

Он высказывает опасения, не лишенные смысла: «Инициаторы закона, возможно, затем предложат изменить Конституцию. Убрать из неё понятия „многонациональный народ“, „малочисленные народы“. А вот как быть с заменой в Конституции русского языка. Ведь языка „российского“ не существует1. Что, просто обяжут новым законом „русский язык“ называть „российским“? А как быть с Русской Православной церковью? Её тоже предложат переименовать в российскую?»

Что же Антонов противопоставляет затеям недругов России? Он цитирует статью Путина 2012 года «Россия: национальный вопрос», где указывалось: «Русский народ является государствообразующим – по факту существования России». Очевидно, в таком случае, что самому президенту тоже придется выбирать один концепт из двух: либо русский народ как государствообразующий – либо скопированный с американской модели фантом «российской нации».

Обозреватели газеты «Ведомости» Николай Эппле и Андрей Синицын уже самим названием своего отзыва «Воображаемая российская нация» точно определили порочную суть инициативы. Ибо никакой «российской нации», конечно же, в природе не было, нет и не предвидится. Авторы едко иронизируют: «Возможно, есть тонкие филологические нюансы, окончательное разъяснение которых в законе позволит наконец “многонациональному народу Российской Федерации” понять, почему он “российская нация” и никак иначе. Но национальная идентичность создается изнутри, гражданская нация оказывается результатом того, что жители страны чувствуют себя полноценными участниками социально-политических и экономических процессов. В отсутствие такого участия (регулярно подтверждается соцопросами) и после принятия закона в нацию будут загонять правоприменители?». Что ж, опасения оправданы и понятны.

В интервью РИА «Новый День»высказался известный политолог Глеб Кузнецов: «Мне кажется, идея странная, мне непонятная. Она напоминает могучие проекты прошлого, начиная с создания человека будущего времен Великой Французской революции, заканчивая исторической общностью единого советского народа». Он обратил внимание, что есть естественно-сложившиеся общности и идентичности, а есть «навязанные». «Человек – существо традиционное, он привык принадлежать к традиционным общностям: семья, религия, национальность. И навязывать ему новую идентичность – труд тяжелый и, по большому счету бесполезный», – считает Кузнецов.

Колумнист Федерального агентства новостей Роман Носиков высказался двояко. С одной стороны, как ему кажется, у национально мыслящих авторов сложилось впечатление, будто коварный Кремль решил создать закон, которым упразднялись бы русские. С другой стороны, либерально мыслящая публика, напротив, усмотрела в законе поднимающий голову «русский фашизм». Не разделяя ни одну из этих точек зрения, Носиков полагает, что идея «российской нации» понравилась президенту потому, что «для Путина проект российской нации – это один из методов преодоления демографических проблем страны». Сомнительная, прямо скажем, мысль, поскольку очевидно, что никакими другими этничностями или их смешением не заместить единственную естественную этнодемографическую скрепу, на которой держится вся Россия от Калининграда до Владивостока – русский народ.

Политолог Александр Сунгуров посмотрел на проблему со своей стороны – с позиций адепта гражданского общества. Он считает, что «этатизм, по сути, парализует общественную активность, а гражданская индифферентность компенсируется мифологией сопричастности человека-песчинки к некоей абстрактной массе „наших“. По факту мы наблюдаем все признаки деполитизации и дегражданизации россиян, которые окончательно теряют черты нации и возвращаются к состоянию населения, трудового и демографического ресурса. Здесь сколько ни говори „халва“ – „российская нация“ – во рту слаще не станет». Остроумно!

Политолог Анатолий Молчанов отметился такими, например, тезисами: 1) гражданские нации не создаются законами – их создает сама жизнь; 2) узаконить волевым решением «российскую нацию» – означает ее подорвать.

Член экспертного совета Министерства по делам национальностей республики Северная Осетия – Алания Игорь Дулаев поддержал пафос выступления президента Путина. Он тоже считает, что сегодня можно говорить о сформировавшейся российской нации, в которую входят разные народы со своей этнографической идентичностью и объединенные общей территорией. Свои более чем своеобразные взгляды он изложил так: «Когда мы говорим о российской идентичности: речь идет о демотическом подходе, когда, люди, проживающие на определенной территории составляют этнос. К примеру – осетины – это люди, проживающие на территории Осетии независимо от их национальности». Пусть бы он попробовал объяснить это ингушу, живущему во Владикавказе! Или даже русскому… На этом маленьком примере отлично видна вся концептуальная несуразность идеи «росийской нации», то есть конгломерата этносов, ограниченного территорией и стиснутого единым согражданством как единственной, по сути дела, скрепой.

Политолог, глава Центра кавказоведения при МГУ Исмаил Агакишиев стоит ближе к реальности. Он призывает не забывать, что государствообразующим народом был и остается русский народ, и что это необходимо как-то закрепить законом.

Президент культурно-просветительского сообщества «Переправа», постоянный член Изборского клуба Александр Нотин считает, что именно русская нация должна стать стрежневой, основополагающей и государствообразующей. «Русская нация от крещения Руси и до настоящего времени всегда стояла особняком, при этом интересы других наций и конфессий никогда не были ущемлены, а наоборот – только усиливала их», – резюмировал политолог, а вот идея «российской нации» выглядит несколько сомнительно и не совсем понятно, поскольку в стране, где проживает более 200 национальностей и 20 конфессий, не может быть никакой единой «российской нации».

Ученые, эксперты

К полемике вокруг «проекта 31 октября» постепенно подключаются специалисты, эксперты. Некоторые ученые-обществоведы, зарекомендовавшие себя как специалисты в национальном вопросе, уже высказались, кто пространно, а кто – кратко. Их мнения я считаю важным отобразить, пока нет официально назначенных экспертов.

Коротко и ясно выразился доктор наук, завкафедрой МГИМО Валерий Соловей, известный своими книгами по истории русского народа в ХХ веке, который уже 1 ноября отметился в фейсбуке: «Ничего не забыли. Ничему не научились. Это я об идее “российской нации” – “уникальной гражданской общности”. Была уже „новая историческая общность людей – советский народ“. И вся вышла. Как там у Ключевского: история ничему не учит, а лишь наказывает за незнание ее уроков?». Смысл иронии ученого предельно ясен: власть снова наступает на старые грабли.

Президент Института национальной стратегии, редактор-составитель книги «Неединая Россия» (2016) Михаил Ремизов в интервью РИА «Новый День» 3 ноября отметил, что идея закона о «российской нации» вступает в противоречие с действующей Конституцией РФ. По его мнению, такого рода декретами нации не утверждаются. Но главное: термин «российская нация» воспринимается «как покушение на свою идентичность как русскими, так и некоторыми представителями других народов России». Он пояснил: «Та культурная модель, та историческая память, тот материал, из которого может строиться “российская нация” – это и есть ткань русской идентичности. Это русская культура, русское историческое самосознание. Получается, что нужно либо признать русский народ в этом проекте титульным, но государство категорически возражает, либо вынести его за скобки и его историческое наследие сделать платформой для строения новой исторической общности, а это уже затея, граничащая с этноцидом, когда речь идет об уничтожении идентичности».

Вместе с тем эксперт полагает, что концепция «российской нации» никак не совместима с существованием других территориально-политических наций внутри России в виде национальных республик. «Если быть последовательными, то необходимо включать в качестве этапа ликвидацию государств в государстве, что тоже встретит сопротивление», – констатировал Ремизов.

Политолог обратил внимание также на большую терминологическую путаницу в связи с инициативой закона о «российской нации». И заключил: «Учитывая, что много вопросов, ответов на которые не видно, я не понимаю смысла принятия закона именно в варианте строительства “российской нации” как нового исторического общества».

Интересны результаты экспертного блиц-опроса, проведенного Русской службой Би-би-си, выяснявшей у респондентов отношение к проекту такого закона и вообще к понятию «российская нация». Отвечали трое: один националист, один представитель кремлевского пула, один либерал. Ответы получились такие.

Егор Холмогоров, телеведущий и публицист, главный редактор сайтов «Русский обозреватель» и «Новые хроники»: «Закон о некоей „российской нации“ нужен не больше, чем предписание участкового о переименовании меня в Юрия или Игоря. Это абсолютно бессмысленная затея… Ни к чему хорошему это не приведет, у нас в конституции записано, что Россия – многонациональная страна, где множество наций…

Сейчас единственное, на чем может строиться государство, – это то, что абсолютное большинство жителей абсолютного большинства регионов – русские, будь то бывший немецкий Калининград или некогда японский Южно-Сахалинск.

Фактически предлагается: давайте все свалим в один котел, объявим его “российской нацией” и будем ее строить. Но непонятно, на какой основе ее строить – чисто логически, строить надо на русской основе, как на основе большинства населения, а если на какой-то нейтральной, – то существует опасность, что русских искусственно отделят от корней.

Есть опасность, что остальные народы не захотят превращаться в “россиян”, а русских заставят идти под эту гребенку… То есть, ничего, кроме хаоса в межнациональных отношениях, этот дурацкий проект не даст…

С чисто аппаратной точки зрения эта концепция – колоссальная подстава, когда в последние два года президент пребывал в лавровом венке покорителя Крыма и победителя ИГИЛа, и тут он говорит такое, что неизбежно отвращает от него массу людей».

«Никто не должен ставить под сомнение существование русской нации», – подчеркнул Холмогоров, указав тем самым на самое слабое место законопроекта.

Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры придерживается противоположного мнения: «Приближаются президентские выборы. Для значительной части консерваторов и охранителей тема “российского народа” – любимая. Путин действует электорально грамотно. Он “цементирует” своих сторонников».

Цементирует, откалывая их от большинства, добавил бы я.

Кирилл Мартынов, кандидат философских наук, доцент Школы философии НИУ ВШЭ:

«Сама эта конструкция у автора концепции является парафразом аналогичной конструкции советских времен, когда хрущевско-брежневская номенклатура озаботилась тем, чтобы навязать „воображаемые сообщества“ и их существование закрепить…

Думаю, что в законе практически нет реального содержания – может быть, это вопрос разграничения культурной политики в национальных республиках, это старая проблема и одна из причин, почему эти идеи были торпедированы раньше: либо вы даете этническую интерпретацию российской нации, и тогда она определяется как православная с приоритетом русского этноса, либо вы даете гражданскую интерпретацию российской нации, тогда вы возвращаетесь к конституции с ее словами о многонациональном народе и у вас нет пространства для маневра – нельзя сказать, что русская культура может иметь приоритет над другими культурами, раз уж у нас многонациональный народ.

Нации невозможно зафиксировать по указу сверху. То, с чем мы сталкивались в новейшей истории, – формально обратный процесс. [Инициатива] звучит абсурдно: это общественный договор наоборот, будто не нация создает государство, а государство кует нацию…

В России, к сожалению, политической нации нет, и, возможно, в современном мире формировать их уже поздно… У нас не состоялась эта политическая нация по двум причинам. Во-первых, границы Федерации не совпадают с границами „Русского мира“, который вообще непонятно, где имеет конец…

С другой стороны, внутри самой России огромное количество диаспор, которых другие жители не считают своими…

Но главная проблема – российская нация не видит себя политическим институтом в отрыве от государства, в виде того, что называется гражданским обществом – ключевым агентом нации… И непонятен инструмент, с помощью которого можно организовать нацию, поскольку в современном мире государство не может это сделать».

Колумнист «Известий», лауреат «Чеховской премии» Кирилл Бенедиктов написал так: «В очередной раз выкопанный кадавр „российской нации“ – достойная сожаления попытка гальванизировать останки „новой исторической общности людей – советского народа“ с оглядкой на „великую американскую нацию“, родившуюся в „плавильном котле“ США. Проект, на мой взгляд, совершенно бесперспективный – потому что, в отличие от советского, он не способен предложить русским ни одного резона для отказа от национальной идентичности и перехода в „россияне“. Советский проект манил хоть какими-то миражами, всепланетным коммунизмом, равенством и братством с далекими народами Кубы и Вьетнама, космической экспансией – а у россиянской многонационалии никакого позитивного образа будущего нет. Женщины, закрывающие лица платками, и бородачи, деловито режущие баранов на улицах Москвы и Санкт-Петербурга – это не то будущее, к которому хочется стремиться, но зато лежащая на поверхности ассоциация со словом „многонациональность“…

Русская нация должна, наконец, быть признана государствообразующей нацией Российской федерации. А прилагательное „российский“ следует оставить для определения гражданства. И тогда мы получим русских, татар, башкир, бурятов, чеченцев, якутов и т. д. – граждан Российской Федерации разных национальностей».

Как и Игорь Бойков, Бенедиктов обращает наше внимание на крупные политические риски, которые берет на себя Путин, поддерживая пресловутый проект:

«Помните, какой был эмоциональный подъем весной 2014 г., когда Россия вернула себе Крым и была готова выступить в защиту русских Новороссии? Когда вдруг с самых высоких трибун зазвучали почти табуированные до того слова „русский“ и „Русский мир“? Возврат к концепции „российской нации“ означает отступление, отказ от второй в нашей постреволюционной истории попытки признать за русскими особое место в государственном устройстве России (первая, еще в советское время – это, конечно, „русский ренессанс“ до- и военного времени, высочайше разрешенный Сталиным и им же свернутый в период „ленинградского дела“). Помимо всего прочего, он означает, что такого общенародного подъема, как был во время “Русской весны – 2014” уже не будет – будет только сползание в общенациональное равнодушие, уныние, депрессию. И никакие победы в Сирии это сползание не остановят».

Как говорится, имеющий уши да слышит.

Простой народ

Острая тема взбудоражила всю блогосферу, где, помимо профессиональных тружеников пера не замедлили высказаться самые разные по социальному статусу, но неравнодушные люди. Их выразительные реплики я привожу ниже.

***

Анатолий Несмиян:

«Не стану вдаваться в теоретические рассуждения о происхождении нации. В нашем сугубо конкретном российском случае российская нация в принципе возможна – как принудительно сконструированная проектная конструкция, однако для формулирования такого проекта требуется не закон, а идеология. И время. У Путина нет ни того, ни другого. Он действует в привычном поле – достаточно принять указ о проблеме, и она станет частью решения».

***

Доренко @rasstriga

«Закон о росс. нации должен воздвигнуть первенство русских – 50%, мультиэтничное равенство – 12%, внеэтничную гражданскую нацию – 38%. Слушатели по тлф»

***

Фёдор Крашенинников:

«Про российскую нацию мне вспоминается даже не „советский народ“, а попытка маршала Тито вывести югославов. В итоге, несколько процентов населения (дети от смешанных браков) действительно стали считать себя югославами. Вот только потом все снова поделились на сербов, хорватов, словенцев и так далее, а югославы остались в дураках».

***

Илья Лазаренко:

«В общем-то неосоветизм – это в некотором смысле злая пародия на советизм. В СССР не было мыслей оформить „закон о многонациональном советском народе“, то бишь советской квазинации. Эту квазинацию просто строили как могли и понимали, что палкой не загонишь, дело тонкое. Сегодняшний призыв Путина принять „закон о российской нации“ – это жест отчаяния. В реальности проект „российской нации“ давно провалился и теперь, как принято в России, будет воздвигнута очередная потемкинская деревня, с подписью и печатью. „Российская нация“ – это новая редакция многонационального советского народа, ухудшенная и ужатая. Любопытно, что в полном соответствии с концепцией советского фашизма (которую по моему мнению бессознательно, но последовательно реализует начальство РФ) используется термин Всероссийской фашистской партии, которая первой собственно и сформулировала понятие „российской нации“: “Что такое российская нация? Российская нация есть духовное единение всех русских людей на основе сознания общности исторической судьбы, общей национальной культуры, традиций и т. д. В российскую нацию, таким образом, входят не только великороссы, белорусы и малороссы, но и другие народы России: грузины, армяне, татары и т. д." (Азбука Фашизма, Харбин, 1934 г.)».

***

domestic_lynx

«К какому положению надо стремиться? Мне кажется, к такому. Все мы – русские. Но у каждого есть какая-то малая родина… Но начать вот так взять и с места в карьер транслировать эту идею (все мы русские, но у каждого своя малая родина) – на мой взгляд, преждевременно. Надо эту идею внедрять постепенно. Главное – понимать, в какую стороны мы идем. Постепенному внедрению идей надо поучиться у наших западных “партнеров”. Вообразите, тридцать или пятьдесят лет назад кто-то заявил бы во Франции или Германии, что гомосексуализм – это норма. Глядишь, и фингал под глазом можно было б огрести. А теперь – ничего, внедрили. Постепенность, неуклонность и твердое понимание, в какую сторону мы идем – вот как внедряются в умы идеи…

В “Доктрине фашизма”, тексте официальном (он был написан для итальянской энциклопедии), Муссолини формулирует:

“Нация не есть раса, или определенная географическая местность, но длящаяся в истории группа, т. е. множество, объединенное одной идеей, каковая есть воля к существованию и господству, т. е. самосознание, следовательно, и личность”.

Перевод корявый, но смысл понятен.

То есть критерий нации – субъективно-психологический. Как чувствуешь – так и есть. Это чувство общей истории и общей культуры. Общей судьбы. Именно поэтому при всей трудности „умственного“ установления национальности очень легко установить её „по чувству“. Теоретически не просто, а практически – проще пареной репы. Есть масса людей, которые с уверенностью и без сомнения говорят о себе: я – русский. (Или соответственно “я – француз”, “я – немец”и т. д.). На каком основании? Да ни на каком. На основании чувства. Вот русские они, и всё тут…

В прежнее время бытовало в России такое шутливое присловье: „Папа – турок, мама – грек, а я русский человек“. Очень правильно, именно так и есть».

***

Анна Тараканова @n_barmaleykina

«Российская нация в законе, русская нация в загоне».

***

Станислав Яколевhttps://www.facebook.com/arcticspiegel

«Итог четырехлетних экспериментов с Русским миром: русских решили от греха подальше вовсе отменить».

***

Эрик Лобах:

«Что это за ахинея с „российской нацией“?! Мне сейчас только сказали. Кто так омерзительно троллит русских – и зачем? Путин – пьян?!! Я просто не знаю – где это сказано было и зачем (в каком контексте)».

Станислав Говорухин назвал слово «россиянин» отвратительным

Итак, «глас народа» подходит, скорее, под определение «разноголосица». Определенное мнение синтезировать трудно, но очевидно, что преобладает скепсис. И еще одно обстоятельство бросается в глаза: кто бы что ни говорил на заданную тему, все высказывания отличаются большей или меньшей некомпетентностью в отношении этнополитической проблематики. Это, к сожалению, относится как к авторам идеи и к самому президенту, так и к экспертам, а уж про иных участников полемики и говорить нечего. Что поделаешь: этнополитика для нас наука новая, ее никогда не преподавали ни в школах, ни в вузах России. За что и расплачиваемся

Тем интереснее и важнее было узнать, как охарактеризовал возникшую ситуацию сопредседатель центрального штаба «Общероссийского народного фронта» (ОНФ) депутат Госдумы Станислав Говорухин. Ведь это тоже «глас народа», только как бы уже в энной степени.

А он, между прочим, назвал слово «россиянин» отвратительным. Да-да, так и сказал, да притом еще в эфире телеканала «Россия-24». Говорухин подчеркнул, что жители России много веков называли себя русскими. А вот слова «россиянка» и «россияне» звучат отвратительно.

Говорухин ничего не сказал о своем отношении к инициативе, озвученной президентом Путиным, однако контекст говорит сам за себя.

Разумеется, Кремль (конкретно: пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков) не мог не отреагировать на столь резкое заявление столь высокопоставленного политика. Реакция выразилась в заверении Пескова (ТАСС), что Станислав Говорухин руководит ОНФ и «по-прежнему является человеком, которого Путин уважает, с которым у Путина постоянно доверительный диалог». Пресс-секретарь отказался комментировать конкретное нелицеприятное высказывание Станислава Говорухина. «Это не кремлевская тема», – отрезал господин Песков.

Ну и промолчал бы, если не кремлевская…

Само собой понятно, что тема-то самая что ни на есть «кремлевская», поскольку исходит она из высказывания самого президента. Однако пресс-секретарь Дмитрий Песков как человек умный, похоже, раньше всех понял неуместность и скандальность президентского публичного выступления. Конечно, он не мог сказать, извините, мол, «президент оговорился», или «он не то хотел сказать», или «его неправильно поняли», или «президента подставили». Нет, он выразился гораздо осторожнее: «Это пока выдвинуто как идея, которая была поддержана главой государства, и сейчас я не стал бы вдаваться в подробности. Давайте подождем, когда эксперты наработают эту тему», – сказал Песков.


 
< Пред.   След. >


Свежие новости
Популярное
Голосование
Вы член НДПР?
 
Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 3
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования