sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня вторник
21 ноября 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Прочие статьи arrow Битва за русских продолжается

Битва за русских продолжается

Версия для печати Отправить на e-mail

В-третьих. Вышеописанные сомнения растут, поскольку в отношении нерусских народов России мы видим противоположную картину. Авторы ничего не предлагают конкретно русским. Но при этом чрезмерное внимание уделяют, в духе западных базовых ценностей и нормативов, проблеме государственной поддержки многочисленых российских этносов, их языков и культур («этнокультурного развития»), и т. п. Что само по себе неактуально, является морально-политическим дефектом законопроекта и представляет собою опасную методологическую ошибку. Безусловно, права человека важны, но не до степени забвения о правах и интересах государства и общества.

В этой связи следует подчеркнуть и разъяснить один момент из основ этнополитики.

Препятствовать каким-либо этносам и их представителям действовать в направлении сохранения и развития родного языка, культуры и традиций – ни в коем случае нельзя. Поскольку это вызовет негативную реакцию народов, будет способствовать расколу общества, росту вражды, да и пресловутые права человека нарушатся. Но при этом государство не должно содействовать этому сохранению и развитию, поскольку это прямой путь к взращиванию национального самосознания этносов, а с ним, неизбежно, национализма и сепаратизма, стремления к суверенности, к этнонациональной обособленности, этническому фаворитизму и т. п. И в конечном счете – к распаду политической нации и всей страны.

Это – азбучная этнополитическая истина. Она полностью подтверждена плачевным опытом Советского Союза.

Между тем, в преамбуле законопроекта авторы указывают: «В соответствии с Конституцией Российской Федерации проект федерального закона ориентирует федеральные и региональные органы государственной власти, органы местного самоуправления, структуры гражданского общества на достижение двуединой цели – сохранение, развитие и упрочение этнокультурного и языкового многообразия на основе гражданского единства и российского федерализма».

Перед нами, как видим, вновь внутренне противоречивая, шизофреническая постановка задачи. Ведь развитие и упрочение этнокультурного и языкового многообразия не совместимо с сохранением и укреплением гражданского единства. Это большая и принципиальная этнополитическая ошибка, чреватая огромной бедой.

Авторов, как видно, ничему не научил трагический опыт СССР, если они дословно берутся повторять основы советской национальной политики. Коммунистические бонзы тоже очень заботились о «сохранении, развитии и упрочении этнокультурного и языкового многообразия» украинцев, латышей, литовцев, эстонцев, армян, молдаван и т. д. И дозаботились до развала страны именно по национальным границам.

Усиленное развитие за государственный счет языков и культур различных советских народов привело вовсе не к расцвету, а к гибели великой единой страны. Это был ужасный, но естественный результат противоестественной государственной национальной политики. Поскольку вместе с языком и культурой неизбежно возрастало самосознание советских наций, шла полным ходом форсированное созревание национальных элит до уровня ярого национализма. В результате чего самые крупные народы, опять же неизбежно, потребовали самоопределения и полного суверенитета, создания собственных национальных государств и собственных политических наций. Этот процесс перекинулся было и в Россию, ограничившись, по счастью, одной Чечней. Пока что…

Цитируемый абзац законопроекта (и его многочисленные реплики в статьях 6, главе 3 «Сохранение и поддержка этнокультурного многообразия в Российской Федерации» и др.) – точная калька этой советской заботы, советской политики. И кончиться эта забота и политика может только в точности так же, как кончилось с Советским Союзом. Те, кто ее пропагандирует и продвигает, готовят такой же распад России по национальным границам, каким был уничтожен СССР. Национализм ряда титульных народов и этнических элит у нас и так уже зашкаливает, и подпитывать его на государственном уровне – преступление против всей страны. Напротив, пуще всего надо бояться развития, роста и укрепления национального самосознания у многочисленных российских народов и их элит, особенно – у титульных в национально-территориальных образованиях (республиках РФ и проч.). Ибо это – смерть для общегосударственной российской идеи, для России как единого государства.

Поэтому все вопросы, связанные с сохранением и развитием этнических языков, религий, традиций и культур следует полностью убрать из компетенции государства, оставив их исключительно в компетенции самих этносов, по их силам и возможностям. Их право на все это должно быть закреплено законом, но никаких особых обязательств на государство в данной сфере возлагать ни в коем случае нельзя.

Для реализации этих задач вполне достаточно уже имеющегося закона «О национально-культурной автономии» от 17.06.1996 № 74-ФЗ, хотя он нуждается и в корректировке, и в последовательном проведении в жизнь. Здесь полный аналог с госфинансированием кино: хотите снимать для себя и узкой группы «своих»? Да ради бога, но только не за счет страны, не за счет народа, которым такие фильмы не нужны. Это – разумный, здоровый подход.

Данный пример ярко свидетельствует о том, как опасно доверять основы государственной национальной политики «специалистам» советского закала, а проще сказать демагогам, таким, как В. Тишков, В. Михайлов и В. Зорин, у которых не выветрился разрушительный коммунистический интернационал из душ и мозгов.

Опять-таки, невольно возникает вопрос об умственной полноценности авторов – или об их лукавстве. На словах выдвигая задачу по укреплению единой нации (ст.6), они тут же предлагают меры, этому единству смертельно угрожающие, не совместимые с ним.

Например, ст. 14 предлагает органам госвласти сомнительные, спорные функции, в частности «разработку и реализацию федеральных программ социально-экономического и этнокультурного развития народов Российской Федерации». Однако, согласно последней переписи, в России зафиксировано без малого 200 этносов. Развивать одни и не развивать при этом другие нельзя, противозаконно, это нарушение ст. 19 действующей Конституции. А развивать все подряд – не хватит никакого бюджета. К тому же, необходимо соблюдать верную пропорцию, а это значит, что около 80% средств нужно будет направить на развитие исключительно только русского народа, а 20% на всех остальных. Авторы законопроекта именно это имели в виду? Сомнительно. А любой другой подход несправедлив и недопустим, он будет оскорбителен и неприемлем для русского народа.

Еще хуже статья 15, где органы госвласти субъектов Российской Федерации «принимают в соответствии с настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты по обеспечению этнокультурного развития народов Российской Федерации».

Трудно предложить что-либо более опасное для российского единства! Отлично зная, что во многих национально-территориальных образованиях России, включая национальные республики, существует ярко выраженная тенденция к этнократии, легко себе представить, каких законов там наштампуют тайные и явные этнократы, стоит только дать им отмашку и зеленый свет. Какие бешеные обороты наберет там феномен этнического фаворитизма, о котором сегодня во весь голос уже кричит мировая наука6. Воля к сепаратизму и установлению этнократий получит мощнейший толчок и поддержку благодаря такому закону, если он пройдет в жизнь.

И т.д.

В-четвертых. Законопроект затрагивает очень важный вопрос о соотчественниках. В последние годы, особенно в свете такого эпохального события, как воссоединение Крыма с Россией, он стал чрезвычайно актуальным.

Авторы законопроекта в главе 1, ст. 2, ч. 3 предлагают среди «основных принципов государственной национальной политики» такой: «содействие добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, а также обеспечение поддержки их деятельности в государствах проживания по сохранению и развитию русского и родного языка и культуры, укреплению связей с Россией».

На первый взгляд – все правильно. Но специалисту сразу же видна вся жуткая глубина некомпетентности авторов. Содействовать добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, конечно же, следует, но очень дифференцированно, выборочно.

Во-первых, нужно четко понимать, что наши соотечественники – это не все огулом бывшие граждане СССР или Российской Империи, состоящие ныне в гражданстве независимых государств. А только те из них, которые сами или их предки проживали на территории современной Российской Федерации. Это оговорено в законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» от 24.05.1999 N 99-ФЗ (последняя редакция). Данная оговорка должна сохраниться и в данном законопроекте.

Во-вторых, нужно различать две большие группы соотечественников: 1) одни проживают дисперсно (рассеянно) и вдали от границ России – например, в Армении, Грузии, республиках Средней Азии и т. д.; 2) другие проживают компактно в непосредственной близи от государственной границы России на землях, исторически принадлежащих русскому народу – например, на Украине, в Казахстане, на севере Эстонии.

Политика в отношении этих двух групп соотечественников не может, не имеет права быть одинакова.

Россия прямо заинтересована в переселении на свою территорию ценных кадров из первой группы (когда-то советская власть щедро делилась специалистами с национальными республиками, переселяя их туда из исконно русских областей; сегодня пора возвращать этот долг).

Но Россия совершенно не заинтересована в переселении внутрь своих границ наших соотечественников из второй группы. Поскольку это сильно ослабляет наши политические позиции в этих странах и нарушает историческую справедливость, нарушает право на самоопределение русского народа, освоившего в свое время данные территории. В последние годы в Россию, по некоторым данным, переселилось до 2,5 млн человек с территории Украины. Это значит, что позиции России на Украине, ее поддержка там – радикально ослабли, особенно в критических регионах, где эта поддержка нам жизненно необходима. Этот ли тот результат, к которому должно стремиться? В этом ли интерес России? Думается, наоборот. Представим себе, что с 1991 года к нам переселилась бы половина русского населения Крыма: произошло бы в таком случае воссоединение с этой родной для нас территорией в 2014 году? Сомнительно! А что ждет Одессу и Харьков, если оттуда к нам сбегут все активные русские, вместо того, чтобы бороться там за свои национальные права? Напомню крылатые строки: «Лишь тот достоин счастья и свободы, кто каждый день идет за них на бой!»

Интерес России состоит в прямо противоположном: не в переселении по сю сторону границы, а в закреплении наших соотечественников на территориях их исторического проживания за пределами России, при одновременном решительном укреплении их русской идентичности и самоорганизации по этническому и этнокультурному признакам на принципах, для начала, национально-культурной автономии. В укреплени именно там их культурных, экономических и политических позиций.

Законопроект (его авторы) не желает этого видеть и понимать.

В-пятых. Есть в законопроекте еще одна скользкая тема: о коренных малочисленных народах. Там написано, в частности:

«Основными принципами государственной национальной политики в Российской Федерации являются:

… обеспечение прав коренных малочисленных народов (малочисленных этнических общностей), включая поддержку их экономического, социального и культурного развития, защиту среды обитания и традиционного образа жизни» (ст. 2, п. «з»);

«Статья обозначает наличие в составе населения Российской Федерации особой категории граждан, в отношении которых действуют дополнительные правовые акты федерального и регионального уровней, а также международные декларации и конвенции… Статья констатирует необходимость защиты языков, культуры и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов (КМН) а также учета интересов общин КМН на территориях их традиционного проживания» (ст. 10).

На самом деле никакой государственной необходимости защиты языков, культуры и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов, в реальности не существует: это выдумки ангажированных, заинтересованных этнологов или проплаченных Западом «правозащитников». Если такая необходимость возникла у того или иного этноса, то для этого уже имеется легитимный инструмент: закон «О национально-культурной автономии». Надо лишь, чтобы он реально действовал, особенно в части льгот и бюджетного обеспечения. А вторгаться в его компетенцию тут не следует, чтобы не плодить юридических коллизий.

Кроме того, следует напомнить и подчеркнуть: наделение каких-либо этнических групп особыми правами в принципе жестко противоречит ст. 19 действующей Конституции России, устанавливающей «равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, происхождения, места жительства» и т. д. Получается, как в знаменитой антиутопии Оруэлла: все животные равны между собой, но одни равнее других.

Цитированный выше пункт «з» противоречит также тексту самого законопроекта, который в пункте «в» провозглашает, вслед за Конституцией, то самое равенство прав, которое тут же сам и нарушает спустя три пункта. Это отдает шизофренией и не может быть терпимо в нормативном документе.

Наконец, данный пункт дублирует уже имеющееся законодательство («О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» от 30.04.1999), что нецелесообразно в принципе.

Никто не против защиты среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов, но этим и следует ограничиться, чтобы не нарушать Конституцию и не выглядеть психически нездоровыми.

В-шестых. До сих пор мы говорили только о гражданах и согражданах. Но авторы законопроекта почему-то в огромной мере озадачены, обеспокоены и проблемой мигрантов (например, статьи 9, 11). Причем исходят они не из общего для всех народов России беспокойства о своем будущем. Нет, при разработке всех вопросов, связанных с проблемой мигрантов, авторы руководствовались исключительно идеей прав человека (читай: мигранта), напрочь забыв об интересах России и ее коренного населения, как будто их не существует. Такой перекос недопустим, даже если исходить, опять-таки, из прав человека, которых у коренных жителей никак не меньше, чем у мигрантов, а значит удобства мигранта не должны составлять неудобство местного жителя. Как говорили Монтескье и другие просветители XVIII века, права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого.

Баланс следует соблюдать. До сих пор он был перекошен в пользу мигрантов; перекосы надлежит выправлять.

Нужно хорошо понимать одну простую вещь. Мигрант мигранту рознь. Решая их судьбу, нужно, прежде всего, исходить не из приоритета абстрактных прав человека или псевдо-демократических «европейских ценностей», а из интересов России и проживающих в ней коренных народов, чьи права и интересы требуют первоочередной защиты. Отсюда – требование строго дифференцированного подхода по ряду критериев к проблеме мигрантов.

К примеру, тех представителей некоренных народов России (национальные меньшинства, иначе), что приезжают вахтовым методом для учебы или сезонных работ на короткий срок, ни в коем случае не следует ни адаптировать, ни, тем более интегрировать. Сегодня интегрируем, а завтра не сможем от них избавиться, если понадобится. Им нужен жесткий санитарный и полицейский контроль – но не более того.

Совсем другое дело – представители коренных (не имеющих своей государственности вне России) народов, приехавшие из других стран к нам на постоянное место жительства. Вот их адаптация и интеграция реально нужны и важны.

Между этими крайними вариантами проблемы есть и более тонкие градации. Их тоже нельзя огулом уместить в приведенную в законопроекте формулу, которая по указанным причинам представляется демагогической и неудачной, в духе западных ложных, псевдо-демократических установок.

Интегрировать в российское общество иностранных граждан и лиц без гражданства, переселившихся на ПМЖ (это предлагает законопроект), следует также очень дифференцированнно. Для представителей коренных народов России, для соотечественников должны существовать значительные преференции, облегчающие получение гражданства в заявительном порядке. Но для всех других – продолжительные, не менее пяти лет, испытательные сроки для овладения русским языком, культурой и обычаями и для проверки на лояльность. Для тех и других должна существовать присяга – клятва на верность стране и ее главной скрепе – государствообразующему русскому народу, нарушение которой повлечет за собой лишение гражданства.

Наконец, в статье 9 авторы заложили такой пункт, как «содействие лицам из числа мигрантов в доступе к культурным ценностям их народов». Кому и зачем этот нелепый пункт понадобился? Мало ли, какие мигранты у нас сегодня обретаются -- нигерийцы, зимбабвийцы и прочие… Всем им мы должны обеспечивать доступ к культурным ценностям их народов? Или речь идет о доступе заезжих хасидов к библиотеке Шнеерсона? Ну, так бы и сказали. Такая пафосная демонстрация верности европейским (псевдо) демократическим идеалам никому не нужна, она только раздражает своей неумной надуманностью.



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования