sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня пятница
28 апреля 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Прочие статьи arrow Что происходит с русским движением?
рекомендую наборы для творчества купить в www.imperiabisera.ru .;

Что происходит с русским движением?

Версия для печати Отправить на e-mail

Александр СЕВАСТЬЯНОВ


Со всей страны ко мне приходят по простой и электронной почте письма, звонят по телефону друзья-товарищи из разных городов, и все – с одним вопросом: что происходит с русским движением? Пройдет ли в 2008 году «Русский Марш»? А если пройдет, то где, как, каким составом, коль скоро НДПР приостановила свое участие в Оргкомитете РМ? И почему Оргкомитет, лишившись нашего участия, отреагировал на это злобной клеветой в мой адрес? Вот я и решил ответить на эти вопросы сразу всем, кого это волнует.

Прощание с товарищами?

Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых
и на пути грешных не ста
и на седалище губителей не седе.

Псалтирь

История старая, как мир, давно известная в природе. Ученые-этологи, изучающие поведение животных, подметили хитрый прием, с помощью которого лисы добывают себе отличное жилье без особых хлопот. Лисичка, улучив момент, забирается в нору к барсуку, писает там на пол и убегает. Чистоплотный и брезгливый барсук возвращется, чует запах лисьей мочи – и уходит прочь рыть себе новую нору в другом месте. А в прежней норе расселяется со всеми удобствами лиса, которую собственная вонь нисколечко не беспокоит.

Мне кажется, нечто подобное произошло с Оргкомитетом «Русского Марша». 8 июня 2008 года хитрый жирный лис, внешне тютелька-в-тютельку похожий на Белковского, пометил своей струйкой кое-кого из моих бывших соратников, позволивших ему это сделать. Лис потом свалил в сторону, но душок-то остался. Мне лично после этого стало невозможно представить себе Оргкомитет в прежнем составе. Как и невозможно стало для НДПР выйти на Русский Марш – 2008 плечом к плечу с попахивающими лисьей мочой товарищами. Попытался объяснить ситуацию другим коллегам по Оргкомитету, но у них, видно, нюх притупился. (Ничего удивительного: живя на российской политической помойке, нетрудно и вовсе его потерять.) Им не воняет. Или притерпелись.

Пришлось мне, как тому барсуку, задуматься о новой норе. Этими думами я и намерен здесь поделиться.

Но оставим в стороне эзопов язык, перейдем к современной политической конкретике. Каково положение в русском движении, чего нам ждать и что делать? И, что немаловажно, с кем?

Специализация – веление времени

Основной позитив для русского движения 1991–2008 гг. состоит, на мой взгляд, в том, что оно из хаотически-универсального (где каждый хватался за все и стремился заниматься всем и сразу, весьма бестолково) начало преобразовываться в структурированно-специализированное. Различные национал-патриотические организации и СМИ нащупали свои ниши, стали обретать свою специфику. Специализация, как всем известно, есть залог прогресса в любом деле. Каждый, как говорится, должен знать свой маневр и отвечать за свой участок работы. Только тогда будет какой-то толк.

И вот, я с удовлетворением наблюдал, как в результате случайных, на первый взгляд, расколов, размежеваний и перетасовок русское движение стало приобретать характер четко действующей структуры. Различные участки которой сознавали каждый свое главное задание и закреплялись каждый на своем социальном поле.

Какие же в результате основные участки русского фронта есть на сегодня у нас?

Я вижу их три: центр и два фланга.

Центральный участок фронта. Это борьба за признание собственно русских этнических проблем и воплощение в жизнь собственно русских этнических прав и интересов. (Подчеркиваю: именно русских, этнических! Проблемы общенародные, которые принято называть социальными и которые касаются не только русского населения, к ним не относятся.) Начиная с преобразования Российской Федерации (РФ) в Русское национальное государство (РНГ) и заканчивая искоренением русофобии в нашей стране и преодолением последствий геноцида русских. Перечень этих проблем, составленный из восьми пунктов по принципу необходимости и достаточности, был утвержден на учредительной конференции Руского национального движения в январе 2004 года. Это самое важное направление нашей борьбы, первостатейное по своему значению, определяющее сверхзадачу всего русского движения. Ради ее осуществления мы все и призваны.

Сегодня эта борьба со всеми своими нюансами носит все еще чисто теоретический характер, поскольку легальных политических партий, правомочных воплощать русские требования на практике, в России нет. Имеются партии нелегальные, не получившие государственной регистрации (к примеру, НДПР, РОНС или ПЗРК). Но их деятельность могла бы стать результативной только в том случае, если бы они начали действовать в тандеме с подпольной организацией, исповедующей метод террора, прежде всего индивидуального, по аналогии с известной успешной связкой «Шинн Фейн – Ирландская республиканская армия». Вполне очевидно, однако, что российская общественная жизнь пока что не подготовила такого подполья (ирландцы шли к указанной системе семьсот лет). Это значит, что сегодня рассчитывать можно лишь на «тектонические» массовые сдвиги в общественном сознании, ныне постепенно охватывающие уже и сознание различных элит. У нас есть неопровержимые свидетельства того, что такие сдвиги происходят, причем во всех общественных слоях, хотя и не так споро, как нам хотелось бы. Русский националистический дискурс уже превратился в интеллектуальную моду и идейно-политический мейнстрим, причем настолько, что в интеллектуальных сферах началась серьезная конкуренция «русских проектов», началась нешуточная идейная борьба вокруг постулатов самого дискурса.

В русском движении этот участок фронта в течение многих лет закрывает, главным образом, лично или с помощью своих структур автор этих строк – сопредседатель НДПР Александр Севастьянов, теоретик этнического русского национализма и разработчик концепции Русского национального государства, имеющий к тому же многолетний живой политический опыт и политический инструментарий, сочетающий политическую теорию с практикой. Обращу внимание читателей, что ни одному из русских политических деятелей, кроме меня, не удавалось пробить информационную блокаду и выйти в самые высокие слои интеллектуальной и политической атмосферы, в политологический бомонд, непринужденно пропагандируя бескомпромиссный русский национализм как он есть, без уступок и изъятий. Мои этнополитические публикации в «Независимой газете», «Литературной газете», журналах «Политический класс» и «Наш современник», исчисляются уже десятками, они читаются и обсуждаются в тех слоях, где обдумываются и принимаются государственные решения. Грубо говоря, «капают на мозги» тому самому политическому классу.

Важно, что многие идеи, годами пробивавшиеся мною в массы, сегодня находят отражение как в рафинированных академических кругах (например, в трудах д.и.н. В. Д. Соловья), так и в научно-популярной и публицистической литературе (например, в статьях А. Самоварова, К. Крылова, М. Ремизова и др.). Сегодня даже из Кремля порой уже делаются заявки на русско-националистическую позицию – то в виде «Русского проекта» единороссов, то в виде пресловутой «проговорки» Путина в марте с.г. на встрече с Меркель… Эта тенденция будет расти и развиваться, ведь властям нужно консолидировать общество вокруг себя, а ресурс для этого, извечно, – только один: русский народ. В конечной победе наших идей нет никакого сомнения.

Наряду с идеологической обработкой высших общественных слоев, я не оставлял и работу с массами. Десять лет кряду был главным редактором «Национальной газеты», выпустил немало номеров «Русского фронта», курирую три сайта, создал многочисленные листовки, десятка полтора брошюр и книг, на которых выросло уже не одно поколение русских националистов, регулярно выступаю на «Народном радио» и т. д. Участвовал в создании и руководстве (как сопредседатель) Национально-Державной партии России, вел немалую партийную работу. Находясь с 1991 года на переднем крае идеологической борьбы, я прошел через все теоретические баталии по всем основным камням преткновения русской идеи, отлично знаю все тайные мели и рифы, все водоразделы русского маршрута. Персонально знаком со всеми заметными деятелями русского движения. Юмористически выражаясь, а без юмора в русской политике не выжить, я сегодня во многом выполняю роль «лежачего полицейского» на дороге: пока я жив, ни одна фальшивая цель, ни один фальшивый рецепт, ни один фальшивый лидер в русском движении «не прокатят». И любому, кто пожелает протащить такую цель, такой рецепт или такого лидера, придется вначале биться со мной не на жизнь, а на смерть. Все, кто когда-либо пробовал это делать, давно вылетели за обочину с нашего пути. Со мной хорошо дружить и сотрудничать, но воевать – не пожелаю и врагу. Последние мои бои – критический анализ программы «НОРНА» и так называемой «Русской доктрины» – можно отследить в интернете.

Еще раз повторю: пока я жив, центральный участок русского фронта надежно прикрыт. Рано или поздно мы утвердим наши идеи как в массовом, так и в элитарном русском сознании и воплотим их в жизнь.

Фланг антисионизма. Важнейший фланг русского фронта традиционно занимают организации, СМИ и общественные деятели, посвятившие себя борьбе с сионизмом и юдократией. При этом сионизм понимается, разумеется, не как всемирное движение евреев на свою историческую родину Израиль, а как светская разновидность иудаистической религиозной доктрины еврейского превосходства, неполноценности остальных народов и еврейского господства над миром. Если иудаизм пытается обосновать эти три тезиса с помощью веры, то сионизм, порой не отбрасывая религиозные аргументы, использует и иные. Что же касается юдократии, то это явление характеризуется в современной литературе так: «Это режим, при котором ключевые позиции в политике, экономике, информационном поле (общественном сознании) оказались заняты людьми еврейской национальности или породненными с таковыми… В совокупности эти люди образуют такое еврейское национальное сообщество, которое, по мнению многих, является ничем иным, как мафией – неструктурированным и неформальным преступным объединением. Такой же национальной мафией, какие существуют во всех странах в том или ином виде – сицилийская мафия, китайские триады, японские якудза и т. д. и т. п.» (В. И. Корчагин. Русские против юдократии. – М., Витязь, 2006).

Без этого фланга представить себе русское движение невозможно на протяжении всей его истории. Таким оно было еще в начале ХХ века (Всероссийский национальный союз, Союз русского народа и др.), таким осталось и сейчас. Сегодня этот фланг представлен Русским антифашистским комитетом (Г. К. Дубров), Союзом русского народа (Б. С. Миронов), петербургской газетой «Русь православная» (К. Ю. Душенов) и некоторыми другими организациями, СМИ и энтузиастами.

Мне не чуждо и данное направление, которое я считаю наиважнейшим после собственно русского. По той простой причине, что еврейский вопрос еще с XIX века превратился в часть вопроса русского и проглядывает сразу же, какую из важнейших тем нашей политики, экономики или культуры мы не взялись бы обсуждать. Не случайно такие властители дум России, как А. И. Солженицын и И. Р. Шафаревич, посвятили свои итоговые труды еврейской теме, выпустив первый – двухтомник «Двести лет вместе», а второй – монографию «Трехтысячелетняя загадка».

Тот, кто не разобрался досконально в еврейской теме – и, специально и особенно, в роли евреев в российской истории, – тот никогда ничего не поймет и в текущем моменте. Обратится ли он к проблеме положения русских в России или к проблеме заселения России незваными пришельцами, он обязательно при добросовестном исследовании упрется в еврейский фактор. Да и обращение ко многим наиболее важным мировым проблемам, будь то глобализм а-ля США или судьба белой расы и христианского мира, приведет исследователя все к той же «трехтысячелетней загадке». Мне довелось глубоко проникнуться этим пониманием, работая над монографией «Чего от нас хотят евреи», а также над брошюрами «Всемирная интифада», «Итоги ХХ века для России», послесловием к книге Дэвида Дюка «Еврейский вопрос глазами американца», предисловиями к книгам «Русские против юдократии» и «Россия и евреи», многими статьями и публикациями на еврейскую тему. С тех пор попытки некоторых деятелей русского движения судить о русской проблематике, не разобравшись как следует в еврейской, не вызывают у меня ничего, кроме неуважительной насмешки и скепсиса. Скажу твердо и однозначно: не понимая досконально еврейский фактор, в русском движении делать нечего. Это самый настоящий квалификационный тест для любого русского лидера.

К сожалению, та самая специализация, которая в общем и целом, является положительным для нашего движения явлением, помогая концентрировать определенные силы для решения отдельных соответствующих задач, приводит к тому, что представители разных организаций (особенно руководящий состав) порой упускают из виду еврейский фактор или недооценивают его. Это ошибка, которую смело можно назвать роковой.

Но ошибку я вижу и во встречающихся изредка попытках подменить русский вопрос еврейским. Более того, когда я слышу, что мы не способны решить никакие русские проблемы, не покончив с сионизмом хотя бы в нашей стране, я считаю такой подход максималистским, неверным, в конечном счете расхолаживающим. Скорее напротив, только добившись, пусть при бешеном сопротивлении сионистов и юдократов, осуществления наших русских прав, создав Русское национальное государство, мы сможем решить и проблему сионизма. Без борьбы нет победы. Но приоритеты должны быть расставлены верно.

Фланг расово-антропологический

Если антисионисты – заслуженные, почтенные ветераны русского движения, существующие в его среде почти столько же, сколько существует в России сам еврейский фактор, то ХХ век, особенно его вторая половина, породил новое важное направление нашей борьбы – борьбу с «нашествием иноплеменных». Это и есть второй фланг. Я назвал его наиболее точно «расово-антропологическим», но можно бы и «этно-демографическим» или «анти-иммиграционным», в зависимости от оттенков.

Важность данного фланга также самоочевидна.

Она состоит прежде всего в том, что сколько-нибудь массовую народную мобилизацию, как мы убедились на практике, возможно организовать только на волне сопротивления нашествию иноплеменных. Это нашествие – каждодневная реальность, с которой сталкивается любой русский человек в городах и селах нашей Родины. Она касается его непосредственно и вызывает естественное возмущение и желание борьбы, уходящее корнями в глубочайшие слои нашей психики, к самым базовым инстинктам, присущим всему живому. Это инстинкт защиты территории и продолжения рода, безошибочно различающие смертельную угрозу в массовом появлении инородцев, заметно отличающихся внешним видом от коренного населения. (В Москве в последнее время очень заметны стали уже не только кавказцы и азиаты, но и негры.) А угроза базовым инстинктам немедленно вызывает агрессивную реакцию защиты.

Попытки справиться с данными инстинктами и аффектами бессмысленны и опасны, чреваты психической неполноценностью для тех, кто поддастся на призывы толерантности и политкорректности. Ведь всякий начинающий психиатр знает, что результатом подавления инстинктов неизбежно становится невроз. «Пусть ваши дети будут лучше невротиками, только бы не скинхедами! – скажет, вероятно, мигрант-инородец. – Ведь так нам спокойней жить!» «Нет уж, пусть мои дети будут лучше скинхедами, нежели невротиками: ведь так для нас здоровее!», – возразит любой нормальный русский родитель.

Ситуация обостряется еще и тем, что у нас перед глазами – внушающий ужас и жалость пример вымирающей в условиях аналогичного, только еще более массового и беспощадного, нашествия Европы или стоящих на пороге второй гражданской войны (между цветными и белыми) США. И доносящиеся оттуда предсмертные хрипы и зовы о помощи наших братьев по расе – я имею в виду известные у нас книги Д. Дюка, П. Бьюкенена, Г. Фая и т. п. – внушают нам мысль о необходимости борьбы не на жизнь, а на смерть. И мирный, ненасильственный характер нашествия, вторжения и оккупации никого, конечно, не может ввести в заблуждение: ведь в итоге «нас» становится все меньше (в абсолютных и относительных цифрах), а «их» – все больше. «Им» достается наследие наших отцов, наши территории, наши женщины. О каком продолжении нашего рода можно говорить в таких условиях?! Мы просто обязаны бороться с нашествием во имя жизни наших детей. Еще в 2000 году этому аспекту нашей жизни и борьбы была посвящена моя брошюра «Итоги ХХ века для России. Европа, Америка и Россия: этнодемографические и этнополитические аспекты современной истории». Ни компромиссы, ни капитулянтство в этом вопросе неуместны, поскольку сам вопрос звучит как «быть или не быть?».

Все эти осознанные или смутно ощущаемые причины привели к тому, что наиболее успешными, эффективными и популярными у нас сегодня являются формальные (ДПНИ, Славянский Союз и т. д.) или неформальные (скинхеды и т. д.) объединения, готовые к уличным акциям, в том числе массовым, направленным против пришельцев. С этими объединениями нередко олицетворяют все русское движение вообще (иногда с враждебной целью его демонизации). Но в действительности это лишь видимая часть айсберга русского национализма, скрыто растущего в недрах общества. Отчетливое понимание того, что ни революций, ни восстаний в ближайшей перспективе не предвидится, ни в коем случае не означает, что мы должны расслабляться и терять готовность к широким народным выступлениям. Практика показала, что уличные действия, в том числе партизанские, это единственное, что на самом деле беспокоит как нежелательных мигрантов, так и защищающую их власть. Важные сами по себе, непосредственно, массовые акции нужны еще и потому, что сохраняют в народе чувство локтя, навыки совместной борьбы, не дают увянуть росткам русской консолидации, готовят ядро таких мероприятий, как «Русский Марш» и т. п., напоминают народу, что в его среде есть еще претенденты на роль народных защитников и героев. Поэтому названное направление притягивает к себе пассионариев, людей действия, молодежь – и в этом еще один его позитивный смысл «школы молодого бойца».

Наименее важный по своему объективному значению, но при этом наиболее массовый, наиболее зримый, наглядный, наиболее понятный народным массам, а потому наиболее популярный, расово-антропологический (антииммиграционный) фланг отлично подходит как на роль локомотива совместных массовых мероприятий, так и на роль основного ньюсмейкера русского движения, главного инструмента пиара.

Вместе с тем, понятно, что при всей важности нашей защиты от нашествия, данный фланг не самодостаточен. Он имеет узко-целевое и подчиненное назначение, занимая лишь ограниченную нишу в широком спектре задач русского движения в целом. Больше того: главная и единственная задача антииммиграционного фланга не может быть решена не только в обгон, но даже и в отрыве от задач, стоящих перед центральным и антисионистским секторами русского фронта. На одной идее борьбы с мигрантами не выстроишь ни теории, ни программы русского движения в целом. И вообще далеко в политике не уедешь. А вне понимания еврейского фактора невозможно выстроить и верную стратегию и тактику борьбы с миграцией.

Здесь мы видим существенное противоречие. Которое, к сожалению, на практике выливается в претензию данного фланга на самодостаточность и даже на главенство в русском движении. А что хуже всего, в результате таких претензий возникает расстыковка между флангами в понимании стратегии всего движения. Это касается, в первую очередь, определения своего места в глобальном конфликте цивилизаций: еврейской (подчинившей себе Запад и прикрывающейся «иудео-христианством») и мусульманской.

Указанный непримиримый конфликт, по сути своей – мировая война, проходит и через Россию, отражаясь зеракльно в нашем движении, заставляя русских волей-неволей определяться: с кем и против кого дружить. А поскольку абсолютное большинство мигрантов и иных конфликтогенных иноплеменников в нашей стране являются «этническими мусульманами» (азербайджанцы, таджики, киргизы, узбеки, чеченцы, дагестанцы, башкиры и др.), это легко приводит к аберрациям (искажениям) в сознании русских людей, к своего рода обману зрения. За деревьями они перестают видеть лес, перестают понимать, что миграционная проблема и проблема наших отношений с мусульманами носит вторичный, производный характер по отношению к глобальной политике мирового еврейства. Что это лишь разменная, искусно разыгранная карта в очень большой игре. Люди верят своим глазам и не верят «далеким от жизни» теоретикам-политологам, этнополитикам, забывая о том, что нет ничего практичнее, ближе к жизни, чем именно верная теория, ибо она строится на знании таких глубинных фактов и закономерностей, которые недоступны поверхностному взгляду обывателя. В итоге, к сожалению, многие в русском движении (именно на этом его фланге) склонны бывают скорее вступить в союз с еврейством против мусульман, нежели наоборот. Мол, ради избавления от чумы нашествия – хоть к дьяволу в подручные. Забывая о том, чем всегда заканчиваются любые игры с хозяином ада.

К чему приводит такой подход и отрыв от русского движения в целом, мы увидим ниже на конкретном примере.

* * *

Таковы основные три «кита», на которых стоит русское движение. Разумеется, за их мега-силуэтами просматриваются и некоторые иные организации, традиционно имеющие свою специфику, например, православно-монархическую (РОНС, НПФ «Память» и др.) или национал-социалистическую (НБФ, Союз НС и др.), или просто национал-консервативную («георгиевцы»), не претендующие на самостоятельное значение в рамках указанных главных трех направлений.

Дав очерк русского движения в целом, я подвел читателя к пониманию тех внутренних обстоятельств, которые, увы, сегодня в нем сложились.

Взлет и падение ДПНИ

Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ) оказалось, после развала «Памяти» и РНЕ и лишении регистрации НДПР, самым успешным русским проектом. Он вырос не на пустом месте.

Вскоре после учредительного съезда нашей Национально-Державной партии России (февраль 2002) в ней случился первый раскол: гг. Д. Ю. Терехов и С. И. Кучеров, стоявшие у самых истоков ее создания (Кучеров частично финансировал Союз офицеров, считался человеком С. Н. Терехова), внезапно сделали странное и резкое заявление. Они сказали, что у нас не будет проблем с регистрацией, финансами и оргвопросами и вообще нам дадут «зеленую улицу», но только при соблюдении двух условий: во-первых, мы не должны критиковать Кремль, а во-вторых, мы должны перебросить стрелку нашей главной атаки с сионистско-юдократического направления на кавказско-мусульманское. И «все будет»! В противном случае нас ждет провал.

Предложение встретило в нашем ЦПС единодушный отпор: дело кончилось исключением Терехова и Кучерова из партии.

Несколько позднее (май 2002) известный в русском движении человек, ранее входивший в оргкомитет НДПР, но вышедший из него еще до учредительного съезда, пригласил меня на доверительный разговор один на один и почти слово-в-слово повторил то же предложение на тех же условиях: у НДПР будет все «тип-топ», если она прекратит атаковать Кремль и сионократию и переключится на борьбу с кавказским нашествием. Человек этот, которого я называть пока не хочу, был настойчив и предельно серьезен, я знал его информированность, некоторые связи с силовыми кругами и, скажем так, странноватую роль в движении. Сопоставив его предложение с демаршем Терехова-Кучерова, я понял, что есть некое решение насчет русского движения в целом, исходящее сверху, по меньшей мере из ФСБ, а то и из Кремля. Нам давали шанс воспользоваться этим решением. Однако я ответил категорическим отказом, мотивируя необходимостью беречь добрую репутацию, как партийную, так и свою личную.

Больше подобных предложений нам не делали. Дальнейшее известно. Нам было выдали лицензию, но потом юдократия блестяще организовала провокацию, использовав личные качества Б. С. Миронова, и натравила на нас Минюст, СМИ и часть общественности. К весне-лету 2003 года с нами, по сути, было покончено, лицензия аннулирована, суды проиграны. Как можно резюмировать сегодня, это была последняя реальная надежда русских заполучить свою легальную политическую партию. Попытка сорвалась, и под этой темой была подведена черта.

Одновременно и ровно на тех же условиях, что были отвергнуты нами, как бы из ничего возникло и стало быстро развиваться и расти Движение против нелегальной иммиграции. Старт был стремительным и блестящим. Мы все рукоплескали новичкам, искренне желая им успехов. Ввиду рухнувших надежд на собственную легитимность, ЦПС НДПР принял официальную установку на всемерную поддержку ДПНИ и дал указание в регионах членам партии повсеместно вступать в движение. И в дальнейшем вплоть до роковых событий минувшего лета наша партия всеми силами поддерживала и поднимала авторитет ДПНИ и лично Александра Белова-Поткина на всех направлениях, защищала от всех нападок и враждебной критики и т. д. Все свидетели событий не могут не признать справедливость этого признания. Я лично не раз ставил на кон собственную политическую репутацию, порой ввязываясь в драку и наживая себе врагов, защищая ДПНИ от несправедливых и грубых нападок (в последний раз это произошло с НОРНОЙ, чьи ребяческие глупости и вредности я мог бы не замечать, если бы не непристойные атаки Северного Братства на ДПНИ).

Я делал это из принципиальных соображений, закрывая глаза на многое, что мне не нравилось, в том числе на собственные подозрения о высоком покровительстве, связанные с изложенной выше историей.

Я полагал, что ДПНИ нам необходимо даже при всех недостатках, ибо оно успешно, я бы даже сказал – талантливо исполняет важнейшую роль в русском движении, и причем не одну. Во-первых, оно полностью и наилучшим образом закрывало собой весь расово-антропологический фланг, столь неизбежный и основополагающий для нас. Во-вторых, оно концентрировало внимание всего российского общества на важной проблеме, открывая нам широкое пиар-поле для маневра. В-третьих, быстро набрав значительную массовость и популярность, ДПНИ стало локомотивом всего движения, играя роль проходческого «щита», используемого строителями туннелей. За этим щитом, принимающим на себя основную тяжесть сопротивления, двигались, как проходчики, все мы, менее крупные русские организации, развивая и пропагандируя наши идеи в широкой публике, привлеченной шумихой вокруг ДПНИ. Идеальной моделью именно такого сотрудничества и консолидации русских уже с 2006 года стал «Русский Марш». Опыт столичной консолидации русских сил вокруг Оргкомитета «Русского Марша», где ДПНИ играло первую скрипку, транслировался нами в провинцию, способствуя и там, что очень важно, единению русских сил.

Что же произошло? Почему этот замечательный проект лопнул, треснул – и трещина пошла через все русское современное движение?

«Но вздорные губят мечтанья и самый блестящий удел», – сказал поэт.

Моя версия состоит в том, что у реальных создателей и руководителей ДПНИ, братьев Александра и Владимира Поткиных, нарушилось адекватное восприятие и стратегическое понимание ситуации, исказилась самооценка, взыграли необоснованные амбиции и утопические надежды. Все это, в сочетании с большой морально-политической подвижностью, привело их к личному и политическому краху. Предполагаю, что свою «креативную» роль сыграли в этом их кремлевские кураторы, а добивающий удар нанесла ФСБ, которой просто грех было не воспользоваться моментом. Но в основе, все же, личный психологический «занос» братьев, двинувший их по принципиально ложному пути. Это объективный момент. А субъективный момент состоит в том, что я в изменившихся условиях сознательно законсервировал НДПР и «Национальную газету». И вот Белов-Поткин, видимо, поспешил списать меня как «генерала без армии» и перестал слушать добрых советов. В то же самое время рядом с ним оказались такие, унаследованные им от «Великой России» Рогозина, советчики, как А. Н. Савельев и С. П. Пыхтин, на чьей совести не один провал КРО и «Родины». Ну, результат налицо.

Что я имею в виду, говоря об ошибках создателей-руководителей ДПНИ?

Во-первых, они вообразили, что ДПНИ способно выйти из своей функциональной ниши, что оно должно отвергнуть свою узкую специализацию и взять на себя решение всех задач русского движения в полном объеме, иначе говоря, превратиться в главную общерусскую организацию, «вначале – клуб, затем – партию». Свой фланг они захотели развернуть на весь фронт – попытка с заведомо негодными силами и средствами.

Во-вторых, устав от преследований, арестов, судебных угроз и т. п., они решили покинуть беспокойный сектор массовой борьбы на грани «экстремизма» и перейти к респектабельной, полностью легальной деятельности. Проявив при этом полное непонимание самой природы ДПНИ!

Кому в мире, кроме Кремля, и на кой хрен нужно легальное-законопослушное, белое и пушистое ДПНИ?! Его сила и привлекательность были всегда прямо в обратном: в действиях на грани фола и народного бунта, уличной борьбы вплоть до погромов рынков и палаток и тому подобных партизанских акций. Каждое проявление русского народного возмущения, особенно физическое, а тем более массовое, встречалось на ура – вот чего русские люди в действительности ждали и требовали от ДПНИ. Вот чему аплодировали! Даешь Кондопогу! Именно на этом были заработаны все симпатии. И до поры руководители это отлично понимали, почему Белов лично и возникал немедленно во всех точках нестабильности, национальных конфликтов. Если бы ДПНИ решило сдвинуться еще дальше в сторону экстрима, развернуть подпольную работу, превратиться в аналог ИРА, народ воспринял бы это с энтузиазмом и пониманием. Но Поткины решили двинуться в прямо противоположном направлении, и это не вызвало у абсолютного большинства ничего кроме недоумения и разочарования.

Можно понять Белова, окруженного примерами судебных расправ, испытывающего непрерывное давление репрессивных органов и т. п. Но, простите, какие же из руководителей ДПНИ публичные политики? Ни ступить, ни молвить не умеют, как говорится. Мы слышали Белова с весьма высоких трибун «Русского Марша». Наиболее яркие мысли и тезисы его запомнились благодаря таким словам, как «насрать», «кремлевские гандоны» и т. п. (я еще выбрал самое мягкое). Слышали его и в кулуарах, где основным аргументом частенько являлся простой русский мат. Это речи политика?

А и о чем бы братьям пришлось говорить, попади они, допустим, на некий Гражданский форум или в Общественную палату при президенте? Что у них за душой? Что ими написано, где их авторитет идеологов? Разве у них есть своя досконально отработанная программа, своя глубокая концепция русского движения? Никак нет. Теоретическая база нулевая, если не считать некоторой информации по проблеме миграции. Им пришлось бы либо просто-напросто передрать дословно программные тезисы из всего, уже опубликованного мною (но, разумеется, с надлежащей ссылкой), – и тогда лишиться покровительства Кремля, поскольку платформа русского этнического национализма и я лично для кремляди категорически неприемлемы. Либо пойти на риск вступить со мной в идейно-политический клинч, чего ни один политик в здравом уме себе позволить не может, а мало подкованные в теории братья – и тем более.

Ребята, что называется, сунулись с суконным рылом в калашный ряд.

До меня дошла информация, что было предложение пригласить в компанию меня на роль этакого Дэн Сяопина, патриарха-теоретика, но мои давние доброжелатели Савельев с Пыхтином легли костьми, чтобы этого не произошло. Спасибо им. По правде говоря, я бы и сам не пошел, считая данное направление провальным. Ну, а отдав идеологию, по примеру Рогозина, на откуп савельевым и пыхтиным, Поткины могли заранее готовиться к стопроцентному и весьма дорогостоящему провалу. По тому же примеру.

Словом, стратегический поворот ДПНИ надо признать грандиозной стратегической ошибкой, приведшей к печальному итогу.

В-третьих, они повелись на фальшивые обещания Кремля. Из абсолютно достоверного инсайдерского источника, который я пока тоже не стану открывать, мне известно, что куратор из Администрации президента не только посоветовал Белову создать «приличный» вариант русской националистической организации, но и предложил свой текст готовой программы под названием «Национал-прогрессизм» (украв, а скорее, по невежеству продублировав название, данное во время оно П. М. Хомяковым своей брошюре). Цель – «адаптировать подход к легализации». Самая суть этого весьма бестолкового дилетантского документа, который я подробно рецензировал по просьбе инсайдера, выражена в утверждении, будто русский – это «человек с доминирующей русской кровью или культурно ассимилированный русскими».

Надеюсь, мои читатели уже достаточно грамотны, чтобы сразу увидеть, чьи уши торчат из этой дефиниции и почему она категорически неприемлема для всякого настоящего русского националиста. Но Поткиных это не смутило нисколько. Они поверили в возможность закулисного альянса с Кремлем на его условиях. Как написал мне 21.04.08 г. в ответ на мои сомнения сам Александр Белов-Поткин: «Но как решить задачу создания «хорошего национализма», приемлемого для современных элит? Этнонационализм безусловно истинен, но современные элиты не смогут его воспринять, кто-то из-за страха, кто-то из-за «обрусевшести»».

Вывод для себя молодые прагматики сделали однозначный: ради того, чтобы быть принятыми «элитой», можно и нужно поступиться принципами. Сейчас они, вероятно, уже подсчитали убытки от такого прагматизма.

В итоге страх преследований, усталость от «простой, будничной работы» с массами, с улицей, плюс кремлевские обещания сделали свое дело: подтолкнули к широковещательному объявлению о смене курса и к созданию коалиции 8 июня.

Понятно, что не только Поткины устали от преследований властей, но и кремлядь устала от занозы в заднице по имени ДПНИ. Боевитая организация (а тем более – боевая!) русских националистов Кремлю ни в коем случае не нужна, поэтому сама идея передвижения беспокойного противника в благопристойный сектор «конструктивной оппозиции» его устраивала. Но результат превзошел самые смелые ожидания.

В-четвертых. Создавая свою коалицию с прицелом на преобразование в партию, Поткины не придумали ничего лучше, как открыто вступить в альянс с такой одиозной фигурой, как Станислав Белковский, еврейский мэтр закулисных политтехнологических игр. Конкретные обстоятельства соглашения мне не известны. Известно только, что тот давно обхаживал ДПНИ (как до того Рогозина с его КРО и «Великой Россией»), суля, по словам Александра Белова-Поткина, любую поддержку. Я предостерегал Александра, цитировал по-латыни знаменитые строки: «Боюсь данайцев, даже дары приносящих!», приводил в пример провалы Рогозина и т. п., уверял, что никакие деньги не стоят доброй репутации. Увы, тщетно. До какого-то времени Александр прислушивался к моему мнению, удерживался, но потом решил поступить по-своему. Строгий наставник в моем лице надоел, а соблазны были так велики!

В итоге из четырех организаций, вошедших в коалицию, три («Народ», «РОД» и «Великая Россия») оказались связаны с Белковским напрямую, и оранжевая тень легла густым тоном на всю честную компанию, включая не только ДПНИ, но и Оргкомитет «Русского Марша». По Москве пошло гулять ехидное четверостишие:

Дабы вершить свои дела,
По жизни выбрал с краю хату я,
Но тень Белковского пархатая
Меня и там подстерегла!

В действительности, как я понимаю, единственной реальной целью Белковского было ввести в русское движение своих ставленников, которыми там раньше и не пахло. А теперь – запахло. Я имею в виду бывшего яблочника Алексея Навального и бывшего молодого коммуниста, караима по национальности Петра Милосердова (Бакши). Кто не знает – караимы есть осколок хазар иудейского вероисповедания, чья этничность ловко меняется, смотря по обстоятельствам: Александру Первому они доказывали, что являются евреями, а Гитлеру сумели доказать, что они тюрки-иудеи. Почему и не были отправлены в лагеря уничтожения. Подозреваю, что Белковский лелеет мечту сделать из Милосердова этакого Саркози а-ля рюсс. Что он за это обещал ДПНИ и сдержал ли свои обещания – не знаю, врать не хочу. По слухам, с деньгами у Поткиных сегодня не ахти. Но дело – черное дело! – уже сделано, и расхлебывать последствия обречены мы все.

Удивляет только наивность организаторов коалиции: прекрасно зная, что Кремль реагирует на Белковского, как бык на красную тряпку (из-за связи с Березовским, в первую очередь, но и за меткую, злую критику), они решили, как ласковые телята, отсосать сразу двух маток: Кремль по части оргвопросов, а Белковского по части материальных средств. Отсосали…

Итоги оранжевой коалиции

Я много раз говорил и писал, что Кремлю не нужны никакие националисты – ни «хорошие», ни «плохие». Как острил Остап Бендер, на примере которого воспитывались поколения советских жуликов и карьеристов, расположившихся сегодня во власти, «нам грубьянов не надо, мы сами грубьяны». Как мне кажется, кураторы ДПНИ, много чего обещавшие, не были искренни. Но то, что в итоге выросло из их интриги, нельзя воспринимать иначе, как блестящую победу Кремля над самой мощной и популярной русской организацией и над русским движением вообще, в целом. Но – вначале о фактах.

В воскресенье, 8 июня 2008 года, в Москве в зале «Сатурн» столичной гостиницы «Космос» состоялась конференция «Новый политический национализм». Организаторы конференции: незарегистрированная политическая партия «Великая Россия», Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ), Национальное русское освободительное движение «НАРОД» и Русское общественное движение (РОД). На повестке дня в числе прочего значилось размежевание националистической оппозиции с маргинальными кругами (со вчерашними самими собой, очевидно) и «прокремлевскими псевдонационалистами» (что это и где обнаружено, не ведомо). Стороны подписали «Пакт» о координации совместных действий и мероприятий, а также сделали политическое заявление под названием «Новый политический национализм». В котором, однако, претензий на новизну найти мне не удалось, если не считать того, что свою традиционную массовую социальную базу они охарактеризовали как «банды гопников, способные подорвать изнутри любое серьезное движение». Документ вышел совершенно пустопорожний и неживой, но оскорбительный по отношению к былым соратникам. Декларировалось: «Мы обращаемся к наиболее активной части русской нации – образованным горожанам, – людям самостоятельным, самодеятельным и ответственным с призывом поддержать нашу борьбу за справедливость и национальное единство», – но на поверку предложить-то оказалось нечего, кроме голословных призывов. Что меня не удивило.

Скандал – самое слабое слово, которым можно охарактеризовать событие 8 июня. Я не буду давать собственную оценку произошедшего, она, в общем-то, и так ясна. Я лучше процитирую некоторых других, избранных авторитетов.

Вот как откомментировал коалицию сам директор Института национальной стратегии Станислав Белковский: «Предмет этого собрания состоял в первую очередь в поиске идеологического синтеза, то есть соединения социальных, националистических и либеральных идей. Два года назад я назвал это национал-оранжизмом. Именно этот синтез обеспечил успех оранжевой революции на Украине в 2004 году, а в 2003-м – приход Михаила Саакашвили к власти в Грузии… Насколько успешной будет совместная деятельность участников вчерашнего мероприятия, мы узнаем осенью этого года: первым серьезным тестом для участников конференции «Новый политический национализм» будет «Русский марш». Посмотрим, смогут ли они провести его совместно, смогут ли поднять его на качественно новый уровень по сравнению с предыдущими годами» (http://www.grani.ru/Politics/Russia/m.137628.html).

Умный и матерый противник не только с предельной точностью охарактеризовал само событие, но и правильно указал на тот пробный камень, которым будет определяться жизнеспособность коалиции. После прочтения этих строк никто из членов Оргкомитета «Русского Марша», сохранивших солидарность с ДПНИ Поткиных, не смеет иметь и тени сомнений в том, на чью мельницу он льет воду. И не должен сметь надеяться на оправдание потомством своей глупости и недальновидности.

А вот комментарий не менее одиозной фигуры, давно вызывающей брезгливость в стане русских националистов. Эдуард Лимонов, лидер нацболов: «Националистам стало понятно, что один в поле не воин. Однако, на мой взгляд, недостаточно того, что они пытаются объединиться между собой… Если националисты – разумная сила, то они должны обязательно прийти в Национальную ассамблею, где уже собралось впечатляющее количество различных политических организаций. Никто не отрицает существования националистической идеологии и ее приверженцев в России, однако хочу отметить, что среди собравшихся на конференции я не вижу харизматического лидера, а лидер им совершенно необходим» (там же).

Если кто забыл, Национальная ассамблея России, учрежденная 17 мая 2008 года, есть инициатива «Другой России», задуманная как параллельный оппозиционный парламент. В президиум Национальной ассамблеи вошли: лидер московского отделения «Великой России» Александр Краснов, лидер петербургского отделения «Яблока» Максим Резник, лидер РКП-КПСС Алексей Пригарин, лидер политического крыла «Либеральной хартии» Андрей Илларионов, лидер ОГФ Гарри Каспаров, один из лидеров «Другой России» Эдуард Лимонов, лидер КПСС Олег Шенин и др. В адрес НДПР и мне лично поступало предложение о вступлении в Ассамблею, но мы его отклонили.

Еще один известный национал-большевик, Андрей Песоцкий, бьет не в бровь, а в глаз: «Основная беда современных русских националистов до сих пор не изжита – это нежелание и боязнь вступить в реальную конфронтацию с властью. По большому счету, стремясь поддержать некую «респектабельность», участники конференции так и не смогли однозначно высказать свое неприятие нынешней системе. Сегодня просто вывести национализм в политическое русло (о чем много говорилось на конференции) – недостаточно, поскольку кремлевские научились легко жонглировать национальной фразеологией, отнимая все козыри у реальных националистов… Поэтому без выражения однозначного неприятия существующему режиму (в самом широком смысле) национализм обезоруживает себя».

Верно сказано! Неоппозиционному национализму рассчитывать в политике не на что. Я намерен подробно разъяснить это в отдельной статье.

А вот что думает Илья Яшин, лидер молодежного отделения партии «Яблоко», вчерашний товарищ Навального: «Насколько я понимаю, целью этой конференции было как раз отмежевание цивилизованных националистов, ориентированных на европейские демократические ценности, от фашистов, радикалов и отморозков, которые убивают людей с неславянской внешностью и поклоняются Гитлеру… Я думаю, что эта конференция обозначила весьма полезный вектор для националистического движения. Националистические настроения в обществе довольно сильны, и я бы, конечно, предпочел националистов в галстуках бритоголовым отморозкам с ножами в подворотнях. Если у них получится размежеваться с радикалами, то это будет какой-никакой, но итог. Однако сотрудничать с ними вряд ли кто-то будет» (там же).

Иными словами, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Давайте-ка ребятки, разоружайтесь, добровольно и с песнями. Молодцы! Пайку не обещаем, но бить не будем.

Мне хотелось бы, чтобы все искренние русские мальчики и девочки, вставшие с подручными средствами на пути нашествия иноплеменных, но преданные руководством ДПНИ, публично и постыдно отмежевавшимся от них, прочли эти строки.

Сравним с важным признанием «яблочника» откровение самого Александра Белова-Поткина, данное прессе, о том, что на съезде ДПНИ было принято решение отказаться от радикального национализма в пользу «респектабельного националистического движения европейского толка». Обновление коснется имиджа и – частично – состава актива. «Это очень серьезная задача, – подчеркнул лидер ДПНИ, – которая потребует личных усилий каждого соратника. Если вчера человек брил голову и ходил в тяжелых ботинках, то сегодня ему будет непросто привыкнуть к костюму, но делать это надо».

Но смена имиджа вряд ли поможет ДПНИ. Как признается профессиональный охотник на ведьм Галина Кожевникова, заместитель директора аналитического центра «Сова»: «Привлечение Навального и Гуляева в эту коалицию и рассуждения о европейском политическом национализме – это попытка преодолеть политическую маргинальность. Идеологически эти организации уже давно не маргиналы – пример ДПНИ показывает, что этот проект стал удачным ответом на социальный запрос на ксенофобию, – но политически они безусловные маргиналы. Значительная часть интеллектуалов и политически активного общества отторгает ДПНИ или того же Савельева как открытых расистов, националистов и праворадикалов. Гуляев и Навальный – не столь одиозные фигуры. Гуляев – один из лидеров «Маршей несогласных». Попытка заключить коалиционный пакт именно с ними – это попытка привлечь к себе интеллектуалов, которые не готовы солидаризироваться с откровенными расистами и ультраправыми» (там же).

Да, этих прожженых «антифашистов» за понюх табаку не проведешь. Они и дня не дадут русским националистам щеголять в овечьей шкуре. Знаю это и по собственному опыту нашей НДПР (но мы-то хоть никого при этом не предавали, изначально ставя на легитимность). Зря, можно сказать, старались господа коалиционисты…

Втирание в русское движение Навального с Милосердовым сразу же привнесло в него характерный душок. Процитируем этих господ, взглянем их глазами на произошедшее 8 июня.

«Мы решили показать, что русские националисты – это вполне вменяемая политическая сила, готовая работать так, как работают современные европейские политические партии, а все эти сумасшедшие совковые патриоты, скинхеды и бородатые хоругвеносцы не имеют отношения к реальному национализму», – объяснил Алексей Навальный газете «Коммерсант». Комментаторы же добавили: «Главное, что удалось договориться с Навальным, который возглавил кампанию против экстремистов, добился, что лозунги, типа “Россия для русских” сняты, развернул дискуссию, в частности, о цивилизованном обращении с мигрантами» (http://www.warweb.ru/GetMaterial.asp?Page=716062008).

Оказывается, это так важно: договориться с Навальным, который в русском движении без году неделя! Человек Белковского, сам по себе – никто и звать его никак, оказывается, снимает и выдвигает нам лозунги, выдает безапелляционные рекомендации! Надеюсь, цитированные строки прочтут и Игорь Артемов, и Георгий Боровиков, и Дмитрий Демушкин и многие другие, собирающиеся идти, как ни в чем не бывало, на «Русский Марш» вместе с Поткиными.

А Милосердов-то, караимчик, еще хлеще выразился: «Конференция прошла удачно. Самое главное, что она дала ответ на вопросы, – что есть национализм в России на сегодняшний день и кто его представляет. Например, левые – это всегда КПРФ, либералы – это СПС и “Яблоко”. А националисты – это вот те самые четыре организации, собравшие конференцию… Когда-то существовала партия “Родина” – с националистической идеей. Теперь ее представляем мы» (там же).

Какова наглость! А?! Хорош гусь! Русская идея с дегенеративной носатой и губастенькой караимской мордочкой со скошенным подбородком – на витрине. Красота! Весь век мечтали! Но одернуть наглеца никто не посмел. Или не захотел. Ведь как выразился, выступая перед участниками конференции, Александр Белов-Поткин: «Необходимо, чтобы наш пакет акций вырастал. Для этого нам необходимо объединяться. В целом мы нашли взаимопонимание и теперь можем складывать наши пакетики акций в единое целое, чтобы мы были большой политической силой» («Независимая газета»).

Но политика – не акционерный дом. Складывая свои «пакетики», акционеры забыли о главном действующем политическом лице – о народе. А он отреагировал на мерзкое действо вполне однозначно: взрывом негодования и, прежде всего, расколом ДПНИ.

Уже 10 июня последовало «Заявление МосСовета ДПНИ по Пакту 8 июня», где указывалось, что «подписание этого документа является личной инициативой и.о. главы ДПНИ А. Белова, который не был уполномочен на совершение таких действий». Честные и огорошенные произошедшим бесстыдством вчерашние соратники братьев Поткиных верно заметили: «Мы не считаем допустимым делить русских националистов на политических и неполитических, мы дети одного народа. Политтехнологиями нельзя заменить массовое гражданское движение». В самую точку! В дальнейшем русское ДПНИ приняло решение существовать дальше самостоятельно, без Поткиных и тех, кто еще верит братьям. Потянет ли оно свою историческую миссию, закроет ли образовавшуюся брешь? Покажет время. Пока что я считаю своим долгом поддержать их, как поддерживал когда-то Александра Белова-Поткина. Свято место не должно быть пусто. Но не дай бог еще раз разочароваться…

В тот же день последовало «Заявление Международного женского Движения «Славянка» по коалиции 8 июня». Там, в частности, говорилось, что женщины движения «уже давно разобрались в истинных целях Поткин-групп. То, что произошло 8 июня в гостинице «Космос», оказалось неизбежным. В ДПНИ всегда было видно ложное поведение лидеров… Я не понимаю только одно: до каких пор русские парни будут бегать за жидовнёй? То, что наши парни любят быть ведомыми – вот наша беда». И подпись:
Т. Г. Басова, лидер Международного движения «Славянка», главный редактор газеты «Марш славянки» (www.slavianka.org). Были и другие заявления, в т. ч. от регионов.

Ко мне немедленно посыпались по электронке обращения со всех концов страны. Всех волновало, что произошло. Как к этому очевидно грязному делу относиться? Признаюсь, мне было трудно отвечать, слишком много надежд и усилий я сам и наша НДПР вложили в ДПНИ. Трудно было осознать, что все надежды теперь пошли прахом, что под цветущей лужайкой оказалась трясина. Поэтому на просьбу распространить мое мнение по всему интернету, я ответил 13.06.08 г. так: «Нет, не нужно, слишком много личного… Единственно, о чем можно – о моей оценке Белковского и Навального с Милосердовым, вовремя пересевших с идущих в никуда поездов, яблочного и коммунистического, на перспективный националистический поезд. А о Белове и всем прочем – не надо. Я ему ничего плохого не желаю, просто жаль, что к моим советам не прислушался, не поверил, делает непоправимое. И особенно жаль потому, что “Русский Марш” должен жить, а он теперь под угрозой».

Время показало, что я не зря тревожился и опасался. Как в воду смотрел.

8 июня 2008 года – День капитуляции ДПНИ братьев Поткиных. Под этим именем он войдет в историю нашего движения. В этот день братья сломали русский строй, своими руками разрушили, разорили свое Движение и свой фланг, так непросто и так успешно создававшийся. Забыв мои слова: «Если ты в политике никому не страшен, значит ты – никому не нужен», они замазались в непотребном, «зачушились», как выражаются блатные о тех, кто прикоснулся к неприкасаемым.

Самое смешное и скверное, что все, ими предпринятое, все пресмыкательство, продажность, отказ от идеалов, союз с чужими, предательство своих – все это оказалось напрасной жертвой. Поткины не достигли своих целей.

Разумеется, Кремль никогда не окажет поддержки никаким оранжидам, никакой креатуре Белковского (как можно было на это надеяться? верх идиотизма! насмеялись дяденьки над мальчишками). Разумеется, ФСБ восприняло все произошедшее как подарок от братьев, немедленно вбив клинья во все пошедшие в движении трещины. Радостно отчитываются, небось, о победе. Разумеется, склеить, восстановить ДПНИ, вернуть себе доверие столь грубо и цинично «кинутых» соратников Поткиным уже не удастся. О создании массовой партии на русской националистической платформе они могут забыть навсегда. Разумеется, никаких денег от Белковского или кого бы то ни было еще они уже никогда не получат – кто же дает деньги глупым лузерам, политическим самоубийцам?

Ни организации, ни денег, ни репутации…

«Развели лохов по полной», – так это, кажется, называется на современном жаргоне?

Что же нам теперь делать?

Боюсь, что даже если Поткины публично разорвут коалиционные соглашения и покаются, им не удастся вернуть былое доброе имя и положение.

Для меня и множества других участников русского движения возможность сотрудничества с ними по какому бы то ни было поводу в данное время утрачена. Встать с ними плечом к плечу, как бывало, хоть бы на том же «Русском Марше» ни я, ни мои соратники уже не сможем, по совести. Хорошо это сознавая, НДПР подала заявление о приостановке своего участия в деятельности Оргкомитета «Русского Марша», которому отдала столько душевных сил и материальных средств. С нами Оргкомитет покинула Партия защиты русской конституции «Русь». Мы понимали, что зачинщики раскола не уйдут из Оргкомитета добром, но думали, что нашему примеру последуют и другие, в ком еще жива политическая щепетильность и чистоплотность.

Увы, вместо этого на сайтах Оргкомитета и ДПНИ появился грубый и глупый пасквиль в мой личный адрес. Тот дурак и бессовестный скот, что его писал, скрываясь под безликим псевдонимом «Оргкомитет», несомненно получит рано или поздно заслуженное воздаяние. Узнаю, кто – отплачу сам, не узнаю – за меня отомстят небеса. Примитивность написанного поражает: хоть бы новенькое что-нибудь изобрели! Голословно обвинили меня в том, что я, якобы, продался кому-то за какие-то двести тысяч рублей в месяц (как будто кто-нибудь из Оргкомитета имеет доступ к моим финансовым счетам, ха-ха!). Приплели на всякий случай ПЗРК и азербайджанскую общину, ну и вообще навели тень на плетень. Применили в аккурат те же методы, от которых я когда-то рыцарски защищал Александра Белова-Поткина. Вот и делай добро людям! Да еще и назвали всю эту красоту «На смерть товарища». Хорошо еще, в жиды пока не записали, как у них водится. И при этом ни слова, конечно же, о том, что я вышел из Оргкомитета и почему. Ну, что слух о моей смерти сильно преувеличен, так это читатель, наверное, уже понял. Поймут и все прочие. Жребий брошен, выбор сделан. Отныне каждому – свое. Не я достал топор войны…

Однако, по нашему убеждению, «Русский Марш» должен жить. Это день русской солидарности, день когда мы напоминаем всем и друг другу, что мы живы как народ. Это наш единственный национальный русский праздник. Поэтому НДПР в союзе русским ДПНИ, ПЗРК и рядом других организаций призывает всех честных русских национал-патриотов выйти 4 ноября на «Русский Марш» не с братьями Поткиными и их хилыми сателлитами, а с нами. Следите за информацией на сайтах ndpr.ru, pzrk.ru.

А потом вместе подумаем, как восстановить разрушенное в русском движении.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования