sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
12 декабря 2018 года


  Главная страница

Диалектика социального и национального (К постановке вопроса)

Версия для печати Отправить на e-mail
* * *

Почему же классовая солидарность в итоге пасует, как правило, перед солидарностью национальной? Ответ, опять-таки, в природе человека, выраженной в истории человечества.

Все дело в том, что классовая (социальная) борьба вторична по отношению к борьбе этносов. В то время как этнические войны появились с появлением человека и сопровождают всю его историю. Историческая конфликтология позволяет придти к следующим выводам.

Этнический и социальный принципы организации общества вообще, онтологически, противоречат один другому и один другого стремятся исключить. Это понятно: ведь в основе каждого из них лежит защита и поддержка только своего социума: либо своего этноса, либо своего класса. Классовую борьбу ведь не Маркс с Энгельсом выдумали, да и битву этносов и рас мы наблюдаем по крайней мере с тех пор, как кроманьонец насмерть сражался с неандертальцем, а то и с более ранних времён.

Отсюда – первый вывод: основная форма взаимоотношений различных МЫ (социумов) есть конфликт – в этнической, или социальной, или иной форме. Погасить один из конфликтов можно только за счёт раздувания другого.

Если хочешь помешать национальному, этническому объединению и последующим этническим войнам – подведи контрмину классовой борьбы. Если хочешь не допустить гражданской, классовой войны – разогрей национальные конфликты.

Национальное единство скрепляется борьбой с другими этносами; классовое – борьбой с другими классами.

Социальное и национальное в человеке и в обществе – как два плеча одного рычага: чем больше одно, тем неизбежно меньше будет другое. Искусственно удлиннив или укоротив плечи рычага, мы способны произвести общественный переворот.

Итак, вывод второй.

Классовая борьба в силах взорвать национально однородное общество. Поэтому, чтобы сплотить этнос, нужно заставить его забыть о классовом антагонизме.

Битва этносов зачастую раздирает и тиранит страны, даже сумевшие погасить социальные конфликты. Поэтому, чтобы объединить класс, нужно заставить его забыть о существовании внутри него разных этносов с их порой противоречивыми интересами[4].

Первое в ХХ веке вполне удалось, например, Гитлеру, второе – Сталину. Проблемы и задачи всех классов немецкого общества нацисты надеялись разрешить за счет других народов. Советское же общество надеялось и обещало, напротив, во всемирном масштабе осчастливить нижние классы всех национальностей за счет верхних классов. В продвижении к указанным целям Гитлера с энтузиазмом поддерживало большинство немцев, независимо от социального положения; Сталина – большинство рабочих и крестьян во всем мире независимо от национальности.

Сталину было намного труднее. Ради объединения отечественных трудящихся в некий (вполне фантомный) «советский народ», пришлось, во-первых, предварительно, ещё в 1917–1939 гг., уничтожить физически, экспроприировать и подавить все верхние классы (элиты) всех народов СССР. Во-вторых, Сталину всё же пришлось с середины 1930-х всемерно задействовать фактор русского национального патриотизма, без которого выиграть войну – он это ясно понял! – было бы невозможно. А в-третьих, МЫ знаем, что при начальных успехах Гитлера советская мнимая солидарность рухнула: целые народы вставали под его знамёна – крымские татары, чеченцы, эстонцы, латыши, западные украинцы и др. Проявляя при этом звериную ненависть к нам, русским, и обнажая тщательно скрываемую Советами национальную подоплеку мировой антирусской войны. Да и Советский союз (а с ним и «советский народ») развалился в итоге по национальным границам.

Нам важно понять и усвоить одно.

Маятник человеческого единения всё время качается: от социального к национальному и обратно. Чем дальше качнётся в одну сторону, тем сильней откачнётся в другую.

Это диалектика истории. Она опасна и чревата великими потрясениями.

* * *

Но самый главный вывод в том, что национальное деление – первично по отношению не только к конфессиональному, но и к классовому, социальному делению.

Это ясно видно уже из истории доклассового первобытного общества и даже собственно из истории становления классов. Сколько существуют люди, столько ведутся племенные истребительные войны и завоевания. Но на ранней стадии развития человека в ходе этих войн и завоеваний победители лишь уничтожали под корень, а то и попросту съедали побеждённых. Куда их было ещё девать? Не кормить же задаром тунеядцев. Однако ведь не только тунеядца, но и раба кормить было нечем, поскольку производительные силы были ничтожны и не обеспечивали необходимый для этого запас. Только по мере успехов в земледелии и скотоводстве стал появляться излишек: а это уже был ресурс, который можно выгодно вложить в живую рабочую силу. Так возникла идея рабства.

Подчеркнём: самый класс рабов (родоначальник классовой борьбы) появился только благодаря этническим войнам. Общественное расслоение было в древнейшие времена одновременно и этническим расслоением, ибо все рабовладельцы принадлежали в каждом данном городе, или государстве, или племени – к одному этносу, а абсолютное большинство рабов (за исключением кабальных должников, но это более позднее явление) – к другому этносу. Таким образом, первые классовые войны – восстания рабов – были, вместе с тем, восстаниями масс, иноплеменных по отношению к этносу-рабовладельцу. Иными словами – были лишь продолжением и разновидностью всё тех же этнических войн.

Со временем искусство закабаления своих же соплеменников достигло высот, при которых взятие рабов-иноплеменников почти потеряло смысл, и классовые войны освободились от этнического характера. Больше того, верхние классы одного этноса стали порой использовать инородцев для своей охраны и для подавления бунтов низших классов своего же этноса. Но даже развившись в некоторых (не всех) цивилизационных системах в одну из главных движущих сил истории, классовая борьба, тем не менее, сохранила свое вторичное и подчинённое положение по отношению к борьбе этносов, в том числе наций и рас.

Этническое МЫ – первично. Это изначальная и главная природная данность, определяющая жизненные установки огромных людских контингентов и каждого человека в отдельности.


[1] Формозов А. А. Памятники первобытного искусства. – М., Наука, 1966. – С. 30.

[2] Советский историк В. Н. Даниленко полагал, что вычленение индоевропейского праязыка из более архаичной языковой общности произошло «с завершением эпохи мезолита и таким образом датируется примерно Х тысячелетием до н.э.», а его коллега А. Г. Кифишин относил это событие к XIV тысячелетию до н.э. Обе позиции являются в достаточной мере гадательными (как и гипотеза о некоем «ностратическом» праязыке, куда, наряду с индоевропейским, картвельским, уральским и алтайским входили, якобы, также дравидский и семито-хамитский). Датировать как это вычленение, так и постепенный распад самого индоевропейского языка минимум на 12 семей (славянская, германская, индийская, иранская, балтийская, романская, кельтская, греческая, албанская, армянская, хеттская и тохарская плюс неизвестное количество бесследно вымерших) я лично не решаюсь, т. к. достаточных данных у меня нет. Условно примем датировку д.и.н. П. И. Пучкова: не ранее XV тыс. лет до н.э.

[3] О том, что в историческое время в паре «язык – религия» первый является ведущим, а вторая – ведомым, свидетельствует то обстоятельство, что перемена национальной религии не вела, как правило, к перемене национального языка. Хотя образованные слои католических народов выучили латынь, православных – греческий, а мусульманских – арабский, но в целом соответствующие народы, однако, не перешли на названные языки, а продолжали говорить по-французски, по-русски, по-татарски и т. д. Нельзя не упомянуть также о том, что в мире существуют редкие народы-атеисты, у которых нет религиозных верований, но свой язык, тем не менее, имеется.

[4] Замечу, что объединяются порой не только низшие классы разных национальностей (например, рабы в армии Спартака), но и высшие – например, феодалы всей Европы в крестовых походах.

Александр Севастьянов



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
Популярное
Голосование
Вы член НДПР?
 
Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 1
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2018
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования