sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня пятница
22 сентября 2017 года


  Главная страница

Хомяковщина

Версия для печати Отправить на e-mail

25 марта на сайте с претенциозным названием «Академия национальной победы» (АНП) было размещено «Заявление КНС РРО по поводу соглашателей и о государственной измене» – очередное откровение беглого профессора Петра Михайловича Хомякова[1]. Беда не в том, что профессор беглый – из путинской России бегут порой и вполне порядочные люди – а в том, что вранья в его сочинении многовато. Уже не в первый раз пытается профессор свести со мною счеты за фундаментальную критику его вершинного теоретического сочинения «Программа НОРНА». Только сводит их, почему-то, не на почве идей, а по принципу «автор гад и все его слова гадские». На такую «антикритику» можно бы и промолчать. Однако теоретические разногласия (а речь идет о вещах очень серьезных) все равно выходят на поверхность брани, и они слишком велики и принципиальны, чтобы уходить от ответа.

Видит Бог, я всегда воздерживался от перехода на личности, предпочитая полемику по существу. Постараюсь и в данном ответе сохранить этот стиль. Но кое о чем из личной биографии моего оппонента вспомнить придется – для читателей, чтобы понятнее было, с кем дело имеем.

Что же так возмутило и встревожило «русского р-р-радикального оппозиционера»? Бурвестника нашего времени? А вот:

«В последние дни прошла информация о том, что группа деятелей русской национальной оппозиции обратилась ко всем активистам Русского Сопротивления вступать в ряды Справедливой России. Главой этой группы выступает небезызвестный г-н Севастьянов. Который весьма активно ведет соответствующую агитацию».

Опомнился. «Соответствующую агитацию» я провел в декабре 2007 года и с тех пор к данной теме не возвращался вплоть до последних дней, когда откликнулся на запрос Виктора Корчагина, русского витязя безупречной репутации (хомяковым не чета), вступившего в Справедливую Россию. Что же не понравилось Хомякову в том, что моя давняя идея стала осуществляться на практике? А вот:

«Мы считаем, что участие в политических играх по правилам системы есть игра с шулером».

Ба! Знакомые слова! В свое время я слыхал их от главного буревестника тех дней, пропагандиста идеи национального восстания Бориса Миронова. С точностью до запятой и вздоха.

Да только вот ведь какой парадокс: с тех пор прошли годы, Миронов, как видно, кое-что понял и теперь сам поддерживает решение Корчагина о вступлении в СР и призывает русских людей следовать его примеру. Вот выдержка из его интервью Лауре Цаголовой:

«Не о поддержке «Справедливой России» речь, а о завоевании трибун легальных партий для пропаганды наших идей в отстаивании интересов русского народа. И сегодня, когда становится очевидным, что «Справедливая Россия» на предстоящих парламентских и президентских выборах может стать соперником русофобской, Россию гробящей «Единой России», то почему бы патриотическим силам не использовать эту трибуну. Речь о тактике и стратегии борьбы. Сегодня, когда стоит вопрос жизни или смерти русского народа, сохранении или развала России, необходимо использовать малейшую возможность легальной борьбы, преступно игнорировать такую возможность!

…Идее новой, легальной формы борьбы была противопоставлена поза. Вот, мол, какие мы принципиальные!, пусть гибнет народ, пусть рушится государство Российское, но мы не будем пачкаться о «Справедливую Россию», нам собственное имя дороже.

Я же убеждён, что необходимы и легальные формы борьбы с режимом. И сейчас в рядах КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» немало людей, отстаивающих национальные интересы русского народа, других коренных народов России, почему мы должны отказываться от того, чтобы таких людей стало больше?

Уверен, что среди моих возмущённых критиков в Интернете немало тех, кто запаниковал, испугался, что русские люди хлынут в легальную политику и будут там отстаивать русский интерес».

Об этом, конечно, Хомяков ни гу-гу. Бить по Миронову ему, «миронову наших дней», сегодня не с руки. Ему куда сподручнее революционно-пророчески вещать в манере 1990-х. Коротко и неясно, как советовал еще Наполеон:

«Мы вышли на путь реальной борьбы за русские интересы…

Появился шанс реальной победы. И этот шанс только в рамках стратегии радикальной борьбы с режимом. Пора понять, что настало время принятия решений.

Сегодня для нас и морален, но и весьма прагматичен, реален лозунг «Все или ничего!».

И каждый, кто мешает встать на путь решительной борьбы, есть враг и провокатор. Реальный пособник путинских ментов и жандармов.

И наше отношение к таким деятелям соответствующее.

Они враги.

Мы не настаиваем на каких-то политических, идеологических или религиозных моделях. Мы зовем в наши ряды всех. Но всех тех, кто хочет, и кто готов бороться, а не быть куклой в руках лукавых политических соглашателей».

Громко. Резко. «И что мне нравится – бессмысленно вполне» (Ростан).

В чем состоит «путь реальной решительной борьбы» по Хомякову? К каким-таким «решениям» он призывает? Ничегошеньки никому не понятно, в том числе, уверен, и самому Хомякову. Чтобы заняться эффективным индивидуальным террором, слушать профессора не обязательно, он в этом не разбирается. А про национальное восстание даже и сам он, вроде бы, не заикается. О чем же он тогда поет? Чего темнит? Зачем с панталыку людей сбивает? Чего ради слюной брызжет, укрывшись за кордоном?

Чтобы понять все это, надо немного знать профессора.

* * *

Фигура эта – трагикомическая. Комическая – потому что человек, постоянно пытающийся действовать за пределами своей компетенции, смешон. Трагическая, потому что эти действия худо оборачиваются для тех, кто имел несчастье (или глупость, хотя и глупость – несчастье, причем сугубое) повестись на его зажигательные речи.

Я наблюдаю Петра Михайловича с 1994 года. Тогда в «Независимой газете» вышла моя статья «Национал-капитализм», вызвавшая многие отзывы; одни кляли автора и грозили ему Нюрнбергским трибуналом, другие выражали солидарность с верным прогнозом. Среди последних был доктор геолого-минералогических наук Петр Михайлович Хомяков. В скором времени из печати вышла его брошюра «Национал-прогрессизм. Теория и идеология национального выживания и развития России», близкая по многим мотивам моим идеям.

Вскоре состоялось наше знакомство на круглом столе, проведенном под эгидой Национально-Республиканской партии (НРПР), на тему выбора стратегического союзника для русских патриотов. Свидетельствует дарственная на упомянутой брошюре: «Александру Никитичу в знак уважения с глубокой симпатией. 10.12.94. Хомяков». Правда, по проблеме круглого стола позиции Севастьянова (я уже тогда был убежденным сторонником союза с мусульманами) и НРПР (читай: Хомякова, сделавшего всю ставку на евреев и армян) резко разошлись. Однако наши отношения развивались. Через неделю, 16.12.94 г., была сдана в набор моя книга «Национал-капитализм», встретившая одобрение Хомякова. Следом за ней в конце 1995 г. выходит книга Петра Михайловича «Национализм без социализма». Она не просто была созвучна по названию вышеназванной книге; во «Введении» автор «благодарит также Александра Никитича Севастьянова за ряд ценных замечаний, сделанных при подготовке рукописи». Не успела выйти книга Хомякова, как в мае 1996 года выходит моя книга «Национал-демократия», в приложении которой был размещен написанный обоими авторами совместно «Российский национал-капиталистический манифест».

Такова начальная история нашего знакомства. В то время Хомяков был близок к талантливому лидеру НРПР Николаю Лысенко и формировал идеологию этой вполне полноценной по тем временам партии, имевшей своих депутатов в Госдуме. Близость, однако, была недолгой и вышла Лысенко боком. Помню свое изумление, когда Хомяков с характерным смехом сообщил, что они низложили своего фюрера и на его место поставили Юрия Беляева. Это все равно, как если бы году эдак в 1930 немецкие нацисты свергли Гитлера и вверили НСДАП в руки Эрнста Рема. Отныне партия была обречена, год от года теряя перспективу. Со временем она была переформирована в «Партию Свободы», сохранив некоторое влияние только в Петербурге, Ленинградской области и Пскове.

Вскоре, в 1997 году в российской политике появилась новая фигура – генерал Лев Рохлин, сильная личность, поставившая цель либо заставить Ельцина с его бандой изменить политический курс, либо стереть их всех с лица Родины. Я был едва ли не первым русским националистом, кто имел приватные переговоры с Рохлиным сразу же после его громового заявления. Встречу организовал русский предприниматель Александр Ионов, финансировавший впоследствии рохлинскую инициативу. Я быстро понял, что передо мной хороший человек, но идеалист, совершенно не подготовленный к политической деятельности и не имеющий перспектив, к тому же убежденный до мозга костей интернационалист. (Как большинство советских офицеров, уж не говоря о том, что по отцу Рохлин еврей). Впоследствии, незадолго до трагической гибели генерала, я брал у него большое интервью для своей «Национальной газеты» и лишний раз утвердился в мнении, что не меняющий идеалов генерал – великолепная кувалда, но как и куда бить – имеет лишь смутное представление. Тогда, в сентябре 1997 года, я не стал предлагать ему сотрудничество (как впоследствии отказался возглавить штаб Юрия Власова, такого же наивного гиганта, политического младенца). А Петр Михайлович каким-то манером оказался у генерала в советниках, чем теперь любит козырнуть. Как это советничество закончилось, мы все помним: в июле 1998 года генерал был подло убит в полном соответствии с угрозой Ельцина: «А этих рохлиных мы сметем!». Если когда-нибудь вскроются архивы ФСБ, мы сможем узнать много интересного о событиях этого неполного года.

Хомяков на какое-то время оказался не у дел и занялся писанием аналитических отчетов, в том числе специально для ФСБ, числясь по агентству РИА-Новости. Этого факта он не скрывал, даже бравировал им.

Тем временем мы со Станиславом Тереховым, председателем Союза офицеров, решительно разорвавшим союз с Зюгановым, задумали и стали развивать проект Национально-Державной партии России. Когда в нынешнем пасквиле Хомякова я прочитал о себе фразу: «Брал деньги у коммунявых, которые всем радикалам еще с начала 1990-х известны как агенты Кремля… Своим заигрыванием с левыми способствовал выхолащиванию идеи объединения всех национальных сил», я, что называется, прибалдел и не сразу понял, что мог иметь в виду профессор. Потом догадался: это же он о моем альянсе с Тереховым! Тут я даже рассмеялся, как рассмеется и всякий, кто осведомлен о финансовом положении Союза офицеров в те годы.

Между тем, в том самом 2001 году к проекту охотно и радостно присоединился Юрий Беляев, который вошел в наш Оргкомитет со своей «Партией Свободы». Мы передали ему в кураторство весь Северо-Западный округ, чем он был весьма доволен, поскольку ареал его влияния резко возрос. В качестве представителя партии на заседания Оргкомитета НДПР стал регулярно ходить приставленный к сему профессор П. М. Хомяков, которому Беляев всегда слепо доверял. Однако буквально накануне регистрации в Минюсте (декабрь 2001), «Партия Свободы», что называется, отозвала свой мандат без объяснения причин, чем все были немало удивлены. Пользуясь доверительными в то время отношениями с профессором, я спросил его, в чем дело, и получил довольно путаное объяснение, что-де Беляев самолично принял такое решение, ни с кем не посоветовавшись, а теперь-де ничего не поделаешь. Однако вскоре я узнал другое: в Москве, на квартире моего личного, не имеющего от меня тайн сотрудника, который по причуде судьбы является личным другом Беляева, состоялось собрание верхушки «Партии Свободы», на котором Беляеву, срочно вызванному для этой цели, Хомяков поставил ультиматум: или ты выходишь из Оргкомитета НДПР, или мы низложим тебя, как низложили Лысенко.

Произошедшее не помешало нам провести Учредительный съезд НДПР и получить свидетельство в Минюсте. А дальше произошло интересное событие. Я приоткрыл этот секрет публике только в 2008 году (статья «Что происходит с русским движением», опубликована и хранится на сайте АПН):

«Несколько позднее (май 2002) известный в русском движении человек, ранее входивший в оргкомитет НДПР, но вышедший из него еще до учредительного съезда, пригласил меня на доверительный разговор один на один и почти слово-в-слово повторил то же предложение на тех же условиях: у НДПР будет все «тип-топ», если она прекратит атаковать Кремль и сионократию и переключится на борьбу с кавказским нашествием. Человек этот, которого я называть пока не хочу, был настойчив и предельно серьезен, я знал его информированность, некоторые связи с силовыми кругами и, скажем так, странноватую роль в движении. Сопоставив его предложение с демаршем Терехова-Кучерова, я понял, что есть некое решение насчет русского движения в целом, исходящее сверху, по меньшей мере из ФСБ, а то и из Кремля. Нам давали шанс воспользоваться этим решением. Однако я ответил категорическим отказом, мотивируя необходимостью беречь добрую репутацию, как партийную, так и свою личную».

Как уже догадался читатель, человеком, пытавшимся диктовать нам условия, был честнейший и принципиальнейший борец с режимом, реальный и радикальный радетель русского народа Петр Михайлович Хомяков. До сего дня я рассказал об этом только одному человеку – Мстиславу Засеке в частном электронном письме от 6 марта 2008. Сегодня пришло время публично раскрыть инкогнито.

* * *

Далее я встречал Хомякова уже только на презентации некоторых его книг. Но что это были за книги, боже правый!

В вышеупомянутом письме Засеке я отозвался о профессорском стиле так: «Во время совместной работы (над «Национал-капиталистическим манифестом России») я обратил внимание на некоторые свойства ума моего партнера, например: склонность к эпатажу, к ярким, парадоксальным, пусть и неверным скороспелым формулировкам, к быстрому выстраиванию систем по ложным или не имеющим существенного значения критериям. В итоге основной текст написал сам, хотя и советовался с П. М. Но больше совместным творчеством с ним не занимался. А он, между тем, уходя все дальше и дальше от своих специальностей, стал заниматься далекими от его понимания предметами, требующими серьезнейшей подготовки, в том числе историей, в том числе древней и древнейшей, в том числе древней историей Руси… Словом, пошел по трагически ложному пути злостных недоучек-выдумщиков Бушкова и Фоменко, которых надо то ли лечить, то ли расстреливать. Написал уйму, простите, полной х..ни, совершенно утратил ореол профессора, спеца, вместо того снискал лавры обер-мозго..а. Коготок увяз – всей птичке пропасть. В итоге докатился до пошлейших романчиков, стал стряпать сапоги всмятку, Бог ему судья».

Историософскими глупостями Хомяков забавлял меня и в ранних книгах, например, в «Национализме без социализма», где он всерьез утверждал, будто человек произошел именно и только от «речной обезьяны», аргументируя это, главным образом, тем, что «строение половых органов человека, отличающее его от всех других приматов (глубокое влагалище у самок и длинный член у самцов)… функционально оправдано только у животных, ведущих водный… образ жизни» (с. 8). Теперь уже не спросить (а жаль!) у съехавшего вдаль профессора, зачем длинный член водным существам, если только не чтобы якориться, и почему в таком случае ишаки, жеребцы и слоны вполне сухопутны, а киты и дельфины, в отличие от них, полностью скрывают свои половые органы во внутренней полости – и правильно делают, иначе другие водные существа, какие-нибудь там барракуды, немедленно их оттяпают. Хотя внешность профессора не оставляет никаких сомнений в его происхождении от обезьяны, боюсь, ему будет трудно объяснить собственную ахинею.

Смех смехом, но беда профессора в том, что подобным радостным идиотизмом невежды пропитаны все его «исторические» рассуждения, какую книгу ни возьми, причем по гораздо более серьезным, принципиальным поводам. Поэтому, как ни жаль мне автора, потратившего лучшие годы жизни на сочинение бездарных книжек, но гораздо больше жаль мне тех, кто доверился его писаниям и стал строить свою жизнь и борьбу «по Хомякову». Впрочем, на этот счет я все высказал еще в критике НОРНЫ.

Однако на одном опусе профессора я здесь, все же, остановлюсь. Это не книга, а статья; она была опубликована без всякой подписи в газете «Стрингер» № 21 за 2003 год под названием «От русского националиста – еврейскому олигарху». Любой желающий может ознакомиться с нею по электронному адресу, чтобы без труда узнать характерный стиль Петра Михайловича[2]. В те времена я сам активно публиковался в «Стрингере», поддерживал хорошие отношения с главредом Еленой Токаревой и тайна авторства той статьи была для меня «секретом Полишинеля». Помню, когда я шутливо поздравил Хомякова с публикацией, встретив случайно его в Думе, он страшно смутился (похоже, и впрямь рассчитывал утаить шило в мешке), скорчил рожу, прижав палец к губам, прошипел: «Тс-с-с».

Статья начинается в характерном хомяковском энергическом ключе. Автор адресуется непосредственно к Борису Березовскому, констатируя: «На Вас и Ваши капиталы объявлена охота». И предлагает выход: «Вариант состоит в том, чтобы разгромить оппонентов. И это возможно, хотя кажется фантастикой. Если Вы верите в такой исход или хотя бы готовы внимательно изучить мои доводы по поводу его реализуемости, то я, похоже, нашел своего господина N. Вы обречены на поражение, только если будете следовать нынешним правилам игры. Но кто сказал, что эти правила нельзя нарушать? Что их вообще нельзя выбросить ко всем чертям?»

Традиционный для Хомякова, узнаваемый ход мысли, не правда ли?

Суть статьи выражена в следующих словах: «Русская часть олигархического сообщества не представляет интереса в качестве партнеров в серьезных делах. С чужими лакеями, неважно чьими, не говорят. Говорят с хозяевами. Поэтому я и обращаюсь именно к еврейскому олигарху… Началась война. На войне как на войне. Я предлагаю Вам военное решение проблемы. У режима есть уязвимые места. И этот режим вместе с этим государством можно разнести к чертовой матери. Надо только не бояться такого варианта развития событий и уметь извлечь из него сверхприбыли. И я знаю, как это сделать».

И далее автор разъясняет для еврейского олигарха фунаментальную основу их гипотетического комплота: «Бытовой русский национализм, действительно охватывающий свыше 50% русского населения (и свыше 70% русской молодежи), носит прежде всего антикавказский и, говоря шире, «античерный» характер… Эти массовые эмоции вообще являются последними эмоциями русского народа. Только на этом вопросе еще можно вызвать взрывной энтузиазм масс, энтузиазм иррациональный и даже жертвенный… Ничем иным русский народ расшевелить уже нельзя. Говорю Вам это как специалист в данной области… Уверяю Вас как знаток проблемы, массовые эмоции, связанные с русским национализмом, не носят антисемитского характера. В ином провинциальном русском городке, где азербайджанцы оккупировали рынок, а цыгане в открытую торгуют наркотиками на вокзале, евреев никогда не видели, а зачастую даже и не слышали о них».

Из данной предпосылки автор делает вывод о необходимости и возможности еврейско-русского союза:

«Первое. Имеется огромный взрывной потенциал в массовых настроениях русского народа.

Второе. Этот потенциал не может быть использован официальными властями нынешней России, ибо данный “джинн, выпущенный из бутылки”, нынешнюю Россию сильно перетряхнет, уничтожив попутно бюрократическую свору.

Третье. Данный порыв ничем не грозит Вам, господин N, и Вашим соплеменникам. При грамотном исполнении».

Вот такой текст. В нем легко узнается старинная идея фикс Петра Михайловича, прослеживаемая по тем фактам, которые я изложил выше. Мечта финансироваться у евреев (найти себе «господина N») на почве антимусульманского союза, высказывавшаяся еще на круглом столе НРПР в середине 1990-х, а потом мне лично в приватном разговоре весной 2002 года, в итоге нашла, как мы теперь знаем, свое конечное воплощение в договоренностях с израильтянами на условиях полной сдачи своих сотоварищей, безгранично ему доверявших. За каковые договоренности профессора недавно вышибли с полной оглаской и позором из «Северного Братства». Круг замкнулся, провалившийся эксперимент на практике вывернул наружу и показал несостоятельность всей теории.

Сегодня, лишившись возможности подгрести под себя даже малейшую часть русского движения и, соответственно, утратив перспективу обрести своего «господина N» среди умных евреев, Хомяков попытался найти его в малоумном президенте Ющенко. Но вместо того на трон Украины сел Янукович, от которого Хомякову вряд ли что перепадет.

Но жить-то надо, и кушать добровольному изгнаннику хочется. Поэтому нет сомнений, что он будет прикладывать титанические усилия, играя на протестных настроениях и больных чувствах русского народа, чтобы увлечь за собой хотя бы в виртуальном пространстве какую-то его часть. Тогда он снова станет в глазах заинтересованных сил распорядителем некоего политического товара, некоего «радикально-оппозиционного» потенциала. Не будем обсуждать его реальность, признаем, что сделать слона из мухи Петр Михайлович сумеет, в этом он поднаторел.

Понятно, что любой, кто предлагает русскому народу заняться реальной политикой вместо истерических и невнятных призывов к непрофессиональной опасной деятельности, для него – опасный враг.

* * *

Профессор Хомяков позволил себе походя пренебрежительно отозваться о торговле антиквариатом, хотя эта профессия требует глубоких познаний в области искусства, истории, философии и мировой конъюнктуры.

Но нашему профессору это все без разницы. Ему торговать произведениями искусства не нужно.

Его основное занятие проще и доходнее.

Он торгует людьми.

Будет ли этот торг успешным – зависит от каждого из нас.

Александр Севастьянов
27.03.10 г.


[1] http://anvictory.org/index.php?name=pages&op=view&id=638

[2] http://www.stringer.ru/publication.mhtml?Part=39&PubID=2635

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
Популярное
Голосование
Вы член НДПР?
 
Кто он-лайн
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования