sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
26 июля 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Прочие статьи arrow Индия: политическая победа традиции

Индия: политическая победа традиции

Версия для печати Отправить на e-mail

Проблемы фундаментализма стали одними из самых актуальных в политической жизни многих стран современного мира. Для Индии эта проблема становится важнейшей в определении ее дальнейшей политической и цивилизационной роли в мире. Специфический феномен фундаментализма в Индии западные политики называют коммунализмом. На самом деле речь идет о возврате к традиционным духовным ценностям не только политической элиты, но и широких слоев индусов в “самой большой демократии мира”. Иными словами, демократическое большинство, вопреки ожиданиям западных политологов, отвергло навязываемую с 1947 года вестернизацию и секуляризацию Индии.

Уже в период заката “руководящей и направляющей” деятельности Индийского Национального Конгресса – флагмана либерального западничества, в период правления Раджива Ганди, индуизм стал неотъемлемой частью индийской политической культуры. Однако религиозный “уклон” ИНК никого не удивлял. Партия цеплялась за власть в условиях, когда вся политическая инициатива перешла в руки истинных носителей индусской культуры и политической традиции – блоку индусских партий и движений, объединенных идеалом создания индуистского государства. Именно в этом пути правые политические силы видели возможность не только внутреннего развития страны без социальных и национальных антагонизмов, но и считали его единственным условием существования Индии как региональной супердержавы с независимой от Запада и Востока политикой, с цветущей самобытой цивилизацией. Последние события в мире: окончание холодной войны, разлом биполярного мира, складывание новых политических центров в регионах мира – показали дальновидность лидеров индусского возрождения по сравнению с политикой Дж. Неру и ИНК, политикой лавирования между двумя лагерями в роли лидера “неприсоединившихся стран”. После окончания холодной войны политика вестернизированной элиты потерпела полный крах. А коррупция в верхних эшелонах власти получила огромный, ни с чем не сравнимый размах.

География индусских ориентаций за период с 1947 по 1998 гг. охватила всю Индию: и арийский Север и дравидский Юг. Начиная с “Арья самадж” и “Хинду махасабха”, активно действовавших еще в колониальный период, а также РСС, развернувшей свою активность в основном после достижения независимости, “индусское возрождение” заявило себя как политическая альтернатива интеграции Индии (в рамках целого субконтинента), западничеству и аморфному “непротивленчеству” ИНК, чьими духовными вождями были Махатма Ганди и Джавахарлал Неру. Отметим сразу,что цель построения секулярного государства, не считаясь с реалиями, превратилась в некую самоцель политических амбиций Дж. Неру. (Ср.: реформы в России с 1991 г. любой ценой!) Неру пошел по линии уступок мусульманам Индии, второй религиозной общине, что привело, вопреки его ожиданиям, не только к обострению индусско-мусульманских отношений внутри Индии, но и спровоцировало агрессивную политику Пакистана при поддержке США. Увы, кроме “непротивления злу” в политическом арсенале Неру более аргументов не нашлось. Этим воспользовался Китай, оккупировав северные территории. Эта же политика дала начало кровавой трагедии в Кашмире и Пенджабе!

ПОЛИТИЧЕСКИМ выражением военизированной РСС с начала 50-х годов стала Бхаратья джан сангх на севере страны, возродившаяся в 80-е гг. под именем Бхаратья джаната парти (БДП).

Особенно следует выделить политическую роль РСС, которая несмотря на запреты динамично развивалась с 1947 г. Политологи называют многочисленные, чисто политические организации индусского возрождения лишь “щупальцами” РСС. За эти годы РСС отработала технологию мобилизации в кратчайшие сроки огромных людских масс, используя духовный потенциал индусов и идеологию позитивных духовных ценностей. Во внешнеполитическом плане цель ставилась кристально ясно: Индия должна стать региональной супердержавой со своим ядерным потенциалом. Индусские марши через всю страну, в которых принимало участие огромное количество людей, ритуальное освящение кирпичей для храма Рамы в Айодхе и эстафеты их доставки, иные механизмы работы с массами побудили в 1984 году Раджива Ганди начать политику заигрывания с РСС. На всеобщих выборах 1984 г. в награду за это Ганди получает 200 тыс. голосов членов только РСС. Дело дошло до того, что покойный ныне Д. Мишра, один из лидеров ИНК, который связывал Индиру Ганди с Бала Сахеб Деорасом, верховным главой РСС, говорил, что ИНК и РСС – естественные союзники. На новом историческом витке этой дипломатической игры РСС переиграла ИНК, а ныне может обходиться и без этого союзника.

Политика в Индии всегда исходила из того, что в “самой большой демократии мира” религиозная принадлежность избирателей является более важным фактором, чем социальные, национальные или политические пристрастия. “Отцы-основатели” современной Индии – М. Ганди, Дж. Неру и те, кто за ними стоял, видели возможность сохранения единства страны в секуляризме – отделении политики от религии, что для Индии было, по меньшей мере, недальновидно. Как уже отмечалось выше, в результате этой политики мусульмане, почувствовав статус защищаемых, стали проявлять большую политическую активность при поддержке всего мусульманского мира. Исключение же религиозного, индуистского аспекта из политики выпустило иного джина: национализм и сепаратизм. Это стало полной неожиданностью для последователей М. Ганди. Можно провести определенную аналогию с отечественной историей: борьба с правславием, с “великорусским шовинизмом”, поощрение местечкового национализма заложили мину замедленного действия под СССР. Нужен был лишь катализатор – либеральная вестернизация политики и экономики – для начала развала исторических и традиционных связей Евразии. Индия пережила этот хаос раньше. Кровавые столкновения в Тамилнаде в 60-х, в Пенджабе в 80-х, в Ассаме в конце 80-х, в Кашмире по сей день – и тотальное противостояние индусов и мусульман.

На парламентских выборах 1996 г. Бхарата джаната парти одерживает победу и провозглашает защиту интересов индуистского большинства вне зависимости от национальности, языка и касты. Это был достойный ответ на вызов времени. Шок от победы БДП пережила политическая элита не только в Индии, но и во всем мире. Назвать БДП националистами нельзя. Индуизм объединяет людей разной национальности. Назвать клерикалами тоже нельзя. Религиозного организованного клира в индуизме нет. Политология Запада подобрала ярлык: коммуналисты – защищающие интересы одной религиозной общины. Несмотря на то, что абсолютное большинство страны – индусы, Запад отказывается видеть здесь последовательность истинно демократического подхода. В 1996 г. правительство БДП не получило вотум доверия парламента, продержавшись у власти 13 дней. К власти пришел блок левых и центра. Правительство Объединенного фронта, за которое парламентарии голосовали, лишь бы не прошла БДП, после ряда кризисов ушло в отставку. Неумолимой логике исторического развития современности старой элите нечего противопоставить. В этом году досрочные парламентские выборы вновь выиграла БДП. В начале марта 1998 г. президент Индии Кочери Нараянан поручил сформировать правительство лидеру БДП Аталу Бихари Ваджпаи.

КРАТКО рассмотрим эволюцию идеологической базы организаций индусского возрождения с конца 30-х г. по настоящее время. Сразу же подчеркнем, что, оставаясь на позициях традиционных духовных ценностей Индии, “коммуналисты” динамично эволюционируют во взглядах на внешнюю и внутреннюю политику, социологию и экономику, обгоняя в своем понимании современного исторического этапа остальные политические силы Индии.

Еще в 30-х гг. величайший идеолог индусского возрождения Вир Саваркар так решил проблему единства страны, охватывающей субконтинент, на котором проживают многочисленные народы: “Хиндудом или Хиндустан – наша общая родина и наша общая Святая Земля”, а также: “В отношении индусов не может быть ни конфликта, ни разногласий между нашим общинным и нашим национальным долгом, так как наивысшие интересы Хиндудома совпадают с наивысшими интересами Хиндустана в целом. Хиндудом не сможет воплотить в жизнь нашу священную миссию, пока наша Родина не освобождена и не консолидирована в единое Индийское государство, в котором наши соотечественники вне зависимости от их религии, секты или расы будут иметь равные права, и никому не будет позволено доминировать над другими или лишать кого бы то ни было его гражданских прав, пока соблюдаются общеиндийские права и обязанности для всех категорий граждан”. Отметим попутно, что категория “Святая земля” (родина) – не является политической инновацией, но есть традиционное почитание Индии и ее священой реки – Ганга. Иными словами – сакральная география есть неотъемлемая черта индуизма. Многие свои речи Вир Саваркар начинал с приветствий королю Непала, вкладывая в этот жест особый политический и сакральный смысл. Причину своего восхищения горным королевством Саваркар раскрывал в следующих словах: “Непал составляет часть нашей единой Родины и единой Святой земли. Наша жизнь – одна. Тот, кто считает своим долгом укреплять Хиндудом, должен всячески содействовать на данном этапе укреплению королевства Непал.” Отметим монархизм Вира Саваркара. Этот аспект идеологии “коммуналистов” ускользнул от внимания отечественной индологии. А ведь эту тенденцию нельзя считать случайной в индусском политическом багаже. И хотя в дальнейшем до последнего времени тема индусской монархии в политической борьбе в Индии не звучала, ее нельзя не учитывать. Базируясь на традиционных ценностях Хиндудома, БДП рано или поздно столкнется с противоречиями традиционного общества с одной стороны – и западническими демократическими институтами с другой. Главным образом это касается парламента и всеобщих выборов. И вот здесь значение индусской королевской династии должно приниматься в расчет всеми дальновидными политическими деятелями.



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования