sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
22 ноября 2017 года


  Главная страница

Национализм против либерализма

Версия для печати Отправить на e-mail

Нельзя быть либеральным человеком в Европе, не будучи врагом России.
Либерализм и благорасположенность к славянам – понятия несовместимые.

И. С. Тургенев

О либерализме

Что такое либерализм? Достаточно имеется стандартных, мало что объясняющих формулировок, типа: «Либерализм – идейное и общественно-политическое течение, возникшее в европейских странах в 17–18 веков… В 19 – нач. 20 веков сформировались основные положения Либерализма: Гражданское общество, права и свободы личности, правовое государство, демократические политические институты, свобода частного предпринимательства и торговли»[1].

Эти классические определения в наши дни теряют актуальность, уступая позиции неолиберализму (теория представлена наиболее полно в трудах Фридмана, Хайека, Сороса). Огрубляя, – это доктрина всевластия капитала, который берет на себя функции тотальной регуляции в обществе, а государству отводит лишь роль «ночного сторожа».

Но надо смотреть в самое сердце проблемы, идти к истокам человеческих мотиваций. Основы либеральной идеологии – 1) вполне обоснованное убеждение в исходном, природном неравенстве людей, их разделении на «сильных» и «слабых», 2) необоснованная вера во всесилие денег, этого «всеобщего эквивалента», мерила всех вещей. Вера в то, что именно деньги, а не прямое насилие (в котором состоит существенная функция государства), есть наилучший, универсальный регулятор любых человеческих отношений. Отсюда и т. н. «попустительство» – либеральная теория «laissez fair, laissez passer». Мол, не вмешивайтесь в жизнь, пусть все идет, как идет, деньги все сами поставят на свое место. Отсюда же и неизменная декларация формального равенства людей в правах, при котором, как легко понять, природное неравенство не будет иметь никаких препятствий для воплощения в неравенстве социальном.

Никакой либерализм вне капитализма, с его идеей всевластия денег, невозможен. В этом главная причина того, что либерализм опирается на класс предпринимателей и в значительной мере на интеллигенцию. (Не на всю, конечно.) Вот почему никакой либерализм не мог иметь прочного успеха, пока население развитых стран не сократило радикально число своих крестьян и рабочих и не увеличило до предела возможного сектор интеллигенции (в ФРГ уже в 1990-е гг. – 35%, в США – 40%) и предпринимательства. Ибо именно в этом секторе свобода, понимаемая индивидуалистически, – традиционная ценность номер один. В этом, кстати, залог неистребимости либерализма в России, где удельный вес интеллигенции к 1989 году поднялся до 30%.

 Почему нельзя быть одновременно либералом и националистом

Что противостоит в идеологии либерализму? Это, в первую очередь, коммунизм и социализм, в котором ищут надежду и прибежище «слабые». А во вторую очередь – национализм, в силу своего отрицания индивидуализма и понимания необходимости единства «сильных» и «слабых» в общенациональном организме.

Либерализм и национализм в принципе противоположны – истинно, онтологически. Если либерализм выражает идеалы и мотивы индивидуализма, то национализм, как и социализм, выражает идеалы и мотивы холизма (англ. hole– целый). Индивидуализм постулирует приоритет личности над обществом и государством, холизм – наоборот, постулирует приоритет общественного, а значит и государственного, над личным. При этом социализм имеет в виду классовый аспект холизма, а национализм – этнический.

Проникнуться идеей и мироощущением холизма для интеллигента очень нелегко, потому что требует преодоления собственной природы. Но в принципе возможно (примеров достаточно). А главное – совершенно необходимо. Интеллигент не станет настоящим националистом, если не научится ставить превыше всего судьбу своего народа и своей страны и подчинять собственную жизнь, труд и свободу данным символам. Национализм взывает к служению.

Здесь не место подробному рассмотрению указанной проблемы. Достаточно, если читатель поймет простую вещь: быть одновременно националистом – и анархистом, оголтелым демократом или последовательным либералом нельзя в принципе. Эти позиции не сочетаемы. Либерал ставит права человека, личности выше прав народа, нации как целого. Для националиста это неприемлемо.

«Не можешь удушить – возглавь!»

В соответствии с этим классическим принципом уже давно в либеральных кругах растут попытки поженить либерализм с национализмом, по мере усиления позиций последнего.

Вначале активнее других этим занимался директор Института национальной стратегии Станислав Белковский. С этой целью им была инспирирована 8 июня 2008 года конференция«Новый политический национализм», на которой состоялся альянс ряда русских организаций (ДПНИ, «Великая Россия», РОД) с набиравшим известность Алексеем Навальным, имевшим репутацию либерала. Белковскийоткомментировал коалицию так: «Предмет этого собрания состоял в первую очередь в поиске идеологического синтеза, то есть соединения социальных, националистических и либеральных идей. Два года назад я назвал это национал-оранжизмом. Именно этот синтез обеспечил успех оранжевой революции на Украине в 2004 году, а в 2003-м – приход Михаила Саакашвили к власти в Грузии». Мероприятие оказалось с дальним прицелом: посеянные тогда всходы весьма густо взошли на Болоте имени Сахарова…

Помимо Белковского той же проблемой – синтеза национализма и либерализма – озабочены, к примеру, Высшая школа экономики и ее шеф Евгений Ясин. Учебник Т. Сидориной и Т. Полянникова «Национализм. Теории и политическая практика» (2006), выпущенный ВШЭ, в значительной мере посвящен решению данной задачи.

Далее. Фонд «Либеральная миссия» проводит исследование «Национальная политика: либеральный проект» под руководством Эмиля Абрамовича Паина. Первый семинар в рамках проекта был посвящен… проблеме русских в России, истории и перспективам государственной национальной политики в отношении этнического большинства нашей страны.

Как видим, задачей марьяжа либералов и националистов всерьез занялись наиболее продвинутые либеральные умы. Удержать власть над Россией с помощью компромисса и/или альянса с националистами, чьего неизбежного возвышения они опасаются, вот их сверхзадача.

Неудивительно, что наиболее авторитетная и открыто политичная попытка сторговаться с националистами была недавно осуществлена Михаилом Ходорковским, который через «Новую газету» выступил с лекцией «Между империей и национальным государством. Национализм и социальный либерализм».

Брачный контракт Ходорковского для русских националистов

Основной пафос статьи Ходорковского – в формулировании условий, на которых русским националистам предлагается мир и сотрудничество.

Первым же абзацем Ходорковский делает сильный ход, бросая нам самую вкусную кость: «Суть переживаемого Россией исторического момента состоит в том, что империя как государственная форма себя полностью исчерпала, а национальное государство, которое должно было бы ей наследовать, так и не появилось на свет. Русское государство застряло на историческом полустанке, затерявшемся между империей и национальным государством, и не только не продвигается вперед, но порою даже начинает двигаться вспять».

Зек-олигарх дает нам понять, что принимает неизбежность возникновения Русского национального государства. То есть, апробирует главный пункт повестки дня русского национализма. Лучшего пролога к предложению о сотрудничестве с нами он не мог бы придумать.

И такое предложение следует незамедлительно: «Одной из причин, по которой “наш бронепоезд” так долго стоит на запасном пути истории, является идеологическое недоразумение, вследствие которого русский либерализм не приемлет национализма, а национализм отрицает либерализм как одно из своих оснований». Очевидный смысл сказанного: для того чтобы Россия двинулась вперед, главным действующим лицам современной российской истории, сиречь либерализму и национализму, надо перестать третировать друг друга и заключить союз.

Следующий логически оправданный шаг – манифестация доктрины «либерального национализма»: «Либеральный национализм признает за каждой нацией право на построение собственной демократической государственности».

Ну, а далее следует главное: условия соглашения между ними и нами. Ходорковский, как дилер, продвигающий выгодный контракт, сразу берет быка за рога. «Какие варианты могут предложить либералы русскому народу?» – задается он деловым вопросом. И перечисляет принципы, на которых зиждется его макет Русского национального государства. Истинную сущность которого Ходорковский выразил так: «Разрешение национального вопроса в России в стратегической, глобальной перспективе возможно только в рамках построения по-настоящему демократического, то есть истинно национального государства, в котором реально работающая система разделения властей позволяет гибко защищать интересы русской нации, не ущемляя прав других национальностей».

Не будем обольщаться риторикой. Как мы знаем, образцовым «национальным государством» либералы признают США, с их диктатурой меньшинств всех сортов под маской «настоящей демократии». «Русское государство» Ходорковского на деле будет обычным «государством для всех» по американскому образцу, где на месте нации (русской в нашем случае) утвердится простое согражданство, а хозяином дома станет олигархический интернационал.

Острый крючок под аппетитной наживкой

Итак, Ходорковский предлагает нам, русским националистам, – наживку, на которую мы клевать не должны, и вот почему.

Во-первых. В таком государстве, русском только по имени, у русских не будет никаких преимуществ. Не будет их и у других коренных народов России вообще. Пресловутые права человека получат верх над правами гражданина: «Важнейшими, системообразующими элементами современного либерального национализма оказываются приоритет прав личности, отраженный в доктрине прав человека, вера в равноценность людей, независимо от их расы, вероисповедания, социального статуса и национальности, то есть сугубо либеральные ценности. Отсюда логически следует признание равенства наций (!) и отказ от этнической доктрины (!), когда принадлежность к нации определяется по признаку крови».

Во-вторых. Это будет государство мультикультурное, по типу современной Франции, Голландии, США и т. д.: «В связи с либеральным национализмом необходимо упомянуть и о поликультурализме (мультикультурализме)… Либерализм признает этот подход в силу собственной позиции о праве выбора человеком своей культурной идентичности».

В-третьих. Это будет государство, окружающее иммигрантов самой трогательной заботой и покровительством, идеальное для них. Необходимость чего чисто популистски объясняется стремлением насолить чиновникам: «Реальные успехи в привлечении (!) образованных иммигрантов, в повышении образовательного и культурного уровня вновь прибывших (!), в предоставлении им возможностей для интеграции в российское общество (!) лишили бы бюрократию и сотрудничающий с ней бизнес рабского трудового резервуара, ликвидировали бы удобный громоотвод для общественного недовольства».

В-четвертых. Это будет государство не только федеративное (что само по себе противоестественно для русских, самоопределившихся на всем пространстве России), но и максимально децентрализованное: «Конституция, закрепив федеративное устройство, тем самым закрепила за субъектами Федерации право самим определять свою судьбу. В основании бюджетной пирамиды должны лежать полноценные бюджеты субъектов Федерации и производный от них федеральный бюджет».

Делец и либерал Ходорковский знает, что говорит: свобода имеет денежный эквивалент. Предоставить регионам самим формировать свой бюджет – и федерация неизбежно, быстро и необратимо превратится в конфедерацию, а там и распадется на куски. Мы уже проходили это на опыте СССР.

В-пятых. Залогом именно такого развития событий являются строки, выдающие человека, мечтающего об уничтожении всякой центральной власти в России: «Таким образом, федеральная исполнительная власть выступает в качестве оккупационного режима – собирая не налоги, а дань».

И вот все ЭТО нам предлагается принимать за Русское национальное государство? Даже не смешно…

Нужно ли нам такое «русское государство» а-ля Ходорковский? Приемлемы ли такие условия компромисса, которые предлагает он нам? Я думаю, нет.

Либеральный коридор для нас слишком узок

Ходорковский, как уже сказано, не первый из либералов, кто озаботился проектом либерального национализма. Анализируя учебник по теории и практике национализма, выпущенный ВШЭ, мы узнаем, что:

«О либеральном национализме можно говорить, если:

– государственность декларируется от имени граждан, проживающих на территории республики, или народа в понимании сообщества людей, проживающего на данной территории (или народов, этнонаций, национальностей, живущих в республике);

– устройство государства в республике можно отнести к либерально-демократическому типу, обеспечивающему верховенство законов, всеобщее избирательное право, представительный характер власти, выборность власти как формы реализации принципа представительства, разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную;

– обеспечивается политическое и правовое равенство граждан, в том числе право быть избранным на государственную должность;

– допускаются плюрализм и свобода политической деятельности, свобода слова, право формулировать и отстаивать политические альтернативы, возможность внутренних разногласий при обсуждении ценностей, идеалов, в том числе национальных, этнокультурных, лингвистических, сути самой общности и ее границ в приемлемых для дискутирующих сторон формах, избегающих экстремизма и насилия;

– наличествуют политические институты, обеспечивающие разнообразие культур, права меньшинств;

– обеспечивается свободное право личности на выбор национальности».

Как теоретик и политик-инсайдер русского национализма я сразу и совершенно уверенно могу сказать, что из названных шести критериев мы практически полностью соответствуем всем, кроме первого и последнего (с небольшой оговоркой: меньшинствам, конечно же, гарантируются права, но только общие, а не какие-то особые, и именно по соображениям демократии).

Но точно так же твердо и уверенно я гарантирую, что у русских националистов никогда не повернется язык ни декларировать русскую национальную государственность от имени всех людей, проживающих в России (т. е. попросту всего населения), ни признать, а тем более обеспечить свободное право личности на выбор национальности. Не по причине измены демократическим идеалам, а по причине нашей верности здравому смыслу и нежелания выглядеть идиотами и пропагандистами злостного абсурда.

Принятие националистами любой национальности двух отринутых выше условий означало бы полное выхолащивание национализма как такового, манифестацию национализма без национализма. От русских националистов такого ждать не следует. Если из-за этого либералы нас не удостоят сертификата истинных националистов – что ж, придется пережить. Доверие русского народа важнее. Не лучше ли либералам было взяться за ум и снять заведомо невыполнимые требования с повестки дня?

Лекция Ходорковского ясно показала, что они и рады бы, да не могут перешагнуть через себя. А значит, наш «брак по расчету» никогда не сможет состояться.



[1] Новый энциклопедический словарь. – Москва, БСЭ, 2005 г.

Александр Севастьянов

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
Популярное
Голосование
Вы член НДПР?
 
Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 5
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования