sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
22 ноября 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Прочие статьи arrow Подавление инакомыслия как магистральная цель государства российского

Подавление инакомыслия как магистральная цель государства российского

Версия для печати Отправить на e-mail
«Инакомы́слие — суждение, отличающееся от принятого
в обществе или коллективе;
а также открытое отстаивание данного суждения.
Люди, выражающие подобного рода мнения,
называются инакомыслящими.
В тоталитарных государствах и общественных структурах
инакомыслие преследуется.
(Википедия — свободная энциклопедия)

30 октября 2007 года Владимир Путин (тогда еще президент) посетил «расстрельные рвы» в Бутово, стоял со свечой в храме, выстроенном в память людей, невинно убиенных его предшественниками-чекистами, говорил замечательные слова о правах человека, о важности свободы слова. Но соответствуют ли дела нашей власти ее словам?

Генпрокуратура этих слов Путина явно не слышала. Пока страна их осмысливала, стремительно увеличивался Федеральный список экстремистских материалов. С 14 материалов, которые были признаны по решению суда экстремистскими на 9 июля 2007 г., до цифры сегодняшней – 370: в 26,5 раза! Но Юрию Чайке этого мало. В июле 2007 года прошла объединенная коллегия Генпрокуратуры, на которой присутствовали представители администрации президента (для контроля), МВД и ФСБ. Прокурор Чайка заявил там, что политическим противником номер один сейчас является русский национализм. И отныне все помыслы карательных органов должны быть устремлены именно в эту область. Я подчеркну, что на тот момент за весь 2007 год было совершено примерно 3 000 000 преступлений вообще. Из них только 300 с небольшим были преступления, связанные с этническими конфликтами. То есть, в реальности указанная Чайкой опасность составила ровно 0,01 процента всех общественно-опасных деяний. Но именная эта одна сотая (!) процента попала на острие атаки репрессивных органов.

А вот и результат той памятной коллегии 2007 года: через полтора года, уже в начале текущего 2009 года Чайка, отчитываясь о произведенной работе Генпрокуратуры, заявил, что в 2008 году прокурорами различных уровней было сделано 4600 представлений о признании различных материалов экстремистскими. Вдумайтесь в эту цифру: это же целая библиотека! Неужели в России гуляет по рукам такое количество экстремистской литературы? Что же это за страна такая интересная, экстремистская?

Вы понимаете, что значит такая цифра для нашего с вами будущего, для судеб литературы и науки в России?

С возвращением в ГУЛАГ, граждане! Мы – свидетели возрождения в России целой категории преступлений: политических. Как при большевиках. Ведь по этим прокурорским представлениям откроются тысячи судебных процессов по всей стране. Кто-то в судах сумеет отбиться, кто-то – нет. Четыре тысячи шестьсот процессов… А дальше – больше: ведь у нас привыкли планировать «от достигнутого». За подобный «прогресс», за проявленные бдительность и рвение прокуроры будут получать новые звездочки на погоны, будут подниматься по служебной лестнице и т. д.

По всей стране на «мыслепреступников» с поводка спустили ищеек и доберманов… И делов-то всего: проплатить штатным или нештатным экспертам за проведение заказной экспертизы с заранее обговоренными выводами (экспертизы у нас оплачиваются) – и готов скороспелый судебный процесс с предрешенным исходом!

Мы, правозащитники, не раз сталкивались с подобными вещами. Только что нам удалось восстановить срок кассации по характернейшему делу в Советском районном суде города Иванова. Это такое захолустье, окраина: до суда на такси по городу от вокзала почти час езды. Там некую брошюру признали экстремистской по представлению прокурора Ивановской области, которого зовут Мурат Азраилович Кабалоев (кстати, Азраил – это ангел смерти у мусульман). А экспертизу давала профессор-лингвист Фарахутдинова из Ивановского Университета. В ее заключении есть гениальная фраза: брошюра-де «носит ярко выраженный прорусский (!) характер». Эта формулировка перекочевала из экспертизы в обвинительное заключение прокуратуры, а потом в решение суда.

Вдумайтесь в формулировочку! «Ярко выраженный прорусский характер»! Вот что теперь у нас, оказывается, криминал! Но ведь так надо будет запретить и «Бородино» Лермонтова, «Полтаву» Пушкина, «Войну и мир» Толстого, «Дневник писателя» Достоевского и всего Гоголя (а в первую очередь – «Тараса Бульбу»)! Ведь это все произведения с поистине ярко выраженным прорусским характером!

Интересно, что областной прокурор Кабалоев, осетин, признал криминалом «прорусский характер» брошюр как раз в то время, когда русские ребята проливали кровь и отдавали свои жизни в Южной Осетии за то, чтобы соплеменники Кабалоева были живы и свободны. Такое вот понимание чести, благодарности и солидарности у прокурора Ивановской области…

Понятно, что лично Кабалоев, быть может, не так уж и виноват. Ведь с самого верха, из Генпрокуратуры, если не из-за кремлевской стены, людям в погонах дали вот такую установку. Надо преследовать, надо криминализировать «ярко выраженный прорусский характер»! Вот что такое экстремизм в понимании вышестоящих начальников. За такие «достижения» нижестоящим будут давать премии, звезды, чины и награды, а они будут планировать «от достигнутого». Какое торжество абсурда, правового нигилизма и полного беспредела карательной юстиции!

Чего нам ждать дальше?

Или вот еще примерчик абсурдизации погони за экстремистами, которая превратилась в типичную «охоту на ведьм». В августе 2008 года в Свердловской области «за экстремизм» был запрещен к показу предвыборный ролик кандидата, конкурирующего с представителем «Единой России». В ролике актер, в частности, произносил поговорку «Сытый голодного не разумеет». В своем решении суд указал на недопустимость возбуждения социальной ненависти между богатыми и бедными!

Поставь дурака богу молиться, он себе лоб разобьет. К сожалению, в данном случе лбы дураки разбивают другим.

 

Вослед Генпрокуратуре к чинам, званиям, премиям и орденам за охоту на ведьм потянулось и МВД.

Департамент МВД по борьбе с оргпреступностью ныне успешно преобразован в Департамент по противодействию экстремизму (руководитель – Юрий Коков), в соответствии с Указом Президента Д. Медведева от 6 сентября 2008 года, а также последовавшими за ним приказом Министра внутренних дел РФ от 31 октября 2008 года и Постановлением Правительства от 14 февраля 2009 года. Теперь уже не оргпреступность (наверное, с ней уже покончено), а экстремизм – вот главная мишень милиции. Переориентация МВД с «оргпреступности» на «экстремизм» – явление далеко не случайное, а карательно-политическая ориентация нового департамента даже не скрывается.

В соответствии с указанными документами, Департамент выполняет функции уголовного оперативного подразделения в системе МВД. Основными задачами ДПЭ МВД России номинально являются:

«– участие в формировании государственной политики в установленной области деятельности (здесь и далее выделено мной. – А.С.);

– участие в совершенствовании нормативного правового регулирования в установленной области деятельности;

организация борьбы с преступлениями экстремисткой направленности;

– организационно-методическое руководство подразделениями по противодействию экстремизму главных управлений МВД России по федеральным округам, министерствам внутренних дел, главных управлений, управлений внутренних дел по субъектам РФ, управлений внутренних дел на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, управлений (отделов) внутренних дел в закрытых административно-территориальных образованиях, на особо важных и режимных объектах».

Учитывая неопределенные формулировки соответствующих законов, под понятие экстремизма может быть подведена любая социальная активность, от оппозиционной деятельности до самообороны против той же оргпреступности или коррупции.

Что это означает? Будут из пальца высасываться соответствующие дела, будут создаваться подставные организации, развернется широкомасштабная провокационная работа. Одной рукой МВД начнет создавать из ничего «экстремистов» (благо это так легко с помощью «своих» экспертов), а другой рукой – душить и уничтожать реальных людей, реальные общественные структуры. О том, что именно так и будет, свидетельствует признание первого замминистра внутренних дел Александра Чекалина: «МВД реализует меры по созданию специальных центров, которые будут заниматься лингвистической проверкой литературы и изданий, распространяющих экстремистские идеи». Легко можно представить себе, как это специализированное милицейское ведомство, а по сути – возрожденная цензура, начнет штамповать под видом экспертиз (с соблюдением «научного» блезира) один за другим обвинительные приговоры. Конвейер репрессий – иначе это не назовешь. Ниже я приведу пример, какого свойства и качества экспертизы выдают «литературоведы в погонах».

От подобных «экспертов» не спасет даже Интернет, дифирамбы которому (именно как гарантированному хранителю свободы мысли и слова) поет президент Медведев. Уже сегодня секретарь Совбеза Соболев озвучил цифру: в России-де 4800 экстремистских сайтов, с которыми государство намерено вести борьбу. О каком гражданском обществе можно будет мечтать в подобных условиях?!

А вот характерные примеры того, как подобная борьба государством уже ведется.

 
 
НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
 

Особый раздел – запрет на книги научного и научно-популярного содержания.

Споры в науке об истине – неизбежны и необходимы. Но… Приведу отрывок из статьи руководителя школы теоретической физики АН СССР Аркадия Мигдала: «У лженауки есть устойчивые, почти непременные черты. Одна из них – нетерпимость к опровергающим доводам… Далее, почти без исключения, – невежество и антипрофессионализм, очевидные любому серьезному специалисту. И, наконец, – агрессивность… Лженаука пытается доказать свою правоту, не гнушаясь никакими приёмами. Можно и нужно протестовать против несправедливой оценки работы, но стремиться изменить общественное мнение следует принятыми в науке способами».

У нас же функции научной критики присвоила себе прокуратура, а теперь к ним подбирается еще и МВД.

 

Преследование ученых за их научные исследования и убеждения начались с дела профессора Виктора Авксентьева (Ставропольский Госуниверситет). Процесс против ученого, издавшего монографию о межэтнических конфликтах на Ставрополье, начался в декабре 2002 года. Вот выдержка из обвинительного заключения: «По мнению следствия, заведующий кафедрой социальной философии и этнологии Ставропольского государственного университета, являясь руководителем научно-исследовательского проекта, при подготовке и редактировании монографии «Ставрополье: этноконфликтологический проект», зная, что она подлежит публичному распространению, включил в нее высказывания и не подтвержденные результатами опроса выводы, в том числе формирующие негативный образ мигрантов неславянских этносов, пропагандирующие превосходство и исключительность лиц одной национальности над другими».

Работа, за которую краевая прокуратура решила привлечь Авксентьева к ответственности, выполнялась в рамках большого проекта по заказу администрации края. Ученые должны были исследовать ситуацию в области межэтнических отношений и выработать рекомендации. В рамках проекта социологи провели опросы и интервью практически во всех областях края. Результаты исследования оказались неутешительными: напряженность межнациональных отношений в крае очень высока, но эффективных технологий снижения этой напряженности пока еще нет. Ученые привели не только результаты социологических опросов, но и наиболее радикальные высказывания жителей края в адрес различных этнических групп. Кроме того, результаты опроса показали, что этнические русские жители края из-за изменившейся под давлением миграционных процессов ситуации испытывают недовольство оттого, что перестали играть роль «первого среди равных», и надеются на государственную поддержку.

Одна из наиболее сильных и конфликтогенных диаспор на Ставрополье – армянская, о чем честно и написали ученые. Надо ли удивляться, что прокурор с армянской фамилией решил поспорить с ученым своими, специфически прокурорскими, средствами и методами? Но прокуратура прокололась на том, что посчитала «идеальным фигурантом» профессора-социолога: видимо, роковую роль сыграла юридическая и этическая неграмотность прокурорских работников, которые попытались применить к научной работе те же мерки, что применяются по отношению к публицистике.

Потребовалось вмешательство серьезных научных и общественных сил, чтобы поставить на место зарвавшихся ставропольских прокуроров. Им удалось довести дело Авксентьева до суда, но ученый был оправдан.

С тех пор прокурорское ведомство многократно брало реванш в борьбе с научной мыслью. Уже запрещены научные издания:

Книга Шерстнева М. П. «Кто правит нами: психология управленцев» (г. Москва, 2003 год) (решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 24.07.2008);

Книга Шерстнева М. П. «Психологическое управление людьми» (г. Москва, 2006 год) (решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 24.07.2008);

Книга Шерстнева М. П. «Тайные механизмы управления людьми» (г. Москва, 2006 год) (решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 24.07.2008);

 

Информационные материалы книги В. А. Истархова «Что такое «Мертвая вода?», изданной в 2005 г. ООО «Русская Правда-пресс» (решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 03.07.2008).

 

(Обратите внимание на географию судебных расправ! Просто лоскутное одеяло какое-то! Книги изданы в Москве, но судят их бог знает где! Почему это делается? Поясню на ярком примере. Всем известно, что есть такая книжка «Удар русских богов». К ней можно относиться по-разному. В законе «Об экстремизме» появилась добавка, согласно которой прокуратура может возбудить дело о признании материала экстремистским не только по месту опубликования, но еще и по месту обнаружения. В результате, суд над этой книжкой объявили в Костроме. Людям пришлось туда ехать, отбиваться. Отбились. Сразу после этого – суд в Ростове-на-Дону. Отбились и там. Потом в Екатеринбурге… Причем, в конечном счете, все судебные решения получились типовые: суды признают, что поскольку решение суда о запрете этой книги повлечет за собой ущемление авторских прав, такие иски должны подаваться по месту жительства в порядке искового заявления, а не в порядке общего судопроизводства. Все три суда ответили одинаково. Но это не значит, что завтра во Владивостоке или Новосибирске не откроют новый процесс. Потому что у нас нет прецедентного права и решение костромского суда ничего не значит для Ростова. Вас возьмут измором: начнут гонять по всей стране – тратьте время, тратьте деньги, судитесь хоть сто раз в ста городах и ста судах по одной и той же книге!)

 

А вот еще важная информация о показательной расправе над русским профессором, преподавателем истории Университета МВД Заслуженным юристом Российской Федерации В. А. Дрожжиным. Написанный им учебник «История отечественного государства и права 1985–1991 г.г.» издан в Университете МВД РФ (Петербург). В конце апреля появились сообщения, что весь тираж учебного пособия профессора Василия Алексеевича Дрожжина уничтожен самим же Университетом. Ибо университетская комиссия пришла к выводу, что учебник не может быть использован в образовательном процессе и подлежит уничтожению, так как отражает субъективные взгляды автора. Сам профессор уволен. Учебник сожгли, а автора, на днях отметившего 80-летний юбилей, уволили, да не просто так, а по статье за прогул! Профессор Дрожжин работал в органах прокуратуры с 1959 по 1979 год, из них 15 лет прокурором городов и районов Ленинградской области, затем верно служил науке и педагогике. Его многолетний труд отмечен медалями, многократными поощрениями и благодарностями. В 2004 году ему Указом Президента РФ присвоено почётное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации». Только в 2006–2008 годах профессор десять раз поощрялся руководством. В том числе, в феврале 2009-го грамотой «За активную и плодотворную научную деятельность». Да и учебное пособие, несомненно, было официально одобрено к изданию. Но после вмешательства определённых сил пособие изымается, уничтожается, высококлассный специалист становится неугоден. За что же?

Вот выдержки из книги: «…Троцкий был прямым резидентом сионистских кругов в России… Он стремился возглавить диктатуру пролетариата вовсе не для того, чтобы облегчить судьбу обездоленных трудящихся, а для того, чтобы иметь максимум возможностей для реализации установок мировых сионистских кругов»; «В кругу своих единомышленников» Л. Д. Троцкий (Бронштейн) задумал «превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми»; «Сионисты физически устранили Сталина»; «И. В. Сталин как никто другой понимал, что троцкизм только часть айсберга, имя которому сионизм, и знал конечные цели последнего, какую угрозу он нес Советскому Союзу, дав его приверженцам общее имя «врагов народа»; «Разгром немецкого фашизма не означал, что у Советского Союза не стало врагов. Оставался и стал набирать силу старший брат фашизма — сионизм».

Сегодня все вышесказанное – банальные, всем известные истины. К примеру, вот что пишется на сайте центрального телеканала «Россия» в анонсе документального фильма «Лев Троцкий. Тайны мировой революции»: «Лев Троцкий – одна из самых зловещих фигур в истории России ХХ века. С его именем связаны ключевые акты трагедии государства – так называемая пролетарская революция, катастрофический Брест-Литовский мир, Гражданская война, «красный террор» и разграбление страны… Авторы, используя уникальные документальные материалы и зарубежные исследования, впервые на экране «вскрывают» тайные связи «Красного Бонапарта» с банковским интернационалом, чьим стратегическим замыслам служил Троцкий».

Соответствующий фильм, однако, спокойно прошел по всероссийскому телеэкрану, не пождвегаясь никаким преследованиям. А учебник Дрожжина полетел в огонь. Причем на сей раз, вопреки закону, обошлись без прокуроров и судей. Как известно, последние слова Джордано Бруно, сказанные им на костре, были: «Сжечь, – ещё не значит опровергнуть!». Почему учебник уничтожен по решению комиссии? Кто ей дал подобное право? Разве есть какие-либо решения судебных, следственных органов по учебному пособию? Разве книга кем-то признана экстремисткой? Нет. Комиссия, руководство Университета, считаю, незаконно присвоили себе функции следствия и суда. А почему? Потому что таков сегодня дух времени!

 

Отмечу особо: еврейская тема как таковая вообще становится табу в России. Пять раз пытались возбудить дело по книге «Чего от нас хотят евреи», хотя это чисто научная работа (на 170 страницах – 280 ссылок на подлинные еврейские газеты и журналы, еврейские книги). А то вот книга «Евреи и Россия» – только что вынесен отказ от возбуждения уголовного дела по факту ее выпуска, но… после семикратной (!) проверки. А ведь это сборник текстов, написанных самими евреями в начале 1920-х. Он выходил в Берлине в 1923 году, в Париже был переиздан Никитой Струве (ИМКА-ПРЕСС) в 1978-м…

 

Книги по расологии, опубликованные В. Б. Авдеевым, три года проверялись на всех уровнях. Но ведь эти книги издаются по всему миру, их изучают во всех цивилизованных странах, эти имена известны каждому серьезному антропологу: Гюнтер, Вольтман, Крик, Штрасс и др. Авдееву удалось убедить суд, представив свежие издания этих авторов, в том числе вышедшие в Англии, США и самой Германии. Доносчики, с которыми солидаризовались прокуроры, настаивали, что ученые, творившие в Германии в 1933–1945 годы, подпадают под действие закона об экстремизме. Но их аргументация была полностью разбита в суде.

 

Недавно нам с Авдеевым удалось также добиться отказа в возбуждении дела по нашей научно-популярной книжке «Раса и этнос», которую Генпрокуратура трепала полтора года, неоднократно возвращая уже закрытое дело на очередной пересмотр. А ведь в этой книге мы лишь пересказали ряд давно открытых и доказанных мировой наукой тезисов! Со всеми полагающимися ссылками на светил антропологии и этнологии…

 

Но борцы с экстремизмом не унимаются. Сегодня уже пытаются по тем же основаниям записать в запретные списки таких всемирно признанных философов и политологов, как Эрнст Юнгер или Карл Шмитт. Якобы их чтение может «возбудить интерес к фашизму». Это прямое посягательство на академическую науку, которая защищена от политического давления в любой цивилизованной стране. Надо полагать, скоро потребуют запретить Ницше, Шопенгауэра, Хайдеггера! А за ними и всемирно известных писателей, выражавших симпатию национал-социалистическому строю, таких как Герхард Гауптман, Бернард Шоу или Кнут Гамсун.

 
 

КНИГИ ПО ИСТОРИИ ФАШИЗМА И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

Соответственно, преследованию подвергаются также и книги, посвященные истории нацистской Германии, ее лидерам. На пути изучения фашизма воздвигаются преграды. (Отмечу, что в Израиле «Майн Кампф», запрещенную в России, изучают в школе, а в США, которые являются хранителями авторского права на эту книгу, она издается ежегодно!).

Запрещены в России не только первоисточники, но и:
 

Книга Х. Тревор-Ропера «Застольные беседы Гитлера. 1941–1944 гг.», изданная ЗАО «Центрполиграф» (г. Москва, пер. Оружейный, 15, стр. 1) в 2005 году. (Решение Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 25.06.2008).

Книга Окорокова А. В. «Фашизм и русская эмиграция» (решение Ленинского районного суда г. Кирова от 18.06.2008);

 

Характерно отозвался на подобную практику ИАЦ «Сова»: «Уже совершенно очевидно, что значительная часть практики обращения в суды с заявлениями о признании материалов экстремистскими складывается следующим образом: при расследовании дела по «экстремистским» уголовным статьям во время обысков у фигурантов изымается какое-то количество материалов (литературы, видео и т. п.), и все, что кажется следователям достаточно подозрительным, прокуратура требует признать экстремистским материалом. Никаким другим рациональным образом нельзя объяснить попытки признания экстремистскими классической биографии Гитлера, написанной Иоахимом Фестом, или запрет «Завещания» аятоллы Хомейни».

 
 
РЕЛИГИОЗНЫЕ ИЗДАНИЯ
 
 
Запрещены судом:
 

Информационные материалы книги Георгия Бутми «Кабала или свобода», изданной в 2005 г. ООО «Алгоритм-Книга» (решение районного Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 27.06.2008) – увлекательнейшее современное исследование знаменитого иудаистского источника;

 

Книга «Чжуань Фалунь» автора Ли Хунчжи, издательский дом «Камерон», Москва, 2006 г., отпечатанная в ППП «Типография «Наука»» тиражом 5000 экземпляров (решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 26.08.2008) – современная неортодоксальная интерпретация Великого Закона Будды;

 

Учёного и писателя А. В. Трехлебова работники следственного комитета при прокуратуре Краснодарского края привлекают к ответственности по «русской» 282 статье за книгу «Кощуны Финиста», посвященную истории русского родноверия, а также за его лекции на эту тему, записанные на DVD-дисках.

Здесь нужно сделать одно важное разъяснение.

Диспозиция статьи 282 ч.1 УК РФ ясно указывает, что преступлением являются «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации», т. е. указанные действия признаются преступными, если доказано наличие преступного умысла, мотива и цели. Но если нет преступного умысла, мотива или преступной цели, то нет и преступления.

Верховные суды СССР, РСФСР и РФ неоднократно разъясняли, что при производстве дознания, предварительного и судебного следствия необходимо обеспечивать всестороннее, полное и объективное исследование фактических обстоятельств совершенного преступления, выяснять направленность умысла виновного, цель и мотивы содеянного им.

В сочинениях и деятельности писателя-просветителя Трехлебова такая преступная цель отсутствует. Более того, на обложке книги «Кощуны Финиста» с предельной ясностью сказано: «Цель этой книги – провести читателя по стезе ведения через тьму истории… А также через лабиринты философии по путеводной нити кощунословия… к сияющей из глубины веков духовной сокровищнице наших предков, кладезю Ведического мировоззрения, источнику живой воды – Славяно-Арийскому образу жизни, дающему нам возможность вновь возродить Россию… в ещё более прекрасном облике».

Почему же Трехлебова привлекают к суду? Тут основная роль оказалась отведена главному эксперту «Эспертно-криминалистического центра отдела специальных экспертиз» ГУВД Краснодарского края, подполковнику милиции (да-да! а по совместительству кандидату филологических наук) Федяеву С. М.

Этот «филолог в погонах» (сразу вспоминаются недоброй памяти «искусствоведы в штатском» из советских анекдотов), наткнувшись в приложении к книге Трехлебова на пресловутый «Катехизис еврея в СССР», многократно издававшийся в разных видах с 1950-х годов, не разобрался, что к чему, и приписал цитаты из этого хрестоматийного источника… самому Трехлебову. А потом – на этом самом основании! – обвинил Трехлебова в экстремизме. Такой позорный, вопиющий прокол, непростительный даже для студента филфака, лучше всего говорит о квалификации этого «карманного» эксперта Краснодарской прокуратуры. Милицейская некомпетентность оказалась тут перемножена на некомпетентность филологическую. Независимое внепроцессуальное консультативное заключение настоящего, не милицейского специалиста – кандидата философских наук, историка В. А. Рыбникова, откликнувшегося на запрос адвоката, полностью опровергает «заказные» выводы Федяева С. М.

Наконец – и это самое главное! – книга Трехлебова по своему жанру является научной. Обосновывая свой подход, автор книги «Кощуны Финиста» делает многочисленные сноски на первоисточники и приводит цитаты из трудов других авторов. В приложении к исследуемой книге приводится «Именной указатель» на семнадцати страницах и «Список книг», насчитывающий более трёхсот трудов по культурно-историческим и духовно-нравственным темам.

Со всем ли в его книге можно согласиться? Возможно, нет. Но прокуратура и суды – не место для научных дискуссий, ими надо заниматься на круглых столах, в интеллектуальных клубах, на кафедрах вузов и в специальных СМИ. Научная истина – в принципе вне компетенции прокуроров. Представьте, если за каждую научную мысль, не прошедшую проверки практикой или ущемляющую чьи-то своекорыстные интересы, да пусть даже и неверную по сути, ученых будут таскать по судам!

Мне нестерпимо стыдно, что наша Россия дожила до дней, когда такое дикое предположение уже не кажется неисполнимым…

 

Не только сторонников русского родноверия (вроде Трехлебова или жреца Доброслава, чьи книги уже запрещены) сегодня таскают по судам и записывают в экстремисты. Продолжается также борьба марийского жреца Виталия Танакова против признания экстремистской его книги «Жрец говорит».

 

Не говорю уж от том, что добрую половину «черного списка» запрещенной литературы составляют различные мусульманские тексты, относительно которых у меня сегодня в контексте всего вышесказанного появились огромные сомнения: а содержат ли они какой-то экстремизм в действительности? Или это все также плод воображения неких небескорыстных и безграмотных экспертов и прокуроров? О том, какую возмутительную халтуру чаще всего представляют собой так называемые экспертизы, заказываемые прокуратурами и принимаемые судами, уже подробно писал ИАЦ «Сова» на своем сайте. Не стану повторяться. Однако еще раз подчеркну: с абсурдом наших экспертиз карательные органы намерены бороться еще более абсурдным способом, создав целый штат погононосных филологов а-ля подполковник Федяев.

 
 
ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА (ФАНТАСТИКА)
 
 
Запрещены книги:
 

Петухов Юрий Дмитриевич. Четвертая мировая. Вторжение. Хроника оккупации Восточного полушария. — М.: Метагалактика, 2004, 416 с.

Он же. Геноцид. Общество. Истребление. Русский Холокост. — М.: Метагалактика, 2004, 384 с. (Вариант названия: «Геноцид. Общество Истребления» (Дневники Писателя 1999–2003 гг.»). Признаны экстремистскими Перовским районным судом Москвы 5 февраля 2007 г.

Надо признать: в России создан прецедент, когда прокурорами и судом установлено «наличие признаков экстремистских материалов» в литературно-художественных произведениях. Данные книги являются сборниками литературно-художественных произведений: фантастических притч, фантасмагорий, футурологических эссе, памфлетов, литературных дневников писателя. Самого писателя Юрия Петухова доберманы – охотники на ведьм затравили до смерти, он умер в этом году от инфаркта, пережив признание своих книг экстремистскими. А ведь все это была фантастическая литература, плод авторского воображения и не более того. Простите, но даже при советской власти тех же Стругацких не судили за их антисоветскую фантастику! До чего же мы докатились?! Позор!

К чести многих ведущих российских писателей, они не остались равнодушными к судьбе собрата, отправив и опубликовав письмо-обращение президенту Путину в защиту преследуемого коллеги. А также и еще одно письмо-обращение: Председателю Общественной палаты Велихову Е. П., Генеральному прокурору РФ Чайке Ю. Я., Председателю Верховного Суда РФ Лебедеву В. М. (см. Приложение № 1 и 2). К сожалению, письма остались без ответа. А затравленный судами Петухов умер от разрыва сердца, находясь еще в расцвете творческих сил.

Справедливости ради должен отметить, что представители творческой интеллигенции не только национально-патриотического, но и либерально-демократического лагеря, осознав, видимо, угрозу превращения России в тоталитарное полицейское государство, тоже отправили 4 марта 2009 года письмо-обращение в Генпрокуратуру. «Мы требуем прекращения преследования инакомыслия и политического сыска под предлогом борьбы с экстремизмом», – говорится в этом обращении к Юрию Чайке. Кроме Бориса Стругацкого его подписали также писатели Нина Катерли и Владимир Кавторин, а также несколько десятков активистов правозащитных организаций и демократических политических партий. Но ответа общественность не дождалась.

Однако, вот вопрос: КОГО ЗАЩИЩАЮТ ПРОКУРАТУРЫ И СУДЫ?

Это станет понятно из следующих примеров:
 

«РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 июля 2004г. г. Махачкала

Федеральный суд Ленинского района г. Махачкалы Республики Дагестан в составе:
Председательствующего Ахмедханова М. А.

При секретаре – Джамалдинове Р. Д.
С участием прокурора Исмаилова Ч. М.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании представление прокурора Ленинского района г. Махачкалы об установлении признаков экстремистской деятельности,

УСТАНОВИЛ:

Прокурор Ленинского района г. Махачкалы обратился в суд с представлением, где просит решить вопрос о наличии в статье Бойкова А. М. «Размышления после неудачи» признаков экстремизма.

В судебном заседании представитель прокуратуры просил суд установить наличие в вышеуказанной статье признаков экстремизма…

Выслушав прокурора, Бойкова А. М., проверив открытое письмо сопредседателю НДПР А. Н. Севастьянову от имени Бойкова А. М., акт психосемантической экспертизы, суд приходит к следующему. Согласно ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» экстремизм – это деятельность, направленная на возбуждение национальной розни, унижение национального достоинства. В статье (письме) «Размышления после неудачи» указано: «Как можно ратовать за демократию, ведь вся их элита в нашей стране состоит из отбросов общества. Нами правят воры и коррупционеры, лгуны и лицемеры, наконец, просто преступники…».

 

А в Новороссийске прошел судебный процесс над Сергеем Путинцевым, главным редактором газеты «За Русь!». Через свою газету Путинцев, в прошлом майор КГБ, ведёт борьбу с наркодельцами, сделавшими Новороссийский порт транзитным для наркотиков. В течении 2005–2006 гг. он бескомпромиссно высвечивал проблему распространения наркотиков цыганами на центральном рынке Новороссийска. Путинцев проводил пикеты, собирал мнения простых русских людей о происходящем в городе и публиковал слова русских людей в своей газете. Сергею удалось добиться реальных результатов, и власти города уже не могут закрывать глаза на эту проблему. Тогда наркодельцы, тотально коррумпируя власть, организовали репрессии против Путинцева. Ему в вину вменили высказывания горожан, которые он размещал в своей газете! Цитаты легли в доказательную базу по делу, нарушая все действующие законы: прокуратура обвинила редактора в возбуждении вражды к нациям цыган и армян, а также вражды по отношению к социальной группе «милиционеры Новороссийска» (!). Путинцев и авторы публикаций в его газете критиковали милицию Новороссийска за бездеятельность по отношению к этнической преступности, приводя конкретные факты и фамилии, это так. Но разве критика определенных должностных лиц является разжиганием вражды по отношению ко всей социальной группе? Просто дурной анекдот какой-то… Тем не менее пенсионеру присудили штраф в сто тысяч рублей, неподъемную для него сумму.

 

Эти примеры ясно показывают: под экстремизм будет подогнано не только любое инакомыслие, но и любая критика режима и его представителей!

 

Сегодня, как мы поняли уже, МВД получило право самому определять, как, кто, что и почему является экстремистским в России. Нетрудно догадаться, в какой правовой беспредел, в какую вакханалию произвола, в какой триумф полной полицейской безнаказанности все это выльется… Одно дело, когда власть указывает полиции на объект преследования, но совсем другое дело, когда полиция сама назначает этот объект: это не что иное, как перехват власти. Вот так образуются полицейские государства.

 

Вся наша российская общественность, вся интеллигенция, не растерявшая еще честь и совесть, да и попросту не утратившая элементарный инстинкт самосохранения, должна сегодня встать как один человек против репрессивного направления российской внутренней политики, против удушения свободы мысли и слова, против попытки карательных органов осуществить ползучий госпереворот и, при помощи развязанного в отношении инакомыслящих террора, получить бесконтрольную власть в нашей стране.

Иначе нам всем придется в самом скором времени жить в «безвоздушном пространстве», как в худшие времена большевистского террора, а о правовом государстве и гражданском обществе – забыть, как о сладком сне.

 
 
 


 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования