sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
25 сентября 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Прочие статьи arrow Подводя итоги

Подводя итоги

Версия для печати Отправить на e-mail

Уважаемые друзья, соратники, коллеги!

Так получается, что сегодня мы подводим политические итоги не только 2007-му году, но и всему постсоветскому периоду, а также русскому движению, вышедшему из катакомб с начала перестройки.
Потому что 2007 год до конца оформил все тенденции, которые зрели в политическом поле России, проявил все скрытые резервы (либо их нехватку или отсутствие), расставил все точки, открыл все карты, позволил все назвать своим именем.

Какой режим победил нас

Режим победил. Это совершенно очевидно.

Неочевидным до последнего момента было другое: какова суть победившего режима. Сам Путин искусно мимикрировал все годы своего правления, создавая свой театр политических теней, питая разнообразными иллюзиями не только общество в целом, но даже матерых, прожженых политиканов типа Никиты Михалкова и Александра Проханова. И некоторые властные элиты поддались на этот ловкий обман. Насколько они переварили и приняли его за основу уже даже самообмана, лучше всего говорит «вопль угнетаемой невинности», вырвавшийся из-под пера главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова и опубликованный «Коммерсантом». Этот вопль, мгновенно отрефлексированный всей журналистской братией, поведал нам расхожую мифологему, в которую и все мы вот-вот готовы были поверить, а многие и уверовали, как во истину. А именно, что славное чекистское братство спасло Россию, удержав ее на краю пропасти, а ныне ведет к процветанию, помешать чему могут только разборки внутри самого клана силовиков (читай: питерских чекистов).

Исходя из этой мифологемы даже я, грешный, чьи прогнозы в политике обычно сбываются, вообразил, что преемником должен стать не кто иной как Сергей Иванов, фаворит того же клана.

И тут случился главный облом нового века: преемником оказался Дмитрий Медведев, прозванный злыми языками «гадкий путенок». Момент истины настал.

Все оказалось гораздо хуже, чем мы все думали, и даже хуже, чем я сам думал. Да, политика это командная игра. Да, в России это игра по-крупному, которую ведут разные команды – весьма могущественные кланы. Да, Путин, несомненно, человек клана, все делающий с его ведома и для его блага…

Но только не того клана, который мы себе воображали!

Мы-то числили его по клану питерских чекистов, силовиков вообще. А он-то оказался плоть от плоти совсем иного клана, финансово-космополитического, связанного с именами Волошина, Абрамовича, Чубайса, Альфа-группы, Кудрина, Суркова и т. д. Со всеми вытекающими из этого обстоятельствами.

Ошибается тот, кто думает, что «мягкий, демократичный Медведев есть компромиссная кандидатура, выражающая консенсус между кланами». Отнюдь не консенсус выражает эта фигура, а полную безоговорочную капитуляцию клана силовиков перед кланом финансистов. Разгром. Злато вчистую победило булат. Созерцая с болью в сердце Сергея Иванова, который по ТВ расхваливал и поздравлял Медведева, я ощутил это просто физически.

В осведомленных журналистских кругах поговаривают, будто все дело в том, что невыдержанный, грубовато-прямолинейный Игорь Сечин превысил-де свои полномочия, раньше времени показал клыки, напугал Путина, подставился сам и подставил весь клан. (Первой ласточкой чего была отставка генпрокурора Владимира Устинова, а финальным аккордом – назначение Медведева.) Я так не думаю. Полагаю, Путину не в новость была игра в двойного агента, в которую он усердно и искусно играл, пока не пришло время из нее выйти. А тут уж, хочешь не хочешь, маску пришлось снимать.

Маска снята, весь мир теперь знает, «ху из мистер Путин», кому он служит и чего нам ждать от утвердившегося режима.

Меня лично немного утешает только одно. В январе 2007 года я опубликовал в «Националке» свой стишок:

Проснется утром Вовочка,
А выборы – того…
Слегка болит головочка,
Но в общем – ничего.

От должности непрошенной
Устал за восемь лет.
 Кремле – Сурков с Волошиным,
А власти нет как нет.

Похоже, опять угадал.

Чего нам ждать от государства Эрефии

Что теперь с нами будет? Личность преемника отвечает на этот вопрос.

В чем слабость Медведева? В его слабости. Что лично он контролирует? Ничего: ни денежные потоки, ни силовые структуры, ничего!

В чем сила Медведева? В силе, которая стоит за ним и контролирует все. В том числе и стратегию развития Российской Федерации (Эрефии). Зная, что это за сила, легко прогнозировать будущее.

Вот несколько наиболее вероятных векторов нашего ближайшего развития.

Во-первых, следует ожидать, что Россия превратится теперь в самую большую, после США, колонию Израиля и в политического сателлита американо-израильского консорциума. Со всеми вытекающими в рамках текущих цивилизационных войн последствиями.

Во-вторых, Россию будут усиленно переделывать в социал-демократическую среднеевропейскую страну типа Франции или Голландии, чтобы окончательно добить, ослабить русское население, растворить его в приезжих инородцах, в том числе цветных. Я частый гость в Европе и знаю не понаслышке: Европа, настоящая исконная белая Европа, которая одна, собственно, и достойна этого имени, – мертва или агонизирует. И нас будут так же медленно, целенаправленно и планомерно убивать, насаждая мультикультурное, мультирасовое сознание, уничтожая в зародыше всякий русский национализм – как экстремальный, так и дипломатический и даже академический. Нас будут подвергать этнической мутации не слишком спеша, шаг за шагом. Как говорят французские повара, надо варить лягушек на медленном огне, чтобы не повыпрыгивали. Сегодня те же французы, вываренные за двести лет «свободы, равенства и братства», уже не имеют сил, чтобы развернуть вспять процесс расфранцуживания Франции. Нам готовят ту же участь под лозунгами патриотизма, дружбы народов и толерантности, только в более короткие сроки.

В-третьих, как верно предполагают наши наиболее чуткие историки, в России (как всегда, в форсированном и экспериментальном порядке) будет устанавливаться новый тип государства, к которому неотвратимо продвигается и развитый Запад. Только там приметы социального государства, добытые вековой борьбой профсоюзов в условиях мирового противоборства двух систем, будут дольше сопротивляться искоренению, чем в России, закосневшей в шоке обвальных «реформ» и, по выражению Зюганова, «исчерпавшей лимит на революции», неспособной не только на национальное восстание и народную гражданскую войну, но даже и на настоящее профсоюзное движение или партизанщину. Это новое грядущее государство называют сегодня по-разному: «государством с клановой экономикой», «имитационной демократией», «корпорацией-государством» (не путать с корпоративным государством» итальянских фашистов), «неолиберальным государством» и пр. Суть его в том, чтобы в максимально атомизированном обществе, где разрушены все социальные и национальные связи, объединяющие людей, полностью реставрировать власть централизованного капитала и капитализировать в конечном итоге самую власть. Антидемократическое и коррумпированное до мозга костей, это государство озабочено только одним: оптимизацией извлечения доходов, в том числе из человеческого ресурса. На служение этой цели поставлены суд и прокуратура, армия и милиция, СМИ (особенно телевидение) и парламент. Это государство по-своему тоталитарно и нетерпимо к инакомыслию. По форме напоминая Рим эпохи упадка с ее выборными императорами, оно сулит отсутствие всяких гарантий уверенного существования, экономической деятельности и даже самой жизни не только простым гражданам, но и тем элитным группировкам, которые почему-либо не относятся к властвующему клану. Как нам хорошо известно и памятно по сочинениям Светония и Тацита, основным содержанием общественной жизни в таком государстве становится борьба кланов за власть, чреватая регулярной гражданской войной в самых разных формах (от верхушечно-проскрипционной до тотальной). Вот только народу эти гражданские войны уже не сулят никаких благ и льгот.

О ближней перспективе

В обрисованной выше ситуации повод для оптимизма может дать только ее собственная внутренняя логика, то есть вышеуказанная неизбежная борьба кланов за власть. Только в моменты ее обострения у национальной русской оппозиции могут возникнуть шансы на политический маневр.

Я не думаю, что все кланы в России вот так просто проглотят назначение Медведева, смирятся с ним, несмотря на явные имиджевые потери страны на международном уровне, не говоря уж о грубом нарушении баланса сил в верхних эшелонах власти.

Разве все наши высокопоставленные силовики подобны Путину? Разве все так же повязаны с финансово-космополитическим кланом? Все ли они захотят присягнуть этому клану в лице Медведева или большинство захочет взять реванш? Как поведут себя генералы и полковники? Возмутительный, несправедливый и бесчеловечный приговор по делу офицеров Худякова и Аракчеева должен сильно изменить настроение в армии и МВД, их стремление служить режиму.

Как показывает историческая практика, финансово-космополитический клан часто выигрывает отдельные битвы, но не войны. Удержит ли он господствующую высоту хотя бы на четыре ближайшие года в условиях, когда «национальный лидер», скорее всего, расстанется с реальной властью? Или беспардонно «кинутые» этим национальным лидером силовики захотят изменить баланс сил и нарушат иллюзорный мир? Я почему-то уверен во втором.

В писаниях и речениях ряда журналистов оппозиционной направленности можно найти мысль, высказываемую с подкупающей простотой: евреи-де будут нами теперь править, а чеченцы усмирять, ежели что. И впрямь может показаться, что нам лишь приснились и война с олигархами-юдократами, и призывы мочить чеченских террористов в сортирах. Как будто и не было ничего этого, а вся внутренняя политика периодически выворачивается наизнанку и перелицовывается!

Но я думаю, что ни война с олигархами, ни война с чеченцами не прошли без следа для тех, по крайней мере, кто воевал. А высшие слои этих контингентов по-прежнему входят в понятие «клан силовиков», от этого никуда не деться. И если Путину, в силу разбуженных им надежд и иллюзий, удавалось эти слои нагибать против их воли в нужную ему сторону, то вряд ли такая попытка сойдет с рук его прелестному преемнику. Октавиан Август, с которым недаром сравнивают Путина, правил долго и относительно спокойно; наследовавший ему Тиберий был вынужден опираться на террор; а уж за ним пошла такая чехарда, в которой преторианская гвардия (ФСБ той эпохи) играла главную роль…

Если силовики пойдут войной на финансистов-космополитов, мы их по мере сил поддержим. «Топчи ихний рай, Аттила!»

Итак, за виртуальным новогодним столом в мысленном кругу друзей-единомышленников я поднимаю свой первый тост: «За 2008 год – год жестоких кремлевских разборок и переворотов!»



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования