sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня четверг
30 марта 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Прочие статьи arrow Тема: 17 новых вопросов русскому националисту

Тема: 17 новых вопросов русскому националисту

Версия для печати Отправить на e-mail

Назвавший себя (по неизвестным мне основаниям) русским националистом Павел Данилин обратился через Интернет к Константину Крылову с вопросами о русском национализме (http://liberty.ru/Themes/17-novyh-voprosov-russkomu-nacionalistu). Вопросы эти ясно показывают, что если Данилин и националист, то явно начинающий, не знающий истории русского национализма последних десятилетий, не варившийся в этой среде, не знакомый с дискуссионными циклами, прокрученными этой средой, и с тем дискурсом, который в итоге выварился из них как сухой остаток.
Поэтому ему кажется, что в этом дискурсе существуют «темы, фактически табуированные для русских националистов. Больные места. Точки, куда могут бить и бьют, а также те вопросы, отвечать на которые неудобно».
Это заблуждение. Таких тем давно нет, все ответы давно найдены и стесняться их не приходится. Другое дело, что в русском национализме есть разные течения, и ответы могут у них не совпадать. Путь истины к массовому признанию небыстр и негладок. Сложные школьные задачки не решает сразу весь класс, а сперва кто-то один («отличник»), потом еще двое трое («хорошисты»), потом уж остальные, а кто-то и вовсе не решит. Так и в обществоведении.
Константин Крылов, бесспорно, – один из отличников в националистической среде. Тем интересней показалась мне задача сравнить наше с ним видение ситуации, сравнить «втемную», для чего мне надо дать свои ответы, не заглядывая предварительно к нему в тетрадь. Я это делаю не для Павла Данилина (да ведь он и не обращался ко мне), а потому что считаю важным для движения выяснить, в чем наши ответы с Крыловым совпадут, а в чем не совпадут между собой. Результатом будет одно из двух: либо русская националистическая доктрина значительно укрепится, приобретет монолитность; либо в ней откроются важные водоразделы, достойные новых дискуссий. И то и другое здорово.

1. Что общего между русским национализмом, нацизмом и расизмом, в том числе и с фанатами Гитлера?

Ответ: В этом вопросе – два вопроса. Один касается биологического, а второй социального аспекта обществознания. Разделим вопрос правильно по оппозициям: 1) национализм – расизм; 2) национализм – нацизм (сюда же и проблема Гитлера входит).
Итак, первое. Место человека в политике определяется уровнем того конфликта, в котором он принимает, или хочет, или вынужден принять участие. Русские – неотъемлемая часть (и далеко не последняя) первичной изначальной белой расы, в которую входят многие народы кроманьонского извода, прямые потомки кавкасионов, кельтов, германцев, славян, финнов и др. Гибридизация между этими потомками не меняет расовой сущности потомства, служа лишь реверсии исходного кроманьонского типа. И каждый, кто сознает себя таким потомком, представителем белой расы, имеет право принять участие в той мировой беспощадной расовой войне на истребление, которая ведется сегодня на наших глазах. Человек, сознательно участвующий в мировом конфликте рас на стороне своей расы, безусловно является расистом.
Однако, отношения различных этносов внутри одной расы зачастую тоже носят конфликтный характер (за примером далеко ходить не будем, русским всю свою историю приходилось отбиваться от «братьев по расе», в том числе даже и от славян). И сегодня легко фиксируется жестокая война, которую разные народы мира ведут против русских в открытой, горячей, или скрытой, холодной форме. Человек, сознательно участвующий в этнических конфликтах на стороне своего этноса, безусловно является националистом.
Можно ли быть одновременно расистом и националистом? Да, разумеется. По большому счету, каждый расист должен быть националистом и наоборот. Судьба всей белой расы небезразлична и русскому как ее представителю. Судьба своего русского народа – тоже, разумеется. Дальнейшее – нюансы и пропорции. Кому-то ближе расовый аспект, кому-то национальный (мне, например, поскольку я скептически смотрю на будущее белой расы, не верю в ее способность к сопротивлению и не хочу, чтобы европейский мертвец, как бы он ни был симпатичен и даже любим, увлек нас в свою могилу). Для кого-то из нас главное – конфликт рас, для кого-то – конфликт наций, этносов.
Расист, подняв стяг «White power», имеет в виду защитить свой народ, конечно же, но… через защиту белой расы в целом. Националист, провозглашая «Россия – для русских!», теоретически сочувствует при этом белой борьбе и даже охотно в ней участвует по мере сил и возможностей, но, во-первых, не бросит свой национальный фронт ради расового, не станет класть свой народ на жертвенный алтарь расы; во-вторых, зорко отслеживает враждебные выпады «братьев по расе» и адекватно отвечает, чтоб впредь неповадно было; а в-третьих, полагает: если нам, русским, суждено полностью подменить собой всю вырождающуюся белую расу в целом, то так тому и быть. Подробнее об этом см. в моей книге «Этнос и нация» (М., Книжный мир, 2008).
Теперь второе. Гитлер был выдающимся националистом всех народов и времен, мечтавшим о счастье своего немецкого народа и положившим всю свою жизнь до конца и без остатка на эту цель. У него были на этом пути грандиозные достижения, свершения, и колоссальные промахи, окончившиеся чудовищным крахом (ныне в Германии очень тяжело переживают нацистское прошлое не потому уже, что оно морально обременительно, а именно потому, что оно обернулось неудачей, поражением). Сегодня мы можем и должны спокойно и объективно рассмотреть опыт Гитлера, как положительный, так и отрицательный, извлечь из этого опыта уроки. Понятно, что определенные его успехи, особенно в области внутренней политики и экономики, вызывают у всех здравомыслящих людей восторг и восхищение, а у националистов еще и желание подражать и надежду на то, что им удастся повторить это чудо. К этому нельзя не отнестить с пониманием. Но мой долг как человека старшего поколения – охлаждать горячую кровь молодежи, указывая не только на достижения, но в первую очередь на ошибки Гитлера, которых необходимо избежать во что бы то ни стало, чтобы не повторить его плачевный конец. Хотя не скрою: любое национальное государство, русское в том числе, многое должно будет взять из положительного опыта фюрера. Подробнее см. в моих статьях: «Уроки Гитлера», «Не Вторая мировая, а Великая Отечественная», «Национализм против социализма».

2. Почему в среде русских националистов своими считают, в том числе и тех, кто активно и агрессивно выступает против Русской православной церкви?

Ответ: Тому есть несколько причин.
Во-первых, националист не ставит знак равенства и даже тождества между словами «русский» и «православный». Не все русские православны, не все православные русские. Религии приходят и уходят, а этнос остается, ибо кровь изначальнее и онтологически выше религии. Этнос, нация – это все вместе, богатые и бедные, умные и глупые, коммунисты и антикоммунисты, христиане и язычники, связанные племенным единством. Поэтому в русском националистическом движении есть и атеисты (и немало, особенно среди левых и мужчин среднего и старшего возраста), и христиане, и даже этнически русские мусульмане, но наиболее активны русские язычники (родноверы, ведисты и т. д.). У последних к христианам, пытавшимся их истребить вчистую, свести под корень, есть свои счеты, увы, справедливые и немалые. Но настоящий националист не отвергает, не отталкивает ни тех, ни других, ни третьих, он не имеет права этого делать. Он помнит: этнос объединяют не идеи и верования, а только общая кровь, общность происхождения. И он будет защищать русского не потому, что тот исповедует ту или иную веру или идею, а лишь потому, что он русский. Ибо у русского коммуниста сын может податься в священники, а сын священника – стать языческим волхвом, потомок волхва – удариться в марксизм и т. п.
Сохраним этнос, племя – сохранятся и все его верования, и все идейное богатство. Начнем междоусобную войну из-за вер или идей – нас быстренько закопают. Поэтому, как ни прискорбны религиозные трения в русском движении, как ни следует их избегать, они не могут быть поводом для отлучения от него.
Во-вторых, пример крайней религиозной нетерпимости исходит, как правило, как раз-таки от христиан, воинствуют по большей части именно они, остальным приходится отбиваться. Именно христианам свойственно заявлять: кто не православный, тот не русский (правды в этом ни на грош, как ни посмотреть). Именно христиане занимают в русском движении частенько фракционную, чтобы не сказать сектантскую, позицию, глядя на всех прочих как на неполноценную категорию. Чем вызывают вполне понятную ответную реакцию. Ну, а там уж потом иди разбирайся, кто кого больше обидел.
В-третьих, по политической активности ведисты (родноверы, язычники), по моим наблюдениям, превосходят христиан, которым приходится испрашивать благословенья на каждый шаг и т. д. Понятно, что претензии христиан на верховенство в движении вызывает у них неприятие. И что тут возразишь?
В-четвертых, не стану здесь излагать вероисповедные и политические тупики православия, каковые имеют место быть и каковые достаточно очевидны всем, кроме самих православных. Почему же мы должны подвергать остракизму тех немногих, кто, выполняя роль мальчика в сказке о голом короле, прямо называет вещи своими именами? Не лучше ли РПЦ задуматься о своих недостатках (слава Богу, мы не католики, у нас непогрешимых никогда не было) и постараться их исправить, а православным националистам помочь ей в том, вместо того, чтобы пенять на зеркало?
В-пятых, среди упомянутых недостатков – неизменная лояльность (чтобы не сказать собачья преданность) тому антинародному и антирусскому режиму, который установился в России с 1991 года. И другие, как говорят в народе, «косяки» высшей иерархии РПЦ. Всем памятно, например, как в 1991 году патриарх, выступая перед собранием раввинов Нью-Йорка с лекцией «Ваши пророки – наши пророки», обратился к ним «Шолом вам, братья мои!», за что РПЦЗ немедленно предъявило фундаментальные церковные основания для его анафемствования, выпустив оную речь с детальными комментариями. Памятно и то, как, сам будучи этническим немцем, патриарх в ходе визита в Берлин принес непрошенное покаяние перед всем немецким народом за поведение советских, русских солдат на территории Германии в ходе нашего контрнаступления в 1945 году. Памятно, как патриарх, приглашенный для освящения первой нефтяной скважины на новом месторождении, покорно ждал, пока на той площадке откамлает местный шаман. А памятнее всего то, как в октябре 1993 года, прикрывшись «дипломатической болезнью», он не закрыл своей пастырской эгидой преступно расстреливаемый парламент России, вскоре после чего пришел в Кремль лобызаться с покрытым русской кровью Ельциным и просить у него для церкви нефтяные квоты (по такой-то заслуге!)… Да и много еще чего можно вспомнить в том же роде. Но ведь, как говорят в народе, не тот друг, кто медом мажет, а тот друг, кто правду скажет. И если кто-то говорит подобную правду (а ведь это правда, правда!) о РПЦ и ее иерархах, то почему же националисты русские должны от таких людей отстраняться? Это как-то даже и не по-русски. Не в традициях правдолюбия русского.
В-шестых, среди православных христиан, именующих себя «русскими националистами», особую активность и непримиримость проявляет группка евреев-выкрестов, привычно норовящая оседлать русское движение, пользуясь православием, как отмычкой и одновременно хлыстом. Лицезрение в рядах реальных русских националистов таких персон, как Кирилл Фролов, Владимир Махнач, Аркадий Малер, Виктор Милитарев и им подобных, претендующих если не на руководство, то на наставничество, вызывает у нормальных русских людей органический рвотный рефлекс, лишает русское движение в таком исполнении правды и привлекательности, порождает позыв к, возможно даже, несправедливой, заушательской критике РПЦ. Но разве действительно русские православные христиане, терпящие в своих рядах подобный элемент, смеют после этого возражать критиканам? Да им бы лучше глаз вовсе не поднимать, пока не очистились от подобных попутчиков! И поскольку все это видно и понятно всем, кроме, как можно предположить, Данилина, то и возникает ситуация, вызывающая у него недоумение.
Думаю, что перечислил не все, но и того достанет.

3. Как намерены русские националисты взаимодействовать со сторонниками генерала Власова?

Ответ: Не скажу за всех националистов, среди которых есть и упомянутые сторонники. Но я и мои единомышленники (по моим представлениям нас абсолютное большинство) считаем Власова подлым и бездарным предателем, вполне заслужившим позорную веревку на свою собачью шею. Но ведь всем свою голову не приставишь, не всем дано правильно видеть суть вещей. Как я уже писал выше, верования и идеи лишь разделяют людей. За серость, за глупость, за необразованность, за недомыслие казнить или отлучать от движения никого нельзя, этак, начав, потом не остановишься, всех отлучить придется через одного. Поэтому, не поступаясь ни на йоту своей оценкой Власова и РОА, которым выпала «великая честь» защищать немцев от русских, мы готовы сотрудничать с русскими сторонниками Власова по многим вопросам до той поры, пока они не вздумают повторить его глупый и бесчестный трюк. Или не потребуют канонизации генерала и его присных.

4. Почему русские националисты полагают возможным выступать рядом с нацистами и национал-социалистами?

Ответ: На этот вопрос уже отвечено выше. Нацисты (они же национал-социалисты, если П. Данилин не знает) хотят для русских добра, но неверно его понимают. Значит, мы вдвойне обязаны с ними работать. Разъяснять их неправоту, пропагандировать нашу правоту, направлять, но отнюдь не отстраняться. Хотя и не позволять себя с ними отождествлять, так как это плохо кончится для всего движения. Ведь все враги нашего движения мечтали бы поставить на нас клеймо «нацистов», мы не должны играть им на руку.

5. Являются ли русские националисты антисемитами?

Ответ: Правильнее было бы сказать: юдофобами (то есть, испытывающими страх в отношении евреев). Да, на мой взгляд, мы обязаны быть юдофобами. Это будет единственным правильным интегральным выводом из всей истории русско-еврейских отношений. Подробнее см. в моей книге «Чего от нас хотят евреи» (шесть различных изданий), а также в моем предисловии к книге «Россия и евреи» (М., Азъ, 2007), а также в книге И. Р. Шафаревича «Трехтысячелетняя загадка», двухтомнике А. И. Солженицына «Двести лет вместе» и др.

6. Почему русскими националистами называют, в том числе и сепаратистов, сторонников Новгородских республик и подобных им носителей сепаратистской идеологии?

Ответ: Спросите об этом тех, кто этих придурков так называет. На чужой роток не накинешь платок. К счастью, их незначительное меньшинство.

7. Почему русские националисты в штыки встречают любые инициативы системных партий, направленные на поддержку националистического дискурса, в частности, речь идет о русском клубе Единой России и последних инициативах КПРФ?

Ответ: Вот две цитаты, полностью объясняющие суть проблемы. Одна – из Евангелия: «Не давайте святыни псам и не мечите бисера вашего перед свиньями, дабы они не растоптали его и, обратившись, не растерзали вас». Другая – из Марка Аврелия: «Разве может негодяй делать что-либо, кроме негодного?».
Идеи русского национализма слишком дороги нам, русским националистам, чтобы спокойно наблюдать их профанацию в холодных руках политических дельцов, никакого отношения к русскому движению не имеющих, закоренелых космополитов (Единая Россия) и интернационалистов (КПРФ).

8. Почему русские националисты постоянно ссорятся, и не могут создать единого националистического движения?

Ответ: Это нормальное положение для любой сетевой организации при отсутствии Генерального Заказчика, обладающего средствами и авторитетом, способного всех построить, всем раздать задание и все проплатить. Ждем-с.

9. Как именно русские националисты намерены решать вопрос исторического примирения поколений, учитывая наличие как красного, так и белого дискурсов в националистическом движении и непримиримые разногласия между ними?

Ответ: Сущность национализма именно в том, что он объединяет нацию, этнос поверх классовых, социальных барьеров. Как это было в 1613 или в 1812 гг. Сегодня эта задача носит вполне актуальный характер, она обращена не в прошлое, а в настоящее. Поскольку основные смертельные угрозы и вызовы современности направлены не против отдельных классов, а против русского народа в целом как такового. Внедрить русский национализм в сознание различных русских элит, вот наш путь, вот задание номер один на ближайшую перспективу. А историческое примирение де-факто давно уже состоялось. Кто сегодня использует идеалы и образы Гражданской войны в пропаганде? Пожалуй, я таких не знаю. Разве что анпилов какой-нибудь затруханный.

10. Что именно русские националисты думают о собственности в России, в том числе, об итогах приватизации, и намерены ли они в случае прихода к власти предпринимать какие-либо действия в отношении пересмотра итогов приватизации?

Ответ: Совершенно непреложно: земля, ее недра, все природные ресурсы, естественные монополии, стратегические производства не могут находиться в частной собственности, только в государственной. Все остальное – наоборот. Без пересмотра итогов приватизации мы не сдвинем по-настоящему ни одну серьезную проблему с места.

11. Каким образом русские националисты собираются заниматься сбережением нации?

Ответ: На этот вопрос невозможно добросовестно ответить в данном формате. Он подробно освещен в моих книгах «Итоги ХХ века для России» и «Русская идея, век XXI», к которым я любопытствующих и отсылаю.

12. Какая политика, по мнению русских националистов должна проводиться в отношении стран СНГ?

Ответ: Справедливая, прагматичная и дифференцированная. На основе двусторонних соглашений. Желательно незамедлительное полноценное объединение с Белоруссией, хорошо бы под рукой Лукашенко. По правде говоря, и этот вопрос – неформатный, я как замдиректора по науке (в прошлом) Института стран СНГ хорошо это понимаю. Здесь нельзя подробно разъяснить, как относиться к той или иной стране ближнего зарубежья. Но я, по крайней мере, сошлюсь на составленные мной сборники «Обман века. Документы и материалы к проблеме ратификации “Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве» между Россией и Украиной”» (М., 1999) и «На пути к воссоединению России и Белоруссии» (М., 1999); а также на имеющую на днях выйти из печати книгу (в соавторстве с А. Б. Горяниным) «Русскому об Азербайджане и азербайджанцах». Это три самые ключевые для нас страны.

13. Как русский националист относится к понятию империя, ее культурной и цивилизаторской функции?

Ответ: Как к славному прошлому, обусловленному определенной этнодемографической ситуацией, этнодемографическим балансом между русским и нерусскими народами Евразии. Этот период прошел вместе с данным балансом и не вернется иначе как вместе с ним же. Можно сожалеть о нём, но нельзя и не нужно пытаться его вернуть насильно. Наша цель ныне – переход от РФ к Русскому национальному государству.

14. Может ли российское государство оставаться в тех же географических границах, если встанет на путь национализма, в какую сторону должно проходить изменение границ, если должно и каким образом?

Ответ: Граница должна быть приведена в соответствие с естественной границей компактного расселения русского этноса (единый народ – единое государство), ради чего изменена двояко.
Во-первых, должны быть мирным дипломатическим путем присоединены земли исторического расселения русских, предмет и продукт их многовекового подвига, воинского и трудового. Они должны быть рано или поздно воссоединены с «материковой» Россией, с Родиной. Идёт ли речь о бывших землях Области Войска Донского, отрезанных от нас немецким штыком по несправедливому «похабному» Брестскому миру; или о Таврической губернии, которую даже тогда, в 1918 году, когда беспомощная Россия лежала в полном развале, не посмели у неё отобрать; или о Харьковщине и Слобожанщине, куда от гнёта польских панов сбегались украинские крестьяне под защиту русского царя; или о южноуральских землях Гурьевского, Яицкого (Уральского), Семиреченского казачества, где и сейчас русские составляют от 70 до 90% населения; или о русском городе-крепости Нарве, или об основанном ещё Ярославом Мудрым городе Юрьеве (он же Дерпт, он же Тарту), или у отвоёванной именно русским и никаким иным штыком у турок Новороссии и Приднестровье… Подробный пятиступенчатый план воссоединения разделенной русской нации изложен в моей книге «Итоги ХХ века для России».
Во-вторых, по моему убеждению, из состава России должны быть исключены земли, этнополитическая угроза, исходящая из которых, намного превышает геополитическую выгоду от их нахождения в этом составе: Чечня, Ингушетия, Тува. Но этот вопрос должен быть вынесен на реферндум: пусть решает весь народ.

15. Какие народы являются агрессивными и враждебными по отношению к русскому народу?

Ответ: Вопрос провокационный, влекущий для респондента ответственность по ст. 282 УК РФ. Отвечать не стану. Не маленький, сами должны знать такие вещи.

16. Что именно хотят построить в России русские националисты в случае прихода к власти?

Ответ: Русское национальное государство. Подробности в моей статье «Русское национальное государство: «рай для своих» или «лавка смешных ужасов»? (ж-л «Политический класс» № 4 за 2008) и в моей книге «Россия для русских!» (М., Книжный мир, 2007).

17. Как именно русские националисты намерены строить отношения с гражданами России другой национальности, в случае прихода к власти?

Ответ: Справедливо, прагматично и дифференцированно. Как аукнется, так и откликнется.

Александр Севастьянов

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования