sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня четверг
27 апреля 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Прочие статьи arrow Всенародно любимый диктатор

Всенародно любимый диктатор

Версия для печати Отправить на e-mail

Г. Ф. Матвеев. Пилсудский. – М., Молодая гвардия, 2008. (Жизнь замечательных людей).

Юзеф Клеменс Пилсудский (1867-1935) – исторический герой, каких посылает небо своим возлюбленным народам в роковой час, когда решается их судьба. Преданные одной идее, горящие любовью к своему племени, живущие ради его блага, они пользуются, не упуская, всеми обстоятельствами, тому благу способствующими (среди которых едва ли не величайшие – их личные качества). И достигают торжества своих стремлений.

Так, Пилсудскому суждено было поставить точку в истории 150-летней несвободы Польши, ее несуществования как независимого государства. Поставив эту цель своей жизни в юном возрасте, он преследовал ее неутомимо и страстно, добился ее вопреки всему и потом еще пятнадцать лет наслаждался плодами своих рук. Позавидуешь!

Однако по ходу чтения мне бросилось в глаза крайне важное обстоятельство: Пилсудский, мягко говоря, не идеализировал свой возлюбленный народ, преданное служение которому составляло всю суть его жизни, без остатка. Вот несколько характерных высказываний будущего диктатора свободной Польши.

Когда в феврале 1915 года Пилсудского спросили, что будет с Польшей после войны, он озлобленно бросил: «А что, собственно говоря, должно случиться с Польшей, с этим народом, который никогда не способен ни на какое действие, который является позором Европы и тридцатимиллионным пятном на человечестве?!»

Шла величайшая из всех прежде бывших войн, в которой решалась (и была-таки решена) судьба поляков, участие в чем самого Пилсудского было определяющим. Однако его несгибаемая воля, его возвышенный порыв непрестанно наталкивались на препятствие, казавшееся непреодолимым: собственный польский народ. В конце того же 1915 года, в ноябре, он написал соратнику письмо, в котором поведал, что «он послан Польше в наказание за какие-то страшные провинности в прошлых реинкарнациях. Что он, по своей природе любитель риска и вояка, должен пройти весь крестный путь по земле с народом, который как черт ладана боится риска, дует на холодное и немедленно пасует перед любой борьбой. И ничего с этим поделать нельзя – нужно до конца отбыть эту миссию или срок наказания. Когда народ не хотел войны, он рискнул начать войну от имени своего народа – и в наказание сразу же попал в тюрьму. Имел задатки стать вождем, но любимый народ сразу подрезал ему крылышки и сказал: “Стой, братишка, иди, как и твой милый народец, в презренные наемники. А, тебе все еще мало! Весь народ ждет практического шага – шага большой капитуляции! Чудесного шага без риска, шага запродажи себя в обмен на спокойствие и безответственность”. Но он, Пилсудский, не сдастся, не продастся и рискнет сделать еще один безумный шаг. И надеется выиграть».

Пилсудский откровенно презирал дорогих сердцу поляков, не надеялся на их поддержку. Он видел их явное предпочтение русских, а не немцев в качестве хозяев, а всему и всем – покоя. Однако он сумел втянуть всех в свою авантюру, поставил всю Польшу «на уши», вновь рискнул жизнью и свободой – и победил. И стал народным героем, обожаемым и высокочтимым диктатором, символом и идолом поляков на все времена.

Невольно хочется сравнить этот случай с аншлюсом Германии и Австрии в 1938 году. Прошедший накануне плебисцит показал, что австрийцы в большинстве не хотят объединения с Германией, а предпочитают оставаться независимой и демократической страной. Однако, перейдя границу, немецкие танки двинулись к Вене, осыпанные горами цветов, заправляясь бензином в автозаправках по дороге – в венках и лентах, в атмосфере всенародного безумного торжества и праздника! Генерала-танкиста Гудериана толпа несла на руках до самой гостиницы (ободрав на сувениры все пуговицы с генеральской шинели), а Гитлер выступал в Линце при несметном стечении ликующего народа, заливаясь слезами счастья. Это говорит о том, что народ никогда сам не знает, чего он хочет: стремясь к свободе и единству, при этом страшно боится риска и не желает никакого беспокойства. И нужна мощная воля и твердая рука, чтобы подарить народу счастье вопреки его сомнениям и страхам.

Так делается история.

Народное признание и любовь не ослепили, однако, Пилсудского. Незадолго до смерти он взялся надиктовывать историку Артуру Сливиньскому мемуары. Оценки польского народа, коим он руководил почти двадцать лет, были настолько «ужасными», что Сливиньский впоследствии отказался их публиковать.

Сочетание искренней любви к своему народу, жертвенного ему служения – с искреннейшим же презрением к нему не кажется нам странным в свете истории. Юзеф Пилсудский, своим подвигом и неустанным служением обеспечивший Польше независимость и международное признание, умер в 1935 году и не увидел, как всего четыре года спустя худшие из данных им характеристик оправдают себя, приведя свободную Польшу к гибели.

А. С.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования