sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
26 июля 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Русские и Национал-Социализм arrow Германофилия – болезнь русского национализма

Германофилия – болезнь русского национализма

Версия для печати Отправить на e-mail

Германофилия – это особая любовь к Германии и немцам, преклонение перед всем немецким. В области политической идеологии выражается отстаиванием идеи союза с Германией и ориентацией на Германию как идеал. Часто германофилия доходит до степени болезни. И самое смешное и нелепое, что этой болезнью болеют до сих пор многие идеологи русского национализма.

Всех наших германофилов можно разделить на две группы: германофилы-геополитики и германофилы-расисты. Первые более умеренны, они исходят из того, что Германия и Россия являются, в соответствии с первым основным законом геополитики, континентальными, теллурократическими государствами, и на этом основании должны дружить против морских англосаксонских держав. Ведущими идеологами этого направления являются А. Дугин и Е. Морозов, а из публичных политиков подобные идеи активно озвучивает В. Жириновский. В своей книге «Основы геополитики» Дугин даже предлагает вернуть немцам Калининградскую область «чтобы отказаться от последнего территориального символа страшной братоубийственной войны» взамен того, что немцы позволят проводить нам широкую экспансионистскую политику в отношении стран Прибалтики, Молдавии и Украины (1). Для него также характерны чрезмерное увлечение экзотическими концепциями немецких консервативных революционеров периода Веймарской республики.

Германофилы-расисты страдают патологической формой этой же болезни. Они основываются на том, что немцы и русские принадлежат к одной арийской расе и поэтому-де должны объединиться против сионизма и экспансии южных народов, прежде всего мусульманских. Эти германофилы являются рьяными поклонниками Третьего Рейха и персонально А. Гитлера, зачитываются книгой Гитлера «Майн Кампф», жалеют о не реализовавшейся возможности союза между Третьим Рейхом и Советским Союзом. Это направление представляют неоязычник В. Безверхий («Союз Венедов»), С. Жариков (журнал «Атака»), монархист В. Осипов («Христианское Возрождение») и другие. Чрезмерно германофильскими были издававшиеся ранее газеты «Русское воскресенье» и «Народное дело». Ярым германофилом-гитлеропоклонником был ранее и лидер РНЕ А. Баркашев. Его восхваления Германии и Третьего Рейха доходили до мазохизма по отношению к собственной стране, к тому поколению русских людей, которое воевало в Великую Отечественную войну (2). Потом Баркашев протрезвел и даже осудил представителей мелких неонацистских и неоязыческих групп, которые пропагандируют идеи «единства белой расы», обвинив их в интернационализме (3).

КРИТИКУ германофилов лучше всего начинать с показа исторических фактов, свидетельствующих о полной оторванности их концепций от реальной действительности. Прежде всего, стоит отметить, что в русском народе никогда не было никаких особых симпатий к немцам (как впрочем, и у немцев к «русише швайн»). Немцев и называли немцами («немыми») не только потому, что они не понимали русского языка и не говорили по-русски, но и потому, что русские так отмечали их чужеродность и враждебность России. Это отношение к немцам хорошо выражено в народной поговорке; «Что русскому здорово, то немцу смерть». И прославленный герой Земли Русской князь Александр Невский почитался и почитается прежде всего за две его победы – над шведами (тоже «арийцами») в 1240 году и над ливонскими (немецкими) рыцарями в 1242 году. Германофилия в дореволюционной России появилась только после западнических реформ Петра Первого и наплыва прибалтийских немцев в государственный аппарат. Темы засилья немцев в России касались М. Ломоносов, Ф. Достоевский. Типичный образчик российского бюрократа немецкой национальности изображен им в романе «Бесы» и виде незадачливого и жалкого губернатора фон Лембке. А в записных тетрадях к роману писатель помечает: "Их (т. е. немцев) коалиция в России, один другого подсаживает. Заговор 150-летний. По особым обстоятельствам они всегда были наверху. Все бездарности служили в высших чинах… " (5)

Особенно негативно немецкое влияние сказалось в 18 веке на развитии исторической науки, которая всегда являлась мощным идеологическим оружием. Только представить себе, сколько вреда нанесла русскому национальному самосознанию пресловутая «норманнская теория», создателями которой были немецкие ученые Миллер и Байер и против которой столь яростно выступал русский ученый и патриот Ломоносов!

Любовь к немцам и всему немецкому в дореволюционной России была свойственна только части высших сановников и помещиков, которые часто и сами были немцами (или стремились походить на немцев), но народу была чужда. Вспомним, что говорил на этот счет главный герой комедии Грибоедова «Горе от ума»:

Воскреснем ли когда от чужевластья мод?

Чтоб умный, бодрый наш народ

Хотя по языку нас не считал за немцев.

Германофилия в России восемнадцатого-девятнадцатого веков представляла собой консервативный вариант западничества, в то время как либеральные интеллигенты-западники поклонялись Франции. Н. Я. Данилевский тоже писал о «предрассудке немцелюбия и легитимизма», который мешал сближению России с Францией (6). Но в конце девятнадцатого – начале двадцатого века у Германии и России возникли самые серьезные противоречия на Балканах, из-за контроля над Проливами и над Турцией вообще, о чем любой желающий может прочитать в серьезной исторической литературе. Кроме того, агрессивные правящие круги Германской империи хотели отторгнуть от России и колонизировать Прибалтику, Белоруссию и Украину. Именно поэтому многие русские патриоты, такие, как царь Александр III, были противниками ориентации на Германию, и именно поэтому Германия и Россия воевали между собой в первую мировую войну, а вовсе не из-за мифических происков атлантистов.

ЧТО КАСАЕТСЯ общей принадлежности русских и немцев к индоевропейским (арийским) народам, о которой любят говорить расисты и неоязычники (типа бывшего преподавателя марксизма-ленинизма Безверхого), то биологическое родство народов в истории не имеет никакого значения. Часто народы, имеющие общее происхождение, жестоко враждуют (лучший пример – сербы и хорваты, даже говорящие на одном, сербскохорватском языке), в то время как народы, далекие друг от друга и даже принадлежащие к разным расам, успешно сотрудничают (пример – немцы и японцы во второй мировой войне). Вспомним также: во время восстания Пугачева 1773–1775 годов русские крестьяне и казаки вместе с представителями таких «неарийских» народов, как башкиры, калмыки, татары и пр., гнали и истребляли «лютеров», то есть немцев-лютеран, и боролись за свержение власти немки Екатерины Второй, которая тысячами отдавала русских людей в крепостное рабство своим любовникам.



 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования