sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня воскресенье
21 октября 2018 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Год 2012-й

Год 2012-й

Версия для печати Отправить на e-mail

Политический Новый 2012-й Год для нас, представляющих авангард Русского движения, начался со встречи этого праздника по старому стилю, 13 января, в кафе «Бриошь». Здесь, по инициативе Александра Белова, на Старый («Русский») Новый Год собрались почти все лидеры русских организаций и ветераны Движения, несмотря на то, что отношения между некоторыми были уже осложнены и по Движению побежали заметные трещины. «Снежная революция», запорошившая многим глаза, тому немало способствовала. С Храмовым, к примеру, мы вовсе не здоровались, а с «буревестником» Соловьем – сквозь зубы. То была последняя встреча такого рода. Пройдет совсем немного времени, и многие из тех, кто сидел тогда за новогодним столом, вместе весело пил и пел, танцевал, произносил тосты, – окажутся резко разделены идейно-политическим противостоянием и партийной конкуренцией. (Ведь именно в этом году всех охватила лихорадка партстроительства.) А некоторых ожидали и вовсе невеселые дела…

Следующей была наша встреча 28 января в Союзе писателей, о которой рассказано выше, с участием Гарри Каспарова, на которой большинство решило поддержать протестный митинг оппозиции 4 февраля.

Этот февральский день оказался судьбоносным. Оппозиция не добилась ничего своим выходом на суровый мороз. Именно с этого дня как с высшей точки развития «снежная революция» покатилась вниз. В том числе и потому, что, как отметил я в своей летописи: «В тот же день на Поклонной проводился митинг за Путина: Кургинян, Шевченко, Леонтьев, Дугин, Проханов. Противно. Я, конечно, не ходил. Две шайки неруси все делят Русь».

Но этим содержание 4 февраля для нас не исчерпалось. Поскольку произошло еще одно знаковое событие: в московской мэрии недавно назначенный вице-премьер Дмитрий Рогозин по старой памяти собрал на совещание русских националистов, чтобы, как говорится, «сверить часы» и определиться на будущее. Я был среди приглашенных. О том, как это было, вполне адекватно рассказал в своем блоге некто rob_fergusson (по некоторым данным, это А. Михайлов):

«Национальный вопрос. Русский ответ.

Круглый стол с участием вице-премьера Дмитрия Рогозина и представителей русских общественно-политических организаций

Москва, 4 февраля 2012 г.

Состав приглашенных был широким, присутствовали представители русских организаций, лидеры, публицисты и эксперты. Встреча проходила без прессы, целью являлось начало диалога о перспективах русского движения в свете последних политических тенденций. Общение получилось интересным и достаточно конструктивным, участники договорились о его продолжении.

Выступавших можно разделить на три части: первые говорили о глобальных проблемах русского движения, исторических миссиях, спорили об имперстве/демократии, гео- и этнополитике и других высоких материях. Такая вполне традиционная для национал-патриотов полемика развернулась, в частности, между сторонником “русского мессианства” А. Прохановым и этноцентристом А. Севастьяновым, главным тезисом которого было: “государство – форма, а нация – содержание”.

Вторая часть выступающих, пытаясь не дать собранию покатиться в заведомый тупик по старым национал-патриотическим рельсам, перешла к обсуждению текущего политического момента. Вносились также и конкретные предложения. М. Ремизов поставил вопрос о “русском лобби”, т. е. о консолидации, выстраивании и наращивании ресурсов, работающих на “национальную повестку”. Формулировка была поддержана аудиторией и в дальнейшем не раз цитировалась. В. Соловей предложил оформить краткую резолюцию собрания – тезисы, под которыми, по его мнению, смогут подписаться все русские организации.

Третья часть – выступления приехавших с оппозиционного шествия (В. Тор, А. Белов, И. Миронов и другие). Все они на удивление единодушно и горячо выразили поддержку Рогозину: “Дмитрий Олегович, мы с вами!”, не отрекаясь при этом от своей оппозиционности. Тор, к примеру, произносил словосочетание «Дмитрий Олегович» чаще, чем все выступавшие до него вместе взятые. Хорошо конечно, что политические маневры не приводят к дополнительным расколам и конфликтам среди русских националистов, но все-таки налицо “взаимоисключающие параграфы”. Наиболее удачно их совместил в своем выступлении Александр Белов-Поткин, используя неформальный стиль с долей юмора. Остальные оппозиционеры были более пафосны и менее убедительны.

Подытожил все выступления Дмитрий Рогозин. Он говорил не с позиции госчиновника, но как человек, имеющий, с одной стороны, многолетний опыт участия в русском протестном движении, с другой – опыт работы “во власти” и реальное понимание властных механизмов. Замечу, что только реальный политический опыт и практические знания придают словам вес. Да, при желании, освоив несложные риторические приемы, каждый может обосновать на словах в принципе всё что угодно. Но ценность такой словесной эквилибристики близка к нулю.

Тезисы Д. О. Рогозина:

–чтобы власть считалась с нами, надо что-то из себя представлять; в том виде, в котором сейчас существует русское движение, разговор не состоится;

–наивно считать власти РФ “слепыми котятами”, они хорошо информированы и адекватно видят ситуацию;

–русские националисты не нашли пока общего языка с русским народом;

–наш “ядерный электорат” – это военные и сотрудники ВПК, но эти люди сейчас не воспринимают лидеров националистов как “своих”;

–вакуум, возникающий во власти, будет заполняться теми, кто на это настроен; если русским националистам больше нравится кричать на оппозиционных митингах, значит, во власть придет кто-то другой;

–принципиальные решения не принимаются толпой на улице, это иллюзия;

–никогда нельзя идти на заключение союзов и коалиций с откровенными врагами;

–мне не нужна “поддержка”, нужны действия, реальные проекты»212.

Как показало время, Рогозин в общем и целом был совершенно прав. Он и сам сделал верный выбор, заслужив благодарность русского народа, и другим его подсказал.

Добавить к этому можно следующее.

Встреча с Рогозиным была предварена его большой статьей-обращением «Русский ответ Путину», опубликованным в «Известиях» 31 января, где он, в частности, писал:

«Сегодня на наших глазах политические проходимцы, бывшие у власти в бандитские 90-е и снова требующие “продолжения банкета”, пытаются оседлать уличные демонстрации. Их цель – спровоцировать граждан на очередной “либеральный реванш”.

Общество действительно стонет от жадности и хамства российской бюрократии, которую давно пора примерно выпороть за издевательства над народом и Законом. Но те, кто пытается раскачать политическую лодку, целятся не в бюрократию. Они целятся в Путина. Знаете почему? Потому что Путин сегодня – это символ независимой от “вашингтонского обкома” политики, единственный оставшийся в Европе лидер, которого не смял каток американского гегемонизма.

…И вот на этом тревожном фоне Председатель Правительства России – первым из отечественных государственных деятелей – объявил русский народ и русскую культуру “стержнем, скрепляющей тканью уникальной полиэтнической российской цивилизации”. По его словам, развитие этой цивилизации возможно только при сохранении русской культурной доминанты. Повторюсь: он открыто назвал русский народ государствообразующим.

…Слова премьера вызвали шквал откликов. Либеральная публика завела свою “старую песню о главном” – обвинила главу правительства в великорусском шовинизме. А русские этнонационалисты, напротив, возмутились, что Путин якобы не сказал о конкретных национальных проблемах и интересах русского народа, ограничившись лишь упоминанием его роли как стержневого этноса России.

…Путин вывел русский вопрос из подполья. Отныне говорить о русских правах и проблемах не будет считаться чем-то крамольным и неприличным. Да и сам факт появления статьи Путина является подтверждением факта оформившегося сотрудничества власти с рядом патриотических организаций, прежде всего “Родиной – Конгрессом русских общин”. Теперь Путин может рассчитывать на то, что в своих действиях по национальному вопросу он имеет широкую политическую и организационную поддержку актива авторитетного и старейшего в современной России национально-патриотического движения. А его статья – доказательство нашей правоты в том, что русское патриотическое движение должно смело интегрироваться во власть и учиться управлению таким сложным организмом, как российское государство.

…Болотный пар порождает новых кумиров. Да вот только их “национальная идея” сводится к восторгу гламурной медиатусовки, к мечте пожить в “европейском русском национальном государстве”, как я понимаю, в пределах Садового кольца.

Любопытно другое: вся эта всплывшая со дна Москвы-реки дрянь не на шутку перепугала наших трусливых чиновников, на всякий случай на ушко доложивших президиуму “восставшего народа” о своей готовности к коллаборационизму. И все бы у них вышло как всегда, да вот незадача – мы им шанса на новые потрясения не дадим. Русской кровушки, господа, больше не попьете!

…Может ли честный русский патриот идти на митинг, если от его участия вырастет политический вес и наполеоновское самомнение всех этих “свободных журналистов”, бандер-блогеров и жуликов от политики? Могут ли русские националисты не быть одновременно патриотами? Могут ли русские патриоты быть заодно с теми, кто ненавидит и презирает нашу Родину и русский народ? Разве можно противопоставлять русскую национальную идею идее защиты Отечества? Положительные ответы на эти вопросы в нашей недавней истории давали только власовцы, но им нет и не будет прощения и оправдания.

Нашему обществу пора проснуться и начать дружить с головой. Оно может и должно влиять на власть, но не бездумным хождением на демонстрации в поддержку сомнительных личностей и откровенных прохиндеев, а сознательным участием в гражданской самоорганизации, в создании новых политических организаций и их подготовке к новым выборам».

Таков был контекст встречи, протекавшей в мэрии вечером 4 февраля после всех митингов. Что нимало не смущало наших фрондеров-протестантов, явившихся на нее еще разгоряченными именно после участия в митинге «бандер-блогеров и жуликов от политики» (Белов, Тор и др.). Они без всякого стеснения раскладывали свои яйца по разным корзинам, полагая в этом суть реальной политики…

В те дни Рогозин явно не собирался ограничивать свою будущность креслом вице-премьера, видно было, что его политические амбиции 2007–2008 гг. еще не остыли, да и ставка на былых соратников по «Родине.КРО» еще казалась не исчерпанной. Потенциал Русского движения, недвусмысленно проявленный на Русском марше 2011 года, взывал к признанию и уважению, и Рогозин это понимал лучше, чем кто-либо в Кремле.

Однако не все из пресловутых соратников пришли засвидетельствовать Рогозину (а с ним, подразумевалось, и Кремлю) свою лояльность: не было Константина Крылова, умудрившегося резко повздорить с шефом еще во времена издания газеты «Русский марш», не пришли также Дмитрий Демушкин и, что было ново, многолетний верный помощник Дмитрия Олеговича – председатель незарегистрированной партии «Великая Россия» Андрей Савельев.

Впрочем, иного мы не ждали. Еще 14 декабря 2011 года Савельев так откомментировал в публичном заявлении новое назначение Дмитрия Рогозина и дальнейшую судьбу «Родины.КРО»:

«С Дмитрием Рогозиным меня связывает многолетняя дружба, с некоторыми его ближайшими соратниками – многолетняя совместная работа. Я не могу забыть и не забуду всего того, что было… Но я не могу и не стану ни в какой форме сотрудничать с Путиным, и не признаю нынешнюю Р-КРО в качестве продолжателя прежней «Родины» и прежнего Конгресса русских общин. Следование за Путиным – политической фигурой, ставшей одиозной, превращение Р-КРО в сателлита «Единой России» – партии жуликов и воров, разрывает преемственность, которую я считал незыблемой. Р-КРО больше не может представлять интересов русских, поскольку теперь представляет интересы разорителей России и участвует в избирательной кампании человека, который нанес России и русским чудовищный ущерб…

В связи с вхождением лидера Р-КРО в избирательный штаб Путина, я заявляю о сложении с себя статуса члена Национального Совета Р-КРО, о прекращении своего членства в этой организации, а также о прекращении каких-либо отношений партии «Великая Россия», которую я возглавляю, с Р-КРО…

Никто так не защищал Дмитрия Рогозина от нападок, как это делал я. Но теперь у меня больше нет аргументов в его защиту. И я не могу и дальше смиряться с тем, то известный политик с блестящими способностями встал на гибельный путь и зовет на этот путь меня. Я этим путем не пойду, и не намерен оказывать Путину даже косвенной поддержки».

«Никаких изменений мы не ожидаем, поэтому с большим сожалением я могу сказать, что все попытки Дмитрия Рогозина не увенчаются успехом. К сожалению, он получает лишь пятна на своей репутации, пытаясь быть не государственным деятелем, а политиком, который находится при власти и действует в интересах власти, которая большинству народа уже давно опротивела», – констатировал Савельев в интервью «Новому региону».

Что же касается Дмитрия Демушкина, он в интернете отреагировал на призыв Рогозина, опубликованный «Известиями», так:

«Ответ Демушкина Дмитрию Рогозину

Мы не уверены, что, делая обращение к националистам, вы действительно хотели к нам обратиться. Скорее, ваше заявление было адресовано В. Путину и его аппарату, дабы подчеркнуть вашу личную лояльность и оправдать оказанное вам доверие в виде должности вице-премьера.

Но, тем не менее, мы решили вам ответить.

Вынуждены поставить несколько вопросов, которые нас, уж извините, волнуют. В отличие от вас, русские националисты, с которыми вы брезговали выходить на акции, подвергались жёсткому прессингу все эти годы. Хотя мы никогда впрямую и не выступали против власти и В. Путина, а лишь требовали соблюдения прав коренного населения, придания русским очевидного статуса государствообразующего народа и наведения порядка в миграционной сфере.

Тем не менее, либо по глупости, либо по злому умыслу, кто-то нашептал власти, что русский политический национализм следует задушить. В короткое время были запрещены все крупнейшие организации русских националистов: Славянский союз, ДПНИ, РОНС, а в отношении лидеров сфальсифицированы уголовные дела. Так в отношении меня сегодня возбуждено аж целых три уголовных дела, с которыми отказываются работать честные юристы с формулировкой «не видим юридических претензий в материалах следствия».

Но ладно – я. Возбуждены и тысячи уголовных дел в отношении рядовых активистов и простых граждан по всей необъятной матушке России за их мысли и убеждения. Их естественное недовольство миграционной политикой и беспределом социально не адаптированных приезжих выдаётся за разжигание межнациональной розни и попытки развалить Россию.

Ну ладно, что мы всё про нас, у нас ещё есть несколько моментов.

1. Нас, русских националистов, очень волнует геноцид и вымирание русского народа. Да, представьте себе, русские вымирают при власти Владимира Путина, и наша численность неуклонно сокращается каждый год, а наше место потихоньку занимают китайцы на Дальнем востоке, азербайджанцы в Москве, и можно половину дня перечислять, ещё кто.

2. Нас очень волнует алкогольное спаивание русского и других коренных народов России. Вы или Владимир Путин не знаете, что наши деревни давно превратились в пункты потребления денатуратов и прочих спиртосодержащих жидкостей? <…>

3. Наркоторговля. Даже не знаю с чего начать, наверное, с того, что сегодня, в любом спальном районе спускаясь по лестничной клетке, вы идёте по раскиданным шприцам. В моём доме я знаю точку торговли наркотиками, которой лет больше, чем большинству наркоманов живущих на районе и вы думаете, о ней не знает милиция? <…>

4. Морально-нравственное разложение и деградация нации. Мы слышали, что Владимир Путин не читает интернет, но телевизор он хотя бы смотрит? В России ни один федеральный канал нельзя без опаски смотреть вместе с семьёй. Такого количества пошлости, насилия, разврата, высмеивания традиционных ценностей и представить было сложно… Почему мой народ отправляет своё будущее в лице молодого поколения в пропасть насилия, разврата и пошлости, ради наживы и рейтингов 30-ти медиа-магнатов с двойным гражданством?

5. Миграция! Мы постоянно слышим от Ромодановского, что России необходимы мигранты. Вы уверены, что они необходимы именно России, а не коррумпированным чиновникам? У нас своих более 7-ми миллионов безработных, только официально! <…>

И ВОТ У МЕНЯ ВОЗНИКАЕТ, КАК У РУССКОГО НАЦИОНАЛИСТА, ВОПРОС: ЧТО ИМЕННО, ДМИТРИЙ ОЛЕГОВИЧ, ВЫ ПРЕДЛАГАЕТЕ ПОДДЕРЖАТЬ? Подскажите сколько ещё лет нужно В. Путину и его команде, чтобы стало видно, что эти проблемы решаются и кого-то это стало волновать не в виде деклараций и обещаний?

Да, критиковать легко, согласен. Да, управлять такой большой страной сложно. Да, Путину страна досталась в очень непростое время. Да, у нас нет голода, и ходят автобусы по расписанию. Но этого мало, особенно при учете, что вы забрали у людей свободу, а ничего не дали взамен.

Почему власть за все эти годы даже не пыталась выслушать свой народ? Почему она общается со своими людьми только посредством ОМОНа, обещаний или денег для сбора массовки на митинги в поддержку себя? <…>

Я постоянно на политсоветах отстаиваю позицию, что с либералами идти никуда нельзя, но я слышу и разумные аргументы от соратников, которые говорят, что даже 6 лет власти Путина нам не пережить на свободе. И шанса на глобальные изменения более не будет. Я не боюсь ни тюрем, ни расправы, как и многие, с кем я имею честь общаться, но я боюсь, что мой величайший народ и моя великая страна погибнет, даже не сражаясь».

Нельзя не признать, что у Демушкина – крепкая позиция, за ним есть правда. И их заочный спор с Рогозиным – не из тех, что решаются на словах, а из тех, что разрешаются только историей. Которую, однако, творим все мы в меру своего разумения.

Я не думаю, что сегодня уже пришло время подвести под этим спором черту и однозначно решить, кто был в нем прав. Слишком сложна наша эпоха, слишком неясно наше будущее, весы, мне кажется, еще колеблются. Слишком много у русского националиста, действительно, есть расхождений в национальном вопросе с Путиным, как в теории, так и на практике.

Но в одном Рогозин, мне думается, был прав абсолютно: русским националистам следовало, хотя бы из тактических соображений, пусть скрепя сердце и скрипя зубами, интегрироваться во власть – вместо того, чтобы бесплодно угробить весь потенциал Русского движения в противостоянии Путину, не имевшем никаких перспектив. Плоды этого ложного выбора мы все сегодня пожинаем. Между тем верно определивший свое место Рогозин делает для России и русских больше, чем мы все могли бы. Хотя легко можно себе вообразить, как ему там, наверху, трудно и одиноко, какое бешеное сопротивление вызывает его позиция и сколько могущественнейших врагов он нажил себе среди самых влиятельных людей.

Конечно, и у него не всегда дело идет так уж гладко, как хотелось бы, особенно если иметь в виду политическую проекцию его государственной деятельности. Я вспоминаю свою встречу с ним в вице-премьерском кабинете 2 апреля того же 2012 года, куда я пришел, чтобы предложить свою поддержку. «Армия и флот должны стать русскими, говорил мне Рогозин тогда. – Готовьте команду журналистов, после инаугурации Путина возникнут новые возможности».

Я выполнил это пожелание, но попытки связаться затем с вице-премьером, чрезмерно занятым своими новыми обязанностями, стали срываться одна за одной. А летом я узнал, что во главе Общественного совета при Дмитрии Олеговиче встал Михаил Ремизов, креатура Павловского и Белковского. И я понял твердо: дела не будет. Еще пара несозвонов и невстреч с Д.О. (я не настолько наивен, чтобы считать их случайными) – и я закрыл для себя этот вопрос.

У меня, однако, есть твердое правило не смешивать личное с общественным213. Соображения карьеры никогда меня не волновали. Поэтому мой переход из непримиримой оппозиции в конструктивную – вполне осознанный выбор.

Дело в том, что ряд новых обстоятельств показал мне воочию, что и в высших эшелонах власти не все так безнадежно. Что далеко не все в окружении Путина растленны и продажны, и что разумное слово русского националиста и там может быть услышано и понято (подробности и имена я обозначать не стану, но за свои слова ручаюсь). Отодвигая от власти и собственности в России системных либералов, путинская когорта вновь, пусть и вынужденно, вызвала к жизни и сделала востребованным патриотизм214. В самых разных стратах общества, включая элитные. А патриотизм, гласит теория, есть первая, низшая фаза национализма. Эволюция патриота к националисту – неизбежный процесс.

Значит, наш долг – пахать эту ниву, сеять в нее семена русской национальной мысли, растить новые поколения нашей будущей элиты в правильном сознании. Так я понял призыв нового времени.

И время меня услышало тоже. После того, как была опубликована моя статья «Игра после мата», где я подвел черту под бурными событиями минувших осени-зимы, я получил предложение от издательства «Алгоритм» об издании новой книги «Путин в русском поле» (вышла в начале 2013 года). Продолжились мои консультации с Российским институтом стратегических исследований. А в июне я получил неожиданный звонок от Константина Затулина: Путин поручил ему организовать передачу «Русский вопрос» на ТВ, в моем лице требуется эксперт и сценарист. Я, конечно, согласился; с тех пор в эфир вышли десятки подготовленных мною сюжетов. В августе в «Литературной газете» вышла еще одна моя злободневная статья: «Национал-либерализм» (в развернутом виде ее позже опубликует «Наш современник» под названием «Полюбил либерал националиста…»). И т.п.

К лету 2012 года политический расклад в российском обществе выглядел так. На поле – три главных игрока: правящий режим (его по праву олицетворял Путин); системные и несистемные либералы всех сортов и национал-патриоты также всех сортов. Попытка проверить власть и лично Путина на прочность показала, что запас искомой прочности достаточно велик.

Между тем, в обществе мало-помалу выстроился баланс двух основных сил: либералов-западников, желающих продолжения и даже радикализации реформ, начатых Горбачевым и Ельциным (попросту – полной и окончательной сдачи России Западу), – и национал-патриотов, мечтающих о контрреформах, об антилиберальной контрреволюции, об особом пути России и ее отдельном месте в мире.

Силы эти были в нашем обществе и раньше. А вот баланса между ними не было: была однозначная победа и торжество либералов. До поры до времени, пока либералы не разошлись конкретно с Путиным и его командой и не попытались затеять с ними дележ власти и собственности. И оказались по одну сторону баррикад, в то время как Путин с народом – по другую. С течением времени этот расклад только укрепился, особенно в ходе «русской весны». И это обстоятельство заставило уйти почву из-под ног всякой оппозиции, не только либеральной, но и русско-националистической.

Дозволив создавать политические партии по предельно упрощенной схеме, Кремль поступил мудро, одновременно подбросив яблоко раздора в русский стан – но и открыв предохранительный клапан на котле, где кипело русское возмущение. И начавшееся бурное партстроительство, на которое некогда возлагались большие надежды, стало внушать опасения. Ибо всем известно, что бывает, когда слепые ведут слепых. Да еще и ссорятся при этом между собою…

Между тем, в текучке будней того года я разгляделсамое страшное – заметный рост космополитизма и даже западничества среди русской молодежи, обусловленный тягой к личной свободе, комфорту и материальному благополучию. В этом видны прискорбные признаки быстрого старения и вырождения нации. Как писал когда-то солдат Лев Гумилев с фронта Великой Отечественной, немцы не могут спать на земле и воюют, попив кофе, а русские и татары – могут и на земле, и без кофе, потому и победили. Шутливо – но верно по сути.

Однако проблема глубже. Позволяя проникать в ряды русской молодежи западным идеалам либеральной демократии, мы у самих себя выбиваем почву из-под ног, поскольку никакой национализм не может существовать вне идеи национального своеобразия. Если мы, русские, в принципе такие же, как другие белые европейские народы – поляки, немцы, французы и т. д. – то всякая идея русского национализма априори теряет смысл.

В этом случае мы должны подписаться под общеевропейской (вариант: белой) идеей и принять, и разделить общеевропейскую судьбу. Однако, ввиду того, что я по нескольку раз в году свидетельствую собственными глазами и умом прогрессирующую катастрофу белой Европы, я всей душой против такого развития событий. Примеру Европы следовать нельзя, это смерти подобно. Мы попросту не выживем, если не утвердим свою «неевропейскость» – по всем основным моральным, политическим, эстетическим параметрам, притом любой ценой. Мне это ясно, как дважды два = четыре. Я предпочитаю трудную жизнь легкой смерти – и не хочу для своего народа европейской судьбы, как не хотят все нормальные люди чумы или сифилиса.

Увы, в Русском движении есть противостоящие мне в данном пункте влиятельные силы абсолютно прозападного толка. В частности, 6 октября состоялся учредительный съезд Национально-Демократической партии. Я по-дружески посетил этих похитителей нашего бренда, сказал приветствие. Но на предложение войти хотя бы в наблюдательный совет ответил уклончиво. Мне с ними не по пути, я понял это с самого начала, ведь в понятие «национал-демократии» мы вкладываем принципиально разное содержание. Но и палки в колеса я ставить новой партии не хотел, лишь изредка мягко их критикуя. (Характерно, что большой умница Егор Холмогоров успел все вовремя понять и выскользнул из этой партии еще до съезда. А тут еще грянул неприличнейший скандал с Владимиром Тором, «защитившим» сплагиаченную под руководством Валерия Соловья диссертацию кандидата исторических наук…)

Так или иначе, но в финале 2012 года у меня возникло общее впечатление чего-то вялотекущего и невнятного во внутренней политике, но в целом – сдвига в нашу пользу. Что вполне соответствовало моим прогнозам, сделанным еще в январе.

Русский марш 4 ноября этого года, был, однако, по инерции протестным; разминовение Русского движения с Кремлем и лично Путиным нарастало, с одной стороны, но это не приносило его массовым участникам удовлетворения, а скорее раздражало, с другой стороны. То есть, позиция лидеров – Белова, Демушкина, Крылова, отца и сына Мироновых, недальновидно примкнувшего к ним из политических амбиций Бабурина – все более переставала быть адекватной, все сильнее напоминала махание кулаками после драки. Поезд истории уже явно пошел в другом направлении, а названные люди остались на старой платформе. Русское движение лишалось перспективы, умные люди это понимали, а чуткие – чуяли, но, увы, к лидерам это не относится…

Этот разрыв между Русским движением в его массе – и вождями особенно бросился в глаза во время Русского марша. Шествие было многочисленным, многокрасочным, разнообразным, духоподъемным и поистине праздничным, но… только до тех пор, пока не начался митинг. Когда с трибуны понеслись вместо поздравительных, вдохновляющих и умных, мобилизующих на реальное дело речей – заполошные выкликания а-ля Болото имени Сахарова, мощная толпа очень быстро стала рассасываться. Попытка превратить единственный русский национальный праздник в заурядное протестное мероприятие провалилась. Конечно, определенный процент радикально настроенных людей в Движении сохраняется, и это придает ему определенную упругость, но надо понимать, что центр тяжести уже сместился в сторону легальной политической борьбы и предъявления внятных, обоснованных, а главное – выполнимых требований.

Одним из грубо отрезвляющих уроков явилось отстранение Бабурина с поста ректора Торгово-экономического университета и слияние оного вуза с либеральным РЭУ им. Г. В. Плеханова. Русское движение потеряло неслабую материальную базу, равной которой у нас никогда не было и нет сегодня. Такова была расплата за сомнительное удовольствие видеть Сергея Николаевича на трибуне митинга Русского марша, с которой неслись вопли типа «Путина на нары!» и призывы к русскому народному восстанию… Что привело Бабурина на эту трибуну? Ничего, кроме неумеренного личного честолюбия и самообольщения. Отвергнув путь Рогозина, с которым он всегда пытался соперничать и к которому ревновал, он не нашел достойной альтернативы и все проиграл, в том числе то, что не имел права проигрывать.

Как я понимаю, попытка наращивать протестное содержание Русского движения, вопреки ясно обозначившейся общественной тенденции, была в первую очередь связана с безысходностью положения лично Белова, Демушкина, Крылова, Савельева, Мироновых (и др.), все попытки которых выйти на легальный уровень Большой Политики раз за разом уничтожались не только Кремлем, но и всеми крупными политическими игроками. Взять хоть Белова: несмотря на громкую демонстрацию лояльности по отношению к Жириновскому, Лебедеву или Рогозину, никто из названных высокоранговых политиков так и не предложил ему ничего приемлемого, все отвергли его протянутую руку, оставили на обочине политики как маргинала. Что же оставалось ему делать, кроме как ставить на революцию?

Его положение – показательно. Будь то Миронов, однажды вознесенный до поста министра, а потом выкинутый на улицу; будь то Савельев, вкусивший депутатства, а теперь ставший жалким отщепенцем; будь то Басманов, вынужденный искать убежище на Украине, будучи объявленным в розыск215; будь то Крылов, чьи героические, но бесплодные попытки вструмиться в легальное политическое поле через регистрацию партии каждый раз оканчиваются плачевно, а сам он получил судимость по 282-й статье; будь то вечно подсудный Демушкин, которого раз за разом власть использует исключительно как «страшилку», хоть он и говорит весьма дельные вещи, – все они, по сути, оказались загнаны в угол. Отсюда и радикализм, лишь усиливающийся по мере осознания его бесперспективности. Обида, гнев, отчаяние, жажда мести и реванша – вот какими стали мотивы деятельности этих людей. Только негатив…

Но на чистом негативе что можно сделать?!

В дальнейшем эта контрпродуктивная тенденция к наращиванию и обострению противостояния с властью, лично с Путиным, только росла, а с нею – и разминовение с ходом истории, с настроением русского народа в целом. Дело явно шло к упрямому до тупости, маниакальному противостоянию уже только ради противостояния, революция превратилась в самоцель для некоторых, наиболее отчаявшихся деятелей. Результат налицо.

Одновременно резко сократилась бойцовская активность Русского подполья. Это связано, главным образом, с репрессивной деятельностью спецслужб. Но я думаю, их победа временна, поскольку глубинные причины, породившие Русское подполье, никуда пока не исчезли.

Я считаю глубоко трагическим положение, в котором многие далеко не худшие сыновья и дочери русского народа оказались на обочине истории. Главную вину за это я возлагаю на Суркова и либеральное, в т. ч. еврейское, лобби, перекрывших нам все нормальные пути в политике, но не снимаю вины и с самих участников Русского движения, которым обстоятельства личной политической карьеры застили глаза и мешали найти правильное решение.

Впрочем, до судьбоносных событий, окончательно оторвавших русских протестантов от народа, оставался еще год с небольшим. А покамест на фоне отрицательных изменений в Русском движении я усматривал положительные изменения в жизни России в целом, которые давали мне основания для оптимизма. И писал о них так:

«Страна возвращается к некоторым своим вековым константам. Обозначились перемены во внешней и внутренней политике, соответствующие, на мой взгляд, интересам русского народа и России. А главное – соответствующие русским национальным архетипам, выработанным за тысячи лет. Они требуют нашего соучастия и делают нас, русских националистов, исторически востребованными.

Началась, медленно, но верно и, думаю, необратимо, наша расстыковка с Западом и переориентация на Юг и Восток. Это спасительная тенденция, отвечающая велению времени, залог нашего выживания в мире. Но довести ее до ума, не справившись с пятой колонной Запада в нашей стране, невозможно. Кто, кроме убежденных национал-патриотов, может взять на себя эту миссию во всей ее сложности?

Произошло четкое размежевание в правящей элите, при этом системные либералы потерпели поражение и оказались оттеснены от власти. Они объявили открытую и бескомпромиссную войну Путину. После чего появилась надежда, что либералы, этот наш главный враг, погубивший родную страну и загубивший немалую часть русского народа, будут додавлены, что мы вступим на путь антилиберальных контрреформ. Но для этого Путину придется создать из национал-патриотов противовес отлаженной машине пропаганды и организационным возможностям либералов.

Путин к тому же начал “перебор людишек” – войну с наиболее коррумпированной частью собственной элиты. Это путь, на который с неизбежностью вставал в России всякий автократор: Иван Грозный, Петр Первый, Иосиф Сталин. Да и не только в России: яркий пример – Мао Цзэдун. Это значит, что Путину понадобятся свои хунвэйбины, а где их взять как не среди русской молодежи? Всякий другой вариант (например, опора на кавказскую молодежь) будет чреват взрывами и расколами социальной базы.

Антизападничество, антилиберализм, антибоярщина, снижение уровня открытости нашего общества… Знакомо! Есть и другие благие симптомы выхода страны на проверенный временем путь – симптомы реставрации исторической России.

Все это создает предпосылки для выхода на большую политическую арену Русского движения в том или ином виде. Оно востребовано временем, это факт».

Грядущий 2013 год закрепил обе тенденции: 1) к выздоровлению всей России, к выправлению ее исторического пути; 2) к загниванию и саморазрушению Русского движения. А 2014-й довел их до логического завершения.

* * *

Год 2013-й

Каким он был, этот последний год полноценного Русского движения? Давал ли он альтернативу тому варианту развития русской истории, которым все, в конечном итоге, завершилось в 2015 г.?

На мой взгляд – да, давал. Но эта альтернатива не осуществилась, увы.

Что имеется в виду?

Летом 2013 года у меня состоялось знакомство с интересным человеком из города Лермонтова Ставропольского края, Алексеем Валентиновичем Курсишем. Русский бизнесмен, человек независимый и активный, он долгое время пребывал в лагере демократов и состоял в партии ПАРНАС, но в последние годы увлекся русской национальной идеей и познакомился с моими трудами. Став участником весьма важной инициативы – проведения первого Съезда славян Ставрополья, он приехал в Москву для того, в частности, чтобы познакомиться и посоветоваться со мною лично и пригласить принять участие в этом мероприятии.

31 октября – 2 ноября 2013 годя я посетил Ставрополье. Встречался с активистами Русского движения из Железноводска, Лермонтова, Пятигорска, Ессентуков, Иноземцева. Выступил на Первом Съезде славян Ставрополья, опубликовал отчет.

Впечатления были самые отрадные. Я воочию убедился: нива русской политики созрела для жатвы.

Ставрополье для русского народа сегодня – это передовая невидимой этнической войны, войны русских за выживание. Русские в 1959 году составляли здесь 91,3% населения, но в 2010 году их стало лишь 80,11%. Это край, где бок-о-бок с русским народом проживают и многие иные народы, где национальные отношения весьма обострены и продолжают обостряться с каждым годом по мере изменения этнодемографического баланса. Только за 2012 год из Ставропольского края выехало около 9 тысяч человек, преимущественно русских, и приехало около 8 тысяч, преимущественно нерусских, такая статистика. Уезжают даже казаки из хуторов и станиц, а приезжают чеченцы, дагестанцы, скупая земли и занимаясь самозахватом, создавая почву для распространения ваххабизма со всеми вытекающими последствиями.

В условиях быстрого изменения ситуации пробуждение русского самосознания происходит активнее, чем где бы то ни было, побуждаемое инстинктом самосохранения русских. Это естественно. Так уж повелось от века, что этносы растут и крепнут в борьбе с другими этносами, и русские тут не исключение…

В одном положении с русскими в Ставрополье оказываются и другие народы общерусского корня (белорусы, украинцы), не говоря уж о таком авангарде русского народа, как казачество, всегда первым принимавшем на себя агрессивные выпады граничащих с русскими инородцев. Проживают в крае также поляки, болгары, сербы. Сегодня древняя история вновь оживает на просторах Ставрополья, заставляя все славянское население искать единства перед лицом общих вызовов и угроз.

В этом основная причина того, что Съезд, первоначально задуманный как съезд русских, в конечном счете обрел статус съезда славян Ставрополья. Исходя из местной специфики, это можно понять и одобрить. Однако дипломатический ход, вполне уместный в условиях Ставрополья, не скрыл основной заботы и проблемы: положение именно русских в крае и в стране в целом.

Целью Съезда была консолидация русских организаций и движений на территории Ставрополья и выдвижение от имени Съезда единых требований к руководству страны по следующим вопросам: 1. Статус русского народа в Российской Федерации; 2. О равноправии субъектов Российской Федерации; 3. О национальной внутренней политике России; 4. Неделимость Ставропольского края; 5. Миграционная политика в Ставропольском крае и Российской Федерации; 6. Популяризация русской культуры и здорового образа жизни; 7. Другие системные проблемы русского народа в Российской Федерации; 8. Создание постоянно действующего органа по представлению и защите интересов славянских народов в Ставропольском крае.

В подготовке Съезда приняли участие несколько десятков русских, славянских и казачьих организаций края.

Как водится, при подготовке съезда не обошлось без подводных камней, интриг и тайного и явного противодействия. Но результатом всей этой полузакулисной истории оказалось лишь посрамление дезинформаторов, поскольку Съезд прошел практически без сучка, без задоринки.

Съезд состоялся в здании ставропольского Дворца детского творчества, и зал был заполнен до предела. Всего, по отчету организаторов, присутствовало 563 делегата из разных районов края, а также из Краснодарского края, Ростовской, Брянской, Саратовской, Новосибирской, Свердловской, Московской области, Санкт-Петербурга, Адыгеи, Москвы, Чеченской республики и Беларуси. Было много казаков в форме, мужчин и женщин в славянских платьях, журналистов и просто русской молодежи. Всего в зале присутствовало, с гостями, не менее семисот человек.

Прошедший Съезд позволил мне прийти к таким выводам.

1.Русское движение стало важным фактором внутренней политики России, который нельзя не замечать, с которым больше нельзя не считаться. Не случайно, в частности, руководство краяпредоставило возможность провести Съезд в лучшем зале города, а губернатор Владимир Владимиров обещал быть почетным гостем (отсутствовал на Съезде по причине командировки). На наших глазах начал осуществляться единственно возможный для современного Русского движения путь – путь превращения в «мягкую силу» (softpower), влияющую на общество и на власть. Переход от бесплодной и контрпродуктивной конфронтации, от маргинальных форм протестной борьбы, от призывов к национальному восстанию и баррикадам – к формам политическим, дипломатическим и демократическим, куда более действенным и конструктивным. Таково требование времени

2.Русское общество постепенно встает на путь самоорганизации, преодолевая расколы и несогласия. Основные ожидания нашего народа сегодня прочно связаны с проблемой народовластия, возвращения русскому народу роли подлинного хозяина Земли Русской. Не случайно наиболее горячий прием вызвал доклад автора этих строк «Русский народ и власть»216. В своем выступлении я сосредоточился на двух темах: 1) обретение русским народом своей правосубъектности; 2) переход от невнятной, межеумочной и не соответствующей собственной конституции Российской Федерации – к Русскому национальному государству. Оба тезиса вызвали, не побоюсь сказать, восторг в зале, что свидетельствует об их назревшей востребованности.

По итогам Съезда было принято подготовленное мною «Обращение Оргкомитета первого Съезда славян Ставропольского края ко всем русским организациям и активистам Русского движения под девизом “Национальное единство – в жизнь”». Там говорилось:

«Наша главная национальная беда в том, что русские не имеют своего полномочного представительства – а значит, выражения и защиты своих прав и интересов – ни в мире (например, в ООН), ни в России (например, в Ассоциации народов России, президентском Совете по межнациональным отношениям, советах по делам национальностей всех уровней, начиная с Правительства и т. д.). В этой связи даже важнейшие документы по национальной проблеме в нашей стране, например Концепция государственной политики в области миграции или Стратегия государственной национальной политики до 2025 года, принимались без участия представителей русского народа и, соответственно, без учета русских прав и интересов.

Собравшиеся на съезде пришли к выводу о необходимости обретения русскими своей правосубъектности, суверенитета и государственности на всей территории России путем созыва Всемирного съезда русского народа, сформировав делегации от каждого региона России и от русских организаций и диаспор стран ближнего и дальнего зарубежья. «Русские поверх границ!» – девиз такого Съезда.

Наш Съезд славян Ставрополья видится нам как пилотный проект, вслед за которым во всех регионах России должны пройти съезды русских организаций, которые сформируют свои делегации на Всемирный съезд русского народа. Который, в свою очередь, изберет коллегиальный орган русского народного представительства (о его названии можно будет договориться) и его руководство.

Только таким путем русские, наконец, обретут свое полномочное представительство и сделают первый шаг к обретению подлинного суверенитета.

Подобным путем прошли уже многие народы.

Настал наш черед.

Мы обращаемся ко всем русским организациям, ко всем активистам Русского Движения в нашей стране и за рубежом с предложением обсудить данное письмо и приступить к организации региональных съездов русского народа. На них вы сможете также обсудить и решить свои региональные проблемы с русской национальной спецификой, но главное – сформировать свою делегацию на Всемирный съезд русского народа.

Национальных представителей и лидеров нельзя назначить, их можно только избрать. Давайте начнем этот назревший процесс. Дорогу осилит идущий».

Под этим обращением была своя основа, продуманная мною. Ведь недаром я в своем выступлении озвучил один за другим десять важных, давно выношенных мною тезисов:

1.Съезд – знаковое и важное мероприятие, которое хотелось бы видеть пилотным проектом, за которым последуют аналогичные съезды в других регионах.

2.У русского народа много проблем. Но все они упираются в одну-единственную: мы не хозяева на земле своих предков. Решить эту проблему – остальные решатся сами собой.

3.Главное сегодня для русских – обрести свою правосубъектность. Ибо сегодня ни в мире, ни в самой России нет такой инстанции, которая бы обладала полномочиями выражать и защищать русские права и интересы. Нет такой инстанции, куда русский человек мог бы прийти со своими этническими проблемами и получить понимание и поддержку. Без такой инстанции мы и власть над Россией получить не сможем.

4.Вся предыдущая внутренняя политика, направляемая получеченцем-полуевреем Владиславом Сурковым, была заточена на то, чтобы не дать русским возможности самоорганизоваться. Сегодня, напротив, нам дана облегченная возможность создавать различные партии. Это прощальный отравленный дар Суркова, предназначенный для того, чтобы вместо одной мощной русской партии, у нас возник десяток мелких и недееспособных. К сожалению, его замысел сработал.

5.В самой России нам не удастся зарегистрировать организацию, способную легитимно представлять интересы и права русского народа, это должно быть ясно каждому. Этому прямо препятствуют, во-первых, поправки 2003 года к закону «О национально-культурной автономии», а во-вторых, п. 3 ст. 9 закона «О политических партиях». Всероссийская русская партия и федеральная русская НКА – единственные две формы общественных организаций, которые могли бы на полном законном основании представлять русский народ; остальные не стоят ничего, они беспомощны в правовом отношении. Обе эти возможности перекрыты для нас российским законодательством.

6.У русских есть единственная возможность получить свое легитимное представительство, причем сразу на мировом уровне, что автоматически, в силу ст. 5 Конституции России, сделает его легитимным и в России. Эта возможность кажется на первый взгляд парадоксальной, если не абсурдной. Но это абсурдность мнимая. На деле никакого другого пути нет. Так свидетельствует опыт, российский и мировой.

7.Этот путь лежит через созыв Всемирного съезда русского народа (посредством формирования делегаций от всех русских организаций как российских регионов, так и зарубежья, ближнего и дальнего), избрания оным представительного органа русского народа и его руководства. С последующей регистрацией в Организации непредставленных народов и наций (штаб-квартира в Гааге). По такому пути уже с успехом прошли свыше шестидесяти различных народов мира, желающих обрести свою государственность, но не имеющих ее (де-юре русские относятся именно к таким народам). Руководителей этих народов принимают как полномочных представителей своих этносов в любой столице мира и на любом уровне. Другого пути нет.

8.В годы гражданской войны Белое движение проиграло потому, что не смогло предложить народу – перспективную программу, привлекательный проект, идеал, мечту, за которую стоило бы бороться, жить и умирать. У нас такой проект есть. Имя ему – Русское национальное государство. Этот проект разработан нами во всех деталях: написана Конституция РНГ, начинающаяся со слов «Мы, русский народ и все граждане России…». Создана карта оптимальных границ РНГ, совпадающая с границами компактного расселения русского этноса. Разработана идеология русского национального государства.

У нас есть мечта, есть цель жизни. Поэтому мы победим.

9.Для победы нужна консолидация русского народа на базе общей идеи, общей мечты, нужно русское единство на русской земле.

10.Первый Съезд славян Ставрополья – первый шаг на пути к этой консолидации. Лишь от нас зависит придать этому событию не региональный, а всероссийский масштаб. Для это нужно, чтобы ставропольский почин подхватили все регионы России.

Так да будет».

Съезд в целом и мое выступление в частности имели широкий резонанс, всколыхнули русское общество, породили надежды и инициативы.

В ходе съезда гости из Ростовской, Волгоградской области и Краснодарского края повели со мной разговоры о проведении подобных же Съездов (для реализации изложенного в тезисах плана) в своих регионах – так, чтобы охватить, для начала, весь Юг России. На моих глазах словно оживала история: ведь именно указанные области, включая Ставрополье, были основной базой Белой Армии, чье дело я считал и считаю святым.К сожалению, эти предложения не получили развития; чего не хватило инициаторам – организационных или финансовых ресурсов, я не знаю217.

В самом Ставрополье дела пошли также не слишком успешно, хрупкое единство славянских и русских организаций вскоре оказалось подорвано безответственным поведением некоторых участников, затеявших вначале ненужную полемику, а там и ссору на пустом месте.

В итоге путь, сулящий наибольшие перспективы, дававший реальную альтернативу тупиковому направлению, по которому вели Русское движение московские лидеры, оказался потерян. Это вдвойне огорчительно, поскольку обрушивает надежду на то, что организующая Русское движение инициатива переместится из Москвы (где наши лидеры дружно провалили свою миссию) – в регионы, в провинцию, в народ. Коль скоро центр Движения выродился, измельчал, зашел в тупик сам и других завел, можно было мечтать о том, что, как в 1612 году, из гущи народа, из далеких от столицы городов выйдут новые минины и пожарские – и спасут Россию и русский народ.

Не случилось пока такого чуда218. Выяснилось, что и на периферии русские люди болеют теми же болезнями, что и в центре: вождизмом, пустыми амбициями, теоретическими уклонами, загибами и задвигами… Да еще и хроническим безденежьем.

Все это вновь возвращает нас к мысли о том, что Русское движение представляет собою широкую сеть, мобилизовать которую способен только грядущий Генеральный заказчик. Каковым, по обстоятельствам внутренним, может стать только русский финансово одаренный политик или политически одаренный финансист.

А пока таковой не появится, вся наша надежда – только на просветительство и на постепенную инфильтрацию русских национально мыслящих кадров в высшие эшелоны экономики, политики, общественной жизни. В этом наш путь.

Итак, 2013 год мог бы стать началом новой жизни Русского движения, да так и не стал. Но это не значит, что жизнь замерла и никаких подвижек не было вообще. К примеру, именно в этом году мы отметили в Доме журналиста трехлетний юбилей «Вопросов национализма», где мои статьи по-прежнему выходили в каждом номере. На интернет-телевидении «День-ТВ» я прочел цикл «Десять бесед о русском национализме» и выпустил затем одноименный альбом из двух дисков. Побывал в Перми с публичными лекциями «Основные этнические проблемы русского народа» и «Глобализация и интересы России». Постоянную работу я также вел над сценариями для «Русского вопроса», хотя они и проходили потом как внутреннюю цензуру у Затулина, так и внешнюю, со стороны руководства канала ТВЦ. В результате КПД передач далеко не всегда соответствовал необходимости. Но хоть какая-то крупица правды шла в широкую публику, и то хорошо по нашим временам. Все это я считаю важным, дающим оптимистический настрой.

Но было немало и другого хорошего.

Подводя, как обычно, политические итоги прошедшего 2013 года, я писал:

«Все это – мечту, надежду, цель, проект и т. д. – могут сегодня предложить только русские националисты. Предложить такому значимому большинству, как русский народ и поддерживающие его этносы. Эта Мечта, эта Надежда, эта Цель, этот Проект имеют свое имя: Русское национальное государство.

Понимание этого, возникшее в массах, есть важнейший итог 2013 года.

Прежде чем перейти к анализу итогов года для Русского движения (РД), я хочу постулировать: реально в России осталось только две живые политические силы, имеющие потенциал роста, имеющие проект будущей России и могущие претендовать на роль вожака нации.

Это: 1) Путин и 2) русские националисты. Агрессивное и амбициозное мусульманское меньшинство я пока еще не могу поставить в тот же ряд, хотя претензий там хватает, и самые смелые мечты о преобразовании России уже озвучены. Потерпевшие поражение либералы, конечно, тоже не сложат рук и оружия, но их социальная база в России слишком мала, чтобы надеяться на полноценную будущность.

Основные конкурирующие проекты – квази-империя за счет русских, но не для русских (у Путина) и Русское национальное государство (у нас, русских националистов) – радикально не совпадают друг с другом. <…>

Итак, признаем за неизбежность: Путину и русским националистам предстоит конкурировать за духовную власть над русским народом.

Уже сегодня можно предсказать, что у Путина в этой борьбе шансов нет. Слишком долго он демонстративно игнорировал всю связанную с основным народом страны проблематику – он ее просто не знает. Что ни выступление его на национальную тему (впервые он подробно и внятно высказался в ходе избирательной кампании, его обширная статья “Россия: национальный вопрос” тогда же удостоилась моей рецензии под названием “Разминулись”) – то провал, триумф скудоумия и некомпетентности. Беда в том, что его самого и обвинить-то в этом нельзя, поскольку все явно писано чужой рукой или с чужих слов, со слов его советников по национальному вопросу. А что это за советники – мы, увы, тоже хорошо знаем, как знаем и цену этим политическим реликтам или скороспелым выскочкам. Доверяясь этим пошлым людям, Путин проявляет себя не просто некомпетентным, нет, хуже: он проявляет себя легкомысленным политиком. Но при этом еще сыплет упреки и угрозы по адресу русских националистов, что порой принимает комический оттенок и выглядит именно дешевым проявлением соперничества (а вот что совсем не смешно – что русских националистов в принципе не бывает среди помилованных и амнистированных).

Худший из возможных вариантов соперничества – возвращение сурковщины (даже без Суркова), т. е. политики подавления Русского Движения. Худший, потому что расходится с ходом истории, с велением времени. <…>

Вернуть русскому народу Русское национальное государство способно только Русское движение.

В 2013 году на Русском марше наряду с привычными уже растяжками “Вернем Россию русским!”, “Россия – это русская земля!” или “России – русскую власть!” впервые пронесли большой транспарант: “РУССКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО”. Этот лозунг впервые был внесен и в резолюцию Русского марша – причем первым пунктом как главное из требований.

Таков один из важнейших итогов года.

Мы определились с общей целью номер один. <…>

Понятно, что противоречивое, подвешенное положение Русского Движения не может длиться вечно. Этот маховик уже набрал свой ход и неостановимо наращивает обороты, особенно – что важнее всего! – в регионах.

Одним из важных итогов 2013 года, кстати, является не подлежащий сомнению факт: Русское движение прочно прописалось в политическом пейзаже России, который уже без него непредставим. Взять хотя бы тот объективный, уважительный тон, в котором – впервые за всю историю с 2005 года! – центральные СМИ освещали Русский марш. (Напомню оценку ВГТРК, назвавшего Марш самым заметным событием недели.) Взять хоть бы ту настойчивость, с которой союза с националистами искали сислибы, нуждавшиеся прикрыть свою волчью мордашку – шкуркой русского барана (сначала пытались уговорить Рогозина, потом в дело двинули Навального с его шлейфом в виде Белова, Крылова, Ивана Миронова и др.). Ведь до самого бесславного конца КС они терпели участие русских националистов, хоть это никому на пользу и не пошло. Понимают: за нами драйв, за нами массы, за нами будущее. С нами нельзя не считаться.

Чутко реагирует пресса. Русская тема прочно прописалась на страницах почти всех крупных газет, кроме очень уж либеральствующих. Скажем, профессиональная, авторитетная и – что важно! – многотиражная “Литературная газета” заняла отчетливо прорусскую позицию, из номера в номер публикуя материалы, под которыми бы и я охотно подписался (да она и публикует меня нередко). Русские националисты теперь уже – постоянные гости-эксперты на всех каналах ТВ. Но самое главное – регулярно выходит уникальный, замечательный журнал “Вопросы национализма”, на который можно вполне официально подписаться на почте. В 2013 году он справил свой 3-летний юбилей. А ведь подобного журнала у нас и в мечтах-то раньше не было! Это достижение эпохальное. Можно как угодно относиться к Крылову как политику, главе НДП, но как редактор сайта АПН и журнала “ВН” он – просто молодец, переоценить его заслуги невозможно. Ну, и уж вовсе не перечесть число сайтов и блогов, на которых идет незаметная, но ежедневная русская работа, сливающаяся, в конечном счете, в море массовых убеждений и воль. Появились и ТВ-интернет-проекты нашего направления: “День-ТВ”, “Концептуал”. А зайдите в книжный магазин! От обилия книг со словом “русский” в названиях зарябит в глазах!

Что-то такое понимает, конечно, и Кремль. Недаром Путин распорядился поддержать телепрограмму “Русский вопрос” (ведущий Константин Затулин; первоначально предполагался 1-й или 2-й канал, но и-за бешеного сопротивления остановились на ТВЦ). В Краснодарском крае действуют казачьи патрули (и казакам уже начали выдавать для этого оружие), такие же отряды по принципу добровольных народных дружин создаются и в других регионах, к сожалению – не с опорой на актив ДПНИ или Славянского Союза (ныне ЭПО “Русские”). Но власть, действует, как правило, в порядке запоздалого реагирования, а не на опережение, поэтому такие эксцессы, как Бирюлево или Арзамас все растут (и будут расти; за первые дни после Нового Года уже громыхнуло в Перми и Астрахани) в числе, частоте и массовости. На прямой диалог с русскими националистами власть пока все никак не может решиться – ни в центре, ни на местах. Но рано или поздно мы ее к этому принудим.

Я мог бы еще долго перечислять достижения РД. Но – ближе к теме. Что нового принес нам 2013 год, на какие точки роста указал? Я кратко откомментирую лишь три важнейшие события.

На первое место я ставлю Русский марш, который я считаю очень удавшимся. Он прошел массово-мощно (кстати, впервые был отменен на ТВ запрет показывать РМ с высокой точки, панорамно, так что видно было, как огромная колонна теряется в туманном далеке), с участием самых разнообразных сил, в пестроте знамен и лозунгов, в полноте представительства. Но дело не только в этом. Проведению Марша предшествовала длительная – более года – идеологическая война против него и против его организаторов: Русский марш пытались всячески дискредитировать. Причем не только откровенные враги, нет, так называемые друзья русского народа усердствовали еще больше. Взять хоть отравленную стрелу, пущенную Андреем Савельевым незадолго до 4 ноября с конкретной целью – облить грязью всех лидеров РД и оттянуть людей от нашего великого праздника на свой ничтожный маршик219.

Итог и урок произошедшего именно в том и состоит, что роль и значение Русского марша, общенародная потребность в нем выросли уже до такой степени, что русские люди выходят на него, не обращая внимания ни на какие мелочи, даже такие существенные, как политическое лицо организаторов (кстати, за что другое – а за оргработу им спасибо).

А также в том, что место раскольникам и отщепенцам, раздирателям Русского движения – именно в той субстанции, которой они пытались нас замазать: в говне, называя вещи своими именами. Мы убедились в том наглядно.

Но Марш понравился мне не только разнообразием и многочисленностью, не уступающей прежним годам. Он понравился мне и общим праздничным настроением людей. А пуще всего тем, что организаторы (Демушкин и другие) почувствовали важнейшие перемены в настроении масс – и отменили митинг. Под предлогом дождя. И слава богу, поскольку ЭТИМ ЛИДЕРАМ сказать людям было уже нечего. Известно: иногда лучше молчать, чем говорить. Распустить митинг было гораздо умнее, чем повторить конфуз 2012 года, когда собравшиеся начали быстренько разбегаться при вполне ясной погоде, услышав с трибуны дикие вопли типа “Путина – на нары!” или осточертевший бред безумцев про русское национальное восстание.

Давно пора понять: Русский марш – мероприятие колоссального масштаба. Это не протестный выплеск энергии, а всенародный праздник русского национального единения, демонстрация нашей силы, сознания и воли.

Так что Демушкин был прав, ограничившись зачитыванием резолюции, где первым пунктом шло требование Русского национального государства.

На второе место я ставлю исторический Первый Съезд славян Ставрополья, прошедший за три дня до Марша. На деле, конечно же, это был русский съезд: по составу, по тематике, по решениям220.

Съезд дал пример и урок всем регионам России, в каждом из которых русские организации должны консолидироваться, должны создать свой представительный орган, призванный решать текущие политические проблемы русского населения региона. Именно с таким предложением обратился Съезд ко всем русским организациям России. Самоорганизация русского народа начнется с регионов, сегодня мне это уже ясно. Следом за Ставрополем аналогичные съезды готовятся в Ростове, Воронеже и других регионах.

Понятно, каким будет следующий шаг после того, как русские силы во всех регионах России самоорганизуются и консолидируются. Тогда можно будет ставить вопрос о Всемирном съезде русского народа – с последующим избранием представительного руководящего органа для всех русских поверх границ. И последующей регистрацией этого органа в России и/или за рубежом.

Обретение русским народом своей правосубъектности – вот Альфа и Омега русского возрождения, вот главный шаг на пути к Русскому национальному государству.

Ситуация развивается именно в данном направлении, она почти дозрела. Во многом это связано с доформированием элиты, ее «провинциализацией», как отмечает Ольга Крыштановская, возглавляющая сектор элит Института социологии РАН. “Провинциализация элиты” означает для нас, попросту говоря, возможность появления нового купца Козьмы Минина – с последующим включением хорошо известного русским алгоритма Русского Освобождения.

На третьем месте – массовые проявления боевого духа русского населения, возрастающего, отмечу особо, по мере развития национального самосознания. События в Пугачеве, в Бирюлево, в Арзамасе… Только что чудом такое же проявление (через обретшие популярность народные сходы) было остановлено в Перми и Астрахани…

По сравнению с тем, что было в Кондопоге, Сагре и др. эти всплески активности гораздо более массовые и гораздо менее стихийные. Характерны заголовки в прессе: “Пугачево в Бирюлеве”, “Бирюлево в Арзамасе”. Они верно подчеркивают, что речь идет не о случайных вспышках насилия, а о системном явлении: народное терпение кончается, русская народная масса жаждет радикальных перемен и готова воспользоваться любым поводом для проявления своего настроения.

Подчеркивают они и то, что объектом возмущения являются не власти в целом (жизнь меняется к лучшему в ее материальных показателях), а конкретные чужеродные элементы на русской земле. Не правительственные учреждения, а рынки и торговые базы… Не против князей и бояр встает народ, а начинается Освободительное Движение против тех, кого он считает захватчиками, пришельцами, вторженцами. И это еще один показатель кануна гражданской войны. (Ее еще можно избежать, повторюсь, убрав раздражитель с русских улиц и площадей, пока не поздно. Но пойдет ли на это власть?)

* * *

Итак, суммирую.

Судьба России сегодня напрямую зависит от судьбы Русского движения. От того, насколько оно будет разумным, ответственным, адекватным исторической ситуации, насколько способно будет эту судьбу предначертать, защитить и воплотить.

Отсюда первое требование момента: Русское движение необходимо переформатировать. Превратить его в надежду всего русского народа, а с ним и всей здравомыслящей России. Дать людям Мечту и Проект. Обратить народ не к разрушительным и бунтовским, а к конструктивным, созидательным целям и задачам. Среди которых на первом месте – воссоздание Русского национального государства из нынешней промежуточной, переходной формы – ЭрЭфии.

Второе требование момента – перенос центра тяжести нашей работы в регионы. Повторяется алгоритм Смутного времени, когда Москва точно так же исчерпала свой политический ресурс и восстановление Русского национального государства началось из провинции. Москва остается пока центром интеллектуального русского национализма (хотя и в регионах уже возникают серьезные авторы221). Она может быть удобна как координационный центр. Но рулить Русским движением из Москвы уже не получается, оно переросло те границы управляемости, что были до сих пор. И сегодня именно в регионах, а не в Москве формируется тот костяк Русского движения, который своим коллегиальным решением будет определять, кому доверить свое будущее.

Третье требование момента – пора задуматься о создании единой русской партии подстать единому Русскому движению. Партия это уникальный инструмент политики, без которого полноценное политическое существование народа невозможно, как ни крути. Период создания столичных микропартиек закончился, наглядно показав всем за последние два года свою ущербность и несостоятельность. Никто из тех, кто пытался заявить о себе как о новой силе, не добился сколько-нибудь заметных результатов.

Нам предстоит заново, двигаясь, как я уже сказал, от регионов к центру, подчиняя центр воле регионов, перебрать людей, никого не выкидывая из РД и не хороня заживо, но каждого ставя на то место, где он способнее всего проявит свои возможности.

Но главное – нам предстоит переопределить облик, имидж Русского движения, сделав его притягательным, привлекательным не только для большинства населения, но и для людей, способных быть витриной русского народа. Лучшие русские люди – ученые, писатели, актеры, люди искусства, военные, спортсмены – должны выходить с нами плечом к плечу на Русские марши, вступать в русскую партию. Ну и, конечно, вся русская молодежь должна быть у нас, должна проникнуться нашей Правдой.

Тогда – и только тогда – мы сможем быть спокойны за русское будущее».

Время показало: пожелания столь же благие и верные, сколь несбыточные. Их исполнение – по-прежнему впереди. И, судя по историческому опыту, такую награду надо еще заслужить, заработать, выстрадать, выкупить и искупить…

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2018
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования