sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
12 декабря 2018 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Игра после мата

Игра после мата

Версия для печати Отправить на e-mail

«Снежная революция» (она же оранжевая) бесславно провалилась, рухнула, погребя под своими обломками всех участников – как либералов, так и националистов. И если первые еще долго демонстрировали и демонстрируют политическую живучесть, благо есть большие материальные ресурсы, то вторые с тех пор так и не всплыли на поверхность политической жизни России. Это был мат, финал игры. Которая, однако, продолжилась и продолжается до сих пор.

Следует припомнить, для пользы дела, как усугублялся затем этот крах, какие при этом тактические и стратегические ошибки были совершены русскими лидерами, и к чему это привело. На все про все Русскому движению оказалось отведено еще лишь два года (2012-2013), поскольку «русская весна» 2014 года вообще кардинально изменила политический расклад и погрузила нас всех в новую реальность.

Итак, 28 января на общем совещании национал-патриотических сил России было принято солидарное (если не считать меня и Павлова) решение продолжать акции протеста в союзе с либералами.

На очереди был оппозиционный марш 4 февраля, на который Навальный обещал вывести миллион возмутителей спокойствия. Однако уже на следующий день 5 февраля я написал в ЖЖ по этому поводу:

«Вчерашний день подвел черту под попыткой оранжевой революции в России. Она не состоялась, это очевидно, и вряд ли уже теперь состоится в ближайшей перспективе…

Более того, контрмитинг, затеянный сторонниками Путина на Поклонной горе, собрал больше участников, чем митинг «оранжидов», что отныне не позволяет последним играть роль выразителей надежд и чаяний всего народа. Они лишь то, что есть, и их столько, сколько есть, не более.

Весь марш оказался всего лишь бенефисом политиков-аутсайдеров – Михаила Прохорова и Григория Явлинского… С трибуны выступали Улицкая, Парфенов, Ирина Ясина, Яшин, Удальцов и Александр Белов, которому сильно свистели. Набор ораторов достаточно случайный и бледный. Ничего нового и хорошего они людям не сказали».

Проблема, однако, была в том, что лицом митинга на Поклонной горе также оказались либо показательно нерусские люди (Кургинян, Леонтьев, Шевченко, Багиров), либо сумасшедшие пропагандисты евразийской имперскости Проханов и Дугин. Путину вообще “повезло” с публичной поддержкой. Очень показателен случай, когда на Первом канале ТВ с дружными восхвалениями по поводу его статьи о национальном вопросе (январь 2012) выступили, превознося позицию Путина: ведущий Максим Шевченко (полуукраинец-полуеврей), Николай Свандизе и Алексей Венедиктов (евреи), евразиец Александр Дугин и режиссер Станислав Говорухин, прославившийся когда-то высказыванием, что ингуши и чеченцы – это тоже, мол, русские, поскольку «русский» это-де не этническое понятие.

Получилось в итоге, что русские националисты в лагере протестантов-либералов оказались пятым колесом в телеге. А при этом лагерь патриотов-антилибералов они сдали на откуп политическим маркитантам и проходимцам, неадекватным политикам и всяческой неруси. Своими руками, таким образом, вытолкнув самих себя из зоны вменяемой, ответственной политики.

Первая же серьезная проверка внутриполитического расклада в России выявила, таким образом, что в стране одна группа неруси пытается делить власть с другой. Для русских же самостоятельной роли в этой игре не нашлось. Наработанная десятилетиями репутация Русского движения оказалась потеряна, сдулась в считаные месяцы. Это, разумеется, было результатом огромной стратегической ошибки (неправильно определены и главный враг, и главный союзник: хуже не придумаешь). Основной, но не единственной.

Вторая ошибка заключалась в том, что все русские лидеры заглотили до самой печени тот крючок, на котором была тухлая наживка свободы партстроительства: все немедленно бросились строить свои партии. Одни к этому были готовы больше (например, партия Великая Россия еще в 2010 году объявила о своем воссоздании, а движение «Русские» прицеливалось на партийный формат со дня создания в 2011), другие меньше, но искушению поддались все, лишив Русское движение всякой перспективы на реальное единство.

Так, уже в январе 2012 года над созданием партии «Новая сила» (название позаимствовано у итальянской ультраправой организации) начал трудиться Валерий Соловей, чье эффектное мелькание в революционной буре осени 2011 года произвело впечатление на его покровителей и спонсоров. Он использовал кое-кого из молодежного РГС, отколов его часть во главе с Феоктистовым (который так же легко кинул новых товарищей, как до того – Михаила Касьянова), и 4 февраля провел в гостинице «Варшава» открытое заседание своего оргкомитета. 6 октября 2012 года на учредительном съезде партии «Новая сила» он был избран ее председателем.

Соловей, правда, предусмотрительно открестился от всякого национализма (возможно, таково было требование спонсоров) и провозгласил, что «Новая сила» не будет «партией для националистов», но партией для народа. «Мы не можем бороться за 10-15% националистического электората, так Россию не изменить. «Новая сила» вберет в себя все самое лучшее от правых и левых идей, станет той партией, которую так давно ждет наш народ», – подчеркнул он, мечтая о журавле в небе, хотя и синицы в руках пока не держал. Читать столь амбициозные обеты кабинетного ученого задним числом просто смешно, но что было, то было. Денег ему поначалу дали.

В том же феврале 2012 г. в Москве состоялось первое собрание Национально-Демократической Партии (лидер Константин Крылов), а 23 марта прошла учредительная конференция НДП, сложившейся на базе РОДа и РГС.

Очередную бесполезную попытку регистрации предприняла Партия защиты российской конституции «Русь» (ПЗРК «Русь»).

Были и другие инициативы, столь же бесплодные.Подъезжали и ко мне с разных сторон насчет создания новой партии… Ну да я битый волк, в капкан не полез.

В результате для ФСБ не составило труда, действуя через регистрирующую организацию (Минюст), оставить всех претендентов, как старых, так и новых, вне легитимного поля, не дав им возможности зарегистрировать партию. Чего и следовало ожидать.

Зато отношения между всеми претендентами, как между партиями, так и, особенно, между лидерами, напряглись и испортились. Возросли конкуренция, ревность, недоверие и т. п. Пошли, как говорится, клочки по закоулочкам.

Однако, как я отмечал в одной из статей того времени, нет худа без добра: попытка ряда националистов принять участие в болотных игрищах и нажить на том свой политический капитал была по-своему полезной в нескольких отношениях. А именно.

Во-первых, она проявила в Русском движении различные течения, выявила меру прозорливости/слепоты и принципиальности/конформизма разных его представителей, лидеров. Каждого показав достаточно объемно, во всей красе.

Во-вторых, она ясно показала слабость и неподготовленность всего Русского движения как в идейном (неразборчивость в политических связях и технологиях; морально-политическая подвижность и нестойкость, граничащие с беспринципностью; податливость на простейшие манипуляции «заклятых друзей»; отсутствие ясных, четко выраженных, привлекательных для масс целей и задач, программы, отсутствие стратегии вообще), так и в организационном отношениях. Если мы настолько неспособны сделать что-то серьезное сами, не примазываясь к инородческим и либеральным силам и не ища у них поддержки, значит нам пока рано в Большую Политику, а надо отстраиваться и копить силы…

* * *

Между тем, все могло бы быть по-другому. Как признавался агентству PublicPost Дмитрий Демушкин, накануне 4 февраля, когда в Москве состоялось два противоположных по политической направленности митинга, ему постоянно поступали предложения составить массовку на митинге в поддержку Владимира Путина. «Нас приглашают на Поклонную гору за 5 тысяч за человека. Если посредники, нанимающие массовку, платят по 5 тысяч, то сколько им выдают? Ставки возросли чрезмерно», – сообщил он. Однако большинство националистов, как уже сказано выше, не посчитали это для себя приемлемым.

Тот же Демушкин заявил, что призывы объединить националистов вокруг Путина абсурдны, пока не выполнены их требования: соблюдение прав коренного населения, придание русским очевидного статуса государствообразующего народа, наведения порядка в миграционной сфере. Такую высокую планку ставили националисты для власти, такие жесткие условия выдвигали, прежде чем пойти навстречу ей. О том, чтобы самим сделать первый шаг, чего требовала элементарная логика, они и не подумали. Хотя момент, чтобы начать диалог с Кремлем, был уникален и неповторим своей идеальностью. Но наши его бездарно прозевали, пропустили.

Во многом это объясняется «обидой» националистов на власть и персонально на Путина. Личное при этом не раз по-детски заслоняло общественное. Вот характерные жалобы Демушкина: «Националисты никогда не выступали против власти. Несмотря на это, кто-то решил, что русский политический национализм должен быть запрещен. Все основные организации националистов в России были запрещены. А в отношении лидеров и активистов возбуждены уголовные дела… Мы живем при власти Путина уже много лет и видим только преследования, запреты и уголовные дела. Что, мы это должны поддержать?! Чтобы нас всех пересажали в тюрьму?».

«Путин – отработанный материал. Большего русофоба, чем Путин, не существует. Политические игроки, которые себя с ним свяжут, обречены на небытие», – заявил тому же агентству PublicPost Владимир Тор.

Член центрального совета организации «Русский образ» Евгений Валяев: «Мы не можем пока полностью принять рогозинскую альтернативу и полностью поддержать Путина… Активисты «Русского образа» выйдут на протестные акции 4 февраля».

К непримиримым антипутинцам, отметающим, не глядя, любые компромиссы, относятся и многие другие русские лидеры: Борис и Иван Мироновы (отец и сын), Владимир Истархов, Игорь Артемов, Андрей Савельев, Юрий Екишев, Александр Белов и другие. Азарт борьбы, личные счеты с властью застилают им зрение, заставляют работать на максимальную конфронтацию, загоняют на арену, как быков для корриды с заранее известным исходом.

Такая и подобная ей логика сковала инициативу русских националистов, резко ограничила их маневр, лишила политической перспективы. Те сигналы с российского политического Олимпа, которые подавала власть патриотической части общества, услышал я и еще немногие, но не услышало большинство моих коллег. И в результате они все дальше и дальше сами себя заводили в бутылку, из которой выхода нет.

Конечно, у русских националистов были все основания обижаться на власть, и чем дальше, тем больше. Тому как минимум три причины.

Первая и главная заключается в том, что в Кремле сегодня просто нет людей, разбирающихся в национальной политике (этнополитике) вообще и в русском вопросе в частности. Поэтому русские этнические проблемы не только с каждым годом лишь усугубляются, не решаясь, но даже и не обсуждаются.

Вторая причина – в том, что ни какой власти не нужен дестабилизирующий фактор, способный нарушить внутренний покой страны. А националисты могли бы это сделать; и шаг за шагом, подстрекаемые разномастыми белковскими, шли именно к этому, мечтая о национальной революции. Путин не видел от националистов никогда ни малейшей поддержки, даже когда делал необходимые, правильные с их точки зрения вещи, например – уничтожал одного за другим чеченских полевых командиров, или раскассировал еврейских олигархов, ликвидировал Семибанкирщину и поднимал военно-промышленный комплекс и армию. Чем больше хорошего делал президент для страны, тем выше поднимали планку своих требований националисты, им никак было не угодить. Особенно ярко этот невзрослый подход проявился после воссоединения с Крымом… Неудивительно, что ФСБ избрала тактику тотальной зачистки русского сектора политики.

Ну, а третья причина в том, что Путин сам провозгласил вполне публично и широковещательно, что является главным националистом, и после этого все мы, состоящие в рядах Русского движения хоть всю жизнь, стали ненужными конкурентами и сомнительными политическими персонажами, лишними фигурами на доске. К сожалению, в глазах не только власти, но и значительной части общества. Мы в одночасье превратились в персонажей братьев Стругацких, в «людей, желающих странного».

В данной связи я всегда испытывал сильнейшее желание объясниться с обществом, рассказать ему и показать, чего мы ждем от Путина, от Кремля, почему так требовательны к ним, чего нам не хватает в путинской внутренней политике.

И вот какой текст я написал тогда, в начале 2012 года, предельно разочарованный свежей путинской программной статьей по национальному вопросу, с одной стороны, но будучи на стороне Путина в противостоянии с системными либералами, с другой.

* * *

«Я задумался: а что бы я сделал на его месте, чтобы сохранить власть и голову, а “крикунам и печальникам”, а равно их зарубежным спонсорам натянуть нос? <…>

Нужны не уступки, а игра на опережение, перехват инициативы.

Первое. Я бы, в первую очередь, вспомнил о том, что вот уже четверть века внутренняя политика в России определяется внешней политикой. Исходя из этого и учитывая, что США намерены превратить Путина во второго Лукашенко, изгоя мирового сообщества, – самый сильный, экстремальный, хотя и самый трудный ход состоит в том, чтобы наконец провести реальное объединение России и Белоруссии в одно государство, Великую Россию. После чего на первый срок Путин занял бы в нем пост президента, а Лукашенко – премьера, а на второй срок – наоборот. Вот это был бы настоящий тандем, такой, какой нам нужен! И русские люди восприняли бы его на ура, и все остались бы живы-здоровы, а наши противники надолго забыли бы о своих зловещих планах. Они с Белоруссией-то справиться не смогли пока, а с союзным государством и подавно не смогут, перетопчутся.

Второе. Надо до конца понять, глубоко осознать, что русский вопрос в России – ключевой. Надо его постичь досконально. Это самостоятельная, казалось бы, теоретическая задача, но без ее решения не сдвинуться на практике ни на шаг.

Постигнув же, следует открыть, наконец, дорогу самоорганизации русских: снять все ограничения на партийное строительство по национальному признаку (благо они противоправны), на создание Федеральной русской национально-культурной автономии. Эти запреты были продавлены лично обер-русофобом Владиславом Сурковым и должны быть отставлены вместе с ним. Не надо этого бояться. С основным, государствообразующим народом страны будет гораздо легче говорить и договариваться, если у него появится лицо – легитимный представитель прав и интересов. Вместо разного калибра смутьянов и демагогов, никем не уполномоченных выражать волю народа.

Основная “фишка” тут в том, что на Русское движение никого нельзя назначить сверху, можно только выбрать из наличного состава лидеров. Ни Вячеслав Никонов, назначенный на фонд “Русский мир” потомок сионистки Полины Жемчужиной, ни многоуважаемая Наталия Нарочницкая, председатель Фонда исторической перспективы и руководитель парижского отделения Института демократии и сотрудничества, ни руководство Всемирных Русских Соборов (КПД = 0), ни телеперсонажи типа Михаила Леонтьева, Ивана Демидова и т. д. – не являются таковыми лидерами и не помогут сдвинуть дело с места.

А самое главное – категорически нельзя даже пытаться изобретать свой, удобный» для публичного обозрения, устраивающий международную общественность и все местные элиты “русский национализм”. Нет более опасной и проигрышной тактики! В таком национализме не будет Правды, а значит – силы. У нас есть свой выверенный вариант, на создание которого ушло столетие211. Им и надо воспользоваться, не меняя его.

Третье. В связи с тем, что три из четырех парламентских партий (ЛДПР, КПРФ и СР) выставили на повестку дня вопрос о придании русским конституционного статуса государствообразующего народа России, нужно внести на обсуждение в Госдуму соответствующую поправку к Конституции. Преамбула должна открываться словами: “Мы, русский народ и все граждане России…”, а в главе “Основы конституционного строя России” должен быть пункт: “Русский народ является коренным, титульным и единственным государствообразующим на всей территории России”.

Это минимальное требование, которое позволит в дальнейшем правильно развивать наше законодательство. Не мешало бы также внести на рассмотрение в Госдуму законопроекты “О русском народе” и “О разделенном положении лезгинского, осетинского и русского народов и об их праве на воссоединение”, уже подготовленные специалистами и опубликованные. А также и иные, список известен.

Четвертое. Я всемерно приветствую назначение Сергея Иванова главой Администрации, а Дмитрия Рогозина вице-премьером, курирующим оборонку, а значит и лично министра Сердюкова. А равно увод со своих должностей Владислава Суркова и Джохан Поллыевой (без комментариев). Долгожданные меры, лишь бы не запоздалые.

Но этого, на мой взгляд, недостаточно.

Завершить работу в данном направлении следует, как минимум, заменой министров Фурсенко и Нургалиева. Меня спросят, а что Нургалиев, он лишь служака, выполняющий команды сверху. Так да не так. Активная комплектация офицерского состава, в том числе высшего, этническими кадрами и вытеснение русских (это, кстати, и к прокуратуре относится), повсеместный перевод отделов по борьбе с организованной преступностью в ранг отделов по борьбе с экстремизмом, ярость преследований русских националистов по политическим статьям – это все во многом зависит от нерусского министра. И должно быть изменено в корне.

Пятое. Есть ряд мер попроще, лежащих на ладони и очевидных невооруженному глазу, например:

– отменить национальные квоты в вузах России;

– отменить ст. 282 УК РФ, закон “О противодействии экстремистской деятельности”. Прекратить преследования за инакомыслие, упразднить индекс запрещенной литературы, ликвидировать новую инквизицию;

– освободить узников совести, политических заключенных, осужденных по вышеназванным статьям и законам. “Свободу политзаключенным!” – самый естественный лозунг дня;

– укомплектовать русскими кадрами Первый и Второй телеканалы. Нелепо и провоцирующе выглядят передачи, в которых два еврейских деятеля под водительством еврейского телеведущего обсуждают русскую проблему! А мы видим подобное часто;

– проводить регулярные консультации с наиболее видными представителями Русского движения. В т.ч. правозащитниками. Иначе политика Кремля и дальше будет входить во все более жестокий клинч с русским движением, что неизбежно приведет к эскалации насилия.

На такие встречи с русскими у Кремля почему-то никогда не хватает не то времени, не то мужества, не то доброй воли. Но когда-то ведь придется начинать!

Шестое. Наряду с этими тактическими требованиями “ближнего прицела” есть, конечно, гораздо более важные требования “дальнего прицела”, стратегического характера. Хотя не первой срочности.

А именно:

– либо отменить национально-административные формирования на территории России, либо предоставить русским право на самоопределение и государственность, какое есть у татар, башкир, чеченцев, якутов и проч. Иначе нарушается ст. 19 Конституции РФ;

– разрешить формирование партий по национальному признаку, поскольку противное нарушает права человека на объединение;

– вернуть народу право на референдум в его первоначальном варианте, без обременительных ограничений, по сути аннулирующих данное право;

– создать новое министерство, но не “по делам национальностей”, а “по делам русского народа”, где будет и департамент по делам народов России;

– отменить дискриминирующую русских поправку 2003 года к Закону “О национально-культурной автономии”;

– вернуть графу “национальность” в паспорт в обеспечение ст. 26 Конституции РФ. Наличие конституционного права при отсутствии механизма его исполнения есть издевательство над человеком, над его национальными чувствами;

– учредить Чрезвычайную государственную комиссию по расследованию геноцида русского народа в ХХ-XXI вв. и преодолению его последствий;

– политически и экономически поддерживать на постоянной основе русскую диаспору в ближнем и дальнем зарубежье.

Наверное, этот список можно бы и расширить, но в любом случае заявленные изменения будут в числе первоочередных.

Они консолидируют русский народ вокруг Кремля (как и всегда должно быть в идеале) и обеспечат Путину такую поддержку, что никакие путчи станут не страшны».

Я приношу читателю свои извинения по поводу обширного повтора значительной части текста, во многом (но не во всем) совпадающего с опубликованным в главке «”Манежка” – рубеж в общественной жизни России». Но корректировать задним числом былые публикации я не вправе, да и потом – повторение мать учения, как известно. Есть вещи, которые полезно вызубрить, как «Отче наш».

* * *

Читателю легко видеть, что из этого списка оказалось выполнено, а что нет и, по всей вероятности, никогда не будет. В связи с чем приходится ясно понимать самим и разъяснять иным, что безусловной поддержки со стороны националистов Путину не видать ныне и присно. Однако я считал и считаю, что условная поддержка, особенно в таких вопросах, как борьба с либеральной оппозицией (она же пятая колонна), как адаптация Крыма и Донбасса, укрепление и развитие армии и космической темы и мн. др., – совершенно необходима, последовательная и максимально публичная. Это нужно и Путину, и самим русским националистам, но главное – это нужно стране и народу.

В частности, надо понимать, что вне этого русский национализм рискует остаться маргинальным явлением, поскольку в народе рейтинг Путина высок как никогда. Время, когда нельзя было стоять лицом одновременно к президенту и к народу, прошло: народ сегодня на стороне президента, и поворачиваться к ним спиной безрассудно. Это во-первых. А во-вторых, нам сегодня приходится решать задачу переформатирования всего Русского движения, во многом с нуля выстраивать его стратегию и тактику. Надо искать способы сделать национализм по-настоящему привлекательным для широких масс, в первую очередь для молодежи. А это достигается лишь с помощью правильных идей и хороших, увлекательных дел, которые по-настоящему возможны только в сотрудничестве, но не в конфронтации с властью. Полезно знать и декларировать, «против чего» мы выступаем, но куда полезнее – «за что» и «во имя чего» мы это делаем.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2018
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования