sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
12 декабря 2018 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Илья Горячев на фоне Кремля

Илья Горячев на фоне Кремля

Версия для печати Отправить на e-mail

Итак, если верить версии ФСБ, представленной нам в показаниях Тихонова, Хасис и других свидетелей, первым русским человеком, нашим современником, который в полной мере осознал неизбежность ирландского пути для Русского движения и у которого хватило решимости пройти этим путем и провести по нему своих соратников, оказался молодой московский интеллигент Илья Горячев. На его личности необходимо остановиться.

Справка: Илья Витальевич Горячев (30.05.1982 г.р., Москва) – российский общественный и политический деятель, русский националист. Родился в культурной семье, мама – поэт, член Союза писателей. Окончил исторический факультет Государственного университета гуманитарных наук (2004), специализация балканистика. Заядлый сербофил, неоднократно посещал Косово; в 2002 году познакомился в Сербии с Младеном Обрадовичем, лидером сербского православного патриотического движения «Образ». Знакомство оказалось судьбоносным.

Профессиональный историк, публицист и журналист, специалист в области пиара и информационных войн. С 2001 г. неоднократно публиковался в «Независимой газете», «Новых Известиях», «Сегодня», «Комсомольской правде», «Русском курьере», «Русском обозревателе», «Аргументах недели», «Религаре», «Модус Агенди», «Слон», «RE:Акция», «ArtofWar», журнале «Факел», в зарубежных СМИ (Сербия, Босния, Украина), а также на сайте «Русского проекта» Единой России и сайте «Эха Москвы». Издавал журнал «Русский образ» (вместе с Никитой Тихоновым). Основатель и главный редактор военно-исторического сайта vojnik.org. Член Союза журналистов Москвы с 2006 года. В 2007–2009 гг. руководил департаментом общественных связей телеканала «Спас», ведя авторскую программу «Сетевые войны».

Основатель и лидер движения «Русский Образ» (ср. сербский прообраз), зародышевой формой которого стал одноименный журнал, издание которого Горячев предпринял совместно с Никитой Тихоновым151. Однако до 2007 года Илья не начинал самостоятельной политической деятельности, набираясь опыта в сторонних организациях. В 2006–2007 гг. был помощником депутата ГД РФ от фракции ЛДПР Н. В. Курьяновича, одновременно входя в Центральный политический совет бабуринской партии «Народный союз». Оценив преимущества статуса, с 2007 по 2011 год был помощником депутата ГД РФ от «Единой России» и атамана Всевеликого войска Донского В. Водолацкого (к тому времени Курьянович с ГД расстался). Но в это время, начиная с 2007 года, Горячев уже основал и возглавил «Русский Образ», организацию нового типа, своеобразную, каких еще не было на нашем политическом поле.

Итак, до поры судьба вела Илью Горячева по гладкой дороге, предполагая не просто одаренность, но и своего рода предназначение. Он рано – с девятнадцати лет – проявился как журналист, быстро понаторел, встал на крыло152; так же рано – с двадцати лет – втянулся в политическую жизнь, в том числе международную. Поначалу все получалось, все сулило успех. Сильный интеллект, образованность, волевые качества наделяли Илью харизмой, притягивали к нему людей, молодежь верила ему, шла за ним, признавая его превосходство. С самого начала им была выбрана успешная стратегия, хотя и непривычная для национал-патриотов прежней формации. В чем она заключалась?

«Бренд БОРН, – рассказывал на следствии Никита Тихонов, – придумал я, но автором концепции все-таки был Горячев. Саму организацию Горячев, по словам Тихонова, задумал как тайное подпольное общество, которое как бы дополняло легальную политическую организацию “Русский образ”. Излагая свою концепцию, Горячев проводил аналогию с Ирландской республиканской армией – нелегальной боевой террористической организацией, ответственной за многие убийства в Великобритании, прежде всего в Лондоне, и Шинн Фейн – легальной парламентской партией, также борющейся за независимость Северной Ирландии.

…Я так понимаю, что в дальнейшем БОРН должен был стать инструментом давления на властные структуры. То есть, Горячев предложил бы власти альтернативу: либо мы – белые и пушистые (“Русский образ”) – будем с вами сотрудничать, войдем во властные структуры, либо вот эти отморозки будут дальше стрелять».

Тихонову вторит Хасис: «Так было в ирландской истории – были ИРА и партия Шинн Фейн, на которых и ориентировался Горячев».

Классика! Перевод с ирландского…

Как говорится, ни убавить, ни прибавить.

Многое из того, что достоверно известно о Горячеве и «Русском образе», ложится в эту схему. А именно.

Во-первых, руководимый Ильей Горячевым «Русский Образ» («РО»), формально не выходя из круга русских националистических организаций, старательно дистанцировался от прочих из них, отрабатывая репутацию «белых и пушистых». К примеру, в 2009 году в День народного единства 4 ноября «Русский Образ» вместо того, чтобы пойти вместе со всеми нами на общий Русский марш, в качестве альтернативы организовал на Болотной площади митинг-концерт рок-группы «Коловрат». Мероприятие было проведено с благословения властей: московская мэрия без проблем выдала добро на концерт полузапретной группы (хотя десятки ее песен включены в список экстремистских материалов).

У «РО» даже были совместные акции с «Румолом», каковое движение, как известно, инспирировано Кремлем.

Во-вторых, Горячев делал все, чтобы «прописаться» на всех возможных для легального политика площадках: участвовал в семинарах, дебатах и круглых столах специально созданного на сей предмет политического клуба «Модус», выступал на конференциях, в том числе международных, стал одним из основателей «Право-Консервативного Альянса» (ПКА), учреждение которого торжественно состоялось в 2012 году в престижном зале гостиницы «Метрополь». А также проводил уличные мероприятия, к примеру шествие 1 мая 2009 года под лозунгом «Тотальная мобилизация против коммунизма и капитализма».

Горячев целенаправленно работал над своей публичной карьерой, в частности готовил кандидатскую диссертацию «Участие российских добровольцев в вооруженных конфликтах на постсоветском пространстве в 1991–1999 гг.» под руководством известного специалиста по Балканам д.и.н. Елены Гуськовой. Православный активист, Илья в 2001 г. был награждён Алексием Вторым грамотой «За вклад в развитие Православия».

Наконец, основным способом самопродвижения в легальные круги была публицистическая деятельность Ильи, о которой подробно сказано выше. Он уже стал известен как автор, заполучил свое лицо в журналистике.

В-третьих, за Горячевым действительно числятся контакты с отдельными представителями политического истеблишмента, хотя и не столь уж высокого уровня. В ходе следствия и сопутствующего ему скрупулезно-пристрастного журналистского расследования были выявлены некоторые фигуры из властных структур, благожелательно относившиеся к Горячеву и даже сотрудничавшие с ним. Как выразился сам Илья в интервью The New Times, переданном через адвокатов ещё из Белградской тюрьмы в июле 2013 года: «Структуры, аффилированные с АП, были моими клиентами, для них, как и для других клиентов, я проводил мониторинги, мероприятия за рубежом, писал аналитические статьи». Конкретизируем это заявление.

Наиболее серьезным, высокопоставленным контактером Горячева приходится считать Никиту Борисовича Иванова, человека ярких дарований, сделавшего ослепительную карьеру в очень сложное время. Окончив факультет истории, политологии и права Российского государственного гуманитарного университета, а затем аспирантуру Института США и Канады (защитил диссертацию о современном лоббизме в США), он с 1999 года сотрудничал с Фондом эффективной политики (ФЭП) Глеба Павловского, занимаясь аналитикой думской избирательной кампании. В результате чего возглавил в упомянутом Фонде аналитический департамент и дважды был членом избирательного штаба Владимира Путина (2000, 2004). В 2003 году стал вице-президентом ФЭП. Надо сказать, Павловский умел отбирать талантливых, способных молодых людей для работы; как правило, они отличаются хорошей образованностью и аналитическими способностями в сочетании с циничным прагматизмом – подстать наставнику. Такой карьерный взлет молодого человека (Иванов родился в 1974 году) о многом говорит.

Одновременно Иванов становится советником замруководителя АП по внешней политике (2001), директором Национальной лаборатории внешней политики (2002). В 2005 году назначен на место заместителя руководителя управления по связям с зарубежными странами АП. При этом подчинялся не начальнику управления, а работал напрямую с заместителем руководителя администрации Владиславом Сурковым. В 2009 г. назначен советником секретариата президиума генерального совета аппарата центрального исполнительного комитета «Единой России», оставаясь советником Суркова. С 2011 г. сенатор в Совете Федерации от Ингушетии, зампред комитета по обороне и безопасности, с 2013 член Общественного совета при МВД РФ.

О прямых контактах Горячева с Ивановым говорится в переписке с Тихоновым по скайпу: «Завтра иду с полноценным сценарием к Никите Иванову – и знакомиться, и согласовывать». Дело в том, что Илья сотрудничал с экспертной НКО «Национальная лаборатория внешней политики», которую курировал Иванов. В то время в компетенцию последнего входили не только международные отношения, но и прокремлевские радикальные молодежные организации «Местные», «Всероссийская альтерглобалистская лига (ВАЛ), «Наши» и «Россия молодая», а также футбольные фанатские движения.

Казалось бы, причем тут внешняя политика? Но напомню, что Иванов тогда подчинялся напрямую Суркову, создававшему систему «управляемого национализма». В рамки которой так стремился вписаться Илья Горячев со своим «Русским Образом».

Надо понимать так, что он отчасти преуспел в данном стремлении. В суде прозвучал такой фрагмент из переписки Горячева по icq: «Я создал “Русский образ” в 2002 году с людьми из “ОБ-88”. Мы долго готовились к нашей политической экспансии, около пяти лет, и начали ее в 2008 году. За предыдущие годы накоплены опыт и связи. Скажем так, почему я не боюсь ФСБ и МВД? Потому что у меня хорошие отношения с руководством страны, с администрацией президента. А это очень циничные люди, им без разницы, кто мы: нацисты, сатанисты или еще кто. Они эффективно работали по врагам, враги – это этнические диаспоры, либералы, антифа».

Что ж, логическая связь безупречна, и Горячеву надо отдать должное: он раньше многих других в Русском движении нащупал твердую почву под ногами, сориентировался в людях и обстановке и встал на логически верный путь. Хотя страха перед МВД и, особенно, ФСБ терять не следовало…

Насколько постоянными и тесными были личные отношения Горячева и Иванова? На этот вопрос я не знаю ответа. Возможно, непосредственно с Ильей работал только Павел Карпов, которого журналисты называют правой рукой Иванова153. Карпов – специалист по диаспорам и этническим группам – в те годы курировал молодежное движение, от ультраправых до ультралевых. Среди различных его информаторов был и Горячев, освещавший события в правом движении за плату (от 36 до 50 тысяч рублей – судя по документам из его компьютера). Фамилия Карпова не раз упоминалась в судебном разбирательстве по делу БОРНа, но его самого в суд не вызывали даже в качестве свидетеля.

Между тем, в том самом интервью, данном из Белградской тюрьмы до своей экстрадиции, Илья Горячев признался, что «сотрудничал с вертикалью Никиты Иванова» и его «куратором был помощник Иванова – Павел Карпов». Но каков был характер отношений Горячева с Карповым и Ивановым, помимо вышеописанного, – мы можем только гадать.

Как известно, в 2005 году в России появились инспирированные Сурковым и Кº молодежно-патриотические движения «Местные», «Россия Молодая» и «Молодая гвардия», кадровый костяк которых составлялся без особого разбора, в том числе из спортивных фанатов и бывших скинхедов. Связь АП осуществлялась с ними как раз через вышеупомянутых. Эти движения предназначались для силового противодействия вероятной цветной революции в России, поскольку у страха глаза велики – а перед глазами Администрации президента маячила оранжевая революция, только что произошедшая в Киеве. Сурковский проект «управляемый национализм», частью которого были упомянутые организации, мог включать в себя и иные структуры и инциативы.

Горячев знал об этом и вписался-таки в проект. Ради чего обзавелся полезными связями, на первое место среди которых обозреватели ставят лидера (в 2006-2007) люберецкого отделения «Местных»154Леонида Симунина. Оному даже приписывают роль куратора «Русского образа» от АП, но, по-видимому, безосновательно, ибо никакого Симунина никогда в штате АП не числилось. Однако связи у него в АП, безусловно, были. Дальнейшее – область предположений, поскольку блефовали как Горячев, козырявший перед соратниками, в т. ч. перед Тихоновым, знакомством с имярек, так и сам имярек, козырявший знакомствами в АП перед Горячевым.

По версии ФСБ, озвученной Тихоновым и Хасис, Горячев представлял Симунина Тихонову именно как сотрудника АП, который курировал его деятельность. Трудно сказать, насколько это было так, но вматериалах дела действительно фигурирует электронная переписка Горячева с Симуниным. Горячев пересылал Симунину информацию об антифашистах (с адресами, телефонами и паспортными данными, добытыми за деньги из ОВД). «Очень интересно, жду продолжения», – отвечал Симунин. Зачем ему нужна была информация такого рода, утверждать не берусь.

Симунин пришел в суд к Горячеву как свидетель защиты, чтобы заявитьлишь одно: «С Горячевым мы занимались рекламой, бизнесом и пиаром». И этим, якобы, все содержание их отношений исчерпывается. Но версия ФСБ гласит, устами Тихонова и Хасис, иное.

Сам Тихонов в ходе допросов неоднократно говорил о том, что у Горячева были знакомые в Администрации президента (АП), но из конкретных фамилий называет только Леонида Симунина.

Хасис, в свою очередь, ссылается на слова Тихонова либо Горячева:

«Единственной работой Горячева был – контакт с Администрацией президента по молодежной политике. <…> Люди из Администрации президента готовы были его поддержать на пути создания правой политической партии. <…> И, по выражению Ильи Горячева, он собирался, скажем так, усидеть на двух стульях. С одной стороны, делать вид, что он полностью под контролем людей из Администрации президента, с другой – принимать решения самостоятельно. <…>

Илья Горячев пояснил, что у него есть достаточно близкий контакт с представителем из Администрации президента… <…> Это Леонид Симунин, который курировал “Русский образ”… <…> Он был подчиненным Якеменко, который находится в непосредственном подчинении у Суркова и докладывает ему».

Хасис утверждает, что благодаря Симунину удавалось согласовывать шествия, митинги, концерты, но самое главное:

«Сотрудничество заключалось не только в предоставлении разрешения на всякие мероприятия, шествия “Русского образа”, но и в непосредственно прямом финансировании всех этих мероприятий от Администрации президента. <…>

Мне известно, что из денег, направлявшихся на молодежную политику, что-то Симунин выделял Горячеву на националистическую организацию155. <…>

Мне неизвестно доподлинно, знал ли обо всем этом Сурков. Но мне известно, что Леонид Симунин, являвшийся представителем Суркова, говорил фразы вроде «я посоветовался с руководством», «руководство не рекомендовало»».

Говорить-то он, может, и говорил. Но мне, честно говоря, кажется маловероятным, чтобы в реальности существовала цепочка отношений «Горячев – Симунин – Иванов – Сурков», которую поспешили выстроить некоторые деятели прессы. Вряд ли Симунин стал бы рекламировать в АП потенциального конкурента. Да и слишком простоватым выглядит Симунин рядом с Ивановым, это ягода совсем другого поля156. Таких используют, но консультаций с ними не ведут…

Между тем, Горячев, как видно, верил Симунину и ставил на него всерьез. Если верить показаниям Хасис, хоть и согласованным, как можно думать, с ФСБ, Симунин подерживал в Горячеве эту веру, хотя сам собирался использовать того втемную: «Горячев, как и многие, получал крошки от АП, но ему захотелось большего, он захотел создавать партию. Он просил Симунина передать его желание наверх, но тот ему отказал, сказав, что руководство в этом не заинтересовано и что такая партия будет дестабилизировать обстановку в стране».

Был ли на самом деле подобный зондаж «руководства»? Таких данных в деле нет.

Я лично в это не верю, с моей точки зрения, перед нами типичная разводка, манипуляционный подход, способ держать Горячева и Кº на коротком поводке. Та же Хасис дает показания, в которых я усматриваю зерно истины: «Дело в том, что в тот момент была актуальность создания молодежных организаций, на них выделялись достаточно большие бюджетные средства… Для того чтобы этот грант им систематически выделяли, им надо было себя проявить активно в обществе. То есть был предмет, товар, товарно-денежные отношения с администрацией президента. А товар каков? И тогда они говорят, а наш товар таков – вы посмотрите, на улицах убивают людей, вы хотите, чтобы это продолжалось? Нет? Тогда дайте нам денег, и мы все уладим! У нас есть легальная организация, мы пустим средства на ее развитие и решим вопрос. Этот принцип разжигания часто использовался этими так называемыми политтехнологами. Часто! Каждый раз, когда нужны были деньги, разжигалась какая-то проблема искусственно – вот такими деятелями, как Горячев, Симунин, с использованием Тихонова и всяких радикальных групп, людей, фанатично настроенных на какие-то идеи. А потом выделялись деньги наши, налогоплательщиков, на то чтобы потушить этот пожар революции, который никогда без них не разгорелся бы».

Рассуждения Хасис соотнесены преимущественно с «Русским Образом», но они ровно в той же степени соотносятся и с «Местными», и с другими подобными организациями. Для любой из которых иметь в подручных таких людей, как Горячев и Тихонов, такую организацию, как «Русский Образ», – мечта. Ведь их заслуги всегда можно приписать себе, а в случае провала – «я не я и лошадь не моя». Что, собственно, и произошло, когда необдуманное убийство Маркелова и Бабуровой привело к крушению всех планов…

Между тем, блеф Симунина, помноженный на блеф Горячева, имел самые роковые, трагические последствия. Ибо в этот блеф поверил человек дела, Никита Тихонов. Которому Горячев совсем не случайно предъявил Симунина, так сказать, вживую, для пущей убедительности как доказательство своих высоких связей (даром что эта высота была в значительной степени мнимой).

Ход мысли был прост, логичен, убедителен. Поэтому на вопрос следователя: «Откуда вам известно о связях Горячева с Администрацией Президента, с кем конкретно он работал, кто эти люди, какова их роль?» Тихонов ответил: «Мне известно об этом со слов самого Ильи Витальевича, правда ли это или нет – я не знаю. Возможно, таким образом он пытался придать себе значимость и вес. Но если это не является правдой, тогда откуда у него уверенность в своей полной безнаказанности?»

Результат: Тихонов был убежден, что друг и партнер говорит ему все как есть, и это давало ему уверенность не только в правоте, но и чуть ли не в легитимности своих действий. На очной ставке с Горячевым в декабре 2013 года он показал: «Я до последнего времени полагал, что Горячев действует не по собственной инициативе. С моей точки зрения, он не такой отморозок, чтобы решать, кому жить, кому умирать, единолично. Значит, за ним кто-то есть, какие-то представители власти, на покровительство которых Горячев часто ссылался. И, спуская курок, я всегда чувствовал за собой поддержку людей влиятельных и тех, кто может прикрыть с высоты своих властных полномочий».

Скорее всего, отношения с Симуниным – реальный потолок возможностей Горячева. Не случайно он вообще имел особые отношения именно и только с «Местными», рассчитывая, быть может, на их горбу, как говорится, въехать в рай, а там – кто знает? – и потеснить их в раю. Ведь помимо Симунина он тесно общался также и с другими руководителями «Местных»: Сергеем Никулкиным и Алексеем Митрюшиным. Несколько слов о них.

Сергей Никулкин, он же СС в разговорах и переписке участников БОРН, вышел из широко известной ныне фанатской националистической структуры «Объединенные Бригады – 88» (ОБ-88), как, кстати, и Тихонов, и Волков, и некоторые другие фигуранты дела. Лидером которой стал после ареста будущего «борновца» Михаила Волкова. С 2009 года Никулкин исчез из поля зрения наблюдателей. А в те годы он был одним из региональных руководителей движения «Местные», при этом пользуясь в «правом движе» высоким авторитетом. Как пишет «Новая газета»: «Его фамилия и кличка всплыли в прослушке квартиры Тихонова и Хасис – оба говорят о нем с уважением и пиететом: “надо посоветоваться с СС”, “СС сказал, что так будет лучше”, “прислушиваюсь только к СС”… В ходе следствия выяснилось, что Никулкин – соавтор, если не автор “Стратегии 2020” – программного документа для ультраправых, ведущих подпольную (в том числе и вооруженную) борьбу с властью»157.

Неудивительно, что Горячев дорожил такой связью, ведь именно у Никулкина он получал разрешение на концерт «Коловрата», а на допросе признал, что в 2006 году, когда Никита Тихонов ушел на нелегальное положение, именно Никулкин поддерживал его финансово.

Алексей Митрюшин, как и Никулкин, вышел из ОБ-88. Был лидером ультраправой группировки «Gallant Steeds» («Бешеные жеребцы»). Примерно с 2001 года в рядах «Идущих вместе», а после превращения этой организации в «Наших» Митрюшин становится комиссаром движения. Позднее перешел в «Местные», возглавив там центральный штаб и стал исполнительным директором «Русского проекта» «Единой России».

В переписке Горячева с Митрюшиным, отраженной в деле, содержатся самые разные темы текущей политики. Обращают на себя особое внимание три: 1) как дискредитировать Белова-Поткина (Митрюшин спрашивает Горячева, сможет ли тот публично «прессовать» упомянутого)158, 2) как привлечь внимание общества к этнической преступности и 3) как ускорить уголовные дела против лидеров антифа. Согласование мероприятий, организованных «Русским образом», также шло через Митрюшина, в ответ Горячев по просьбам Митрюшина проводил различные кампании в «Живом журнале».

Как известно, разумный человек не кладет все яйца в одну корзину. Горячев не ограничивался контактами с Симуниным и его людьми.

Отдельно от «местной» группы поддержки стоит депутат-единоросс из Госдумы (с 2007) и лидер молодежного движения «Россия Молодая»159(с 2005) Максим Мищенко, который сам признает, что сотрудничал с «Русским Образом» по ряду направлений. Они проводили совместные акции и митинги, планировали в 2009–2010 годах запустить проект «Ермолов» – мониторинг диаспор и национальных меньшинств. Горячев, как мог, использовал и эту связь, что следует из его переписки: «Мищенко обещал запрос сделать депутатский, 4000 долларов».

В Рунете находятся фотографии бывшего депутата Мищенко, общающегося с Горячевым и его людьми на фоне флагов с рунами. Что до разразившегося скандала было, разумеется, отнюдь не предосудительно.Но после оного Мищенко был вынужден отмежевываться: де «Россия молодая» лишь частично разделяет взгляды «Русского Образа» и только в том, что касается нелегальной миграции.

С «Местными» у Мищенко, впрочем, было кое-что общее, ведь «Россия молодая»– это вполне аналогичная им организация (разнятся только масштабы). А кроме того, Мищенко оставлял свои депутатские благодарности различным бизнес-компаниям, помогавшим, как считают обозреватели, правому движению. Одна из таких фирм зарегистрирована на Леонида Симунина, что, видимо, не случайно. Однако в суд к Горячеву, в отличие от Симунина, Мищенко не явился.

Вот так выглядит не слишком длинный ряд людей, которые покровительствовали или разыгрывали покровительство Илье Горячеву, а тем самым и его проектам – как легальному «Русскому Образу» (осознанно), так и подпольному БОРНу (сами того не зная). На мой взгляд, известных нам фактов совершенно недостаточно для того, чтобы утверждать, будто бы проекты Горячева в какой-либо мере были и проектами Администрации президента. Однако наличие некоей обоймы представительных имен, контактов, позволяло Горячеву блефовать, выдавать желаемое за действительное. И он, увы, этим пользовался, как пользуются люди ничем не обеспеченным кредитом. Банкротство было не за горами.

Знакомство со всеми этими подробностями позволяет подметить интересную вещь. Для меня не подлежащий никакому сомнению факт – жестокая и последовательная русофобия Владислава Суркова, вот уже полтора десятка лет во многом, если не полностью, определяющего внутреннюю политику России. Однако Россия, как ни крути, – русское в своей основе государство. Поэтому в ее руководящих кругах неизбежно время от времени возникают персонажи, настроенные русско-националистически, причем порой весьма радикально. И действуют они вовсе не в том направлении, какого ждал бы и желал бы названный выше высокопоставленный русофоб. Больше того: создание, ради целей самосохранения власти, патриотических молодежных организаций, само собой оборачивается их преображением в организации националистического толка. А «управляемый национализм» при этом неизбежно превращается в неуправляемый.

Одним из результатов этих незаметных постороннему глазу, но подспудных тектонических сдвигов является, на мой взгляд, тот явный дрейф России к русскому национальному государству, который мы наблюдаем в последние годы. Что в очередной раз подтверждает известный тезис Льва Толстого об истории как «равнодействующей миллионов воль отдельных людей».

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2018
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования