sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
11 декабря 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Лаборатории национализма

Лаборатории национализма

Версия для печати Отправить на e-mail

О том, как трудно русским бывает достичь национального единства даже внутри одной страты, говорит непростая судьба того самого «русского согласия», которое было манифестировано в конце декабря 1996 года. Итоговое разминовение подписантов в политике выглядит вполне показательным. Оно происходило постепенно, обогащая Русское движение нюансами политической мысли и рисуя для него как перспективы, так и тупики.

Первоначальный круг идеологов нового русского национализма был узок30. И согласие между ними оказалось временным, разрушаясь по мере расширения данного круга. А расширение происходило быстро, национализм оказался востребован и привлекал к себе все новых участников общественной жизни.

Еще в 1996 году на одной из конференций в РОПЦе среди выступающих оказалось несколько молодых юристов, отметившихся острыми и умными выступлениями. Они держались сплоченно, лидером был председатель политологического клуба «Роза ветров» Вадим Сидоров. Полурусский-полуармянин (его семья бежала в 1990-м году из Баку, спасая свои жизни), он отличался умом, темпераментом, большой начитанностью, волевыми качествами и позиционировался как весьма радикальный русский националист, глава Союза русской молодежи. Сплотившиеся вокруг него студенты и аспиранты юрфака МГУ и Академического правового университета ИГП РАН, примерно десять человек (А. Дудко, А. Казаков, А. Жуков и др.), все исповедовали русский национализм, сочетая в своих представлениях архаизм (например, ортодоксальное христианство) и новаторство (например, предпочтение национального государства – империи, примат принципа крови над принципом почвы, выбор в пользу национал-демократии, а не национал-социализма и, наконец, выбор вообще национализма, а не патриотизма).

Среди наметившихся к тому времени интеллектуальных лидеров они предпочли Александра Севастьянова и сделали ему предложение создать общественную организацию под его руководством. Так в ноябре 1996 года была учреждена Лига защиты национального достояния (ЛЗНД), главной целью которой, в соответствии с профессиональным интересом большинства участников, стал перевод концепции нового русского национализма на язык закона.

Такой подход сразу вывел ЛЗНД на иной, наиболее высокий уровень теоретического осмысления русской проблемы, поскольку любая юридическая формулировка позволяет в максимально концентрированном виде суммировать все даже самые спорные аспекты той или иной дискуссии. Дисциплина мысли, умение смотреть в суть вещей и выражаться лаконично и точно – это стало визитной карточкой ЛЗНД.

Высшим достижением Лиги в практической политике стало принятие в 1998 г. закона «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны» (Севастьянов восемь лет неотступно действовал на данном направлении). А в теории русского национализма таким достижением стали проект новой Конституции России, а также законопроект «О разделенном положении русской нации и ее праве на воссоединение»31. Выше названных рубежей теория русского национализма не поднималась ни до, ни после того.

Именно на работе над проектом Конституции Севастьянов сразу же сосредоточил весь умственный потенциал своих молодых союзников. А они, в свою очередь, подключили к работе своих профессоров, высококвалифицированных юристов-цивилистов Института государства и права РАН и юрфака МГУ.

Оба документа прошли общественную апробацию. Проект Конституции был рассмотрен в 1997 г. на политологическом семинаре «Национальная доктрина России» в Российском общественно-политическом центре, а также на семинаре «Нация и государство» в Государственной Думе России и одобрен в целом. Предваряющая Проект статья Севастьянова была опубликована у Виталия Третьякова в газете «НГ-Сценарии» (14.08.97) под заголовком «Национализм с человеческим лицом. Создан проект “Русской Конституции”». Законопроект «О разделенном положении русской нации», впервые опубликованный в «Национальной газете» № 3/98, был кратко изложен Севастьяновым в Государственной Думе на конференции «Проблемы разделенности и утверждения международно-правовой субъектности русского народа в интересах защиты соотечественников за рубежом», проведенной Комитетом по делам СНГ и связям с соотечественниками Госдумы России 21.04.98 г.

Однако ни воплощения в жизнь, ни превращения в оплот русской консолидации, в центральный пункт русской повестки дня этим документам дождаться было не суждено. Во многом этому способствовало разделение изначально небольшого кружка националистически мыслящих интеллигентов на ряд отдельных штабов – «лабораторий национализма».

В сентябре 1996 г. учредитель «Национальной газеты» Виктор Давыдов опубликовал в ней программу, устав и манифест объединения «Золотой лев», куда вошли, кроме него самого еще Сергей Городников и Андрей Савельев. Хомяков и Авдеев воздержались. А Севастьянов, который кэтому времени уже расценивал Городникова как маргинала и дилетанта с признаками шизофрении, вообще стал отдаляться от указанного сообщества. И не вошел ни в него, ни в созданную в 1997 г. теми же людьми Национал-Демократическую партию32.

В конце 1996 года Давыдов, разочарованный «успехами» созданной им «Национальной газеты» (за два года из печати вышло всего четыре номера лишь по 4 полосы в каждом, довольно заурядного содержания), заключил договор с Севастьяновым, передав ему полномочия главного редактора. При этом бывший главный редактор Лобков и Городников, поставлявший основное содержание газеты, в том числе за счет своих писаний в стиле «фэнтези», оскорбились и от сотрудничества отвернулись.

Вскоре произошли события, разведшие Севастьянова и с Андреем Савельевым. Дело в том, что 1 ноября 1996 года в РОПЦе прошла Вторая конференция «Государство и национальная идеология» (организаторы «Национальная газета», РОПЦ и Объедине­ние «Золотой Лев»).Выступление Вадима Сидорова с позиции «национализм против этатизма» глубоко задело Сергея Пыхтина, «серого кардинала» КРО33 и личного близкого друга, соратника и соавтора Андрея Савельева. Пыхтин, самодеятельный политолог, к 30 годам насилу получивший диплом юриста-заочника, считал себя, однако, корифеем национальной мысли. Вскоре он предложил Севастьянову для публикации в «Национальной газете» свою критику взглядов Сидорова, написанную свысока и несдержанную в выражениях. Севастьянов опубликовал ее, но не отказал и Сидорову в публикации ответа. А этот одаренный юноша, гораздо яснее мыслящий и гораздо лучше образованный, чем его оппонент, выступил с умным и беспощадно ироничным памфлетом «Анти-Пыхтинг»34.

Этого оказалось достаточно, чтобы Пыхтин на всю жизнь стал личным врагом Севастьянова, затаив смертельную обиду. А заодно за своего лучшего друга обиделся и Савельев. В 1997–1998 Савельеввыпустил два номера журнала «Золотой лев», главным редактором которого стал Пыхтин. В своем журнале они, что называется, «без объявления войны», повели довольно грубую антисевастьяновскую кампанию, но нарвались на такой ответ в «Националке», который не оставил им шанса на победу. С тех пор, несмотря на две мирные инициативы со стороны Севастьянова, они так и не смогли поставить общественное выше личного и восстановить хотя бы рабочие отношения с коллегой по Русскому движению. Пыхтин незадолго до смерти в очередной раз отклонил протянутую руку, да так и умер, не помирившись.

Итак, вместо единой платформы, которую, казалось, обеспечивал манифест «Русское согласие», в 1996–1998 гг. в Русском движении образовалось несколько идейно-политических площадок, каждая из которых строилась вокруг одного или нескольких лидеров:

1) Лига защиты национального достояния и «Национальная газета» (лидер А. Н. Севастьянов);

2) общественное объединение и одноименный журнал «Золотой лев» и Национал-Демократическая партия (С. Городников35, А. Савельев, В. Давыдов и др.);

3) В. Авдеев, посвятивший себя с 1996 года расово-антропологической проблематике, принял решение не участвовать в политических группировках, но стал активно сотрудничать с журналом «Наследие предков» и такими интеллектуалами, как Анатолий Иванов и Павел Тулаев. В дальнейшем это плодотворное направление проявилось через журнал «Атеней» и создание книжной серии «Библиотека расовой мысли». Но труды Авдеева заслуживают отдельного разговора. Здесь стоит лишь заметить, что он сохранил добрые отношения со всеми, а сотрудничество с Савельевым и Севастьяновым;

4) П. Хомяков после распада Национал-Республиканской партии остался в качестве «серого кардинала» при Юрии Беляеве (впоследствии партия «Свобода»), а кроме того побывал в советниках у Льва Рохлина. Но после убийства оного занялся написанием книг в жанре «фэнтези» и «фолк хистори», где развивал квази-научные теории относительного прошлого и будущего человечества и России, чем резко отвратил от себя Севастьянова, прекратившего с ним всякое сотрудничество. В итоге стал проповедовать идеи национал-анархического, антигосударственного толка, еще сильнее разойдясь с бывшим соавтором по «Национал-капиталистическому манифесту России» и «Русскому согласию»36. Обретя аудиторию новых единомышленников, Хомяков встал на путь создания полуподпольной организации «Северное братство». Этот путь, как известно, привел его в тюрьму по обвинению в мошенничестве и экстремизме;

5) еще одна площадка для развития националистического дискурса сложилась на базе Народно-Национальной партии, газет «Эра России» и «Я – русский», журнала «Наследие предков» (А. Иванов-Сухаревский и В. Попов). Здесь нашли благодатную почву и поддержку идеи национал-анархизма, гитлеризма (А. Широпаев, И. Дьяков, В. Истархов), расизма и панславизма (В. Авдеев, П. Тулаев), а также, попеременно, православия и язычества;

6) ряд важных информационных и организационных проектов оказался связан с деятельностью рок-музыканта и политика Сергея Жарикова37, впоследствии устранившегося с политической сцены. С ним сотрудничали А. Архипов, И. Дьяков, А. Иванов, В. Авдеев и другие, в том числе в журнале «Атака»;

7) судьба А. Савельева до 1999 г. была связана с КРО, затем до 2003 г. с «Родиной» (Д. Рогозиным), затем с партией «Национально-патриотические силы России» (Шмидт Дзоблаев), потом снова с «КРО – Великая Россия», потом только с «Великой Россией». Савельев отвечал за программно-идеологическое обеспечение рогозинских инициатив, участвовал в работе редакции альманаха «Золотой лев». До самой своей смерти (2011) с ним сотрудничал С. Пыхтин;

8) своим путем развивалось родноверческое движение, как в столице, так и в провинции. В Москве основные теоретические разработки были сделаны Анатолием Ивановым, Владимиром Авдеевым, Игорем Синявиным, Владимиром Истарховым, в провинции – Алексеем Добровольским (Доброславом), Вадимом Казаковым, патером Дием и др. Оба крупнейших русских издательства – «Витязь» (В. И. Корчагин) и «Русская Правда» (А. М. Аратов) – тесно сотрудничали с названными лицами;

9) попытку развивать русский национализм православно-христианского толка предпринимали «Черная сотня» (Р. Штильмарк), РОНС (И. Артемов), а также некоторые церковники (например, о. Всеволод Свешников, автор брошюры «О русском национализме истинном и мнимом») и близкие им лица (в первую очередь, историк еврей В. Л. Махнач);

10) поиском национальной идеи активно занялись также некоторые казачьи организации, но в этой среде зачастую брала верх идея этнической отдельности казаков. Среди тех, кто стремился соединить русскую идею с казачьей, следует назвать атамана А. Ветрова, но стать видным теоретиком ему не удалось, да и лидером тоже, поскольку в русском движении авторитета добиться он не смог;

11) отдельно следует указать на многие десятки русских национал-патриотических газет разного калибра и достоинства, числом более 200, издававшихся на территории бывшего СССР. В 1997 г. был зарегистрирован Всеславянский союз журналистов, первым председателем которого был избран болгарин Тодор Дичев, впоследствии его место занял Борис Миронов. Последний попытался превратить ВСЖ в союз СМИ исключительно православно-христианской направленности, и организация тихо умерла в начале 2000-х.

Этот список не является исчерпывающим, но охватывает основные организации и называет наиболее крупных деятелей Движения.

Среди русских национал-патриотических изданий особняком стоит «Национальная газета» (А. Севастьянов), которая за 10 лет выросла в объеме (с 4 до 24 полос) и тираже (с 1 до 12 тыс. экз.) и все эти годы являлась главной трибуной для русских организаций и полигоном для русских активистов всех направлений38. Здесь появились не одна сотня статей теоретического и исторического содержания, интервью общественных деятелей, так или иначе продвигавших дискурс русского национализма. Часть из них была опубликована в сборнике «Ты – для нации, нация – для тебя. Избранные статьи из “Национальной газеты”. 1995 – 2002 гг.» (М., 2002).

* * *

Таковы были основные «лаборатории национализма» второй половины 1990-х гг., где «вываривался» современный дискурс русского национализма со всеми своими характерными особенностями и противоречиями. Нужно отметить, что между ними не существовало непроходимых границ. Многие активисты Русского движения, действуя в рамках одной лаборатории, входили и в орбиту других, осуществляя своего рода «перекрестное опыление»: идейное посредничество, сближение и сотрудничество.

Однако, с другой стороны, политическая и идейная конкуренция различных групп вела к обострению противоречий между ними. Накапливался идейный и личностный антагонизм, ожесточался тон теоретических дискуссий.

Это вело, среди прочего, к кристаллизации идейных позиций, ко все более четкому формулированию постулатов нового русского национализма. Одно за другим закрывались «белые пятна» националистической теории. На все самые острые и насущные вопросы один за другим находились адекватные ответы. Разрыв со старой национал-патриотической традицией становился все очевиднее и неизбежнее.

В результате к 2000 году в основных чертах сложилось то течение современной мысли, которое мы называем новым русским национализмом. Окончательно его постулаты откристаллизовались в последующее десятилетие.

Новый русский национализм – это национализм, выросший из советско-русского патриотизма, но оторвавшийся от него за последние 20 лет. Несмотря на то, что в нем сохраняются такие рудиментарные секторы, как право-консервативный (православно-монархический) и лево-консервативный (социалистический, в т. ч. национал-социалистический), наиболее популярным и перспективным сегодня является сектор национально-демократический39. Именно в нем с наибольшей силой проявилось то поистине новое содержание, которым не могли похвастать предшественники.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования