sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
13 декабря 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Политика Суркова в национальном вопросе

Политика Суркова в национальном вопросе

Версия для печати Отправить на e-mail

К концу 1990-х Кремль определился в отношении Русского движения. Чему во многом способствовала расправа над Рохлиным и разрушение ДПА как угрозы режиму. Пока Ельцин и его команда чувствовали себя недостаточно уверенно на внутриполитическом поле, русских националистов преследовали не систематически и не слишком жестко (Баркашев сидел за «вооруженный мятеж», но был амнистирован вместе с другими защитниками Белого Дома; Иванов-Сухаревский недолго сидел, будучи под следствием, но реального срока не получил; Лысенко сел за имитацию покушения на себя самого; единственной настоящей жертвой можно считать только Константина Смирнова-Осташвили, убитого в тюрьме). Прокуроры разных уровней, скорее, были снисходительны к националистам и помогали им не попасть в беду из-за неосторожных слов или поступков. Автору этих строк не раз доводилось испытать это на себе.

Словом, долгое время власть не замечала Русское движение и не считалась с ним. Известность приобрела фразочка Суркова, якобы брошенная Бабурину в ответ на жалобы на невнимание со стороны Кремля: «Чтобы мы вас стали замечать, научитесь хотя бы нам мешать».

Между тем, с течением времени выяснилось, во-первых, что русские националисты в целом позиционируются в оппозиционном секторе (хотя и Д. Д. Васильев, и А. П. Баркашев всячески демонстрировали лояльность Ельцину, но это было вполне вопиющим исключением). Во-вторых, что ориентация на силовые действия является живучей и мобилизующей весьма значительную часть Русского движения тенденцией. А в-третьих, что национализм постепенно расстается с положением политического маргинала и прочно прописывается в общественной жизни, его моральная правота привлекает русских людей разных сословий, включая предпринимателей и администраторов разного ранга.

Неудивительно, что куратор всей внутренней политики России, Владислав Сурков, подобно своему соплеменнику Юрию Андропову47, вскоре начал рассматривать Русское движение в качестве основной угрозы строю и режиму. Чему, надо полагать, немало способствовало национальное происхождение этого «серого кардинала» режима. (Однозначно он сформулирует свой подход на Пятом съезде Единой России, заявив, что у режима-де два главных противника: олигархи и националисты.)

Устранение угрозы военного переворота развязало руки Кремлю. Во внутренней политике возобладала позиция Суркова, решившего вообще изгнать, «зачистить» русских националистов с политического поля России. Без всяких церемоний. Даже тень самоорганизации русских попала под запрет: учрежденную 17 ноября 1999 г. Федеральную русскую национально-культурную автономию России Минюст под разными предлогами отказывался регистрировать, вопреки законодательству, но по прямому указанию Суркова. Да так и протянул дело (несмотря на прямое указание Таганского суда зарегистрировать ФРНКАР) до внесения в 2003 году поправок в закон 1996 года об НКА, по которым русским как национальному большинству свою НКА стало иметь не положено48.

Тем более оказались жестко пресечены в 1999 г. попытки русских националистов войти в круг легитимных политиков и официально представить свои позиции в представительном органе власти России – Государственной Думе. В Думу не смогли попасть и были отлучены от легальной политики даже относительно лояльные Кремлю симулякры – КРО и РОС. Тем более оказалась обречена на поражение попытка настоящих националистов войти в законодательную власть: имеется в виду участие в избирательной кампании организации «Спас», за официальным фасадом которой скрывались, с одной стороны, РНЕ, а с другой – ряд известных деятелей Русского движения, введенных в Центральный совет «Спаса» и включенных в федеральный список: Михаил Бурлаков, Валентин Лебедев, Борис Миронов, Александр Севастьянов, Виктор Селиванов. Набрав за первые же две недели рейтинг 15% («говорящими головами» на радио и ТВ выступали Миронов и Севастьянов), «Спас» был экстренно снят с выборов Замоскворецким судом г. Москвы по личному негласному распоряжению Ельцина.

В итоге к началу 2000 года в Русском движении вызрел капитальный кризис.

С одной стороны, обнаружила себя полная невозможность «штурма режима» в лоб, путем организации восстания, революции, переворота и т. д.

С другой стороны, потерпели поражение пресеченные властью попытки легитимации русских националистов путем участия в выборах.

Набравшее ход Русское движение внезапно и резко остановилось в вынужденном бездействии, не зная, что и как делать дальше.

Однако причины, породившие русское движение и давшие ему довольно быстрое и мощное развитие по восходящей никуда не исчезли. Нерешенность проблем русского народа по-прежнему во многом диктовала политическую повестку дня.

Политика Суркова означала лишь попытку заклепать предохранительный клапан на кипящем паровом котле. С тех пор эти попытки периодически возобновляются, уродуя естественный ход событий и внося в российскую жизнь угрозу нестабильности. Как и всегда в подобных случаях, лекарство оказывается опаснее болезни.

Можно сказать, российская власть собственными руками начала загонять Русское движение в подполье.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования