sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня четверг
13 декабря 2018 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Разворот

Разворот

Версия для печати Отправить на e-mail

Начало 2011 года было многообещающим, сулящим Русскому движению некий прорыв в конце года, когда должны были состояться выборы в Государственную Думу. Все ощущали боевой задор, настроения были самые наступательные. Что-то должно было измениться, это чувствовали все.

С 15 января начал работу сайт «Политсовет.орг», который по всем самым современным правилам создали мы с Игорем Шишкиным (он до 2008 года был главным редактором «Народного радио», а затем перешел в Институт стран СНГ). Сегодня этот сайт, закрывшийся через полгода работы из-за финансовых проблем, уже не найти в архиве интернета. Но какую-то часть общего дела он успел сделать, профессионально освещая ежедневные события. Главное – в марте-апреле 2011 года на этом сайте мною было опубликовано 17 резонансных судебных очерков о деле Тихонова-Хасис. Потрясение от самого дела, а более всего от личностей Никиты и Жени (я не думал, что когда-нибудь доживу до подобного), было у меня очень велико. Считал и считаю, что появление, пусть в ничтожно малом количестве, в Русском движении таких людей, сочетающих высокий интеллект с пламенным русским национализмом и жертвенностью, свидетельствует о наступлении нового периода нашей истории. Финал этой истории крайне тяжело, болезненно отозвался в душе…

Тем временем, потребность в создании объединительной русской организации (желательно партии) становилась все более очевидной. Подъем Русского движения, во всех его составляющих от физической до духовной и информационной, бросался в глаза и диктовал линию поведения. Естественно, что имея за плечами удачный опыт партийного строительства (не моя вина, что дело сорвалось), я достаточно четко представлял себе контуры будущей организации, руководствуясь не симпатиями-антипатиями, как это принято у нас, русских, а лишь трезвым расчетом.

Я понимал, что для того, чтобы объединить в одной структуре таких разных лидеров, как я сам, Константин Крылов, Александр Белов, Дмитрий Демушкин, Валерий Соловей, Игорь Артемов, Егор Холмогоров и некоторые другие (я называю наиболее дельных, способных к руководству, авторитетных и креативных), необходимо поставить в центре фигуру нейтральную, компромиссную, не вызывающую ни у кого аллергии и вместе с тем обладающую хорошей репутацией как в Русском движении, так и вообще в общественном мнении. Такой фигурой мне виделась Наталия Холмогорова, чья политическая история как русской правозащитницы не имеет темных пятен, зато является вполне успешной, публичной и максимально благоприятной для пиара. Разумная, порядочная и договороспособная, Холмогорова, конечно, вела бы свою линию, но не стала бы устраивать партийные склоки сама и других бы сдерживала ради пользы общего дела. Я понимал, что поставив ее на авансцену и имея за кулисами таких матерых деятелей, как перечисленные выше, мы сотворим оптимальную конструкцию для раскрутки в общественном мнении, с одной стороны. А с другой, создав, как некогда в НДПР, институт сопредседательства (при формально председательствующей Н.Х.), накроем все секторы Русского движения, привлечем все его слои, обеспечим идеальное функционирование всех составляющих, от идейно-пропагандистской до организационной и массовой.

Этой идеей я поделился для начала с самой Холмогоровой и с Константином Крыловым, которого считал не только наиболее важной для дела, но и наиболее близкой мне по взглядам фигурой. Я понимал, что если наш закулисный тройственный союз состоится, то в дальнейшем он и будет определять судьбу вновь созданной партии, хотя настоящего успеха ей не видать, если под ее знамена не встанут все остальные.

На той встрече я услыхал только обещание Крылова подумать над моим предложением, а ответ по существу получил вскоре не от него, а от его супруги Надежды Шалимовой, видной активистки Движения. На очередном заседании редсовета «Вопросов национализма» она сказала мне приватно, что напрасно я выдвигаю вперед фигуру Холмогоровой, потому что недавно состоялось-де совещание лидеров Русского движения и все сошлись-де на том, что единой объединяющей всех фигурой может и должен быть только Константин Крылов. Я ответил, что поскольку мы с Крыловым очень схожи в своих типовых чертах, то я, если бы мог верить в перспективы подобного лидера, давно выдвинул бы на эту роль самого себя. Но поскольку я трезво сознаю свою, а соответственно и Крылова, невозможность в данной роли, то я в отношении и себя, и Константина ничего, кроме скепсиса, не питаю, никаких иллюзий. А сам тем временем подумал, что либо я ничего не понимаю в Русском движении, либо Надежда что-то путает и выдает желаемое за действительное. Но она говорила так безапелляционно, так уверенно, что мелькнула мысль: наверное, я просто отстал от жизни и не знаю внутренних обстоятельств, не понимаю чего-то важного. Я не стал настаивать на своей правоте, понимая, что не буду услышан.

Прошло совсем немного времени, и уже в апреле-мае мир узнал о создании этнополитического объединения «Русские» с соруководителями Беловым и Демушкиным во главе, где для Крылова места вообще не нашлось. Я убедился, что у меня с головой все в порядке и мое знание о Русском движении точно, а шанс на создание единой русской партии утрачен, как обычно, из-за лидерских амбиций отдельных личностей. Жаль, конечно, но вмешиваться было уже поздно, да и что можно сделать, если твои аргументы заведомо не будут услышаны?

Тут необходимо сделать небольшое отступление, чтобы рассказать об одной инициативе, имевшей определенное значение для последующих событий.

* * *

В то время как еще действовал БОРН, а «Русский Образ» надеялся воспользоваться плодами этой деятельности, 21 ноября 2010 года в туркомплексе «Измайлово» прошла учредительная конференция нового молодежного политического движения «Русский Гражданский Союз». В Оргкомитет учредительной конференции «Русского Гражданского Союза» вошли Антон Сусов, Дмитрий Феоктистов, Александр Храмов. Каждый из которых ради вхождения в этот ареопаг, отряхнул со своих ног прах бывших учителей и покровителей: Сусов – ДПНИ, Феоктистов – Михаила Касьянова, Храмов – Широпаева.

Они, так же, как незадолго перед этим ДПНИ во главе с Александром Беловым, попытались присвоить себе входящий в моду бренд национал-демократии188, понимая ее исключительно на западный образец, то есть без всякого национализма – но за житейский комфорт и личную неограниченную свободу. Заявляя при этом, что их движение «открывает новую страницу в российской политике и кладет начало широкому сотрудничеству русских националистов и демократической оппозиции» (впоследствии этот тезис разовьется в союз с либеральным «болотом»).

В своем «Манифестеоб образовании Национал-демократического движения Русский Гражданский Союз» от 19 ноября 2010 года они провозгласили идею, почерпнутую в трудах Валерия Соловья, которую он, в свою очередь, подхватил у ряда западных историков (Лакер, Хоскинг и др.), о том, что «от имперских традиций Российской империи и СССР РФ унаследовала худшую из них – колониальный характер государства. При этом роль колонизируемого народа в нем отведена в первую очередь русским, которые в ходе территориальной экспансии превратились из собирателя земель в народ-донор для национальных окраин и коррумпированной бюрократии». Отсюда со временем они сделают радикальные выводы в духе широпаевского Национал-демократического (на деле национал-анархического) альянса.

Таким образом, с самого начала при создании РГС в его идейную платформу оказались заложены основы, которые в ближайшем будущем вначале превратят его в локомотив русского национал-либерализма и национал-анархизма, а потом закономерно приведут к бесславному концу. Подведя к этому концу и тех, кто опрометчиво потянулся за «молодыми, способными ребятами» и вступил с ними в роковой союз, не разглядев гнилую сущность «талантливой молодежи».

О нас, своих предшественниках и старших товарищах, он высказались без сантиментов и крайне упрощенно: «русское национальное движение не смогло стать идеологией национального освобождения, оказавшись в плену у имперско-шовинистического мировоззрения (? – А.С.). Деятели русского движения, симпатизировавшие авторитаризму красного, белого или коричневого толка, были не в состоянии в критические моменты возглавить демократические преобразования».

Дальнейшие рассуждения в духе «ты, брат, неловок, дай-ка я попробую» были вполне естественны: «В последние годы ситуация начала коренным образом меняться. На авансцену российской политики вышла русская национал-демократия. Национал-демократия зарекомендовала себя как проверенную временем и опытом идейную основу национально-освободительной борьбы многих народов… Только соединение национальной идеи с идеей свободы может дать идеологию, на основе которой русские смогут работать над созданием политической нации, а не консервировать существующий строй».

С какой стати нам, русским, не воссоздав свою этническую нацию, браться за создание политической, авторы, конечно, объяснить не смогли. Но весьма амбициозно провещали: «Русский Гражданский Союз ставит перед собой задачу превратить национал-демократию из концепции, выдвинутой группой интеллектуалов, в идеологию массовой политической мобилизации». С этой задачей им было справиться не суждено, они ее с треском провалили. Одна из причин этого в том, что провозгласив верную цель – русскую национальную государственность, они умудрились дать ей ложное и противоречащее самой этой идее содержание, выдвинув на первый план требования «федерализма и регионализма». Подробную критику этой ошибочной концепции (главным теоретиком РГС был молодой биолог Александр Храмов) читатель найдет в другом месте189. Это была не единственная принципиальная ошибка РГС, хотя и важнейшая, но подробно останавливаться на этом сегодня вряд ли стоит. Достаточно сказать, что с течением времени РГС скатился к самой отъявленной либеральствующей русофобии, вызвав заслуженное омерзение в тех самых русских массах, приманить которые на гнилую наживку весьма наивного западничества они надеялись.

Но на своем старте РГС, естественно, избегал резких суждений и движений и пытался заручиться широкой поддержкой в Русском движении. В анонсе было указано: «В качестве гостей на конференции выступят представители как националистических, так и демократических организаций. В частности, к участникам конференции с приветственным словом обратятся представители Движения Против Нелегальной Иммиграции, Русского Общественного Движения, “Русского Образа”, Национал-Демократического Альянса, партии “Правое Дело”, Российского Народно-Демократического Союза и других движений, а также известные эксперты, историки и публицисты… На конференции будет рассказано о планах нового движения, состоится подписание “Декларации русских национальных организаций”, предложенной ДПНИ и “Русским Образом”, а также заявлено о поддержке акций в защиту гражданских прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ».

Меня, однако, на ту конференцию пригласить весьма предусмотрительно забыли. В последний момент это сделал лично Антон Сусов, когда ему добрые люди намекнули, что как-то неудобно делать заявку на русскую национально-демократическую организацию в отсутствие живого отца-основателя течения…

Маргинальное и эфемерное существование РГС не стоило бы, возможно, столь подробного рассказа, если бы не одно важное последствие его шумного фальстарта. К большому несчастью, яркий блеск фальшивых идейных и кадровых драгоценностей РГС (а наипаче его присяга идеалам национал-демократии, хоть и ложно понятой) привлек супругов Крылова и Шалимову, уже задумавшихся над созданием собственной, «национал-демократической» партии190. В молодых кадрах, продвинутых и современных юношах, создавших РГС, они увидели перспективного союзника, ради которого со временем даже поставили на карту свою политическую репутацию. Ну, а для тех честь и выгода стоять плечом к плечу с авторитетными старшими товарищами была изначально слишком очевидна. В результате Русское движение получило в лице НДП и РГС «скованных одной цепью» партнеров, но в реальности это был тлетворный союз относительно здорового, хоть и слабого политического актора – с более молодым и сильным, но зачумленным… Результат сегодня налицо.

Но до столь драматического развития событий было еще далеко.

* * *

А пока что в мае 2011 года произошло обнадеживающее событие. Жириновский, лихорадочно ища себе новую опору, новую электоральную базу в преддверии думских выборов, решил обратиться за поддержкой к русским националистам. Он в очередной раз мобилизовал кое-кого из подручных русофилов и через них собрал у себя во фракции на Охотном ряду весь русский национал-патриотический бомонд, включая автора этих строк. На этом форуме прозвучали многообещающие речи с обеих сторон (я, правда, отмолчался, ограничившись ролью наблюдателя). Со своей стороны Жириновский посулил националистам всяческую поддержку и предоставление думских площадок для наших мероприятий. Выступивший с ответным горячим словом Александр Белов взял на себя смелость гарантировать ЛДПР нашу поддержку на выборах. И т.д.

Важнейшим общим решением прозвучало намерение создать объединенный Русский общественный комитет (РОК) с участием ЛДПР для координации всего Русского движения. Имея прямой выход на Думу и собираясь в ее стенах, такой комитет обладал бы неформальным, но весомым статусом и мог бы оказывать реальное влияние на текущую политику.

На указанном мероприятии у меня состоялось полезное знакомство с одним из функционеров ЛДПР, не из последних. Действуя во многом через него, я попытался сблизить РОД Крылова-Холмогоровой с ЛДПР, чтобы обеспечить людям, которым доверял, прочные позиции и влияние в создаваемом Русском общественном комитете. После чего, до предела измученный морально процессом Тихонова-Хасис, посвятив ему 17 судебных очерков и репортажей, я уехал в Крым на все лето до конца сентября, имея большие творческие планы, которые полностью осуществил, да еще с превышением. Я был уверен, что, свободно предавшись науке и публицистике, оставляю Русское дело в надежных руках. И все у нас, что называется, на мази.

О, как я ошибался! Именно это злосчастное для Русского движения лето и стало тем оселком, на котором обнаружилась вся его несостоятельность…

Уехав в Крым, я продолжал переписываться с РОД и ЛДПР, предлагая свое видение проблемы: составил «Статус» и «Регламент» Русского комитета. Первый из этих документов размещаю тут полностью:

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2018
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования