sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
11 декабря 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Русская национал-демократия в своей основе и в развитии

Русская национал-демократия в своей основе и в развитии

Версия для печати Отправить на e-mail

Для характеристики изначальной русской национал-демократии следует пересказать текст автора этих строк Александра Севастьянова, опубликованный в статье «Национал-демократия – не национал-социализм» (2010).

Что такое национал-демократия?

Самое краткое определение: это демократия для своих. Или демократия, ограниченная по национальному признаку.

Национальная демократия зиждется на таком понимании нации, которое сложилось в современной России у наиболее продвинутых юристов-цивилистов и этнополитиков.

Итак: нация есть такая фаза развития этноса, в которой он обретает свой суверенитет, выражающийся в собственной государственности. И – более краткое, но равнозначное определение: нация – это государствообразующий этнос.

Исходя из приведенных дефиниций, легко продвинуться к пониманию смысла термина “национал-демократия”: этодемократия, действующая в рамках нации. Подчеркну еще и еще раз: нацияв данном понимании есть этнонацияи ничто иное.

Подведем итог: что же такое национал-демократия по-русски?

В области идеологии это учение, противостоящее с одной стороны – национал-социализму, а с другой – автократизму независимо от вида автократии (монархия, президентская республика и т. д.) с позиций этнократического цензового республиканизма.

В области политики это такое государственное устройство, которое допускает все формы собственности на средства производства (но не на природные ресурсы, остающиеся в собственности государства), признает разделение властей при главенстве власти законодательной, имеет республиканскую форму правления, соблюдает основные права и свободы не только гражданина, но и нации (государствообразующего народа), однако гражданство при этом принадлежит только коренным народам страны и приобретается по праву рождения, как в Германии, Израиле и др.

В области экономики национал-демократия базируется на национал-капитализме и является его высшей функцией и одновременно высшей санкцией.

Главный документ современного русского национально-демократического движения, разъясняющий все эти вещи до последней тонкости, – это проект Конституции России, разработанный Лигой защиты национального достояния в 1997 году и с тех пор неоднократно публиковавшийся и обсуждавшийся. Ибо он коротко и ясно, в понятных всем четких и недвусмысленных юридических формулировках разъясняет любому желающему суть Русского национально-демократического государства. Этим документом увенчался первый период развития национал-демократического дискурса, зародившийся при описанных выше обстоятельствах. Приложением к нему служит пакет разработок, касающихся построения русского национального государства27.

Следует заострить здесь внимание читателя на абсолютной реальности водораздела: национал-демократия и национал-социализм «есть вещи несовместные». В очередной раз этот факт проявился недавно, при широком обсуждении «Семнадцати новых вопросов русскому националисту» Павла Данилина28.

Однако развитие событий выявило противоречие не только между национал-демократами и национал-социалистами.

Во второй половине 2000-х гг. в развитии самого национал-демократического тренда появились признаки идейного раздвоения и внутренней противоречивости. В высказываниях ряда видных активистов на первый план стало выходить либерально-демократическое начало, вытесняя (и компрометируя) при этом начало националистическое. Если в 2002–2008 гг. тон в национальном движении задавала Национально-Державная партия России, сопредседателем которой состоял национал-демократ Севастьянов, то в 2012 г. состоялся учредительный съезд Национал-демократической партии (лидер Константин Крылов), в которой державнический тренд уже не просматривается вовсе, скорее налицо его противоположность, зато очень много говорится о гражданских правах и свободах.

Понятно, что перед нами оказались налицо два противоречащих друг другу варианта национал-демократии совершенно «разного разлива».

Изменения связаны, во-первых, с экспансией национал-анархистского, не только антиимперского, но и вообще антигосударственнического тренда, чем усердно занимались в течение долгих лет проф. Петр Хомяков и Алексей Широпаев, а также их адепты. Большую активность на национал-демократическом поле развили было сайт Академии национальной победы (АНП) и сайт Национально-демократического альянса (НДА), связанные с Широпаевым, Лазоренко и Хомяковым. Беда в том, что демонстративное отстранение нынешней Российской Федерации от бед и проблем русского народа провоцирует встречное отстранение народа от якобы «своего» (на деле чужого и чуждого) государства. Что, конечно, льет воду на мельницу анархистов.

А во-вторых, они связаны с появлением в Русском движении молодого поколения, воспитанного в постсоветской России на идеалах индивидуализма, эгоизма, потребительства, масскультуры и стремления к личной свободе и комфорту, в традиции преклонения перед западной моделью жизнеустройства, перед якобы неотвратимой поступью глобализации. Их представления о демократии отчетливо отдают анархизмом и либерализмом – непременными спутниками индивидуализма.

В результате воздействия этих факторов, место национал-демократии в умах многих ее сторонников и противников занял чистой воды национал-либерализм. Где национальная идея размыта до предела, где национальность подменяется гражданством, а нация, соответственно – согражданством, где идея сильного централизованного национального государства отвергается вовсе, а права и интересы индивида ни в коей мере не уравновешиваются правами и интересами нации как целого, где идеалом выставляется западное общество с его смертоносным культом личной свободы и комфорта. Собственно, по мнению ряда аналитиков (я не из их числа), национал-либерализм как бы и вовсе не национализм. Понятно, что наблюдая подобные метаморфозы, записные, закоренелые либералы, хоть и морщатся по-старинке брезгливо, но предлагают различные варианты союза этим «новым национал-демократам», рассчитывая использовать националистов в своей игре29.

Неудивительно также, что и лидеры этой «новой национал-демократии», такие как Валерий Соловей, Константин Крылов, Владимир Тор или Александр Храмов, охотно идут на контакт и сближение с либералами, совместно выступают с ними на «болотных» мероприятиях. Характерной фигурой является Александр Храмов, молодой выходец из широпаевского НДА, теоретик национал-либерализма, подчинивший своему влиянию более политически матерого и умелого, но идейно рыхлого, несобранного Крылова. Именно Храмов явился фигурой, отчетливо связующей НДП как с национал-анархистами, так и с национал-либералами и просто с либералами, стремящимися приручить и подмять под себя русских националистов.

Ущерб, который терпит идея национал-демократии от подобных интерпретаций, –неописуемо велик и всем заметен. У широких масс националистов выражение «национал-демократ» стало едва ли не бранным, близким по смыслу к «национал-предателю».

Тем не менее, объективные изменения постсоветского общества диктуют свои условия, и сегодня можно говорить о заметном дрейфе всего русского движения в сторону национал-демократии. Этот вызван дрейф осознанием (наконец-то!) лидерами националистов необходимости идейно завоевать и перетянуть на свою сторону, в первую очередь, причем в массовых масштабах, верхние общественные страты: интеллигенцию (в т. ч. бюрократию) и предпринимателей. Ибо будущее всецело зависит от них, а не от «народных масс», чье присутствие в политике сегодня полностью свелось лишь к участию оболваненного контингента в выборах. Ни больше ни меньше. Что исключает плодотворность обращения к национал-социализму иначе как к дешевой приманке, к расхожему, популярному в массах, но неосуществимому идеалу, заведомо осужденному, однако, на провал.

Но это лишь одна сторона вопроса.

Мы свидетельствуем, что национал-социализм, хотя и не имеет сегодня сколько-нибудь внушительного организационного оформления, не сдал свои позиции. Более того: это все еще мейнстрим, набирающий множество сторонников в низовых, социально дефективных стратах общества по мере роста кризиса – обнищания масс, безработицы, техногенных катастроф, социальной и национальной напряженности и т. п.

Таким образом, за противостоянием национал-демократии и национал-социализма просматривается столкновение двух общественных страт, социальная психология каждой из которых представлена одной или другой идеологией. Перед нами идеология творческого, созидательного, сведущего и могущественного меньшинства с одной стороны – и идеология бессильного и малосведущего большинства с другой.

Трагедия, однако, в том, что обе страты суть две части единой русской нации, и будущему русскому правительству, Русскому национальному государству необходимо будет примирять их интересы и установки, искать пути к национальному единству через социальный компромисс и гармонию, через баланс взаимных требований. И, соответственно, через конвергенцию названных идеологий.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования