sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня вторник
19 июня 2018 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Русский Ареопаг

Русский Ареопаг

Версия для печати Отправить на e-mail

В 2000-е годы на горизонте русской национальной мысли стали появляться новые или не замеченные прежде фигуры. К концу десятилетия их концентрация достигла высокой степени – настолько, что встал вопрос о консолидации умственных сил русских националистов. Кто стал участником этого неизбежного исторического процесса?

К несомненным достижениям русской идеи в те годы следует отнести опубликование доктором исторических наук Валерием Соловьем трех книг, написанных на основе его кандидатской и докторской диссертаций178, одна в соавторстве с сестрой, также доктором исторических наук Татьяной Соловей: «Русская история: новое прочтение» (М., 2005), «Кровь и почва русской истории» (М., 2008), «Несостоявшаяся революция» (М., 2009, презентация успешно прошла в журнале «Москва»). Мне довелось трижды писать рецензии на эти замечательно интересные и важные книги, пробуждающие желание не только соглашаться, но и мыслить, и возражать: для «Политического класса», для «Литературной газеты» и для «Вопросов национализма»179. В последнем из этих текстов я писал:

«Прежде всего должен от лица всех русских национал-патриотов выразить глубокую признательность авторам, двум докторам наук – а Валерию Соловью, с учетом предыдущих книг, в особенности – за их бесперецедентный подвиг: своими книгами они пробили огромную брешь в заговоре молчания вокруг русской темы. Не секрет, что наша академическая наука чуждается, даже чурается этой темы, предпочитает ее замалчивать, наложила негласное табу на русскую проблематику. Причем книги Соловьев новаторские, разрушающие многие ложные и обветшалые представления и псевдоценности.

По очень большому ряду позиций эта книга совпадает с моими убеждениями и с теорией этнического русского национализма, которая разрабатывается в течение двух последних десятилетий. В частности, я согласен с Соловьями в том, что:

– русскость определяется по крови, а не по языковым, культурным или цивилизационным критериям;

– русским людям всегда был неосознанно, инстинктивно присущ расовый образ мысли, проявлявшийся в высокой степени эндогамности;– Россия создана именно русским и никаким другим народом;

– Россия либо будет русским национальным государством, либо ее не будет вообще;

– номинальная имперская метрополия – русская Россия – на деле была “внутренней колонией”, где национальная периферия существовала и развивалась за счет центрального (русского) народа. Русские дискриминировались и эксплуатировались (чем дальше тем больше) в пользу этнических меньшинств;

– главный конфликт исторической России – между русским народом и имперской властью, имперской парадигмой (здесь я должен буду ниже оговориться);

– при этом реально существовал симбиоз государства и русского народа, приносившего себя в жертву сознательно; однако одновременно народ неосознанно истощался как ресурс;

– осознание либо прочувствование указанного конфликта привело, в конце концов, к полному внутреннему разрыву симбиотической связи и безучастному отношению русских к гибели СССР, который не был ни государством русских, ни, тем более, государством для русских (вообще, анализ антирусской сути большевизма и советской власти у авторов беспощадно точен и вызывает восхищение смелостью, основательностью и последовательностью разоблачений);

– современная Россия, будучи по своему составу совершенно иной, чем до 1991 года, мононациональной русской страной, сохраняет, однако, старую установку на дискриминацию и эксплуатацию русских и даже ужесточает ее, выбивая основание из-под надежд на новый симбиоз; соответственно, русских перестало устраивать государство Российское в его нынешнем виде;

– “Русские перестали быть имперской нацией” (общественное сознание еще не переварило этот факт, но дело идет к тому);

– всякий мессианизм вообще (имперский в частности) должен быть сдан в архив: для русских пришло время заняться исключительно собой; суть происходящего – “превращение русских из народа для других в народ для себя”;

– существуют три альтернативы для современного русского национализма: преобразование империи в русское национальное государство / трансформация континентальной империи в колониальную / полное уравнение русских в правах со всеми народами России;

– современный русский национализм либерален и демократичен180; его ближайшее будущее – выход за пределы “политического гетто”, для чего следует решительно расстаться с любыми рудиментами консерватизма.

В общем и целом все, написанное Соловьями на тему “русские и империя”, а равно принципиальный биологизм авторов, вызывает у меня понимание и согласие кроме двух моментов…».

Но не буду здесь останавливаться на своей критике соловьевских книг, поскольку ее много и она подробна. Читатель может сам найти ее в указанных публикациях. А я закончу разговор о книгах Соловья практическим выводом, сделанным по их изучению:

«Позволив “деревенщикам” и социалистам олицетворять русское движение, националисты брежневской эпохи пошли “поперек прогресса”, разошлись с историей – и все проиграли.

С ними проиграла и вся Россия, весь русский народ.

Современная формация русского национального движения, чтобы победить, должна учесть все эти ошибки. Она должна апеллировать к наиболее прогрессивной части общества. Она обязана вынуть “щи из бороды” (вариант: “бороду из щей”), предстать в облике интеллектуального форпоста, исключительно урбанистического, цивилизующего и технотронного, постмодернистского и авангардного, а вовсе не консервативного толка. Обязана осуществить “союз ума и капитала” (русской интеллигенции и русского предпринимательского класса), чему увлечение социализмом может только навредить. И пуще огня должна бояться выхода из оппозиционного сектора политики, памятуя судьбу своих предшественников начала и конца ХХ столетия».

Выход книг обернулся для Валерия Соловья своего рода триумфом как в академической среде (он стал завкафедрой пиара в МГИМО), так и в националистической. Его охотно стали приглашать на различные мероприятия русских националистов, от конференций ДПНИ до Русского марша, в 2010 он принял участие в создании Русского гражданского союза, его называли идеологом этой молодежной организации. Политические амбиции Соловья, подогреваемые таким признанием, а возможно и обещаниями высоких покровителей, на существование которых он не раз намекал нам, простирались весьма далеко и росли вместе с авторитетом. О его дальнейшей эволюции и роли в Русском движении будет сказано ниже.

Но не только звезда Соловья засияла в 2000-е годы на российских интеллектуальных горизонтах светом русской идеи. Рядом с нею восходили и другие яркие звезды: Егор Холмогоров, Сергей Сергеев, Александр Самоваров, Михаил Ремизов, Константин Крылов и другие. Сложилась целая генерация, так сказать, второй эшелон181теоретиков нового русского национализма (норовящий порой, как водится, предстать в качестве первого). Об этих людях следует сказать отдельно.

Талантливый самородок, очень эрудированный, несмотря на отсутствие систематического образования, журналист, историк и православный деятель Егор Холмогоров ныне известен как телеведущий, блогер и редактор сайтов «Русский Обозреватель» и «Новые Хроники», ведущий сайта «100 книг». Наиболее популярный представитель русского национализма в электронных СМИ и интернете, не чуждавшийся и общественно-политических структур. Своей карьерой во многом обязан знакомству с нынешним министром экономического развития, а тогда видным членом команды Чубайса и Гайдара, одним из организаторов дефолта 1998 года Алексеем Улюкаевым, для выборной кампании которого в 1999 году Холмогоровым была написана пропагандистская брошюра «Правый поворот. Программа правильной жизни, здоровой экономики и честной политики» (Улюкаев шел на выборы от Союза правых сил). Впервые Холмогоров стал заметен на Русском марше в 2005 году, когда с иконой Казанской божьей матери в руках встал впереди колонн. С конца 2006 года он уже президент Академии национальной политики, организатор «Высшей школы политики» при РГГУ, с 2007 года ведущий автор, а там и главный редактор сайта «Русский проект» правящей партии «Единая Россия» (руководитель Иван Демидов), а также модератор созданного в рамках этого проекта «Русского клуба». В 2012–2013 гг. был соведущим программы «Реакция Вассермана» на НТВ, будучи единственным из русских националистов, совершившим подобный прорыв на телеэкран. 6 февраля 2012 года удостоен участия во встрече политологов с Владимиром Путиным, представляя русский национализм наряду с Михаилом Ремизовым. Еще в декабре 2011 года, выступая на митинге, Холмогоров призвал к созданию «Русской Партии» и уже в марте 2012 был избран членом оргкомитета Национально-демократической партии России. Однако через полгода разочаровался в этом проекте, сложил с себя полномочия и вышел из партии.

Холмогоров как публицист выгодно отличается от многих твердостью позиций в ряде основополагающих вопросов, к примеру, в отношении Великой Отечественной войны, подвига русского народа в ней, в отношении национал-предателей типа Власова и современных власовцев и власовщины; в отношении разного рода федералистов-сепаратистов, сторонников децентрализации России; в отношении избыточной демократии, переходящей порой в национал-либерализм и национал-анархизм, огулом охаивающий не только весь советский период нашей жизни, но и вообще всю нашу государственническую традицию (почему Егор и вышел из НДП); в отношении «братской» Украины и бандеровцев (внесен Киевом в черный список) и т. д. Не говорю уж вообще о его позиции разумного консерватизма, включая правильное понимание проблем семьи, пола и т. п. По убеждениям национал-державник, он ближе всех мне сегодня в идейном спектре русской публицистики. Мне не случалось с ним полемизировать (не было серьезного повода), но и сотрудничать не приходилось, однако я всегда рад видеть его среди участников любой полемики, предполагая, что именно Холомогоров отстоит правильную точку зрения, притом выразительным, ярким русским языком. Чего в этом феномене больше – добротных знаний, таланта или верного национального инстинкта – я не знаю, но пока что практика оправдывает мое доверие. Конечно, поручиться, что так будет всегда, я не берусь, будучи свидетелем многих неожиданных кульбитов мысли известных лиц…

Противоположностью Егору представляется мне Михаил Ремизов, который с апломбом корифея постоянно излагает в корне неверные теоретические позиции совершенно ужасным квазинаучным «птичьим» языком, практически уже нерусским. Человек, безусловно, очень умный и образованный, Ремизов отчасти является жертвой последнего обстоятельства, ибо базируется на западной школе политологии. Чрезмерная вестернизированность Ремизова бьет в нос, проявляясь как в письменной и устной его речи, так и в позиции закоренелого конструктивиста и идеалиста, искренне считающего нации «воображаемыми сообществами», по Андерсону. Мне не раз доводилось критиковать его в печати182, так что подробности своего отношения могу опустить, но лишь одно замечание сделать необходимо: я считаю теоретически совершенно недопустимым понимание нации в России как согражданства (во франко-американской традиции). Ремизов же на том стоит твердо, словно взявшись обеспечить санкцию на патриотизм для дерусифицированной российской властной элиты. Благодаря чему, видимо, и используется ею как штатный представитель «русской идеи», имея в действительности к оной идее весьма поверхностное отношение. Если перефразировать Станиславского таким манером: «любите политику в себе, а не себя в политике», то придется признать, что Ремизов не слишком соответствует этому завету. А чего бы и ждать от политолога, выпестованного Павловским и Белковским? Впрочем, как писал Козьма Прутков, «и терпентин на что-нибудь полезен»: Ремизов, безусловно, один из тех, благодаря которым русский национализм прописался в легальном секторе политики (вплоть до Кремля), куда многих прочих не очень-то пускают.

К числу «недопущенных» относится, к примеру, историк и публицист Александр Самоваров, яркая, неординарная и неоднозначная личность, смело и самобытно мыслящая. Ученик историка Аполлона Кузьмина (МГПУ), воспитанник и биограф негласного лидера «русской партии» (в брежневскую эпоху) Сергея Семанова, Самоваров постепенно вызрел в одного из заметных идеологов русского национализма. Особенно – развернувшись с многочисленными статьями на электронных страницах АПН, но также и выпустив, начиная с 2007 года, ряд интересных книг: «Нужно ли нам возвращаться в СССР?», «Останутся ли в России русские?», «Перспективы русского национализма», «Русское возрождение», «Русские в Париже в 1814 году» и др. Увлекающийся и не всегда основательный в своих построениях, Самоваров привлекает здоровой искренностью, полемическим задором и огнепышущей ненавистью к русофобам, широтой мышления и исторических ассоциаций, живым и образным языком, оригинальностью постановки и решения проблем. Словом, этот автор прочно занял собственную нишу и, хотя отличается неуживчивостью характера, является по факту ценным членом идеологической когорты русского национализма.

Не менее яркой, неординарной и неоднозначной личностью из «недопущенных» я считаю идеолога русского национал-социализма Андрея Борцова, чьи публикации, в т. ч. в электронных СМИ, по данной теме можно смело назвать самыми талантливыми и фундированными из всех современных. Впрочем, он легко пишет на любые темы, быстро и верно, как правило, схватывая самую суть и мастерски собирая фактуру в интернете. Мои с ним расхождения в оценке социализма как феномена не могут заслонить для меня его очевидную одаренность.

Особняком стоит фигура Константина Крылова, которому Русское движение весьма многим обязано и который войдет в историю как одаренный организатор, без которого не сложился бы целый ряд важнейших элементов русского общественного бытия, начиная от таких медиаресурсов, как сайт АПН и журнал «Вопросы национализма», и заканчивая правозащитной организацией и собственной политической партией (подробности ниже). Трудно даже исчислить все инициативы и процессы, которые держатся на этом деятельном и умном человеке, умеющем находить общий язык с самыми разными людьми, когда того требует польза дела. Получивший великолепное образование на факультете кибернетики МИФИ, а затем на философском факультете МГУ, талантливый поэт и писатель, весьма заметный в кругах постмодернистской литературы, Крылов обладает редкой способностью импровизировать практически на любую тему, имеющую общественное значение. Огромная эрудиция, блестящая память, свободное владение русским языком в его изысканных свойствах, современный стиль мышления позволяют ему интересно говорить и писать, даже когда тема дискурса далека от его профессиональных познаний.

Особое внимание привлекает также мощная фигура Владимира Борисовича Авдеева, перед которой я, человек скептический и недобродушный, склоняюсь в искренне почтительном поклоне. Поскольку этот титан, развивая и пропагандируя расовую мысль, уже сделал и делает работу, которая под силу была бы целому министерскому департаменту.Но это сегодня, может быть, главнее всего прочего, поскольку именно расовая проблематика скрывает в себе все важнейшие ключи от секретов будущего всей антропосферы. Включая и наше, русское будущее. С 1996 года Авдеевым изучен и введен в научный оборот огромный свод отечественных и зарубежных материалов, осмыслен гигантский объем информации. Его фундаментальная «Библиотека расовой мысли» насчитывает уже более десятка главных произведений мирового уровня по избранной теме. И это не считая отдельных изданий, преимущественно современных исследователей. Владимир Борисович, не имея специального диплома, стал, однако, не только настоящим ученым и ведущим специалистом в области антропологии, но и создателем новой научной дисциплины «расологии». Его заслуга, авторитет и даже приоритет в этой сфере познания признаны сегодня мировой наукой, лучшие антропологи мира состоят с ним в переписке, порой вполне на дружеской ноге, и наперебой передают ему бесплатно права на перевод и публикацию своих книг в России. А его капитальная «Расология» (одно из изданий которой угодило в список экстремистской литературы, к вящему и вечному позору российской прокуратуры и суда) уже издана массовым тиражом в США со множеством картинок и в красивой цветной обложке. Владимир Авдеев блещет талантом не только как ученый и мыслитель, но и как организатор в области просвещения. Он сумел наладить не только постоянный и высококачественный перевод уникальных, лучших в мире источников с основных европейских языков, но и блистательный подбор иллюстраций, а самое главное – заинтересовал наиболее продвинутые издательства. Поэтому отличительным свойством подготовленных им книг стало их высокое полиграфическое качество, начиная с хорошей бумаги и кончая увлекательными картинками, и современный внешний дизайн. Ну и, само собой, украшением каждой изданной им книги являются предисловия редактора-составителя, поразительные по эрудиции, охвату материала и научному, историософскому осмыслению. Книги, выпущенные Авдеевым, необходимы каждому культурному человеку. Но особенно отрадно сознавать, что на них учится уже не первое поколение современных антропологов, этнографов, историков, политологов и обществоведов. Семена истины, запавшие в их мозг, неизбежно дадут добрые всходы.

К сожалению, так получилось, что Авдеев остался вне круга авторов, сложившегося вокруг «Вопросов национализма». Плодотворно сотрудничая в 1990-е и 2000-е годы с журналами «Наследие предков» и «Атеней», выступая с различных трибун, он затем целиком ушел в научную и издательскую работу и сегодня, на мой взгляд, его присутствие в СМИ вопиюще недостаточно соответствует его востребованности, несмотря даже на активность в Сети. Надеюсь, это поправимо. Русский Ареопаг остро нуждается в его соработничестве. А я лично горжусь соавторством с ним (книга «Раса и этнос») и признаю, что без его трудов мне не удалось бы создать свои «Основы этнополитики».

Ну, а едва ли не самым важным приобретением «идеологической когорты» являются, как читатель уже отметил, именно историки, среди которых заметнее прочих выдвинулись Сергей Сергеев и Олег Неменский. Первый из них, автор блестящей, на мой взгляд, кандидатской диссертации о славянофилах, превосходный знаток не только русской истории, но и литературы XIXвека, в настоящее время работает над докторской на тему декабристов183. Второй как историк специализируется на странах славянского суперэтноса (Польша, Украина, Белоруссия, Балканы) и Восточной Европы, не обделяя вниманием и Западную, а кроме того работает над докторской диссертацией и служит в Российском институте стратегических исследований, опорном для современного российского интеллектуального патриотизма184.

Сергеев – один из немногих ученых нашего направления, которому удалось однажды опубликоваться в «Независимой» (важный очерк о Белинском как русском националисте), но базовым для него оказался полуклерикальный журнал «Москва», где он дорос до того, что Леонид Бородин, уходя на покой с поста главного редактора, на какое-то время назначил его своим преемником. Правда, ненадолго, поскольку открытый русский национализм Сергеева вошел в противоречие с принципами христианского интернационализма Бородина. Дело кончилось разрывом и уходом Сергеева из чересчур консервативного органа печати. Что, в конечном счете, оказалось к лучшему, поскольку он тут же занял место научного редактора журнала научной и общественно-политической мысли «Вопросы национализма», о котором пора рассказать.

Стихийное существование Русского движения подходило к концу. Русский национализм становился востребованным дискурсом, мейнстримом отечественной мысли. Пришло наше время – время мыслителей, теоретиков, идеологов.

Новый русский этногенез вступил в свою первоначальную фазу.

В своей домашней летописи я записал под 2009 и 2010 годами, в частности:

«Зарегистрирован ж-л “Вопросы национализма” <…>

Вышел журнал “Вопросы национализма”185. В № 1 моих материалов 41% всего объема, в т. ч. под псевдонимом. Кто-то считает, я пишу недостаточно академично, а кто-то называет их “единственным глотком свежего воздуха” <…>

Великолепный кружок сложился на базе “Русского интереса”186и “Вопросов национализма”, люди отборные, прекрасные. Особенно Крыловы, Сергеев, Соловей, Холмогорова, Неменский. Свои краски дают Тор, Брусиловский, Святенков. Словом – никогда еще не было так славно в обществе, несмотря на идейные расхождения».

Инициаторами создания журнала были Константин Крылов и Наталья Холмогорова. Факт регистрации подобного органа СМИ был воспринят всеми нами как чудо, вызвал взрыв энтузиазма. Начиналась новая эра.

В редакционный совет первоначально вошли: А. Ю. Ашкеров (участия в работе не принимал), К. С. Бенедиктов, О. Б. Неменский, М. В. Ремизов, П. В. Святенков, А. Н. Севастьянов, С. Н. Семанов, В. Д. Соловей, И. Р. Шафаревич. Главный редактор Константин Крылов, научный редактор Сергей Сергеев, шеф-редактор Надежда Шалимова, ответственный секретарь Наталья Холмогорова, исполнительный директор Владимир Тор. Со временем в наше сообщество вливались и другие персоны: Егор Холмогоров, Александр Самоваров, Максим Брусиловский, Елена Галкина, Олег Кильдюшов, Марк Любомудров, но к нашим дням не все в нем остались. Могу добавить: к сожалению, поскольку утрата таких кадров, как, например, Холмогоров, Холмогорова, Соловей и Самоваров, да еще в тех обстоятельствах, при которых она произошла, вызывает у меня грустное чувство. Но подробно говорить об этом здесь вряд ли уместно, слишком много личного замешалось тут со всех сторон. Однако подчеркну: тот максимальный круг интеллектуалов, который на определенное время сложился вокруг журнала, – это был уникальный Русский Ареопаг. Не больше, не меньше. Сегодня он таким и остается, несмотря на потери.

В рецензии, подготовленной мною в 2011 г. для «Нашего современника» (опубликована в сокращении), я писал:

«Появление на свет ежеквартального журнала “Вопросы национализма” обозначило собою новый этап в развитии русского движения. Появись такой журнал лет тридцать тому назад, сегодня в России все было бы совсем по-другому, а мы бы, возможно, жили вместо межеумочной Российской Федерации – в уютном и родном Русском национальном государстве (РНГ) “с названьем кратким Русь”. Где свято выполнялась бы заповедь “все для русских – ничего против русских”. Но ни в 1980-е, ни даже в 2000-е годы такой журнал появиться еще не мог.

Редакция ВН сплотила вокруг себя русских националистов нового поколения, свободных от ностальгии как по Российской Империи, так и по Советскому Союзу. И, соответственно, далеких от какого бы то ни было консерватизма и традиционализма в политических воззрениях. Каждый из опорных членов редсовета прошел свой рубеж прощания с прошлым. Свою задачу эти люди видят в построении привлекательного и реалистичного проекта будущего – “русского проекта”.

Такого национализма, по-настоящему нового, не выращенного из недр советского строя и даже не являющегося ему контроверзой ни с какой стороны, “отвязного”, “чистого”, России всегда не хватало. Потребовалось слишком много времени, прежде чем русская интеллигенция хотя бы отчасти переболела “фантомными болями” – последствиями тяжелых социально-политических операций 1917 и 1991–1993 годов. К такому интеллектуальному сдвигу в 1980-е да и в более поздние годы никто еще просто не был готов. Но ведь нельзя идти вперед с головой, вечно отвернутой назад и смотрящей в прошлое, будь то православная монархия или социализм, поэтому стоит хоть с запозданием, но поприветствовать команду, намеренную прокладывать новый путь.

Двадцать лет, прошедшие после падения советской государственности до сих пор не увенчались в России никаким внятным, вменяемым режимом именно потому, что ни у кого не было дельного “чертежа” для русского будущего. И в то время, как абсолютно все бывшие республики Советского Союза пошли по ясному, прямому пути строительства национальных государств, без всякого стеснения провозглашая “Латвия – для латышей”, “Молдавия – для молдаван”, “Украина – для украинцев”, “Казахстан – для казахов”, “Армения – для армян” и т. д., Россия до сих пор топчется перед умственными шлагбаумами, выстроенными для нее не друзьями русского народа, не смея их отбросить, чтобы встать на такой же прямой и ясный путь и провозгласить “Россия – для русских!”.

Журнал “Вопросы национализма” призван облегчить ей это задание, поставленное историей, и разбить в щепки те самые умственные шлагбаумы.

Члены редсовета, среди которых есть доктора и кандидаты наук (и даже один академик), исповедуют идеал РНГ, но понимают этот идеал порой совершенно по-разному. Что делает журнал привлекательно разнообразным в идейном отношении.

Учитывая эту важную особенность, нельзя не признать чрезвычайно удачным название: “Вопросы национализма”, ведь стоило назвать его “Ответы национализма” – и никто бы не сумел объяснить подобный разнобой в позициях, казалось бы, единомышленников. И тогда подобный “плюрализм в отдельно взятой голове” вызвал бы закономерное подозрение в шизофрении. А “вопросы” – что ж, они и есть “вопросы”, созданные, чтобы их широко обсуждать и решать.

Единомыслие интеллигенции – вообще, как известно, есть недостижимый мираж. В данном случае оно начинается и кончается в разговоре о том, чего русским не надо. А как только речь заходит о позитивном прогнозе, немедленно воссоздается ситуация “лебедь, рак и щука” (как оно и должно быть в приличном интеллигентном сообществе). <…>

Тем более не следует воспринимать ВН как бюллетень Русского Движения. Хотя многие члены редсовета известны и как практикующие политики, но такого мандата журналу никто не давал. К тому же, разные члены редсовета, да и просто авторы, имеют разные корни в современном информационном пространстве. <…>

Итак, перед нами ни в коем случае не партийное издание, не стрельбище для юных снайперов от политики, не рупор группы единомышленников, каким являются, например, “Наш современник” или “Москва”. Журнал – я рад сообщить об этом заинтересованным лицам – открытая, свободная трибуна для всех, кто интересуется феноменом национализма (в первую очередь русского). Это опытное поле, лаборатория мысли, теоретический полигон и площадка для интеллектуальных игр. И критерием публикации является не партийная “прописка”, а профессионализм, научность, здоровая эпатажность, легкость пера – словом, обычные требования для серьезных СМИ. И, конечно же, преданность теме: национализм и национальные отношения всех времен и народов.

Наличие разных точек зрения в таком журнале – это нормально; ненормально когда одна из них претендует на императив. Дело не в том, чтобы не допустить на страницы ВН никаких заблуждений (их ведь не всегда распознаешь своевременно), а в том, чтобы даже заблуждения были: а) добросовестны; б) основательны; в) интересны для публики.

Другая важная особенность в том, что журнал является как бы параакадемическим изданием. То есть, хоть он и не связан ни с какими официальными институтами, но старается выдерживать уровень научного издания в большей части своих публикаций».

Подытожу: создание в конце 2009 года и последующая деятельность журнала «Вопросы национализма» явилось кульминационным моментом в развитии русского националистического дискурса. Этот факт знаменует собой диалектический качественный скачок, когда напряженная работа мысли ученых и публицистов, вышедших на русское национальное поле, достигла настолько высокой концентрации и оказалась настолько востребована образованным обществом, что смогла сконцентрироваться на специализированной площадке. Отныне просвещение умов и завоевание симпатий мыслящего класса (хотя бы только в лице его авангардной части) получило организационную основу и приняло планомерный и целенаправленный характер. Русской националистической мысли нужны были трибуна и ристалище, и она их получила. А ведь именно таково непреложное условие начальной фазы любого этногенеза, без которого успешный старт просто невозможен!

Это событие я считаю рубежным, его значение невозможно переоценить. Если главным достижением нового Русского движения с конца 1980-х гг. в организационном плане стал ежегодный Русский марш, увенчавшийся в декабре 2010 года «Манежкой», то в плане продвижения русской идеи таковым стал, безусловно, наш журнал. Жаль только, что его тираж, а с ним и резонанс пока невелики.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2018
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования