sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
13 декабря 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русское движение. Заметки очевидца arrow Второе переформатирование

Второе переформатирование

Версия для печати Отправить на e-mail

2001–2005 годы – очень важный этап истории Русского движения64. Собственно, это этап его становления как целого, а не просто случайно созданных ячеек, мал мала меньше. Основной позитив состоял в том, что Движение из хаоти­чески-универсального (где каждый хватался за все и стремился заниматься всем и сразу) начало к середине 2000-х гг. преобразовываться в структурированно-специализирован­ное. Различные национал-патриотические организации и СМИ нащупали свои ниши, стали обретать свою специфику. Специализация, как всем известно, есть залог прогресса в любом деле.

В результате случайных, на первый взгляд, расколов, размежеваний, неудачных стартов и перетасовок Русское движение стало приобретать характер четко действующей структуры. Различные участники которой сознавали каждый свое главное задание и закреплялись каждый на своем социальном поле, одновременно учась вести скоординированные действия.

Какие же в результате основные участки «русского фронта» сформировались в первой половине 2000-х?

Их три: центр и два фланга.

1. Центральный участок. Это борьба за признание собственно русских этниче­ских проблем и воплощение в жизнь собственно русских этнических прав и интересов. Начиная с преобразования Российской Федерации (РФ) в Русское национальное государство (РНГ) и заканчивая искоренением русофобии в нашей стране и преодолением последствий геноцида русских.

Список этих проблем был утвержден на учредительной конференции Русского национального движения, подготовленной НДПР в январе 2004 года. Список носил название «Программа-максимум и Программа-минимум РНОД» (он воспроизведен выше).

Это самое важное направление борьбы, первостатейное по своему значению, определяющее сверхзадачу всего русского движения.

Сегодня эта борьба со всеми нюансами носит все еще чисто теоретический характер, поскольку, прежде всего, у русских нет своего легитимного представительства ни в мире, ни в России.

Мировая практика национально-освободительной борьбы показывает, что деятельность даже легальной политической партии, правомочной воплощать национальные требования на практике, бывает наиболее результативной в том случае, если она осуществляется в координации с подпольной организацией, практикующей индивидуальный террор, по аналогии с известной успешной связкой «Шинн Фейн – Ирландская республиканская армия». Вполне очевидно, однако, что русская общественная жизнь покамест не подготовила такого подполья.

Это значит, что сегодня рассчитывать можно лишь на «тектонические» массовые сдвиги в общественном сознании, постепенно охватывающие уже и сознание различных элит. Есть многочисленные и неопровержимые свидетельства подобных сдвигов, особенно после «русской весны» 2014 года, причем во всех общественных слоях, включая некоторые кремлевские коридоры. Русский националистический дискурс превратился в интеллектуальную моду и идейно-политический мейнстрим, причем настолько, что в интеллектуальных сферах началась конкуренция «русских проектов» и нешуточная идейная борьба вокруг постулатов самого дискурса.

В русском движении этот участок фронта в течение многих лет закрывает, главным образом, лично или с помощью своих структур Александр Севастьянов, теоретик этнического русского национализмаи разработчик концепции Русского национального государства, имеющий к тому же многолетний живой политический опыт и политический инструментарий, сочетающий политическую теорию с практикой. Вплоть до конца 2000-х гг. ни одному из русских политических деятелей, кроме него, не удавалось пробить информационную блокаду и выйти в самые высокие слои интеллектуальной и политической атмосферы, в политологический бомонд, пропагандируя бескомпромиссный русский национализм как он есть, без уступок и изъятий. Его этнополитические публикации в «Независимой газете», «Литературной газете», журналах «Политический класс», «Наш современник» и «Вопросы национализма» исчисляются многими десятками, они читались и обсуждались в тех кругах, где обдумываются и принимаются государственные решения.

Сегодня многие идеи Севастьянова находят отражение как в рафинированных академических кругах (например, в трудах д.и.н. В. Д. Соловья), так и в статьях популярных публицистов А. Борцова, К. Крылова, М. Ремизова, А. Самоварова, П. Святенкова и др.

Ныне даже из Кремля порой делаются заявки на русско-националистическую позицию. Эта тенденция будет расти и развиваться, ведь властям нужно консолидировать общество вокруг себя, а ресурс для этого в России – только один: русский народ, извечно. В конечной победе Русской идеи нет никакого сомнения.

Наряду с идеологической обработкой высших общественных слоев, новые националисты не оставляли и работу с массами. Итог их деятельности налицо: по данным наиболее авторитетной социологической службой ВЦИОМ лозунг «Россия для русских!» поддерживали в 1998 г. 43%, а в наше время – уже более 70%, пусть даже с разными оговорками!Причем, что очень важно, если в 1998 г. этот лозунг характеризовали максимально отрицательно 30%, то сегодня – лишь 20% населения, т. е. примерно столько, сколько в России вообще нерусских.

Если вспомнить, что в 1986 году 78% паспортных русских считали себя советскими, а русскими – только 15%, то становится ясно, что налицо не просто прогресс, а гигантский взрыв русского национального самосознания!

По мере регистрации политических партий, претендующих на роль русских, все они так или иначе будут должны декларировать свою готовность действовать на данном, центральном, направлении. Но кто из них в реальности будет способен на эту сложнейшую миссию, сказать трудно, т. к. аналогов Севастьянову среди теоретиков пока не видно.

2. Фланг антисионизма. Важнейший фланг русского фронта традиционно занимают организации, СМИ и общественные деятели, посвятившие себя борьбе с сионизмом и юдократией. При этом сионизм понимается, разумеется, не как всемирное движение евреев на свою историческую родину Израиль, а как светская разновидность иудаистической религиозной доктрины еврейского превосходства, неполноценности остальных народов и еврейского господства над миром. Не случайно Генеральная Ассамблея ООН в своей знаменитой Резолюции № 3379 от 10 ноября 1975 г. приравняла сионизм к расизму и расовой дискриминации. Но если иудаизм пытается обосновать эти три тезиса с помощью веры, то сионизм, порой не отбрасывая религиозные аргументы, использует и иные. Что же касается юдократии, то это явление характеризуется в современной литературе так: «Это режим, при котором ключевые позиции в политике, экономике, информационном поле (общественном сознании) оказались заняты людьми еврейской национальности или породненными с таковыми… В совокупности эти люди образуют такое еврейское национальное сообщество, которое, по мнению многих, является ничем иным, как мафией – неструктурированным и неформальным преступным объединением. Такой же национальной мафией, какие существуют во всех странах в том или ином виде – сицилийская мафия, китайские триады, японские якудза и т. д. и т. п.»65.

Без этого фланга представить себе русское движение невозможно на протяжении всей его истории. Таким оно было еще в начале ХХ века (Всероссийский национальный союз, Союз русского народа и др.), таким осталось и сейчас. Вот любопытный исторический документ конца 1990-х гг., отражающий место антисионистского направления в Русском движении тех лет:

«СОГЛАШЕНИЕ

О координации Русских патриотических сил России

Мы, нижеподписавшиеся лидеры Русских патриоти­ческих объединений и редакторы газет, осознавая свою ответственность перед Россией и Русским народом, при­шли к согласию о необходимости координации действий на следующих принципах:

Признание факта сионистской оккупации России.

Осознание необходимости священной националь­но-освободительной борьбы с еврейскими оккупантами и их пособниками.

Добиваться законным путем десионизации России, ибо это есть необходимое условие нормализации всей жизни Отечества.

Считать марксизм-ленинизм порождением иудаиз­ма, с помощью которого Россия была оккупирована жи­дами в 1917 г., и разъяснять народу вредность этого учения.

Считать Ленина-Ульянова-Бланка, еврея по мате­ри, палачом Русского народа. Добиваться сожжения его останков и ликвидации мавзолея с Красной площади.

Признать необходимым прорвать информацион­ную блокаду.

Считать преступлением деятельность сионизированных СМИ.

Считать результаты приватизации недействитель­ными.

Председателя КПРФ Зюганова считать шабес-гоем, служащим еврейству и предающим интересы Русского народа. Он сегодня – инструмент в руках Сиона.

Признать, что большинство рядовых членов КПРФ – это порядочные Русские люди, которых предала прожидовленная партноменклатура.

В целях координации действий создать Высший Со­вет Русских патриотических сил России из лидеров объединений, их заместителей и редакторов газет.

Национально-патриотический фронт «Память» Д. Д. ВАСИЛЬЕВ.

Русская национальная партия А. С. ФЕДОРОВ.

Союз Русского народа И. Б. КУЗНЕЦОВ.

Объединение «Возрождение» В. И. СКУРЛАТОВ.

Православная Русская Академия В. П. КОВАЛЬКОВ.

Великий Русский Земский Собор А. И. ЛИПАТОВ.

Общественное Русское правительство России В. И. КОРЧАГИН.

Русское Собрание И. Е. ЩЕГЛОВ.

Национальная газета А. Н. СЕВАСТЬЯНОВ.

Газета вопросов А. Е. СТЕПАНОВ.

Московская областная организация «4-е октября» А. В. ДАНИЛОВ.

Москва 7 февраля 1998 г.

Высший Совет является коллективным лидером Русских патриотических сил России.

Лидеры общественных объединений (не обязательно заре­гистрированных) и редакторы газет, желающие войти в Выс­ший Совет, могут подписаться под этим Соглашением.

Ксерокопию Соглашения с подписью отправить по адресу: 127644, Москва, а/я 29, Корчагину Виктору Ивановичу».

Время подобных откровенных документов сегодня, как всем понятно, прошло, но проблема никуда не исчезла. Сегодня этот фланг представлен Русским антифашистским комитетом (В. И. Корчагин), Союзом русского народа (Б. С. Миронов), петербургской газетой «Русь православная» (К. Ю. Душенов), издательствами «Витязь» (В. И. Корчагин), «Русская Правда» (А. М. Аратов) и некоторыми другими организациями, СМИ и энтузиастами. Маргинальные с точки зрения реальной политики, эти субъекты мгновенно могут стать чрезвычайно влиятельными, когда дело коснется вотума доверия тому или иному политику или партии.

Данное направление является наиважнейшим после собственно русского. По той простой причине, что еврейский вопрос еще с XIXвека превратился в часть вопроса русского и проглядывает сразу же, какую из важнейших тем нашей политики, экономики или культуры мы не взялись бы обсуждать. Не случайно такие властители дум России, как А. И. Солженицын и И. Р. Шафаревич, свои итоговые труды посвятили еврейской теме, выпустив первый – двухтомник «Двести лет вместе», а второй – монографию «Трехтысячелетняя загадка». Прожив весьма долгую и полную борьбы и напряженных раздумий жизнь, они обратились к роли евреев в истории русского народа, поняв, наконец, что вне понимания этой роли их раздумья над русской судьбой не имеют смысла.

Тот, кто не разобрался досконально в еврейской теме – и, специально и особенно, в роли евреев в российской истории, – тот никогда ничего не поймет и в текущем моменте. Обратится ли он к проблеме положения русских в России или к проблеме заселения России незваными пришельцами, он обязательно при добросовестном исследовании упрется в еврейский фактор. Да и обращение ко многим наиболее важным мировым проблемам, будь то глобализм а-ля США или судьба белой расы и христианского мира, приведет исследователя все к той же «трехтысячелетней загадке». Попытки некоторых деятелей русского движения судить о русской проблематике, не разобравшись как следует в еврейской, не вызывают ничего, кроме скепсиса. Можно сказать твердо и однозначно: не понимая досконально еврейский фактор, в русском движении делать нечего. Это самый настоящий квалификационный тест для любого русского лидера.

Пока что никто из основных наличных лидеров – Белов, Демушкин, Крылов, Соловей – этот тест не прошел, все его провалили… Особо печален и показателен пример Соловья, который, будучи сам полукровкой (наполовину еврей, наполовину украинец), в своих теоретических трудах споткнулся о еврейский вопрос, дав извращенную историческую картину революционных событий в России и ложную трактовку еврейской темы в целом66. Ложные теоретические установки мгновенно обернулись провалом на практике. В 2011 году Соловей решил выступить в роли буревестника либеральной антипутинской революции. Коллеги поверили профессору. В результате все вышепоименованные оказалась на Болотной площади в компании евреев-либералов, предельно скомпрометировав Русское движение вообще и национал-демократический бренд в частности. Надо ли удивляться, что их партийное строительство с тех пор буксует и проваливается, несмотря на самые тепличные условия, созданные тому же Соловью.

К сожалению, та самая специализация, которая в общем и целом, является положительным для Русского движения явлением, помогая концентрировать определенные силы для решения отдельных соответствующих задач, приводит к тому, что представители разных организаций (особенно руководящий состав) порой упускают из виду еврейский фактор или недооценивают его. Это ошибка, которую смело можно назвать роковой.

Но серьезная ошибка видна и во встречающихся изредка попытках подменить русский вопрос еврейским (Борис Миронов и некоторые другие). Этого также не следует допускать.

3. Фланг расово-антропологический

Если антисионисты – заслуженные, почтенные ветераны русского движения, существующие в его среде почти столько же, сколько существует в России сам еврейский фактор, то ХХ век, особенно его финальное десятилетие, породил новое важное направление нашей борьбы – борьбу с «нашествием иноплеменных». Это и есть второй фланг. Наиболее точно он именуется «расово-антропологическим», но можно бы и «этно-демографическим» или «анти-иммиграционным», в зависимости от оттенков.

Важность данного фланга также самоочевидна.

Она состоит прежде всего в том, что сколько-нибудь массовую народную мобилизацию, как показывает практика, возможно организовать только на волне сопротивления нашествию иноплеменных. Это нашествие (вторжение, оккупация) – каждодневная реальность, с которой сталкивается любой русский человек в городах и селах нашей Родины. Она касается его непосредственно и вызывает естественное возмущение и желание борьбы, уходящее корнями в глубочайшие слои нашей психики, к самым базовым инстинктам, присущим всему живому. Это инстинкты защиты территории и продолжения рода, безошибочно различающие смертельную угрозу в массовом появлении инородцев, заметно отличающихся внешним видом от коренного населения. (В Москве в последнее время очень заметны стали уже не только кавказцы и азиаты, но и негры.) А угроза базовым инстинктам немедленно вызывает агрессивную реакцию защиты. Тем более, что вся история русского народа воспитывает в нас непримиримое отношение к непрошенным гостям, что полностью оправдано горьким опытом прошлого.

Попытки справиться с данными инстинктами и аффектами бессмысленны и опасны, чреваты психической неполноценностью для тех, кто поддастся на призывы толерантности и политкорректности. Ведь всякий начинающий психиатр знает, что результатом подавления инстинктов неизбежно становится невроз. «Пусть ваши дети будут лучше невротиками, только бы не скинхедами! – скажет, вероятно, мигрант-инородец. – Ведь так нам спокойней жить!»; «Нет уж, пусть мои дети будут лучше скинхедами, нежели невротиками: ведь так для нас здоровее!», – возразит любой нормальный русский родитель.

Ситуация обостряется еще и тем, что у нас перед глазами – внушающий ужас и жалость пример вымирающей в условиях аналогичного, только еще более массового и беспощадного, нашествия Европы или стоящих на пороге второй гражданской войны (между цветными и белыми) США. И доносящиеся оттуда предсмертные хрипы и зовы о помощи наших братьев по расе – имеются в виду известные у нас книги Д. Дюка, П. Бьюкенена, Г. Фая и т. п. – внушают нам мысль о необходимости борьбы не на жизнь, а на смерть. И мирный, ненасильственный характер нашествия никого, конечно, не может ввести в заблуждение: ведь в итоге «нас», «своих» становится все меньше (в абсолютных и относительных цифрах), а «их», «чужих» – все больше. «Им», «чужим» достается наследие наших отцов, наши территории, наши женщины. О каком продолжении нашего рода можно говорить в таких условиях?! Ни компромиссы, ни капитулянтство в этом вопросе неуместны, поскольку сам вопрос звучит как «быть или не быть?».

Все эти причины привели к тому, что наиболее успешными, эффективными и популярными у нас сегодня являются формальные или неформальные объединения, готовые к уличным акциям, в том числе массовым, направленным против пришельцев. Практика показала, что уличные действия, в том числе партизанские (к примеру, «Манежка»-2010, «Бирюлево»-2013), это единственное, что на самом деле беспокоит как нежелательных мигрантов, так и защищающую их власть. Важные сами по себе, непосредственно, массовые акции актуальны еще и потому, что сохраняют в народе чувство локтя, навыки совместной борьбы, не дают увянуть росткам русской солидарности, готовят ядро таких мероприятий, как Русский марш и т. п., напоминают народу, что в его среде есть еще претенденты на роль народных защитников и героев. Поэтому названное направление притягивает к себе пассионариев, людей действия, молодежь – и в этом еще один его позитивный смысл «школы молодого бойца».

Наименее важный по своему объективному значению, но при этом наиболее массовый, наиболее зримый, наглядный, наиболее понятный народным массам, а потому наиболее популярный, расово-антропологический (антииммиграционный) фланг отлично подходит как на роль локомотива совместных массовых мероприятий, так и на роль основного ньюсмейкера Русского движения, главного инструмента пиара.

Вместе с тем, понятно, что при всей важности нашей защиты от нашествия, данный фланг не самодостаточен. Он имеет узко-целевое и подчиненное назначение, занимая лишь ограниченную нишу в широком спектре задач Русского движения в целом. Больше того: главная и единственная задача антииммиграционного фланга не может быть решена не только в обгон, но даже и в отрыве от задач, стоящих перед центральным и антисионистским секторами русского фронта. На одной идее борьбы с мигрантами не выстроишь ни теории, ни программы Русского движения в целом. И вообще далеко в политике не уедешь (как на любой вообще идее чистого отрицания, негатива). А вне понимания еврейского фактора вообще невозможно выстроить ни верную стратегию, ни тактику борьбы с миграцией.

Здесь мы видим существенное противоречие. Которое, к сожалению, на практике выливается в ложную претензию данного фланга на самодостаточность и даже на главенство в Русском движении. А что хуже всего, в результате таких претензий возникает расстыковка между флангами в понимании стратегии всего движения. Это касается, в первую очередь, определения своего места в глобальном конфликте цивилизаций: еврейской (подчинившей себе Запад и прикрывающейся «иудео-христианством») и мусульманской. И, как следствие, правильного выбора союзников.

Указанный непримиримый глобальный конфликт – по сути своей мировая война – проходит и через Россию, отражаясь зеркально в Русском движении. Он постоянно заставляет русских определяться: с кем и против кого дружить. А поскольку абсолютное большинство мигрантов и иных конфликтогенных иноплеменников в нашей стране являются этническими мусульманами (таджики, киргизы, узбеки, азербайджанцы, чеченцы, дагестанцы, татары, башкиры и др.), это легко приводит к аберрациям (искажениям) в сознании русских людей, к своего рода обману зрения. За деревьями они перестают видеть лес, перестают понимать, что миграционная проблема и проблема наших отношений с мусульманами носит вторичный, производный характер по отношению к глобальной политике мирового еврейства. Что это лишь разменная, искусно разыгранная карта в очень большой игре. Люди верят своим глазам и не верят «далеким от жизни» теоретикам-политологам, этнополитикам, забывая о том, что нет ничего практичнее, ближе к жизни, чем верная теория. Ибо она строится на знании таких глубинных фактов и закономерностей, которые недоступны поверхностному взгляду обывателя. В итоге, к сожалению, многие в русском движении склонны бывают скорее вступить в союз с еврейством против мусульман, нежели наоборот. Мол, ради избавления от чумы нашествия – хоть к дьяволу в подручные. Забывая о том, чем всегда заканчиваются любые игры с хозяином ада.

Это – роковая системная ошибка. К чему приводит такой подход, мы увидим ниже на конкретном примере.

* * *

Таковы основные три «стратегических кита», на которых стоит современное Русское движение, сложившееся к середине 2000-х годов. К сожалению, увлечение партстроительством, возникшее в результате законодательных послаблений 2012 года, привело к тому, что специализация заметно нарушилась, так как каждая потенциальная партия устремилась быть универсальной, не имея для того оснований, возможностей, не будучи к тому приспособлена. Это ослабило движение в целом, отчасти вернуло ему былую хаотичность67. Увы.

Пройдет время, пока лопнувшие иллюзии вновь поставят всех на свои места.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования