sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня воскресенье
22 октября 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русскому об Азербайджане arrow А как же беженцы и мигранты?

А как же беженцы и мигранты?

Версия для печати Отправить на e-mail

Армяно-азербайджанская война сделала беженцами, как мы уже упоминали, от 600 тысяч до миллиона и даже более азербайджанцев (оценки расходятся, хотя первая правдоподобнее). То есть, это число в полтора, а то и в два с половиной раза выше, чем у армян. Большинство из них — выходцы из оккупированных районов, прилегающих к Нагорному Карабаху, и в случае, если урегулирование не затянется еще на полвека, они имеют хорошие шансы вернуться домой. У 230 тысяч «армянских» азербайджанцев соответствующие шансы ниже, но они не нулевые, о чем речь пойдет ниже.
По числу временно или навсегда покинувших страну за прошедшие двадцать лет показатель Азербайджана также, судя по всему, хуже армянского. Правда, вызывающих доверие цифр разрыва между «списочным составом» и наличным населением нет. По данным посольства РА в Москве, на территории только России постоянно находятся два миллиона граждан Азербайджана. Только России! А ведь множество азербайджанцев выехали также в Турцию, на Украину, в Казахстан, другие страны СНГ, в Восточную Европу, в страны Запада и даже в Иран. Судя по всему, два «посольских» миллиона — кумулятивная цифра приездов в течение длительного периода, без учета отъездов, без учета многократности появления одних и тех же лиц. В печати постоянно всплывает утверждение о трех и даже пяти миллионах азербайджанцев в России. В самом же Азербайджане, не обращая внимания на заявления посольств и печати, говорят то о 450 тысячах, то даже всего о 116 тысячах «временно отсутствующих».

По данным Центра изучения проблем вынужденных миграций в СНГ, многомиллионные оценки численности азербайджанцев в России просто нелепы, а «статистика» такого рода, в том числе исходящая от официальных органов среднего и низшего уровня, объясняется в одних случаях политической конъюнктурой, в других — двойным, тройным (и т. д.) зачетом одних и тех же лиц.
Выводы Центра подкрепляет простая логика. Начнем с констатаций. «Списочное» количество населения Азербайджана составляло на июль 2008 года 8,2 млн. чел., вместе с беженцами (на пике советского времени в республике жило 6,6 млн. чел.). Население делится, извините за банальность, на две половины, мужчин и женщин. Каждая половина включает в себя детей (считаем до 14 лет) и пенсионеров (считаем от 65 лет). Реально людей в республике на каждый данный момент безусловно меньше, чем 8,2 млн. чел., так как много взрослых мужчин (и не так уж мало женщин) пребывают на заработках в других странах. Но сколько именно?
Всего взрослых мужчин, от 15 до 64 лет, присутствующих и отсутствующих, в стране числится 2 миллиона 753 тысячи человек. Может ли даже половина из них (т. е. 1 миллион 377 тысяч человек) разъехаться по разным странам? Это исключено, скажет вам любой демограф. Там, где (крайне редко в мировой истории) такое случалось, в разы взлетала стоимость рабочих рук, и люди, привлеченные этим, немедленно начинали возвращаться обратно. В связи с экономическим ростом азербайджанцы действительно начали возвращаться в свою страну, но сальдо миграции пока все еще отрицательное (выехало в 2007 году на 16 тысяч человек больше, чем въехало; в 2001 году разница составляла 44 тысячи человек). Значит, взрывообразного спроса на рабочие руки в стране нет, сохраняется некоторая избыточность этих рук, чего не было бы при повальной миграции. Что же до психологической обстановки, она улучшается вслед за ростом ВВП, но с обычным длинным лагом.
Подобные процессы в норме всегда отстают от экономики: массовое осознание того, что жизнь все-таки улучшается, приходит, в типовом случае, с запозданием лет в шесть от начала ощутимого роста ВВП, но бывает, что и позже. После этого нижним стратам общества требуется еще несколько лет (сколько именно — зависит от степени расслоения, от национального характера, образовательного уровня), чтобы свыкнуться с новой реальностью, преодолеть модель «выживания», уверовать в будущее и соответственно поменять свое поведение. Азербайджан, похоже, близок к этому.
Один из авторов совершил в августе 2008 года поездку из Баку на юг Азербайджана (в Ленкорань и Лерикский район на границе с Ираном) и может засвидетельствовать, что повсюду видел изобилие молодых мужчин. Нет никаких признаков нехватки рабочих рук ни в Баку (который представляет из себя исполинскую стройплощадку), ни в сельских районах по пути на юг. Скорее наоборот, на околицах сел в обязательном порядке стоят группы мужчин в самом соку, явно не знающих, чем заняться. Аграрное перенаселение далеко еще не преодолено.
Большинство азербайджанских трудовых мигрантов — «армянские» азербайджанцы и беженцы из прилегающих к Карабаху районов, ныне оккупированных Арменией, «лишние люди». Это мало что умеющие простые сельские жители, у которых отобрали даже ту околицу, где они могли бы постоять в компании односельчан, обсуждая проезжающих. Даже если бы все (чего не может быть) взрослые мужчины из этой категории людей уехали на заработки, таковых набралось бы, исходя из половозрастной структуры населения, от 200 до 330 тысяч человек. Допустим, что к ним присоединились безработные из числа постоянного населения Азербайджана (не из беженцев), это способно удвоить названное количество, т. к. безработица все еще велика. Наконец, поскольку некоторую часть трудовой миграции составляют женщины, мы можем приплюсовать их из расчета одна женщина на трех мужчин. Итог таков: из Азербайджана могли выехать (отнюдь не только в Россию!) от 550 до 900 тысяч трудовых мигрантов — это почти предельные цифры. Часть из них совершает челночные рейсы, периодически возвращаясь на родину, другая часть, имея постоянную работу, навещает родину редко. Но, за небольшим исключением, все планируют вернуться домой, когда там ощутимо улучшатся экономические условия и возможности.
Этим азербайджанские мигранты отличаются от мигрантов-армян, покидающих Армению сплошь и рядом семейными парами с детьми. При таком варианте отъезда люди возвращаются редко. В 2007 году превышение оттока над притоком было в Армении таким же, как в Азербайджане — 16 тысяч человек. При втрое (с лишним!) менее многочисленном населении.
По данным упомянутого Центра изучения проблем вынужденных миграций в СНГ, из всего Закавказья единовременно присутствуют в России от миллиона до миллиона двухсот тысяч человек, не более. Речь идет об азербайджанцах, армянах, грузинах, абхазах, осетинах (южных), лезгинах (южных), курдах, турках-месхетинцах. Неискушенный в антропологии взгляд российских жителей частенько почти всех относит к азербайджанцам. Как и российских граждан — дагестанцев, осетин (северных), черкесов, кабардин, чеченцев. Как и уроженцев России, имеющих кавказских предков. Как и студентов-южан, коих сотни тысяч (при общем числе студентов в России, перевалившем за 8 миллионов). Как и русских, от роду имеющих кавказский или цыганский облик. Вот откуда берется миф о миллионах азербайджанцев в России. Людей с непривычной наружностью всегда кажется больше, чем есть на самом деле.
Отъезд огромного (но вряд ли достигшего миллиона) числа людей не стал для Азербайджана трагедией потому, что во многом облегчил его проблему беженцев и безработных, помог до начала долгожданного роста провести трудный экономический маневр. Денежные переводы мигрантов на родину тоже оказались не лишними для развития страны.
У Азербайджана есть сегодня внешний резерв «своих» рабочих рук, который будет им востребован по мере роста его экономики.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования