sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
25 сентября 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русскому об Азербайджане arrow О русско-армянском единоверии и стратегическом союзе в мировом контексте

О русско-армянском единоверии и стратегическом союзе в мировом контексте

Версия для печати Отправить на e-mail

Александр Cевастьянов

Поистине, всегда было нечто загадочное в том упорном покровительстве, часто связанным с большими экономическими потерями и человеческими жертвами, которое мы, русские, оказывали и оказываем армянам, ничего не могущим дать взамен, даже если б они того хотели.
– Ну, как же! Ведь они наши естественные стратегические союзники! – вот неизменный аргумент, который мы слышим в ответ на недоумение. И второй: – Ведь они же христиане, да еще во враждебном окружении.
Эти аргументы взаимосвязаны, ведь «стратегическим союзником» Армению, весьма отдаленную от России и не имеющую с ней общих границ, делает только ее «враждебное окружение». Враждебным же оно искони считалось, в первую очередь, по причине религиозной: мусульманские страны, со всех сторон обступившие христианскую Армению, порождали у армян психологию осажденной крепости и вынуждали ее обращаться за помощью и защитой к русским «братьям по вере». И русские с энтузиазмом шли на помощь, не щадя животов своих, жертвуя своими людьми без счета ради «братского долга».
Но вся беда в том, что русские и армяне, строго говоря, не вполне братья по вере. В наш век донельзя упрощенных религиозных представлений, когда глубокая просвещенность для большинства обременительна, а восприятие важнейших основ веры происходит посредством примитивных клише, различия между православием и григорианством, тонкие, но важные, стираются в массовом сознании. Однако вопрос о природе Христа (двуединой, божеско-человеческой, в православии – и одинарной, только божественной, в григорианстве) никак нельзя считать второстепенным для христианина. Об этом подробно писал еще в начале ХХ века предтеча современного русского национализма и глубоко верующий православный христианин М. О. Меньшиков, из работ которого я позаимствовал некоторые факты и соображения.
Если относиться к делам веры с подобающей серьезностью и ответственностью, мы должны помнить о том, что армяно-григорианская церковь всегда исповедовала не что иное, как ересь Евтихия, осужденную Первым Халкидонским Собором. Причем отлучение было обоюдным и крайне жестким. Если Вселенский Собор в 451 году предал анафеме как измышление Евтихия, так и его последователей, то в ответ армянский первосвященник каталикос Иоанн IV Отцнийский, причтенный григорианской церковью к лику святых (что немаловажно!), созвал собор, на котором подверг анафеме Халкидонский собор и постановил: «Кто говорит, что Христос был человеком по природе, и творением тленным по плоти, и подверженным страданию, и смертным по природе человеческой, анафема да будет; кто не исповедует Христа единым бессмертным естеством, анафема да будет». Как видим, «братья по вере» на деле давным-давно прокляли друг друга церковным проклятием, которого никто не отменял.

Как же следовало православным русским царям, полководцам и солдатам относиться к армянам, за которых веками столь щедро проливалась русская кровь? Для православных верующих на это есть ясный и строгий ответ, запечатленный в «Книге правил святых апостол, святых соборов вселенских и поместных и святых отец». Там сказано, что «ересь предается анафеме», что «с еретиками вместе не молиться и не ходить на молитву в их сборище» и «не должно дозволять им присутствовать при священнодействии и в молитвах с верными, но даже входить в дом Божий, ежели они закосневают в ереси. Не должно принимать от них жертвы, ни праздничных даров, ни благословения, ни праздновать с ними вместе. Не должно ходить на кладбища еретиков или в так именуемые у них мученические места для молитвы и врачевания» и пр., и пр…
Важно отметить, что Древняя Русь традиционно строго и щепетильно относилась к армянской церкви. В те времена армяне допускались в Россию лишь на тех же условиях, что и «иудеи, измаильтяне и агаряне», – не иначе как с обязательством жить отдельно от православных, как бы в религиозном карантине. В Киево-Печерском Патерике рассказывается, что однажды преподобный Агапит заболел. Пришел врач и пощупал пульс у больного. Случайно святой Агапит узнает, что врач – армянин. Тогда он закричал на врача: «Как смел ты войти ко мне и осквернить мою келью, а своим прикосновением – мою грешную руку? Иди вон от меня, иноверный и нечестивый!»
В XIX веке многие религиозные представления пошатнулись, а династические устремления русских царей, видимо, заставили их закрыть глаза на соображения религиозной ревности (чем это для них обернулось спустя сто лет, мы тут не судим). В итоге по Туркменчайскому трактату в состав России вошла армянская религиозная столица Эчмиадзин и каталикос был оставлен на правах вселенского патриарха всех армян.
Разумеется, семьдесят лет атеистического режима и последующая варваризация населения отнюдь не научили нас разбираться в подобных тонкостях и не привели к разумно осторожному восприятию мифа о нашем с армянами «единоверчестве». Для большинства населения тут все просто: эти инородцы христиане – и ладно! А коли «ладно», так вот уж мы и «стратегические союзники». Но мы бы не советовали никому вслух развивать данный очередной миф в Краснодарском или Ставропольском крае, или в иных местах, где армяне, компактно расселившись, подмяли под себя экономику и ведут планомерную территориальную экспансию, ужасно раздражая русское население. Так, например, Пятигорск полностью под армянским контролем, армянские дружины даже устроили несколько лет назад погром русских, сожгли машину руководителя местного РНЕ. Подобный контроль есть также и во многих иных городах и селах. А в Краснодарском крае, напротив, местное население было доведено до армянских погромов, например в Славянске-на-Кубани в 2002 и в Новороссийске в 2005 году. В июле 2002 года происходили погромы плотно расселившихся после 1990 года армян в Подмосковье. В сентябре 2006 года, уже после событий в Кондопоге, были нападения и погромы армян в Вольске и в Саратовской области.
Не так давно оба пресловутых аргумента в пользу армян казались мне убедительными. С тем большим – вначале недоумением, а затем любопытством приходилось вникать в важнейшие характеристики, данные якобы единоверческому армянскому народу русскими исследователями задолго до революции. Оказывается, еще в изданном по высочайшему повелению Николая Первого «Обозрении российских владений за Кавказом» (Спб., 1836) на стр. 197–199 утверждалось: «Армяне, подобно Моисееву народу, должны были рассеяться по лицу земли, собирая богатства, коими, под бременем своих властелинов, не могли наслаждаться в земле своей. От этого произошла причина бесхарактерности армянина: он стал космополитом; его отчизной сделалась та страна, где с большей себе выгодой и безопасностью может он употребить изворотливый свой ум для прибыли… Хитрость, лукавство – необходимые качества непросвещенных, а тем более торговых народов, – свойственны армянам: всякий обман считается ими позволенным в покупке и продаже, всякая мера для приобретения – законной. Они овладели торговлей Тифлиса и всего Закавказья; исполняют всякого рода поручения, содержат почти все откупы, принимают все подряды, исполняют обязанности комиссариатских и провиантских там комиссий. Они – переводчики, докладчики, факторы; словом, где есть возможность получать прибыль, там непременно находятся армяне. Корысть – первый движитель всех их помышлений и поступков».
А вот еще, например, знаменитая книга В. Л. Величко «Кавказ. Русское дело и междуплеменные вопросы» (СПб., 1904). Автор ее, украинско-русский интеллигент, друг художника Репина и писателя Лескова (а дед его приятельствовал с Пушкиным), переводчик и ценитель грузинской поэзии. Он в 1896–1899 гг. редактировал в Тифлисе официальную газету «Кавказ», а с 1901 года журнал «Русский вестник». Много лет пристально изучая народы Кавказа в их взаимоотношениях, он пришел к выводу о целенаправленной экспансии армян на земли народов Кавказа и в Россию как опасном явлении, конфликтогенном и подрывном. Он утверждал, что «служение русскому народному делу нашло противовес в колонизации некоторых частей Закавказья армянами, усердно начатой при Паскевиче и принявшей размеры прямо опасные, именно теперь, после того, как нежелательность её весьма недавно еще признана даже с высоты Престола», а также, что «по внешности Эчмиадзин – это церковь, а по существу – особая форма полускрытого национального учреждения армян, объединенных главной задачей создания армянского автономного царства в пределах русских владений».
Свои личные непосредственные наблюдения над ходом жизни в Закавказье Величко наблюдательно обобщил: «На Кавказе вопрос социально-экономический совпадает с племенным: буржуазия состоит почти исключительно из армян, составляющих на верхах этого класса сплочённую стачку и представляющих крупную социальную опасность для местного населения, а для государственного дела — опасность политическую, как это видно на примере нескольких восточных держав, инертность или неряшество которых открыли простор армянскому паразитизму… Другие туземцы основательно ставят в укор России подъем армянского могущества, говоря, что, например, при грузинских царях об этом не могло бы быть речи, ибо тогда вопросы решались не кабинетно-теоретически, а на основании суровых требований жизни». Разумеется, Величко ни в чем не обвинял армянский народ в целом, он умел отделить зерна от плевел, но делал это вполне бескомпромиссно: «Речь идёт о тех армянах-эксплуататорах, которые с шестидесятых годов особенно усердно и беспрепятственно принялись высасывать все соки из местного населения. Говорю здесь, конечно, не огульно, не обо всем армянском народе, а о классе кулаков, ростовщиков, тёмных дельцов, представляющих собой сильно окрашивающий, характерный для этого племени элемент. И дворянин, и крестьянин оказались мухами в паутине этих хищников».
Хуже всего, что армянская буржуазия коррумпировала имперское чиновничество, следствием чего было изменение политического баланса в Грузии и Азербайджане не в пользу коренного населения. А это влекло за собой этнополитическую напряженность и рост антирусских, антиимперских настроений, революционизировало массы.
Величко писал на сей счет: «Часть тамошнего русского служилого класса давно в зависимости от армянских богачей. Нет в крае буквально ни одного учреждения, дела и проекты которого оставляли бы абсолютную тайну от армян. Высшее сословие всех местных племен, в лице огромного большинства своих представителей, мотается на вексельных арканах и, так сказать, нравственно, стоит уже на запятках у новых повелителей края. Банки, не исключая государственного, повинуются им же: в учетном комитете местного отделения государственного банка армяне составляют подавляющее большинство и широко этим пользуются. Общество взаимного кредита, главный капитал которого состоит из сравнительно небольших прежних чиновничьих сбережений, систематически служит поддержанию деревенских и городских ростовщиков, опутывающих крепкой сетью все местное население. Вся, теперь без исключения, кавказская печать находится во власти или под влиянием армян… О прямых злоупотреблениях я уже не говорю: имя им легион. Расхищены десятки тысяч десятин казенной земли, сокрыты сотни вопиющих преступлений, о которых говорил целый край. Люди, заведомо занимавшиеся контрабандой, хищением земель, подлогами и иными преступлениями и нажившие потом миллионы, достигли высочайших, для их репутации и нравственной дикости, званий и почестей; невежды и развратники оказывались покровителями учебных заведений; воры и поднадзорные – влиятельными членами армянских церковных попечительств, заправилами банков, главарями благотворительных обществ».
Все это, как ни противоестественно, сопровождалось сильными антирусскими настроениями, характерными именно для армянской стороны. Так, Величко вызвал большой скандал, опубликовав дословный перевод «щекотливой проповеди» его святейшества католикоса Мкртича I «и кое-какие другие нескромные признания армянского патриотизма», содержавшие русофобские выпады.
Не правда ли, читать такое непривычно современному русскому человеку, привыкшему к совсем иным подходам и оценкам.
Чем же объяснить необыкновенную живучесть в России проармянских настроений и стереотипов – пропагандистских клише? Увы, только одним: мощным армянским лобби, продвинутым и гиперактивным, глубоко (и высоко!) интегрированным в самые влиятельные российские круги. По эффективности оно сравнимо только с еврейским и грузинским, с которыми нередко действует в связке.
В 2008 году мы наглядно убедились в том, чего стоит такой «брат по вере» и «естественный стратегический союзник» как Грузия, чья история отношений с Россией совершенно аналогична армянской. Благодарность Грузии отныне войдет в поговорку.
Боюсь, что и Армения «отблагодарила» бы нас точно так же, если бы не одно обстоятельство: в отличие от Грузии, а тем более – Азербайджана, Армения не нужна никому из крупных мировых игроков, прежде всего – Вашингтону. Ее (весьма сдержанная) военно-политическая ориентация на Россию носит, на мой взгляд, вынужденный характер. Обольщаться на сей счет не приходится.
Между тем, вопрос стратегического союзничества – далеко не праздный, когда речь заходит о мировом контексте конфликтов, носящих хотя бы минимальный религиозный оттенок (как мы помним, Азербайджан – мусульманская страна).
Попробуем с государственного уровня подняться еще выше – на глобальный.
Что сегодня на повестке дня Земли? Соперничество двух сил, выступающих в обличьи западной и исламской цивилизаций, дошедшее уже до кровавой военной фазы в Афганистане и Ираке. Западная цивилизация имеет своего лидера, бойца номер один – это США. Мир ислама не един, разделен различными перегородками, в том числе даже конфессиональными (сунниты – шииты) и отчетливого лидера пока не имеет. Так выглядит конфликт на первый взгляд.
Но если мы вглядимся в него поглубже, то разглядим одну мощную силу, стоящую и за США, и за объединенным Западом вообще, поскольку она во многом контролирует политику и экономику как Америки, так и ведущих стран Европы. Эта сила – еврейский народ, чье организационное средоточие – государство Израиль, но чье могущество обеспечивает диаспора, разбросанная по всем странам если не мира, то Запада, и в России. В диаспоре живет не менее 2/3 мирового еврейства. Еврейское лобби играет первую скрипку и определяет внешнюю политику США (см.: John J. Mearsheimer and Stephen M. Walt. The Israel lobby and U. S. Foreign Policy. – N.-Y., 2007; Дэвид Дюк. Еврейский вопрос глазами американца. – М., 2001), Англии, а также и Франции (с приходом на французский трон этнического еврея Саркози, при котором МИД немедленно возглавил еврей Кушнер), влиятельно оно и в других государствах. Вся послевоенная политика Германии, например, также зависит от евреев, обложивших побежденную страну не только финансово-экономической, но и политической данью. И т. д.
Конфликт определяется не только тем, что Запад (еврейский) и Восток (мусульманский) претендуют на мировое господство, но, в первую очередь, тем, что его эпицентр находится в «месте встречи, которое изменить нельзя». Это Ближний Восток, Израиль, Палестина. И до тех пор, пока еврейско-арабское противостояние там не прекратится (а такая перспектива не проглядывается), мир будет сотрясаться от битвы вышеуказанных цивилизаций, каждая из которых воюет на той или иной стороне. Пытаясь втягивать в войну все новых участников (из числа самых свеженьких – Грузия и Украина).
В течение многих лет в эту глобальную войну пытались втянуть и Россию, провоцируя ее на столкновения с миром ислама везде, где только можно: в Косово, в Чечне, в Киргизии, в Карабахе (а до того – в Афганистане), в Таджикистане и т. д. Из России мировая закулиса мечтала выковать для себя живой щит, чтобы в очередной раз им прикрыться, отвести угрозу от себя, перекинуть «стрелку» на русских, как это было во времена монголов или Гитлера. Но слава Богу, вмешался лично Джордж Буш, принял удар на США и дал нам возможность отойти в сторону, избежать кровавой дани. Хотя он и сам долго и упорно пытался и так и этак пристегнуть нас к американо-израильскому альянсу, как пристегнут уже десяток стран. Мы получили передышку и шанс выжить…
Однако могло бы не быть ни нашего афронта в Косово, ни затяжной чеченской войны (кончилась ли она?), ни взорванных мирных домов и самолетов, ни жуткого «Норд-Оста», ни многих других неприятностей, если бы международная политика Козырева-Ельцина не поменяла бы внезапно свой вектор, сложившийся при советской власти, не предала бы самым подлым образом наших верных друзей и союзников: арабов – в дальнем, и азербайджанцев – в ближнем зарубежье. Развернувшись лицом к Израилю в первом и к Армении во втором случае, Россия совершила двойную ошибку. Ибо весь мусульманский мир дальнего зарубежья ориентирован на арабов (народ Пророка), а ближнего – на азербайджанцев (народ нефти). Одним легким дурацким движением мы утратили обе ключевые фигуры сразу. После чего ждать от мусульман реверансов в любой точке мира было бы странно. Не ввязавшись в иракскую и афганскую авантюру США и поддержав Иран, мы чуть-чуть исправили положение, но далеко не до конца.
Ни Израиль, ни Армения ничем не могут компенсировать нам этот урон глобального масштаба, даже если бы и хотели. Но они этого-то как раз и не хотят, их интересам соответствует усугубление и расширение русско-мусульманского конфликта. В этом направлении велась и ведется огромная работа. Однако умирать за нас ни израильтяне, ни армяне Карабаха уж точно не пойдут. Более того, Израиль немедленно отреагировал на поддержку нами Ирана, поставив Грузии те самые системы залпового огня, которыми обстреливался Цхинвал. Как известно, бывший министр и мэр Тель-Авива Рони Мило продавал оружие в Грузию, в грузинской армии было большое количество израильских военных советников, в том числе, и очень высокого ранга. По сведениям Михаила Чернова, редактора международного отдела журнала «РБК», министр обороны Грузии Давид Кезерашвили – израильтянин, как и Госминистр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили. Именно возглавляемые этими людьми структуры устроили этническую чистку осетин в Южной Осетии. Десятки тысяч беженцев, множество погибших. Все или почти все эти беженцы и убитые – граждане РФ! Так Израиль попытался оперативно «наказать» Россию за отклонение от козыревско-ельцинской внешнеполитической линии.
Но следование этой линии для нас смерти подобно. И радикально исправить дело можем только мы сами, вновь полностью и окончательно развернувшись лицом к испытанным союзникам: арабам и азербайджанцам.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования