sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня вторник
30 мая 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русскому об Азербайджане arrow Первая кровь Гражданской войны

Первая кровь Гражданской войны

Версия для печати Отправить на e-mail

В ноябре 1917 года обычное для России тех месяцев двоевластие переросло в Баку в тяжелый конфликт. Бакинский Совет во главе с Шаумяном (характерно, что не азербайджанцем) объявил себя единственной властью в городе, подчиненной лишь ленинскому Совнаркому. По версии Совета, вся Бакинская губерния становилась частью РСФСР. Со всем этим были резко несогласны Бакинская Дума и «Мусават». Население в массовом порядке вооружалось, в регионе стали множиться столкновения, в них втягивались следовавшие с фронта войска. Тысячи человек погибли в жуткой трагедии у станции Шамхор близ Гянджи. Историк В. П. Булдаков описывает случившееся по материалам следственной комиссии: «Уходящие с фронта русские войска оставляли часть оружия армянам, вынужденным более других думать об опасности турецкого вторжения. Это нервировало азербайджанцев. 9 января (нового стиля) 1918 года у станции Шамхор один из воинских эшелонов был остановлен заградительным отрядом с бронепоездом Закавказского Краевого совета. В течение двух суток, пока шли переговоры, к станции съехались, с одной стороны, тысячи азербайджанских крестьян, рассчитывающих на свою долю оружия, с другой — еще три воинских эшелона. Началась стрельба, один из снарядов угодил в огромный резервуар с нефтью. Горящая нефть хлынула в низину, где расположились со своим подводами азербайджанцы. Вскоре взорвалось еще несколько емкостей с горючим, после чего пламя охватило и часть вагонов, в том числе во встречном пассажирском поезде, следовавшем в Тифлис. Количество убитых и заживо сгоревших с той и другой стороны так и не удалось подсчитать, но жертвы исчислялись тысячами».
Благодаря принятому годом ранее решению Временного правительства о переформировании армии по национальному признаку, в Кавказской армии успел появиться Армянский корпус. Теперь 4 тысячи вооруженных солдат и офицеров этого корпуса находились в Баку. Вдобавок, в Бакинской губернии оказалось множество армян-беженцев из Персии, турецкой Армении и турецкого Курдистана. Армяне были уверены, что «Мусават» вот-вот пригласит в Азербайджан турецкую армию и вооружались на этот случай. А Шаумян, рассуждали они, если уж и пригласит внешнюю силу, то только антитурецкую. И такая сила есть, это английский корпус в Персии. (Российские большевики были далеко и пока помочь не могли.)

Силы были неравны: Бакинский Совет располагал даже собственной «Красной армией», на стороне же «Мусавата» и Бакинской Думы были не слишком многочисленные азербайджанские отряды «мусульманской самообороны» и демобилизованный Татарский (т. е. азербайджанский) конный полк Кавказской туземной дивизии, известной также под именем «Дикой дивизии». 28 марта – 1 апреля 1918 г. в Баку (а затем еще в семи уездах) развернулись настоящие межэтнические сражения, далеко затмившие 1905 год. Все началось с того, что 27 марта 1918 года пароход «Эвелина» доставил в Баку офицеров и рядовых Татарского (азербайджанского) конного полка так называемой Дикой дивизии во главе с генералом Ханом Талышинским. Они прибыли из Ленкорани, где был расквартирован полк, на похороны офицера полка Мамеда Тагиева, сына самого известного человека Азербайджана, Гаджи Тагиева, миллионера и мецената. Бакинские комиссары напряглись, ожидая чего угодно. Полк, формально уже упраздненный, готовился к тому, чтобы влиться в Мусульманский (Азербайджанский) корпус, формировавшийся по решению Закавказского комиссариата. Когда ничего не подозревавшие сослуживцы покойного вернулись после похорон на корабль, комиссары решился на дерзкую провокацию. Они запретил капитану «Эвелины» покидать порт и потребовали, чтобы военнослужащие сдали оружие, дав им на это 24 часа. На пассажирский пароход были наведены пушки. Вдобавок, по приказу Бакинского совета был арестован генерал Талышинский.
Встревоженное азербайджанское население стало собираться на митинги, требуя одновременного разоружения находящихся в Баку армянских формирований. Степан Шаумян с простодушным цинизмом рассказывает о дальнейшем так: «Мы воспользовались поводом, первой попыткой нападения на наш конный отряд и открыли наступление по всему фронту… У нас уже были вооруженные отряды около 6 тысяч человек. У дашнаков имелись также около 3–4 тысяч национальных частей. Участие последних придало отчасти гражданской войне характер национальной резни, но избежать этого не было возможности. Мы шли сознательно на это. Если бы они взяли верх в Баку, город был бы объявлен столицей Азербайджана» (С. Г. Шаумян. Избранные произведения. — М., 1978, с. 246). Обратите внимание: «воспользовались», «шли сознательно», «по всему фронту». Что за фронт имеется в виду?
Ответ прост: знаменитые «бакинские комиссары» сознательно пошли на резню азербайджанцев, лишь бы Баку не был объявлен столицей Азербайджана! Историк Фархад Агамалиев поясняет: «Лишь энергичное вмешательство 36 Туркестанского полка бывшей царской армии, временно расквартированного за городом в ожидании отправки в Россию, спасло азербайджанцев от вполне возможного поголовного истребления».
Считается, что в одном лишь Баку погибло 13 тысяч человек, в основном азербайджанцы. В советских учебниках это массовое истребление людей потом именовали «антисоветским мятежом мусаватистов». (Президентским указом день 31 марта объявлен в Азербайджане «Днем памяти жертв геноцида азербайджанцев».)
Полтора года спустя М. Расулзаде писал о случившемся: «“Мусават” обвиняют в том, что он вызвал мартовские события, защищая идею автономии Азербайджана. Это может быть похоже отчасти на правду. Если бы мы покорно гнули головы перед врагами нашей свободы, не было бы, может быть, этих событий. Но мы этого сделать не могли. Мы открыто в то время требовали автономию для Азербайджана. Этим мы увеличивали число наших врагов». Заметьте: пока автономию, еще не полную независимость. Решиться на необратимый шаг не так просто. Но вскоре все изменилось.
Какое-то время после большевистского переворота в Петрограде власть в Закавказье продолжала оставаться в руках двух конкурирующих структур — Закавказского Комиссариата (детища свергнутого Временного правительства) и Закавказского Краевого совета. Обе они отказались признать Совнарком во главе с Лениным. 23 февраля 1918 года верховной властью в Закавказье объявил себя Закавказский Сейм в составе депутатов всероссийского Учредительного Собрания от закавказских избирательных округов. Депутатов от Азербайджана в Сейме оказалось 44 человека. Депутаты-большевики отказались от участия. В разгар работы Сейма пришло известие, что ленинский Совнарком подписал с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией Брестский мир, по которому, в частности, уступил туркам Карсскую и Батумскую области. (После всех российских побед на турецком фронте!) Мнением закавказских народов Совнарком не поинтересовался.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования