sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня пятница
22 сентября 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русскому об Азербайджане arrow Северные и южные азербайджанцы

Северные и южные азербайджанцы

Версия для печати Отправить на e-mail

Итак, все части современной Республики Азербайджан оказались включены в Российскую империю. Но можно ли сказать, что Россия была для Азербайджана такой же собирательницей его земель, какой она стала для Украины и Грузии? И да, и нет.
Основной массив исторического Азербайджана остался в составе Персии, принявшей в 1935 году имя Иран. Анализ официальных данных, позволяет сделать вывод, что численность азербайджанцев в этой стране близка сегодня к 22 миллионам человек, т. е. составляет примерно треть 66?миллионного населения Ирана (причем иранская статистика искусственно дробит их на собственно азербайджанцев, гилянцев, мазандеранцев и еще более мелкие этнические группы). Часто приходится слышать, что на самом деле азербайджанцев в Иране гораздо больше, говорят о 25 и даже о 35 миллионах. В то, что их численность здесь искусственно занижается, легко поверить. Дело в том, что по тем же официальным данным, персы составляют лишь 51% населения Ирана, это близко к психологическому рубежу. Еще чуть-чуть — и они останутся в относительном меньшинстве.
В Республике Азербайджан, по официальным данным, живет более 7 миллионов этнических азербайджанцев (при 8-миллионном населении страны), но нередко утверждается, что эта цифра преувеличена. В любом случае, Республика Азербайджан — государство, представляющее лишь четверть азербайджанского народа, а может быть и того меньше.
Это следствие событий 1805–1828 гг, а к ним в свою очередь привело, нпаомним, предшествующее трехвековое движение России на юг, от берегов Оки к берегам Аракса. На протяжении трех веков Россия последовательно шла к тому, чтобы взять под защиту грузин и армян и остановилась, посчитав, что на прикаспийском направлении задача выполнена. (Борьбу за Карс и Батуми мы не рассматриваем, как не имеющую отношения к Азербайджану.) Главный мотив России здесь трудно поставить под сомнение: того же типа войны она вела в защиту православных украинцев, белорусов, карел, молдаван, греков, румын, болгар, сербов, македонцев, черногорцев — хотя Россия, случалось, вела войны и «общепринятого», династического типа.

Чем это мессианство обернулось для азербайджанцев? Похмельем в чужом пиру? Не все так просто. Не окажись Северный Азербайджан два века назад в составе России, очень вероятно, что и сегодня азербайджанцы оставались бы народом без своего государства — как курды, уйгуры или баски. Иран пресекал и пресекает любые шаги иранских азербайджанцев в направлении собственной государственности. Хотя правда и то, что значительная часть нынешней иранской элиты – азербайджанского происхождения.
С другой стороны, хотя азербайджанцы и до 1805 года жили в разных ханствах, едва ли между ними мог возникнуть тот разрыв (некоторые даже говорят о пропасти), который налицо сегодня. Как современные нации, азербайджанцы Севера и азербайджанцы Юга сформировались в двух разных культурно-политических средах. Вот почему это во многом разные по менталитету народы. Накопились и языковые различия.
Сказанное не следует понимать так, что иранские азербайджанцы — ухудшенное издание своих северных собратьев. Еще дореволюционный «Новый энциклопедический словарь» (т. 1, СПб, 1911, стб. 542) в статье «Азербейджан» (написание именно таково) характеризовал эту персидскую провинцию так: «Самая богатая торговая и промышленная часть Персии… Население сильнее и мужественнее, чем в остальной Персии… Во время персидской революции (1908-09) Азербейджан сыграл выдающуюся роль как оплот конституционалистов».
Однако судьба распорядилась так, что иранские азербайджанцы не знали собственной государственности, а это бесценный опыт. Не прошли они и школу форсированной модернизации российского, а затем советского образца. При всех издержках такой модернизации современная Республика Азербайджан имеет сегодня по ее итогам главное: обучаемое общество, чего, к сожалению, пока не скажешь о многих исламских странах. Обучаемость — качество, о котором постоянно забывают политологи и даже социологи — не сваливается с неба и не возникает само собой. Оно опирается на каркас образования, культуры, науки, технологий, а также на терпимость к разнообразию, на податливость к переменам. Выкорчевать все это из общества неспособны даже длительные периоды бедности и гражданских потрясений. Пессимисты говорят в такие времена: «Ну вот, ничего не осталось, все разбежались и разъехались, все распалось и разрушено, теперь ничего и никогда больше не будет». Однако едва страна переводит дух, все «отрастает» (пользуясь языком биржевиков) заново.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования