sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня понедельник
27 марта 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Русскому об Азербайджане arrow В вечном долгу

В вечном долгу

Версия для печати Отправить на e-mail

В СССР происходила индустриализация, принимались пятилетние планы, рос выпуск танков, тракторов и самолетов. Рабфаковцы записывали в тетради слова тов. Сталина: «Вопрос о нефти есть жизненный вопрос, ибо от того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет командовать в будущей войне, кто будет командовать мировой промышленностью и торговлей». Но, вспоминая пятилетки, Магнитки, Днепрогэсы, Турксибы и Уралмаши, почему-то не говорят про Баку, без которого все эти пятилетки были бы много скромнее — если вообще возможны.
Что еще поразительнее, не припомним, чтобы по праздникам и годовщинам, связанным с войной, кто-нибудь из советских бонз говорил о роли бакинской нефти в победе. Чтобы вообще поднималась эта тема. Ну, кто-то, наверное, ее поднимал, но прозвучать громко ей не давали. Баку не присвоили звание «город-герой», не отметили, как это было принято, наградами. А ведь надо взглянуть правде в глаза: без нефти Азербайджана война была бы проиграна. Судьба СССР висела на волоске осенью 1941-го и, снова, осенью 1942-го. Этот волосок не оборвался благодаря бакинским нефтяникам. Четыре из пяти самолетов, танков, автомашин были заправлены бензином и соляркой, выработанными на бакинских НПЗ из нефти, добытой на бакинских промыслах. Даже в осажденный Ленинград по дну Ладожского озера был проведен бензопровод длиной 28 км и пропускной способностью 400 тонн в сутки. Два с половиной года Ленинград и Ленинградский фронт обеспечивались этим горючим.

Доктор геолого-минералогических наук Чапай Алиевич Султанов обобщил поразительные, хотя и не так уж глубоко спрятанные факты. Во время войны вся европейская нефть — румынская, венгерская, польская, австрийская и албанская — работала на фашизм. Ее главным противовесом была азербайджанская нефть. В 1941–45 в Азербайджане было произведено 80% общесоюзного бензина, 90% — лигроина, 96% — масел. С конца 1941 г. прекратились поставки в Баку всего необходимого. Однако нефтяники вырезали обсадные трубы из старых скважин и снова пускали их в ход, совершали чудеса при ремонте оборудования. Вместе с тем, малейшее ЧП расценивалось, как действие врагов народа, люди рисковали оказаться за решеткой — это в лучшем случае.
На земле немного мест, испытавших такую нагрузку, как бакинские нефтепромыслы в годы войны. В августе 1942 вывоз нефти через Астрахань прервался: немцы вышли к Волге у Сталинграда. «Бакинские моряки совершили невозможное, — пишет Ч. А. Султанов. — Впервые в мировой практике они на плаву отбуксировали на другой берег Каспия, в Красноводск, нефтеналивные железнодорожные цистерны и нефтяные резервуары, вмещавшие по 5 тысяч тонн». В Баку стало не хватать емкостей для слива, «но нефть продолжали добывать. Имевшиеся в наличии металлические резервуары были заполнены до отказа. Все так называемые открытые нефтяные хранилища (земляные емкости) тоже были переполнены, и нефть просто сливалась в Зыхское озеро. Нефтью заполнялись даже лощины близлежащих возвышенностей… Никогда, во всяком случае в обозримом будущем, не будет восстановлена изрешеченная земля Апшерона, не будет освобождена от груд металлолома и всевозможных ядовитых отходов, не будут осушены озера из попутной пластовой воды». Вместо того, чтобы ненадолго снизить добычу, решено было иное.
Гитлер жаждал захватить бакинские промыслы, поэтому не бомбил их. Но куда сильнее, чем если бы их бомбили, они пострадали от решения руководства СССР перебросить большинство имеющихся мощностей и кадров из Баку в районы «Второго Баку», Волги, Урала, Казахстана, Средней Азии и даже Северного Сахалина. Цвет нефтяной промышленности Азербайджана, свыше 10 тысяч бакинских нефтяников с семьями, в октябре 1942 года были отправлены через Каспий в восточные районы страны вместе с техникой и оборудованием. Люди, не привыкшие к суровому климату, попадали в края 40-градусных морозов. «Бакинцы размещены в деревнях, за 10–15 км от места работы. Дорог и транспорта нет, добираться приходилось пешком или на тракторах, порой не хватало еды, работали по 16 часов, а бывало и целые сутки из-за отсутствия смен. Ночевали в селах, а с рассветом — опять на тракторы. До места добирались иногда и за трое суток. Во время буранов и заносов бывало еще тяжелее. Некоторые рабочие неделями жили на буровых».
На практике этот наскок обернулся разрушением нефтяного хозяйства Азербайджана, создававшегося неимоверным трудом более полувека. До конца войны в районах новой добычи удалось получить всего 4 млн. тонн нефти, зато в Баку было недополучено примерно 40 млн. тонн. Это был грубый стратегический, военный и экономический просчет, который запросто мог привести к поражению в войне. «Этот просчет дополнительно стоил жизни сотням тысяч наших солдат и офицеров… Если бы немцы захватили Баку, никакой «Второй Баку» не смог бы повлиять на события. С ежегодной добычей 1,5-2 млн. т. нефти воевать с фашистской Германией, которая восстановила бы часть грозненских и бакинских скважин, выйдя на уровень 15-20 млн. т., было бы невозможно». К счастью, в половинном объеме добыча продолжалась и в Баку. Только это спасло СССР от рокового исхода.
В течение всей войны Азербайджан оставался главным поставщиком на фронт нефти и нефтепродуктов (свыше 70% общего объема, производимого в тот период в СССР). Второй, Третий и так далее Баку в Предуралье и за Уралом оказались, в конечно счете, не выдумкой академика Губкина. Они стали реальностью, но чтобы это произошло, потребовались десятилетия. Многие азербайджанские нефтяники и после войны остались в новых районах, возглавив там нефтедобычу. История нефти в СССР так и пестрит азербайджанскими именами. Много их и в новой России.
Нефть — решающий фактор современной экономики. Но, когда мы вспоминаем Великую Отечественную, вопрос надо ставить шире. И выше. Ибо кровь важнее нефти, а душа — важнее крови. Мы не можем думать лишь о нефти, когда говорим о важнейших обстоятельствах, связавших Азербайджан и Россию навсегда узами боевого и трудового товарищества и братства.
Об этом мало кто вспоминает сегодня, но в годы войны в Баку бесперебойно производили и направляли на фронт свыше 130 видов вооружения и боеприпасов. В том числе мины, патроны и снаряды, взрывчатая начинка для которых вырабатывалась здесь же. Это был один из главных арсеналов страны, работавший в авральном режиме днем и ночью все военные годы.
Однако не только трудом, но и кровью сроднились с нами в те годы азербайджанцы. Этот мирный народ сражался на всех фронтах плечом к плечу с нашими отцами и дедами, не щадя своей крови и жизни. В Великой Отечественной войне с оружием в руках принял участие каждый пятый житель республики: при населении 3,4 миллиона (на начало 1941 года) на фронт ушли 681 тыс. человек (в т. ч. более 10 тыс. женщин). И 250 тысяч из них погибли на полях тех сражений, а сколько осталось калеками, защищая наше общее (тогда) Отечество? Всего на территории Азербайджана было сформировано 87 батальонов и 1123 отряда самообороны, сформированы 77-я, 223-я, 396-я, 402-я и 416-я национальные стрелковые дивизии, с боями прошедшие от предгорьев Кавказа до Прибалтики, Восточной Европы и Берлина. В годы войны вся республика была покрыта сетью эвакуационных госпиталей, через которые прошло более 440 тысяч раненых.
Свыше 400 тыс. бойцов, призванных из Азербайджана, были награждены боевыми орденами и медалями, 14 человек среди них — полные кавалеры ордена Славы. А среди Героев Советского Союза, получивших это звание за боевые заслуги в ходе войны, 43 азербайджанца (всего за годы существования этой награды ее удостоились 123 азербайджанца).
Первым среди азербайджанцев звания Героя было присвоено помощнику командира взвода 42-го стрелкового полка старший сержанту Исрафилу Мамедову. Возглавляемая им группа бойцов 3 декабря 1941 года, приняв бой у села Пустынка под Новгородом, отбила четыре атаки превосходящих сил противника, вступила в рукопашный бой и удержала позицию.
Вот еще несколько имен героев. Кафур Мамедов, связной командира роты 323 отдельного батальона морской пехоты, отличившийся в боях северо-западнее Туапсе, лично уничтожил 13 вражеских автоматчиков и один миномет с расчетом; погиб, заслонив собой командира роты. Герай Асадов, гвардии сержант, стрелок 281 гвардейского полка (27 армия, Второй Украинский фронт), повторил подвиг Александра Матросова в боях за румынский город Маргита. Гусейнбала Алиев, летчик, в боях под Ленинградом в одном вылете сбил два самолета противника, второй — уже будучи смертельно раненным. Мамед Магеррамов, командир отделения 933 стрелкового полка (52 армия, Второй Украинский фронт), первым в ночь на 2 октября 1943 года переправился через Днепр у села Крещатик Черкасского района и, ведя разведку, добыл ценные сведения, а 17 октября вместе с бойцами своего отделения в тылу врага взорвал склад с боеприпасами, подбил танк, автомашину и уничтожил несколько десятков гитлеровцев. (Только за освобождение Украины звания Герой Советского Союза удостоены более 20 азербайджанцев.)
В годы войны прославились многие военачальники-азербайджанцы. В их числе дважды Герой Советского Союза, командующий 35-й танковой бригадой Ази Асланов, первую Звезду получивший в сражениях за Сталинград.
Отдельного рассказа заслуживает Герой Советского Союза Зия Мусаевич Буниятов, крупный ученый, вице-президент АН Азербайджана. Его отец Муса Мовсум оглы Буниятов происходил из знаменитого и уважаемого в Азербайджане рода биби-эйбатских учёных шейхов и в годы Первой мировой войны служил военным переводчиком (он знал шесть языков) в рядах русской армии. Мать, Раиса Михайловна, урожденная Гусакова, принадлежала к роду русских старопоселенцев Ленкорани. В мае 1941 года Зия Буниятов в звании лейтенанта окончил Бакинское пехотное училище, воевал с первого дня войны, был несколько раз ранен и контужен, но всякий раз возвращался в строй. Последний осколок ему удалили через 30 лет после ранения. В одном из боев, пробиваясь через линию фронта, он вынес из окружения полковое знамя. Газета «Красная звезда» писала о нем в 1942 году: «Стремительный, как тигр, разведчик Зия Буниятов в невероятных условиях мог принести точные данные о численности, вооружении и дислокации противника». В конце войны Буниятов командовал 123-й штрафной ротой 5-й ударной армии Первого Белорусского фронта. В ходе Висло-Одерской операции его рота преодолела тройную линию обороны противника, вышла в его тыл и взяла заминированный мост через реку Пилица, сохранив мост невредимым — по нему должна была пройти наша техника. В результате части Красной Армии вышли на оперативный простор в междуречье Вислы и Одера и вскоре были в 90 км от Берлина. Весь состав роты наградили орденами (большинство посмертно), а капитану Буниятову было присвоено звание Героя Советского Союза. Войну он окончил в Берлине, где едва не погиб, спасая мирных жителей, прятавшихся в метро, когда его туннели были внезапно затоплены нацистами водой из реки Шпрее.
Выдающийся востоковед, автор 450 научных работ, Буниятов никогда никого не боялся. Узнав о награждении Брежнева в третий раз Золотой звездой Героя Советского Союза, Буниятов выступил с протестом, что было в СССР делом почти неслыханным.
Азербайджанцы сражались в рядах партизан на Украине, в Белоруссии, Венгрии, Чехословакии, Белоруссии, Югославии, Италии. Мехти Гусейнзаде бежал из немецкого плена в 1942 году и присоединился к партизанам Югославии, где его стали называть Михайло. Диверсии, организованные им, сорвали немало фашистских планов. Окруженный, Мехти Гусейнзаде убил нескольких фашистов, а последнюю пулю оставил себе. В 1947 году ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Наши народы вместе проливали кровь на той самой страшной из войн, об этом нельзя забывать никогда.
Но не только те азербайджанцы, кто лично воевал или трудился в тылу, внесли свой вклад в Великую Победу. Из личных сбережений жителей Азербайджана в фонд обороны было передано 15 кг золота, 952 кг серебра, 320 млн рублей. Отправлено на фронт более 1,6 млн единиц необходимых товаров и 125 вагонов теплой одежды. Только Ленинграду до лета 1942 года бакинские предприятия собрали и отправили 40 тонн сухофруктов, 12 вагонов овощных и фруктовых консервов, много печеночного экстракта, гематогена, желатина и других продуктов питания, а также медикаменты и перевязочные средства. Значительная помощь — как продовольствием, так и оборудованием и деньгами — была оказана также Сталинграду, Ставропольскому и Краснодарскому краям.
К началу войны Азербайджан благодаря политике Кремля (да, именно так!) совершил исторический скачок с точки зрения урбанизации, индустриализации, народного просвещения, высшего образования, здравоохранения, развития инфраструктуры. Как и в других республиках СССР, в Азербайджане была создана национальная Академия наук. Авторы этих строк — ни в коей мере не поклонники большевизма, но простая научная честность не позволяет не признать, что при «рыночной» версии развития ни в одной из республик Союза СССР (исключая Украину) не могла бы возникнуть собственная наука современного уровня.
Само устройство новорожденных капиталистических государств, особенно небольших, мешает им направить нужное количество сил и средств на решительное внедрение и материальное обеспечение национального высшего образования, на национальную науку, на подготовку необходимых кадров, на выработку и внедрение современной терминологии (дело исключительно важное для умственной независимости нации с прицелом на будущее), издание словарей, дотирование национального книгоиздания, театра, кино, радиовещания — то есть, на заведомо убыточную по либерально-капиталистическим меркам деятельность. Советская же власть не задумывалась, может ли она себе такое позволить — она просто это делала.
Развитие национальных окраин, выравнивание их уровня с центральными русскими регионами — такова была принципиальная политика большевиков, закрепленная решениями Х съезда ВКП (б). Это делалось, главным образом, за счет русского народа. Но в отличие от ряда других, азербайджанцы сполна отплатили нам добром.
Страшно представить себе, что было бы, если бы в роковой час азербайджанцы отвернулись от нас, как это сделали некоторые другие народы (не будем их перечислять)! Надо ясно понимать, что именно азербайджанская неколебимая лояльность во многом определила исход войны. Лояльность азербайджанского народа как целого — прежде всего к русскому народу как целому.
Истинный друг познается в беде. Азербайджанцы выдержали эту проверку.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования