21
Чт, март

Национализм против шовинизма

Идеология Русского Национализма

“Шовинизм есть плохое воспитание нации.
Космополитизм – отсутствие всякого воспитания.
Интернационал – каторжная работа нации для чуждых ей целей. ”

Иван Солоневич. “Политические тезисы Штабс-капитанского движения”.

Сегодня внутри патриотического лагеря ходит много разговоров о европейском интеллектуальном движении т. н. “новых правых”. При этом никто не указал на главное, основополагающее отличие, отделяющее правых новых от старых. Отличие это заключается в том, что эгоцентристской (т. е. шовинистической) философии национальной исключительности, избранности, мессианства и превосходства, достаточно характерной для западноевропейских да и русских старых правых, новые правые противопоставили концепцию этноплюрализма. В соответствии с ней большинство европейских националистов пересмотрели европоцентристский подход во взаимоотношениях с другими народами и отказались от требований восстановить старые колониальные империи. Однако их русские коллеги об этом почему-то умалчивают. Может быть, потому, что зациклившись на «идеях фикс» вроде Третьего Рима или Третьего Интернационала, Евразийской либо Православной Империи, наши закосневшие в своих идеологических догмах патриоты просто не хотят осмыслить новые реалии современного мира. Да и такие ли уж новые?

ПОЧТИ ВСЕ националисты единодушны в том, что великие империи типа Римской, Византийской, Австро-Венгерской, Советской и т. д. пали жертвой именно внутреннего, органически присущего им недуга – космополитизма. Сегодня космополитизм активнейшим образом разъедает плоть и кровь США, превращая их в колосс на глиняных ногах; могучая страна на наших глазах преобразуется в химеру. Но почему это произошло? И когда началось? Может быть, в 1954 году, когда была отменена сегрегация и начались процессы гражданской реабилитации черного населения? Большинство белых расистов США именно так и считает. Но есть и другая точка зрения. Согласно ей, мина под фундамент Белой Америки была заложена тогда, когда к ее берегам устремились корабли с миллионами африканских рабов на борту. Превращенные в дармовой рабочий скот, лишенные права на человеческое достоинство, африканцы работали на Новый Свет. Работали, ибо были принуждены к этому. Однако, как и все рабы, негры размножались быстрее своих хозяев – белых американцев, а с увеличением их численности нарастало и сопротивление рабству. Кроме того, в отличие от буржуазного индустриального Севера, в основе прогресса которого лежали свободный труд и частная инициатива, аграрно-рабовладельческий Юг не нуждался в развитии современной цивилизации. Через Южные штаты, исходившие из своих архаичных эгоистических интересов, в страну проникали иностранные промышленные товары, почти не облагаемые пошлинами, что разоряло североамериканскую буржуазию. Прогресс американской нации потребовал ликвидации рабства. Негры получили свободу, но не получили гражданского равноправия. До поры до времени. А именно – до тех пор, пока их не стало столько, сколько необходимо, чтобы это равноправие завоевать.

В 60-70-х гг. нашего века они добились широкомасштабной интеграции в американскую общественную жизнь, установления режима т. н. “позитивной дискриминации” и принятия программ содействия нацменьшинствам; тогда же они начали называть себя афро-американцами.

Но это было только начало. В 80-х гг. численность черного населения США достигает 50 млн.. человек. Негры становятся явным этническим большинством целого ряда южных штатов и крупных городов страны. Появляется черная интеллигенция, а с ней и национальное самосознание – теперь уже не “негров”, а “афро-американцев”. Их массовые националистические (к тому же исламисткие) движения отныне выдвигают требование не просто эманципациии, но собственного государства и черной гегемонии в США. Вполне вероятно, что они этого добьются.

Жалко белых американцев? Жалко. Но разве не они сами виноваты в своем нынешнем состоянии? Разве черные “гунны“ США (негры) просили европейцев привозить их на земли, где они сегодня хотят основать свое государство? Белой нации США еще предстоит сполна расплатиться с африканцами за те унижения и страдания, которые янки причинили миллионам предков нынешних фарраханов. И тот белоамериканский космополитизм и постыдное пресмыкательство перед неграми, которое мы сегодня наблюдаем во всех сферах, стали возможны только от неспособности удержать в узде возрастающие массы африканцев. Однако проблемы бы вообще не возникло, если б первые американцы не решили основать благополучия своего народа на эксплуатации чужого.

ТАКИЕ ЖЕ проблемы сегодня и в ЮАР. Только теперь, после отмены апартеида, ставшей следствием как длительной борьбы негров, так и предательства космополитического капитала, бурские националисты пересматривают свое отношение к расисткой политике Националистической Партии, выражающей чаяния не буров, но преимущественно англичан и евреев. Юджин Тербланш – лидер бурских сепаратистов осуждает создание единого южноафриканского государства. Ещё бы! Ведь понятно, что 20% населения не могут вечно диктовать свою волю остальным 80%. Большинство добилось демократического правления, а буры, своим трудом и умом обеспечившие процветание страны, в результате оказались бесправным меньшинством. Африканеры (так называют себя бурские патриоты), осознавшие, что шовинизм выходит боком самим угнетателям, сегодня не хотят реставрации апартеида. Они стремятся теперь к воссозданию бурского национального государства, существовавшего до 1889 года. Их союзниками являются борющиеся за самоопределение зулусские сепаратисты, но, несмотря на это, шансы их не столь уж велики. Можно от всей души пожелать успеха бурам, но все же приходится констатировать, что сегодняшние и завтрашние арийцы ЮАР будут расплачиваться за шовинистическую политику своих дедов, возомнивших себя расой господ.

Ну, а римляне уже расплатились. Завоевав пол-Европы и почти всю Северную Африку, квириты в конечном счете поняли, что не смогут удержать покоренные народы в подчиненном состоянии. Но, вместо того, чтобы уйти из бунтующих провинций на выгодных для себя условиях, они совершили смертельную ошибку: пошли на эманципацию туземцев и их интеграцию в римскую общественную жизнь (как же: “единство государства превыше всего!”). Результат – утрата Римом своего национального, собственно римского облика и превращение его в нежизнеспособный космополис, рухнувший под натиском вандалов. Это еще один пример того, как воинствующий шовинизм порождает в итоге свою противоположность – торжество космополитизма.

Генерал де Голль оказался мудрее римских императоров типа Каракаллы: он распустил империю. Но только теперь этнические французы на своей шкуре осознают последствия колонизаторской политики своих предков: их цветные соотечественники – вчерашние бесправные рабы – все больше ведут себя, как хозяева Франции...

Однако кроме шовинистических империй, обреченных на превращение в космополисы, существовали и т. н. империи-ойкумены, многоплеменные государства, основанные титульным этносом в добровольном или полудобровольном содружестве с другими народами. Это государства типа Австро-Венгрии, России, СССР, СФСРЮ. Имперский этнос в них не был угнетателем, но государствообразующей великодержавной силой. Его империализм и шовинизм не носили эксплуататорского характера – и воплощались в своеобразном “мессианском эгоцентризме”. Однако это не сделало подобные образования более устойчивыми: все они распались на национальные государства, и отношение новых титульных наций к бывшему имперскому этносу теплым не назовешь. Почему?

ДЕЛО ТУТ в самой природе любого народа, подмеченной еще немецким философом Гердером, признанным теоретиком национализма. Он писал:

”Ничто так не противно самим целям правления, как неестественный рост государства, хаотическое смешение разных человеческих пород и племен под одним скипетром (здесь и далее выделено мной. – В. С.). Скипетр слишком мал и бессилен, чтобы можно было прививать к нему столь противоречивые части, и вот их дурно склеивают между собой, и получается весьма непрочная машина, ее называют государственной машиной, в ней нет внутренней жизни, нет симпатической связи отдельных частей”.

А в нашем веке алгоритм создания и исчезновения подобных государств совершенно точно подметил арабский националист Муаммар Каддафи:

”Нация является социальным образованием, в основе которого лежат национальные связи. Государство же является политическим образованием. Государства образуют политическую карту мира. Но все-таки почему от века к веку эта карта менялась? Причина в том, что государство как политическое образование может соответствовать общественному образованию либо не соответствовать. Если государство однонациональное, то оно существует долго и без изменений, а если в результате колонизации извне или упадка оно изменяется, то под лозунгами национальной борьбы, национального возрождения и национального единства возникает вновь. Если же государство как политическое образование объединяет более одной нации , то его политическая структура в результате стремления каждой нации к национальной независимости разваливается”. Вывод из всего вышеизложенного напрашивается сам собой. Каддафи формулирует его предельно четко: ”Национальное государство – это единственная политическая форма, соответствующая естественному общественному образованию”.

НАЦИОНАЛИЗМ изначально враждебен космополитизму и интернационализму, стремящимся к упразднению народов или нивелировке различий между ними. Наличие на земном шаре множества самобытных народов с их собственными интересами так же естественно, как наличие в обществе множества своеобразных личностей с их эгоизмом. Конкуренция и стремление к превосходству естественны и для людей, и для народов. Но, как для современных индивидов недопустимо прибегать к убийству, воровству или разбою для достижения своих целей, так и для современных народов недопустимо прибегать к бесчеловечным методам в межнациональной конкуренции. И дело тут не только в морали.

Не умеющий защитить себя – обречен на уничтожение. Но не лучшая участь ждет и того, кто может только убивать и грабить. Насилие порождает насилие. Всякое господство временно. Народы, не способные изжить деструктивный эгоцентризм (шовинизм) здоровым эгоизмом, не имеют сегодня никаких перспектив.

Понимание этого и отличает новых правых от старых.

Вадим Сидоров, политолог

«Национальная газета» № 7(11) 1997 г.

Яндекс.Метрика