26
Вт, март

Ле Пен: уроки борьбы

Стратегия и тактика национальной борьбы

Помимо протекающих в Европе объединительных унификационных процессов (как то: создание Европейского союза и введение единого рынка и валюты), в последнее время в Старом Свете наблюдается и возрастание обратных тенденций: усиление национального самосознания, противодействие втискиванию веками складывавшегося национального, экономического, культурного и социального уклада в тесные рамки требований будущего общеевропейского дома. В частности, это проявляется на политической арене в усилении правых националистических партий почти повсеместно: в Великобритании, Ирландии, Италии, Австрии, Франции. Лишь в Германии, в связи с особенностями национальной истории, влияние крайних националистов за последние 50 лет сведено на нет (1-2% на выборах). Зато в Австрии Национал-либеральной партии Йорга Хайдера, называемого новым Гитлером, удалось добиться на последних выборах в Европарламент и муниципальные органы поразительных успехов – она получила около 28%. Недавно итальянские неофашисты провели митинг протеста против сепаратистов Лиги Севера, на который собралось по различным оценкам от 100 до 150 тысяч человек – недостижимая пока цифра для русских националистов.

Но самой сильной и влиятельной организацией среди европейских "ультра" является французский Национальный фронт (НФ) Жан-Мари Ле Пена – его бессменного руководителя, идеолога и выдающегося организатора. Положение в среде французских праворадикальных организаций в течение 10-15 лет после возникновения НФ четверть века тому назад поразительно напоминало нынешнюю отечественную ситуацию: десятки различных националистических организаций, сотни амбициозных вождей, множество идеологических систем. Национализм не имел четкого политического оформления и фактически в своем бутафорском виде был представлен несколькими правоцентристскими, неоголлистскими партиями (ОПР, СЗД). НФ первоначально не играл никакой роли в борьбе за власть, ограничиваясь лишь пропагандой своих идей, и популярность начал приобретать лишь с начала 80-х, чему способствовал разразившийся тогда экономический кризис.

Взлет произошел в 1984 году, когда НФ получил 11% на выборах в Европарламент. В 1986 он уже завоевывает 35 мест в Национальной Ассамблее при пропорциональной системе представительства, что послужило основной причиной изменения в 1988 году избирательной системе на мажоритарную, в результате чего на следующих выборах в парламент НФ досталось лишь одно место. В конце 80-х – начале 90-х о НФ заговорили как о достойном сопернике старых политических титанов: социалистов, неоголлистов, коммунистов.

Важную роль в этом сыграла внутренняя реформа, приспособление своей структуры к наиболее эффективному ведению политической борьбы. Националисты всерьез приступили к созданию своего идеологического, финансового и кадрового потенциала.

Эффективность этой реформы демонстрируют последние результаты. Так, на выборах в Европарламент НФ получил 12% голосов, на президентских выборах 95-го – 15%, на муниципальных выборах кандидаты НФ набирают зачастую 30% и более и выходят во второй тур (14 крупных городов после 1995 г.). Уже в четырех городах – Тулоне, Оранже, Мариньяне и Витроле – победу одержали представители НФ (в последнем – в феврале 1997), на очереди – еще несколько городов. На последних выборах в парламент кандидаты от НФ вышли во второй тур в 100 округах из 577, на следующих выборах выход планируется уже в 150 округах. Во многом это объясняется бездействием правительств Алана Жюппе в области решения острых проблем, таких как экономический кризис, закрытие предприятий, безработица (12,7%) работоспособного населения; захлестнувшая Францию волна нелегальной иммиграции, исламский терроризм, коррупция в правящих кругах.

Опросы показывают, что электорат партии постоянно расширяется. Если 80-х это были, в основном, мелкие лавочники, ремесленники, то сейчас, ослаблением позиций социалистов и коммунистов, НФ является лидирующей партией у рабочих (30%) и безработных (25%). Ультраправые пользуются популярностью и в военной среде, и у старофранцузской аристократии. И хотя, как пишет консервативный лондонский "Экономист", две трети французов считают НФ "угрозой для демократии", а три четвертых назвали его "расистским", в целом по стране 14-16% избирателей голосуют за НФ, а более одной пятой имеют о нем благоприятное мнение.

СТРУКТУРА

НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ руководство деятельностью НФ осуществляется генеральным уполномоченным (Бруно Мегр), который отвечает за вопросы стратегии и пропаганды. Ему подчиняются три национальных уполномоченных: по вопросам исследований (Иван Блот), образования (Филипп Коломбани) и изданий (Дамьен Барийер). Последний также является директором кабинета генерального уполномоченного.

Уполномоченный по вопросам исследований руководит действующими уже более года Центром исследований и аргументации и Группой парламентского действия. Центр состоит из 50 экспертов различного профиля: представители власти высокого ранга, военные, преподаватели, предприниматели, судьи, медики и т. д. Основная цель – подготовка научных работ по широкому спектру проблем: политические лидеры, демография, иммиграция, политические партнеры Франции, СПИД и т. д. Целью же Группы является разработка и воплощение программных целей в тексты законопроектов. Группа состоит из десятка руководящих сотрудников НФ (координатор – Жан-Жак Бриссо) различного профиля: выпускники высшего административного и технического училищ, специалисты, имеющие различные ученые степени и т. д. В частности, данной Группой подготовлены проекты законов: о реформе Кодекса о гражданстве, который предусматривает меры по репатриации иммигрантов; о восстановлении смертной казни; о биоэтике и т. д. Также подготовлены: проект Конституции, где в преамбуле закреплен принцип национального предпочтения; дополняющая Декларацию прав человека и гражданина 1789 года Декларация "об обязанностях гражданина", а также вводится институт референдума по народной инициативе на национальном, региональном и местном уровнях. Кроме того, Группа занимается подготовкой идей и предложений по различным отраслям. Так, в области образования предлагается ввести национальные предпочтения для педагогического персонала, ограничение числа иностранцев в классах. В области внешних отношений подвергается сомнению политика открытых границ, Маастрихтский договор и единая европейская валюта. Относительно средств массовой информации предполагается закрепление в Конституции принципа "информационной власти", создание высшей судебной инстанции, осуществляющей контроль за соблюдением "императивов плюрализма и объективности", а также за тем, чтобы "программы не ставили под угрозу безопасность, единство и основные ценности нации".

Уполномоченный по вопросам образования отвечает за подготовку и повышение квалификации представителей и активистов НФ. Ему подчиняются:

1. Институт национального образования (ИНО), в который входят 60 преподавателей и на данный момент проходят подготовку в области управления местными коллективами 600 региональных и муниципальных представителей. Кроме того, есть еще курсы "Учиться и уметь контактировать", "Средства массовой информации" и "Проведение собраний";

2. Школа кадров, которая объединяет 40 преподавателей. В течение первого семестра 1986 года проведена подготовка 1200 активистов. Дается техническая и политическая подготовка (управление федерацией, казной и т. д.). Кроме того, проводится отдельная подготовка в области профсоюзного движения в рамках общей стратегии, направленной на внедрение в социопрофессиональную среду, созданы профсоюзы полицейских, транспортников, работников жилищно-коммунального хозяйства.

Наконец, в процессе создания находится партийная телевизионная студия. Уполномоченный по изданиям возглавляет третью группу, основная цель которой – распространение и популяризация идей НФ. Она также занимается поддержанием контактов с региональными и местными отделениями и сотрудничеством с Группой парламентского действия.

Кроме того, уполномоченный по изданиям отвечает за выпуск партийной прессы: карманной брошюры "Национальная инициатива", в которой публикуется и разъясняется партийная линия, и журнала "Идентичность", посвященного теоретическим вопросам.

Как видно из вышеописанного, такой структуре может позавидовать любая российская партия, не говоря уж об отечественных национал-патриотах.

ФИНАНСИРОВАНИЕ

ЕСТЕСТВЕННЫЙ вопрос: откуда берутся деньги на финансирование этой структуры и постоянных избирательных кампаний?

На государственное финансирование рассчитывать не приходится, так как, по выражению Ле Пена, "законы 1988-1990 годов, касающиеся финансирования партий и избирательных кампаний, являются ничем иным, как выражением гигантской мафиозной системы. Мы не имеем доступа к государственному финансированию, поскольку критерием является не процент полученных голосов, а число избранных по мажоритарной системе, что благоприятствует "банде четырех". И хотя после того, как это было произнесено, во Франции была введена государственная поддержка партий, выдвинувших своих кандидатов в 75 округах, это не более, чем капля в общем денежном потоке, текущем в партийную кассу.

Большая заслуга в прочности материального базиса партии принадлежит самому Ле Пену, который 10 лет до того момента, как возглавил движение, занимался музыкальным бизнесом. В дальнейшем партийный фонд пополнился состоянием некоторых жертвователей, завещавших все свое имущество Ле Пену.

Доход, хоть и незначительный, приносят периодические торжественные обеды, на которых Ле Пен выступает перед аристократией, элитой французского бизнеса и политики. Однако их основная цель – распространение идей и установление контактов с потенциальными спонсорами.

Кроме того, существенный вклад составляют партийные взносы (по одним данным, НФ насчитывает 25 тысяч членов, по другим – в несколько раз больше), что в начале 90-х гг. приносило ежегодно 5 млн. франков, а также взносы членов кружков, курируемых НФ.

Однако наиболее существенный вклад вносится сочувствующими предпринимателями, банкирами (в этой сфере в силу ее специфики их пока немного), в том числе и зарубежными. Основное условие большинства взносов гарантируемая полная конфиденциальность, что в какой-то мере объясняет почти полное в отсутствие достоверной информации по данному вопросу. Размер взносов широко варьируется, доходя до десятков миллионов франков (десятков миллиардов рублей). О точных размерах можно судить лишь по расходам НФ. Так, президентская избирательная кампания обошлась Ле Пену по различным оценкам в 60-100 млн.. франков. Как и у нас, форма помощи бывает разной: предоставление эфирного времени, покупка газетного пространства, предоставление транспорта, оплата счетов и т. д. Многие при этом даже не используют предоставляемые налоговые льготы, стремясь не привлекать внимания излишне любопытных журналистов и государственных органов.

Наконец, еще один спорный источник. НФ не раз проявлял свое доброе отношение к Багдаду. и в частности, многие функционеры НФ участвовали в обществе франко-иракской дружбы. Сам глава несколько раз летал в Багдад, последний раз – во время ирако-кувейтского конфликта, когда благодаря Ле Пену были освобождены 150 западных заложников. Один из знатоков франко-арабских отношений предполагает: "Саддам Хусейн купил весь мир. Если Жан-Мари Ле Пен ездил в Багдад не для того, чтобы взять деньги, то тогда не видно, какую политическую пользу можно было бы из этого извлечь".

Несколько слов о европейской солидарности. Большую роль в становлении и развитии НФ сыграл его итальянский "старший брат", а точнее – "крестный отец", который был создан на двадцать шесть лет раньше, чем НФ: Итальянское Социальное Движение (ИСД). Вначале, еще в 1969 г., ИСД поддержало формирование французского Нового порядка (предшественника НФ), а затем – и самого НФ, создание которого было попыткой Нового порядка вступить в парламентскую борьбу. Согласно сообщениям итальянской полиции, ИСД передало французским коллегам помощь в размере 130 млн.. старых франков.

ПЕРСПЕКТИВЫ

ОБ УСИЛЕНИИ влияния Ле Пена говорит хотя бы то, что сейчас Министерство юстиции (Жак Тюбон) и Министерство внутренних дел (Шарль Паскуа) подготовили и передали в Национальную ассамблею проект закона о запрете высказываний в терминах расы. Поводом для этого стали письменные и устные тексты Ле Пена о неравных способностях у различных рас к тем или иным сферам деятельности (спорт, коммерция, наука и т. д.). Однако расовый вопрос – не выдумка узколобых шовинистов; постепенная утрата старой Францией своего традиционного расового облика – серьезная проблема, и она волнует большинство французов (кроме, разве что, парижан, но тут играет свою роль феномен космополитического мегаполиса).

Есть ли у Национального Фронта хоть малейший шанс взять власть? Еще лет десять назад любой политолог поднял бы на смех того, кто посмел бы предположить, что дела Ле Пена – этого всеевропейского бельма на глазу глобальной космополитической иерархии – не так уж плохи. Но ныне в преддверии парламентских выборов 1998 года левая интеллигенция Парижа в панике. Сегодня французские радикал-националисты являются третьей после голлистов и социалистов политической партией страны, и сейчас, когда очень многие национально мыслящие французы разочаровались в Шираке и беспомощных правоцентристских партиях, они намерены стать основной силой на всем правом фланге. Разорение мелкой национальной буржуазии как следствие интеграции, усиление германской гегемонии в рамках единой Европы, размывание французской расы и утрата национальной идентичности молодыми французами, огромное количество цветных иммигрантов из Магриба, которые с каждым днем приносят для нации все больше и больше проблем, полная неспособность "правого" Ширака решить хоть одну из этих проблем – все это создает более чем благоприятные предпосылки для превращения Национального Фронта в крупнейшую французскую партию. Это даст радикальным националистам возможность использовать свое положение для вытеснения голлистов на обочину правого спектра и подготовки своей партии к президентским выборам 2002 года. По крайней мере у ультраправых все готово для взятия власти: и идеология, и деньги, и кадры, и структура. Пожелаем же им как можно скорее вырвать свою нацию из-под пяты нового мирового порядка и подать тем самым пример всем национальным силам европейских народов. В том числе и в первую очередь – русским националистам, которым есть чему поучиться своих французских коллег.

Дмитрий Борисовский, Институт государства и права РАН

«Национальная газета» № 1(5), 1997 г.

Яндекс.Метрика